Я ваш секретарь, господин пришелец



страница23/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   30

Часть 24.


Мне хотелось увидеть это место, правда. Что же такое Шамбала? Нам не дали туда войти. Прямо в бесконечном коридоре открылся проход, и пластина влетела в небольшой корабль. Нас пристегнули к креслам. Корабль дернулся, стартуя.
— Где Аджит?
С нами летела Моргана, остальные не пожелали снизойти до общения со мной.
— Пантера? Он остался в Шамбалле. Разумные охранники врат приняли его с распростёртыми объятьями.
Я протянул руки вперед и коснулся сидящего напротив меня Норта. Моргана даже бровью не повела, когда я растворил в золотом свете наши путы. Я гладил его лицо, тело. Под моими пальцами исчезали ожоги и царапины. Вода Логоса, она текла во мне. Все мои сосуды заполнены силой бога, но моему любимому она не нужна.
— Не надо,— Норт перехватил мою руку,— ты должен сохранить это для Ракши.
— Я ему не нужен. Моргана, расскажи мне всё. Что произошло на самом деле? Я уже узнал о планах Скайнера, а в свои, Миркарта меня не посвящал.
Моргана со вздохом оглядела нашу компанию. Ясир не смотрел на неё, хмурый взгляд потомка Моголов направлен в пол. Норту наплевать, он слишком устал от битвы. Скай, ну этот устроился лучше всех. Он сильно подрос и обзавёлся роскошными рогами. Развалившись в кресле, он мирно посапывал. Увидев это, Ясир мстительно наступил ему на ногу.
— Эй! За что!
— Мой бывший телохранитель будет рассказывать нам истории. О глупом смелом мальчишке и мерзких предателях!
— В начале, я хотел бы услышать ваши истории.
— Моя простая. Стоило вам убежать к проходу, и в пещеру вошёл целый военный отряд! Мой лучший друг превратился в женщину, она убила это существо. Меня связали и поволокли вперёд. Дальше пусть они рассказывают.
— Бафомет, я не знаю, что он хотел от меня. Заняться любовью, или убить,— Скай с задумчивым видом подпёр рукой подбородок,— ему это не удалось. Когда меня коснулся свет твоего тела, Кевин, я сжёг Бафомета. Сам потерял сознание. Когда очнулся, надо мной стояли вооружённые люди. Я даже сообразить ничего не успел, меня заковали и потащили вперёд. Скажите, я внешне сильно изменился? Я, будто поглотил Бафомета, мы стали одним целым.
— Ты остался таким же идиотом, только рогатым,— хмыкнул Ясир.
Норт долго молчал, собирался с силами. Его взгляд изменился. Он и раньше не тянул на мальчишку, слишком много мощи в этих глубоких зрачках. Теперь он казался мне умудренным опытом старцем. Я хотел обнять его, погладить, поцеловать. Мой мир рассыпался на осколки, разорван на клочки. Норт, единственный оставшийся из моей Семь Я. Иголка, способная сшить жалкие остатки моей наивной веры. Ведь я действительно поверил в эту чёртову систему! Я так хотел тепла.
— Я не мог убить своего отца. Истратил всю воду и весь боезапас. Решил использовать последний метод, сгореть вместе с этой гадиной. И тут в зал ввалилась толпа людей. У них были не фляги, нет. Эти козлы шли самыми настоящими водными охладителями. И тащили за собой Ясира и рогатого Ская. Меня просто отлепили от пола и добавили в эту связку.
— А твой отец?
— С ними шёл мужик, похожий на разрезанную статую. Он посмотрел на отца, и тот исчез.
— Что ж, Могргана. Я готов слушать. Меня уже ни чем не удивишь.
— Хорошо, Кевин, я расскажу. Видит бог, я не хотела это делать. Пойми, все эти планы и цели, они были важны. Но мы по-прежнему любим тебя, Кевин. Мы очень, очень сильно любим тебя.
— Миркарта назвал меня падалью, о какой любви ты говоришь? Моргана, ближе к сути,— я не смотрел на неё, я больше не верил не одному их слову.
— Миркарта догадывался о наполеоновских планах Скайнера. Он легко может сопоставлять факты. Он очень сожалел, что позволил тебе остаться рядом с ним. Его план начал притворяться в жизнь, когда Барсик вернул ему разум. Собственно говоря, Барсик осознал свою сущность ещё там, на Эрконубе. Он мог бы сразу улететь к своему народу, но не сделал этого.
— Почему?
— Ты не дал Норту его убить. Пространственики, они очень ценят добро. Барсик захотел и дальше быть твоим другом и поддерживать тебя. Поэтому в первый же день на корабле Барсик полностью восстановил память Миркарта.
— Миркарта хорошо претворялся сумасшедшим.
— Это было трудно. Нам помогло почти чудо. Скайнер был так близок к цели, потерял бдительность. Тем не менее, я смогла лишь один раз войти с тобой в контакт. Анубис умнее, он окружил тебя сильным полем и перекрыл все возможности инфосвязи. Ладно, я забегаю вперед. Вы отправились в Индию и Джеер и Лиру были немедленно арестованы. Я тоже отправилась в эту страну, прикрыв операцию поиском куска корабля Скайнера. Мы знали, что он храниться у Ская, за этим прохвостом совет БСД наблюдает давно. У него слишком большой магический потенциал.
— Но вы не знали, что он Ключник. Чем занимался Миркарта?
— Он отправился в Шамбалу. Мы собирались взять Скайнера и Анубиса на горячем. Отряд Ясира состоял из людей лишь на пять процентов. Все остальные, команда Крегира. Они лишь ждали моего сигнала. Мы шли следом, через открытый тобой проход. Мы спешили, ведь он активен всего лишь час времени. Потом Шамбала снова его запечатала, на века. Крегир не только привёл военный отряд. С нами был житель Шамбалы, хорошо замаскированный.
— Кто?
— Один из слуг в гостинице. Они всегда защищали хранителя ключа.
— Тогда почему позволили его убить!
— Они должны были отвести загребущие лапы Скайнеров от Логоса. Нам всем пришлось принести свои жертвы. Скайнер сделал первую ошибку, доверившись Солнышко. Да, она атаковала бастион Шамбалы на поверхности планеты. Но увидев Пространственика над городом, она тут же поменяла приоритеты. Связалась с Миркарта и сказала, что прибыла ему на помощь. Непостоянна, как и все дети.
— Барсик не улетел!
— Барсик готов был защищать тебя ценой жизни, малыш. Второй неправильной картой был Анубис. Стоило ему подняться по тоннелю к Шамбале, и он тут же отдал камень Белым атлантам. Он слишком привязан и Финисту. И конечно к тебе, Кевин. Он действительно полюбил тебя.
— Что с ними будет?
— Солнышко сошлют на родину, в созвездие светоносного Лебедя. Скайнерам запретят появляться в нашей вселенной. Скайнера и Анубиса за попытку нападения на истинного бога сошлют на Тетраэдр, планету тюрьму. Их запечатают в ледяные темницы на тысячу лет. Туда же отправиться Джеер, селениты потеряют свой форпост на Луне. Лиру..
— А он тут причём! Не надо мне гнать, что ваш совет Абсолюта ничего не знал!
— Совет абсолюта наблюдал за переделом зон влияния в космосе. Они поддерживают выигравшего. Это БСД. Лиру тоже отправиться на планету. Он проследит за погружением в лёд Скайнера, Джеера и Анубиса и будет их сторожить сто лет. По окончании этого срока он вернется домой.
— И Миркарта с этим согласен!
— Миркарта, прежде всего Наблюдатель и один из лучших военных агентов БСД. Он чтит закон, а мы, его жёны. Крегир и я, мы не будем с ним спорить. Вас подлечат, сотрут память. Ясир вернется к семье, Скаю спилят рога и выкинут в Лондоне. Норт с чемоданом денег отправиться на Эрконубу, покупать остров. А ты станешь первоклассным секретарём у сенатора.
-Нет.
Ясир поднял голову и посмотрел на меня с удивлением. Скай икнул и почесал рог. Норт улыбнулся. Я видел как в злобном и хитром оскале растягиваются его губы. Мои губы повторяли этот оскал, я только не смог их сдвинуть к ушам.
— И что же ты сделаешь?
— Я отправлюсь к Совету Абсолюта и заберу у них мою семью. Мне наплевать на все ваши разборки. Мне до лампочки и на сам Совет. Если надо, я взорву его.
— Кевин, тебе никогда не найти Совет Абсолюта. Это совершенно закрытая организация. На суд они соберут около ста представителей самых разных планет, развитых миров. И даже им после заседания сотрут память. Этот корабль-корыто. Ты на нём не долетишь до Совета. Кевин, ты высосал из Логоса достаточно энергии, но ты не стал богом.
— Нет, Моргана, я человек. Очень злой и уставший. Я пойду в лобовую, и мне на всё наплевать.
— А я его подвезу.
Скай с воплем прыгнул на руки Ясиру. Тот смирился, прижал к себе рогатого придурка. В иллюминатор, прямо сквозь стекло, пролезла голова Барсика. Всё остальное тело оплело наш корабль. Это существо меняло себя. Я видел знакомую улыбающуюся морду котэ.
— Барсик.
— Ась?
— Я рад, что ты жив. Спасибо, ты так часто меня спасал.
— Да не за что. Я тебе про Миркарта не рассказал. Боялся. Скайнер мог тебя прибить за ненадобностью.
— Что я могу сделать для тебя?
Полупрозрачное существо расплылось в улыбке.
— А, женись на мне!
— А, пожалуйста!
Теперь уже Моргана свалилась с кресла на пол. Никогда не видел зерканку в таком замешательстве.
— Ты не можешь взять в жёны высшего икса! Ты не достоин! Пространственики, они вообще никогда не пытались стать частью Семь Я! Это невозможно! Против любых космических законов!
— Да мне по барабану. Барсик, ты поможешь мне?
— Ммммммммм, дай подумать. Мы полезем в пекло, спасать этих паршивых лжецов? Ты каждому из них дашь в глаз? И изнасилуешь при совете абсолюта? А Миркарта отымеешь особо жёстким способом? Хочу это видеть! Нет, правда!
— Кто со мной?
— Я всегда с тобой,— Норт встал с кресла,— не позволю этому расширившемуся куску пуха подбивать моего мужа на всякие извращения!
— Так я теперь муж?
— Хоть жена, хоть муж. Мне без разницы.
— А я хочу видеть, как ты отомстишь,— Ясир тоже встал, всё ещё держа на руках Ская.
— А мне по прежнему хочется приключений. Что это такое, рога у меня есть, а хвоста нет. Не порядок.
— Вообще Скай, после смены тела ты должен был свихнуться!
— Ясир, я и так псих по жизни. К тому же ещё потомственный чернокнижник.
— Эти люди не могут так запросто шляться по космосу, они не часть Семь Я,— Моргана сидела на полу и всё ещё пыталась поймать остатки здравого смысла.
— Я часть семьи Кевина. У меня нет семьи. Мужики, выйдите за меня замуж?
Ясир покачнулся, Скай расторопно спрыгнул с его рук и сам подхватил друга.
— Только при одном условии. Первым Ясир выполнит супружеский долг со мной.
— Что я могу сказать. Я везла захваченных людей на место назначения, наш корабль атаковал Пространственик. Я зерканка, великий войн не всесильна. Пространственик вырубил меня и отобрал оружие.
— Какое оружие?
Моргана отстегнула от своего скафандра несколько странных штуковин и бросила нам.
— Это, идиоты. Совет Абсолюта сотрет вас в порошок. Забирай их, Барсик.
— Спасибо, Моргана.
— Иди уже, бог Кевин.
— Да что вы заладили, бог, бог. Какой из меня бог.
— Ты божество, Кевин. Ты был им ещё до того, как Скайнер заразил тебя ТДК.
Барсик прямо сквозь иллюминатор протянул к нам руки и будто втянул нас в себя! Мы оказались внутри полупрозрачного облака невероятно красивых цветов и оттенков. Я никак не мог понять, что такое пространственик. Это туча, облако, нечто бесформенное. У него два крыла бабочки, кошачья морда с фасеточными глазами насекомого. И всё это постоянно меняет цвет и фактуру, по его желанию. Сейчас он создал для нас подобие мягкого цветного дивана и окружил свежим воздухом. Голова Барсика снова оказалась перед нами. Ясир вздрогнул, его откровенно пугало происходящее. Меня нет. Гораздо больше я опасался простой человеческой жизни, тошнотворно скучной.
— Кевин, мне тут ребята из Шамбалы кое-что задарили. Ну, за помощь, мужество и прочие бредни. Я вот что думаю, они самые умные чуваки в этой вселенной. На фига мне, летающему в космосе, такая штука? Это тебе подарок.
Рядом с головой возникла рука из прозрачной дымки. Мне на ладонь лёг кристалл с лилией.
— Вимана!
— А ещё у тебя ключи остались. Легенда говорит, ключами от Шамбалы можно открыть все двери. И хозяева города знаний их у тебя не отобрали. Стоит задуматься, правда?
Улыбающаяся морда Барсика исчезла. Пространственик взмахнул крыльями и мы….оказались в лесу.
Уже знакомые мне стеклянные деревья медленно плыли, скользили вокруг нас. Вспышки, феерия красок. К нам подлетели другие пространственики. Они заглядывали внутрь Барсика с любопытством, тревогой и лёгкой грустью. Мне пришло в голову странное сравнение. Так, наверное, смотрят на беременную женщину. А Барсик, такой гордый и величественный, как скат. Он так легко и плавно скользит в этом цветном великолепии, океане истинного космоса.
— Кевин. Я конечно обещал отвезти тебя к Совету Абсолюта, но они постоянно меняют расположение дворца. Не знаю где их искать!
Я закрыл глаза. Мне даже не понадобилось усилий воли. Вся моя грудная клетка вспыхнула! В центре моего тела горело большое, яркое солнце! Мои друзья отшатнулись в ужасе.
— Кевин!
— Норт, всё хорошо. Это Логос. Барсик, лети к тому большому дереву с чёрными листьями. И выходи из истинного космоса.
— Будет исполнено, господин.
Свет в центре моей груди исчез.
— Скай!
— Чего, киска?
— Ты у нас единственный чёртов маг! На сколько Кевин остался человеком?
— Голова и член у него свои. А тебе кишки нужны больно?
— Скай! Хватит издеваться!
— Логос был очень щедр, делясь с Кевином своей силой. Он действительно может уничтожить этот ваш Совет. К сожалению, Норт, божественность не лечиться. Нас спасает только одно. Кевин слишком похож на настоящего человека, чтобы стать лживым богом.
— Хватит с меня твоего пафоса! Отвечай чётко!
— Около двадцати пяти процентов его тела сохраняет человеческую ДНК систему.
— Блин! Кевин!
Норт схватил меня за руку и прижал к своей груди. Как быстро бьются его три сердца.
— Норт, я человек. Твой человек. И всегда им буду. Давайте разберемся с этим их Советом!
После наполненного цветами и красками пространства истинного космоса, видимый людьми спектр казался проявлением высшей несправедливости. Беззвёздная чернота сменила радужное великолепие настоящей живой сказки. И в этом безмолвии медленно вращался квадрат. Меня этот корабль поразил своей лаконичной мощью. Он изготовлен из непонятного материала, похожего на стекло. Его будто нет, и в тоже время его размеры колоссальны. Как и сам Совет, существующий лишь в форме устрашающих легенд, он один имеет реальную власть в этой вселенной.
— Не вижу входа,— Барсик облетел квадрат.
— Мы обязаны попасть внутрь. Барсик, выпусти меня.
— Как выпустить, там же космос!
— Ну и что, Скай?
— Да нет, ничего. Я лишь хотел напомнить о давлении, отсутствии кислорода и прочих мелочах.
Я сжал голову руками. Идиот! Кевин, ты начинаешь зазнаваться! Или тоже поверил в своё божественное происхождение?!
— Барсик, а можно мне коридор сделать к их кораблю. Или что-то похожее.
Пространственик засмеялся. От его тела отделилось подобие блестящего стыковочного шлюза.
— Вперед, мой милый супруг. Я не могу держать эту штуку долго. Если бы не я и не защита Логоса, вы бы уже погибли.
— Не сомневаюсь.
Я оттолкнулся от мягкой поверхности нашего убежища и полетел по цветной трубе к стеклянной поверхности. Как же открыть эту штуковину?
— Барсик, есть идеи!
— Любые идеи бесполезны против Совета Абсолюта.
— Ключами открывайте, чем же ещё. Что! Что я такого сказал! Ай!
— Норт, не бей Ская. Он хоть и притворяется хилым дураком, но может запросто тебя пришибить. Скай! Спасибо за идею, ты молодец!
Я достал из кармана связку ключей. Почему? Миркарта должен был приказать обыскать меня. Он обязан был вернуть ключи хранителям Шамбалы. Почему он этого не сделал? Может, он хотел дать мне шанс? Я приложил кончик ключа к гладкой, ледяной поверхности цитадели Совета. Ключ вошёл в неё, как в воду! Возникла дверь, точно в мой рост. Толчок в спину, и вот я уже стою в бесконечном серебристом коридоре. Норт и мои новые друзья у меня за спиной.
— Везет нам на эти кишкообразные тоннели, честное слово!— Норт в сердцах плюнул на жемчужно белый пол.
Барсик снова превратился в котэ и запрыгнул мне на плече, потоптался лапами.
— Привык я уже к этому месту. Вперед, Кевин. Тут только один путь. В зал заседания.
— Почему нет охраны?
— Охраны? Мальчик, Совет Абсолюта ни так добр, как Шамбала. Они могут позволить войти сюда незваным гостям. Ибо без позволения Совета Абсолюта никто не покинет корабль, даже бактерии.
— Понятно.
— Мне бы пушечку сюда, большую, большую, — Норт нервно разминал пальцы.
— А подарков Морганы тебе мало?
— Для этого местечка, Кевин, они маленькие!
Скай и Ясир молчали. Кажется, Ясир шептал молитву.
Мы шли довольно долго. Я уже думал, представители совета загнали нас в лабиринт без выхода. Нет, всё когда-нибудь кончается. Кончился и серебристый тоннель.
Открывшийся перед нами зал вызвал у меня два очень противоречивых чувства, восхищение и отвращение.
Помещение в форме шара мне трудно оценить. Оно невероятно в своих размерах. Подобие потолка прозрачно, это вызывает ощущение аскетичного чёрного свода, нависающего над тобой как Дамоклов меч. Пола я не видел, он терялся в туманной дымке. Сам зал разделён на две половины. Одна светлая, вторая затемнена. Снизу до верху зал забит летающими прозрачными пластинами. От лёгких транспортных средств Шамбалы их отличают тяжёлые, уродливые поручни. Сами они больше похожи на куски ненужных машин, поднятые в воздух. И на каждой стоит, бегает, ползает, растекается представитель разумных миров. На темной половине пластины чёрного цвета. На них, гордо подняв головы, стоят представители виновных рас. Они никогда не признают своей вины. Не высокие, темнокожие и сереброволосые величественные атланты. Не хитрые, умные и одинокие в своём великолепии селениты. Такие хрупкие и такие жестокие. Не роскошные, смертоносные и страшные скайнеры, от которых исходит мощь самой Великой Пустоты. На пересечении двух миров, правых и виновных, две трибуны. На одной из них стоит Миркарта!
Я не могу увидеть его лица, но знаю. Он сжимает поручни до боли в суставах, а его прищуренные глаза смотрят прямо на Скайнера. Он, Лиру, Джеер и Анубис стоят на красной платформе, закованные в цепи. У них отобрали их роскошную одежду, закутав в странного вида серые туники. Эта дрянь похожа на пыльный саван привидения. Гадость какая. Я услышал вскрик. Один, второй, третий. Пластины поворачивались в мою сторону. Я ничего не сказал, просто раскинул руки и шагнул в пустоту. Тут же мне под ноги скользнула серебристая пластина. Норт тоже хотел встать на неё, но я покачал головой. Это опасно. Пока я не видел судий. А вот и они. Совет Абсолюта состоит из одних альф. Поэтому у меня над головой зависли десять огненных шаров разного цвета. На одном из них проступило лицо женщины.
— Зачем вы сюда явились? Люди стали частью Семь Я, но они не входят в космическое сообщество.
Какой противный голос, без всяких эмоций. Как компьютер.
— За ложь, физическое воздействие на меня и покушение на мою планету я хочу получить компенсацию.
— Вам заплатят достаточно ваших денег.
Я зло усмехнулся. Миркарта и моя плененная семья смотрели прямо на меня. Анубис прижал скованные руку к лицу и тяжко вздохнул. Да, он меня знает. И не ожидает ничего хорошего.
— Этого мало. Мне не нужны деньги. Я желаю сам отомстить этим существам и высказать некоторые претензии моему мужу Миркарта.
В зале повисла полная тишина. Я физически ощущал шок всех этих существ. Многие из них вообще видели человека впервые. И не ожидали от него настолько чудовищной наглости.
Один из Совета опустился ко мне ближе, я ощущал всей кожей жар его огненного тела.
— Чтож, человек. Выскажи свои претензии, и мы их рассмотрим. Как ты желаешь им отомстить?
Я повернулся к красной платформе. Не скажу, что я готовил пафосную речь, нет. Слова лились сами собой, а вместе с ними внутри меня росла сила. Я не мог понять её природу, но её рост доставлял мне дикое, мстительное удовольствие.
— Анубис!
Мой серебряный бог вздрогнул, его рука инстинктивно сжалась на шее. Спасительного медальона там больше не было.
— Ты станешь супругой Миркарта, и будешь жить в его доме. Ты сможешь посещать Финист, но больше никогда не войдёшь во врата Шамбалы. Ты их не предал и не убил, а они тебя отдали под суд. Не нужна тебе такая семья. Джеер!
Мой хитрющий лётчик первого класса приосанился. Да, наказание Анубиса в своём роде жестоко. Ну уж мягче чем анабиоз во льду.
— Ты станешь супругой Миркарта, и будешь работать на БСД. Из всех представителей селены ты будешь видится только с отцом. Эти пучеглазые прохвосты дурно на тебя влияют.
Джеер покачнулся. Да, я знаю как важен для тебя твой народ. Но, как человек ты намного лучше. Хватит тебе жить под их вечным диктатом.
— Лиру! Ты жена Миркарта и с ним останешься. Ты больше никогда не будешь работать на Совет Абсолюта. Они судят тебя за их же приказ. Это низость.
Он промолчал, только опустил глаза в пол. Я тут единственный смертник, способный осудить их правителей.
— И, наконец, Скайнер.
Мой личный любимый демон злобно оскалился. Я вернул эту улыбку.
— Ах, да. Маленькое отступление. Солнышко вернёте в семью, если захочет. А, ты, Скайнер, лишаешься права быть мужем Миркарта. Ты останешься рядом с ним в качестве жены. Будешь подчиняться каждому его слову и действию. И ты больше никогда не вернёшься в свою паршивую, мерзкую, холодную чёрную дыру.
Да. Это был великолепный приговор. Мягкий и жестокий одновременно. Меня никто не прерывал. Я слышал странную речь на платформах, но никто, даже Миркарта, не пытался оспаривать мои решения. Как и положено, первыми очухались лидеры. Разумные сгустки энергии спустились ещё ниже. Теперь рядом с женским лицом в воздухе возникло мужское.
— Скажи, человек, почему у тебя на плече пространственник?
Что я могу сказать. Сразу и к делу. Молодцы.
— Это моя жена и сидит она, где хочет.
Вот это была настоящая бомба. Несколько пластин сошли с траектории, а перепуганные вопли взметнулись к самому потолку.
— Попрошу соблюдать тишину! Человек, ты не можешь так открыто нарушать все законы Семь Я. Пространственик не может быть твоей женой. И твой приговор слишком мягок. Мы его отклоняем. Ты хочешь ещё что-то сказать?
— Да, если вы не примите решение в мою пользу, я уничтожу форпост Совета Абсолюта.
И я выпустил из себя всю силу. Собственно говоря, этот момент помню плохо. Мне его потом рассказал Барсик. Он слетел с моих плеч и принял свою истинную форму. А я стал выпускать из спины и груди свет, целые потоки лучей. В центре моего тела возник шар энергии. Его формы становились всё более знакомыми.
— Логос! Я всё же его создал! Копию! Миркарта, ты сволочь! Я был так близко, в пол шаге!
Никто не слушал взбешенного Скайнера. Сущности совета не двигались, они не пытались спастись бегством. Вообще, пришельцы вели себя странно. Многие из них протягивали свои конечности к этому свету, будто умывались в нём! А огненные шары вообще подлетели ко мне вплотную. Будто купались!
— Эй! Да вы меня слышите! Я тут сейчас всё подзарву к чёртовой матери!!!
— Ты так сильно их всех любишь?— лицо женщины мягко мне улыбалось,— это хорошо, придумать наказания для других. А что ты придумал для себя, новорожденный Логос?
Я долго смотрел ей в лицо. Кто я такой, чтобы их судить. Они не бояться смерти и от их решения по-прежнему всё зависит. Я заставил свою пластину подлететь как можно ближе к Миркарта. Он ничего не пытался сделать. Только стоял и смотрел на меня.
— Миркарта позаботиться о новых членах моей семьи. Это моя единственная просьба. Я уйду обратно на Финист. Я отдаю вам силу Логоса.
— Силу Логоса нельзя отдать,— существа скользили вокруг наших площадок в адском хороводе,— мы её запечатаем. Ты не сможешь больше использовать дары божества. И ты больше никогда не поднимешься в космос. Ты немедленно будешь возвращен домой. За это виновные будут наказаны так, как ты хочешь. Согласен?
— Да,— свет из моей груди исчез,— дайте мне пять минут, попрощаться.
— Кевин?!
— Забыл сказать, Миркарта. Я увольняюсь.
Я не обернулся. Да я знал. Он сполз по поручням и закрыл голову руками. Всё равно я не обернулся. Пусть это будет последней местью. В коридоре меня ждали друзья. Я крепко обнял каждого из них, даже поцеловал Барсика в нос.
— Почему я не могу пойти с тобой!
— Норт, пока я не откажусь от космоса, Логоса и Семь Я, нас не оставят в покое. Ты будешь счастлив. Я уверен. Прости меня.
Предавал? Да, наверное. Я тоже предатель. В моё тело словно ударяли кастетами. Снова и снова, меня клеймили печатями. Логос не достанется никому. Я ещё чувствовал прикосновения тёплых рук Норта, а меня уже тащила невидимая сила. Сквозь пространство и время, с болью, страшной болью.
Очнулся я от холода. Встал. Осмотрелся. Осень, ранее утро. Под ногами шуршат алые листья. Клёны. На моей улице в городке Грейтс Плейс, штат Ойдахо, очень много клёнов. Я пошёл домой. Наверное, я очень странно выглядел. Моя одежда сожжена силой Логоса, на теле проступают багрово чёрные синяки от печатей силы. Шатаясь, я добрел до дома. Маленького, одноэтажного коттеджа на окраине города. Из кармана разодранных штанов я достал тяжёлую связку ключей. Смотрел на них пять минут. Память. Неужели нельзя было проявить милосердие и отобрать у меня память? Ключ идеально подошёл к замку. На пороге стояла мама.
— Кевин… Боже, Кевин! Где?! Откуда?! Столько времени нет новостей! Господи! Это бандиты! Тебя избили! Как ты сюда попал!
Я прижался к её худенькому, сильному телу, зарылся лицом в пахнущие ромашкой волосы.
— Мама, мамочка….
У меня из глаз потоком текли слёзы, я не мог их остановить. Забуду, всё забуду. Я просто обязан пережить и забыть эту жгучую, адскую боль в сердце.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница