Я ваш секретарь, господин пришелец



страница27/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

Часть 28.


Крегир и Моргана сразу же взяли меня под руки и утащили в мою личную часть дома. Мне принадлежали четыре комнаты. Гостиная, спальня, зимний сад с необыкновенной красоты бассейном и хрустальной беседкой. Была там ещё одна комната, совсем непонятная. Аквариум я ещё смог принять. Вот только зачем цепи и колодки?! И почему пол желатиновый!
— Моргана,эээ…
— Это твоя комната для общения с твоими супругами.
— Чёрт! Хммм…Спасибо за разъяснения. А что в других комнатах?
Мне очень понравилась гостиная. Небольшая, очень уютная, с электрическим камином и панорамным окном. Спальня, спальня мне совсем не понравилась! Эта кровать скорее подошла бы для Скайнера и Миркарта. Я просто не смогу заснуть на этом сексодроме!
— Сегодня будешь спать один. Я уж об этом позабочусь! А то все как с ума посходили. Крегир, будешь сторожить дверь!
— Моргана, в этом нет необходимости.
— Кевин! Они виноваты перед тобой! И вымаливать прощение будут в порядке очереди. Барсик!
Котэ пространственик просочился буквально у Морганы между ногами и залез на постель.
— Ась? Я тут не при чём. Мне чисто брюшко почешут. Спокойной ночи, ребята.
— Можно подумать, я могу спорить с таким существом, как ты!
Спал я очень сладко, и пробуждение было приятным. Кто-то ласково дул мне на закрытые глаза. Я пошевелился. Рядом похрапывал Барсик. На постели кто-то сидел.
— А? Лиру! Как ты сюда попал? Где ты был?
Он аккуратно приложил палец к моим губам и улыбнулся.
— Я работал. По твоей просьбе Совет перевел меня на работу в БСД. Я прикрывал Миркарта во время всех этих нервных событий. Я, Крегир и Моргана, мы тоже скучали по тебе. Только хоть кто-то должен сохранять здравый смысл.
— От меня столько проблем. Анубис прав, мне не надо было возвращаться.
Лиру так странно на меня смотрел. От его взгляда у меня по коже бежали мурашки.
— Кевин, займись со мной любовью. Я как бы не вхожу в основной состав Семь Я. Но мне очень хочется заняться с тобой любовью.
Так! Замечательно, просто великолепно. О чём я думал? Мне почему-то представилось, что я восточный султан. И у меня гарем очень милых жён, типа Терминатора, Чужого, Дракулы. И приглашая супругу на ночь я думаю не об удовольствии, а о сохранении своей шкуры. Девид прав, покоя мне не видать. Ладно, сам подписался, сам выкручиваться буду.
— Конечно, если ты хочешь. Только я немножко не готов, вот так, сразу.
— Не здесь,— Лиру осторожно провёл кончиками пальцев по моим губам,— Вимана всё ещё у тебя?
Подарок Шамбалы, конечно, он был у меня. Платок Миркарта, ключи и Вимана оставались моими единственными в жизни сокровищами. Я встал с постели и достал из шкафа кристалл. Лиру прикрепил к моему телу браслет с наноэлементами скафандра, открыл окно и аккуратно подсадил меня. Мы убегали, как мальчишки. Да, если об этом узнает Миркарта, он перенесет мою комнату на последний этаж!
Барсик открыл один глаз и с задумчивым видом посмотрел на окно.
— Проверку начал Лиру. Кто бы сомневался! А наш дурачок добрячок как обычно всем верит и доверяет. Кевин, чтоб ты без меня делал. А весь этот гемор начался с тюбика пищевой пасты!
В глубине сада я активировал Вимана. Корабль увеличился, мы забрались внутрь.
— Не думаю, что смогу управлять этой штукой без Логоса. И куда мы летим?
Лиру ничего не сказал, он просто поцеловал меня. От этого поцелуя меня будто ударили в солнечное сплетение. Я положил руку на пульт Вимана и мы стартовали. Наверное, раньше я так точно не летал! Корабль слегка тряхнуло и вот мы уже зависли над поверхностью другой планеты. Она вся покрыта лавой! По небу несутся рванные, ядовито зеленые облака.
— Выходим, Кевин.
— Это новый приказ Совета, Лиру. Они приказали тебе меня убить? Да, это самое простое решение всех этих проблем. А ты можешь меня убить сейчас? Задушить, например? А потом бросить тело в лаву. Мне не хочется гореть заживо.
— Ты мне так сильно не доверяешь?
— Нет, я просто не люблю и не уважаю Совет Абсолюта. Ты был и останешься его представителем.
Лиру с улыбкой подошёл к обшивке Вимана и раскинув руки провалился сквозь полупрозрачную поверхность.
— Нет!!!!!!!!!!!!!!!
Я открыл глаза. По самую талию я стоял в раскаленной лаве, держа Лиру на руках.
— АААААААААААА!!!!!!!!!! Мать вашу!!!!!!!!!!!!
— Ха, ха, ха! Кевин, тихо, успокойся. Всё хорошо. Твой скафандр может выдержать любые внешние воздействия. Мне было необходимо, чтобы ты вышел на поверхность. Я понимал, твоё чувство самосохранения никогда в жизни не даст тебе это сделать. Есть только один выход. Кевин, ты удивительный человек. Твоё чувство страха за жизни других намного сильнее твоего чувства самосохранения.
— Вырожденец чёртов! Зачем мы тут?
Лиру опустился с моих рук в кипящий поток.
— Разве это не очевидно, Кевин? Мы здесь, чтобы заняться любовью.
— А можно это сделать в менее экстремальном месте!
— Кевин, все мы хотим не просто поиметь тебя. Неужели ты не понимаешь? В этом сумасшедшем приключении мы были для тебя пришельцами. Ты любишь пришельцев. Не Лиру, Скайнера, Миркарта, а пришельцев. Мы для тебя единый обожаемый организм, но ты почти не знаешь нас как отдельных личностей. И теперь мы хотим показать тебе себя. Наши планеты, наши интересы, уклад жизни и способы занятия любовью. Нельзя полностью узнать человека, лишь один раз занявшись с ним сексом. Брак, это годы узнавания любимого. Одного. А с твоим размером Семь Я ты будешь познавать нас всю жизнь. Это место, Кевин, моя погибшая планета. Она была прекрасна, пока страшный метеоритный удар не уничтожил на ней всё живое. И всё равно, я хочу быть с тобой тут. Я надеюсь, что один важный обряд поможет мне вернуть тепло и жизнь в мой мир.
Что я мог сказать? Я всегда знал, как безумны бывают разумные существа. Я понимал, как это важно для него.
— Я не смогу раздеться. Как мы это сделаем?
— Доверься мне. Я буду очень ласков с тобой.
Осторожно обняв Лиру за плечи, я поцеловал его в губы. Так странно, в местах соприкосновения частиц наших скафандров образуется радужная плёнка. У Лиру необыкновенная внешность, он похож на греческую статую, выкрашенную серебристой краской. А в глубине его глаз искорки будто хрусталя и бриллианта. Он нежно высвободился из моих рук и встав у меня за спиной крепко обнял. Наши руки переплелись. Лиру не на много крупнее человека, мой затылок уютно устроился у него на груди. Лиру застонал и в меня ударила энергия. Это было довольно странное ощущение. Когда я раньше занимался любовью с мужчиной, меня возбуждал и немного пугал процесс проникновения. Как будто тебя распирает что-то горячее и пульсирующее, заполняя до предела. У энергии нет пределов! Лиру не раздевал меня, даже не двигался. Энергия проникла в меня, расширяясь, обжигая, проникая сквозь стенки моего прохода внутрь всего тело. Эти же потоки сквозь запястья заполняли мои кровеносные сосуды. Энергии не надо двигаться назад. Только вперед. Я жалобно застонал, прогибаясь, почти касаясь лицом лавы.
— Нет, нет. Хороший мой. Не надо. Ровно, стой ровно.
Я послушался его воспалённого бреда, едва понимая слова на космолингве. Энергия замкнулась в моём солнечном сплетении. Слишком хорошо, странно, горячо. Я закричал в экстазе. Или нет? Это не похоже на экстаз, не похоже ни на что другое. Лиру опять солгал мне. Это был не секс. Это был, обряд пробуждения! Заточённый Абсолютом Логос вышел из моего тела. Поток радужного света ударил в небо и стал его заполнять. Я закрыл глаза, слыша за спиной жалобные крики Лиру. Он не мог разомкнуть нашу связь. Теперь я любил его этим странным способом. Всё исчезло, растворилось в дымке.
Я открыл глаза. Лиру лежал на траве, а мои руки грубоватыми, собственническими движениями гладили его грудь. Стоп! На траве!!!!!!!
Лиру тихо плакал, над нами скользили серебристые облака. Трава нежно голубого цвета. На горизонте виден лес, все оттенки серебра.
— Спасибо, великий Логос. Ты вернул мне мою планету.
Мне очень не понравился его вид. Чёрные круги под глазами, слабое, тяжёлое тело. Я поднял его и влетел в Вимана. Домой мы вернулись также быстро. Меня встретили радостно.
— Двадцать один, двадцать два.
— АААА!!!! Миркарта, на помощь!
— Терпи, о великий тупой Логос. Продолжай Скайнер, ровно тридцать ударов твоим любимым ремнем. Как Лиру?
Анубис прикрывал рот рукой, давясь от смеха. Все члены моей семьи, кроме Марины и Натали, собрались в главной гостиной. Мои личные комнаты перенесли. Точно между покоями Скайнера и Миркарта. Барсик им сообщил о моём отлёте и идее Лиру. Пробудить Логос и вернуть жизнь на его родной планете. Лиру пострадал, теперь неделю проспит в камере восстановления. Скайнер трясся от злости и спросил у Миркарта, как на земле наказывают провинившихся детей. Из всех перечисленных вариантов они выбрали ремень. Самый красивый ремень Скайнера с бляхой в виде дракона. Теперь Джейн взвизгивает от соболезнования, а Анубис трясётся от смеха. Все остальные внимательно наблюдают и сидят в странных позах. Ширинки прячут, извращенцы!
— Я больше не буду!
— Поздно. Ты снова стал Логосом и восстановил целую планету. Кевин, скоро сюда нагрянет вся твоя Семь Я.
— Чудненько,— Солнышко захлопала в ладоши.
— Ничего чудненького, — Норт плюнул на пол и заработал подзатыльник от Морганы,— его нужно отсюда забрать и как можно скорее! Скайнер! Ты сейчас снимешь шкуру с его пятой точки! Хочешь, чтобы Логос вылез из его зада и дал тебе в морду?! Кто следующий?
— Можно я?— Джеер собрал поле ниарита, он спокойно играл в эту игру в одиночестве.
— Надеюсь, у тебя нет никаких планов? Секретных и личных?!
— Конечно есть, ушастик. А почему я должен тебе о них сообщать?
Моргана содрала меня с колен Скайнера и бросила Джееру. Обидно! И за что я люблю этих уродов! Я же не знал! В солнечном сплетении было тепло. Многострадальный зад горел огнём.
Миркарта отобрал у меня Вимана. Чтобы я не вляпывался в неприятности. Он и Скайнер провожали меня жадными взглядами. Их искупление? Они будут последними? Я заметил, как они начинают сближаться с Дэвидом. Хотят знать, как я жил без них? Или им нравиться Дэвид, сильный, мощный, равный им? Я ревновал! Я хотел их всех, сейчас, немедленно! Хочу
что-нибудь устроить! Как мне разделиться! Как проникнуть в комнаты каждого из них и сделать своими. Сразу! Одновременно! Хочу слышать их общий стон!
— У тебя такое зверское выражение лица. Логос плохо на тебя влияет.
Интересно, куда меня везёт Джеер? Какое место он мне хочет показать? Улыбается так хитро. Как на этот раз меня используют?
— Я не буду добрым Логосом, меня воспитал Скайнер.
Его корабль изнутри больше похож на корабли из нашей научной фантастики. Его пальцы быстро скользят по кнопкам пульта.
— Скорее ты будешь властным и ироничным Логосом. Пожалуйста, потерпи немного.
— Ты о чём?
— Логос как ни одно другое существо нуждается в любви. Знаешь, почему я вызвался? Ты помнишь, я чертовски жесток в интимных отношениях. Именно это сейчас нужно Логосу.
— Но это не нужно мне, Джеер.
Он прервал разговор. Я просто смотрел на его роскошный скафандр. Мы вошли в подпространство и совершили прыжок. Чтобы оказаться рядом совершенно невероятным кораблём.
Это была летающая тарелка чёрного цвета. По бортам шла узорчатая рябь, создавая ощущение мощных драконьих крыльев. Тарелка невероятных размеров. Мне трудно соотнести. Где-то с Австралию.
— Впечатляет?
— Ещё спрашиваешь!
Джеер ухмыльнулся. Он был сыном своей расы. Он восхищался их интеллектом и военной мощью. Будущий враг потомков нынешних людей, беспринципный, безжалостный. Великолепный.
Мы подлетели к передней части корабля. Совершено гладкой, матовой. В центре блестел вход, на что он похож? Сегментарный, как кубик рубик. Несколько сегментов раздвинулись, пропуская нас внутрь. Это было вообще ни на что не похоже! Я не мог понять, где мы находимся. Белый свет, бесконечный, всесильный. В нём плавно скользили геометрические фигуры.
— Джеер, что это?
— Органы, технические конечно. Матка, живой организм.
— Я думал внутри матки находятся более маленькие космические корабли.
— Без сомнения. Но только люди такие жадные и считают, что вторгающиеся к ним пришельцы таскают на корабле миллионы железа. Более мелкие военные корабли выращиваются внутри матки прямо перед вторжением. Корабль выпускает их из себя, как растение выпускает споры.
— А лётчики?
— Обычно они спят в специальных комнатах капсулах. Постоянно бодрствуют только медики.
— И ты.
— И я. Нас можно назвать поклонниками старины. Достигнув высот в технике, мы не доверяем до конца машинам. Я контролирую Матку. Вот мы и прибыли.
Через переходный шлюз мы вошли в комнату. Не знаю, там столько машин. Не могу сказать какого она размера. Наверное, эта площадка по середине бесконечного переплетения механизмов предназначена для хождения. Джеер прыгнул на кресло из желеобразного прозрачного вещества.
— Этот корабль принадлежит Селене и БСД. Ты сделал нашим народам королевский подарок, отказав мне в отношениях с Селеной. Теперь я единственный представитель нашей цивилизации, служащий интересам БСД.
— Прости меня. Твои друзья…
— Нам нельзя иметь друзей, малыш. А в БСД это можно. Я тебя не виню. Мне так лучше. И нашим народам так выгоднее.
Я рассматривал его. Он похож на пианиста. Его рояль в миллионы раз сложнее.
— И всё же я накажу тебя. Сегодня ты будешь любовником Капитана. Это довольно неприятно.
Он слетел с кресла и встал передо мной. Бросил защитные очки на пол и посмотрел мне прямо в глаза. Из его глаз потекло вещество, похожее на нефть. Я попятился. Это же вещество стало истекать из стен потоками. Буквально за пять минут оно заполнило пол по самую щиколотку! Мне казалось, это дрянь через поры пытается впитаться мне в кожу.
— Раздевайся.
Они наряжали меня как свою личную куклу. Лиру выбрал скафандр из нанобактерий, Джеер предпочёл роскошный, чёрный, облегающий с серебряной и золотой отделкой и шлемом сложной формы. Он снимался с помощью кнопки на плече. Оставляя лишь дыхательный механизм в виде медальона на шее.
Стоило мне избавиться от одежды и чёрное вещество заскользило по моей коже, как шёлковое полотно. Смертоносное для человека. Тут же Джеер бросился на меня, повалив в чёрную субстанцию. Острые зубы впились мне в плечо.
— Анубиса нет рядом, никто тебя не спасёт.
Я засмеялся, смотря в его глаза. Без зрачков и радужки, похожие на черноту вечного космоса.
— Теперь у меня есть Логос, детка. Ты мой.
Радужный свет вспыхнул на моём теле. Тёмное вещество схлынуло с меня, и я сбросил Джеера с себя. Через минуту мой зазнавшийся капитан оказался прижатым к полу.
— Даже не смей думать! Я столько планировал этот момент!
— И что ты планировал?
Я ласково скользнул кончиками пальцев по его поджарому бледному животу. Джеер сохранял оболочку человека, не изменив только лицо. Сейчас эта оболочка исчезала. Его тело холодное и словно резиновое, я крепко сжимал три его пальца.
— Я хотел обездвижить тебя с помощью темной породы. Я хотел искусать тебя до крови.
— Садист. Так чего теперь вертишься, как уж на сковородке?
Мой язык коснулся его холода. Странно, почему Джеер пахнет ментолом? А на коже совсем не видно пор. Я опустил руку вниз и вздрогнул. Ничего нет! Я аккуратно дотронулся до его почти не выраженных бёдер.
— Ага. Ничего нет. И там тоже. Если ты перестанешь строить из себя крутого парня, я превращусь в человека.
— Оболочка всё ещё на тебе?
— Да.
Вы представляете себе хитринку в глазах без зрачков? Хитрый маленький рот, хитрые дырочки носа и такие хитрющие огромные зенки. Джеер не собирался уступать ведущую роль без боя. А я, мне надоело быть в пассиве.
— Зря ты это сказал, Джеер!
Сила Логоса это жар в груди. С ней я могу всё. Просто как то обидно использовать её таким образом. Я восстановил оболочку Джеера так, как нравилось мне. Остались большие глаза и непропорционально длинные ноги, остались трехпалые руки. Вернулся его красивой формы нос и кривящиеся в усмешке губы, тёмные волосы. И конечно вернулись нужные мне органичные особенности. Я тут же стал гладить его тело.
— Ты, ты гадёныш. Я представитель более высокоразвитой расы. Подчиняйся мне!
— Угу?— я бы согласился, но мой рот был занят более интересными вещами.
Это довольно интересно, смотреть как он сжимает свои необычные пальцы. Я покрывал поцелуями всё его тело. Мой Джеер, мой маленький властный демон. Изучать их всю жизнь? Как он испытывает счастье и радость? Через смерть слабых? Как мне сделать ему хорошо? Испытать боль?
Я подхватил его на руки, Джеер попытался использовать создавшееся положение и толкнуть меня под себя. Нет, энергия Логоса не давала ему использовать свои способности. А физически он хоть немного, но слабее меня. Я страстно целовал Джеера, осторожно проникал пальцами в его тепло.
— Ты любишь меня, Джеер?
Его язык заплетался. Он длиннее человеческого, иногда кончик выскальзывает изо рта.
— Нет, ты будешь слабее, ты мой, ты…
— Змейка.
Я опустил Джеера на пол. Он лежал передо мной, маленький, худенький, с широко раздвинутыми ногами. Его тело больше не несёт мне смерти, он беззащитен.
— А я люблю тебя. Знаешь, мне кажется, Совет именно для этого придумал эти свидания по одиночке. Чтобы я каждому из вас сказал, люблю.
— Нельзя любить каждого.
— Можно, Джеер. Только по разному.
— Я буду сверху!
— Хорошо.
Я лёг рядом, нежно целуя его плечи. Джеер скользнул на меня и приподнявшись, впустил моё тело в себя до упора. Его глаза расширились ещё сильнее, снова потекла тёмная субстанция. Он рухнул мне на грудь, жалобно всхлипывая.
— Великий капитан, ты девственник? Будь ты слабее хоть раз в жизни.
Джеер вытянул руку. К нам подлетело пилотское кресло, сильно увеличившееся. Предельно прозрачный намёк. Я вышел из него и положил на мягкую поверхность, обнял. Мы занимались любовью долго и медленно. Я двигался очень осторожно, лаская как можно нежнее. У Джеера плохая чувствительность кожи. Перед экстазом мне пришлось кусать и царапать его. Я ждал его завершения, как чуда. Так мало эмоций. Тихий всхлип, длинная судорога. Я выхожу из него, чтобы насладиться следами моих жизненных соков на его теле. Он убирает оболочку, чтобы извиваться как кошка под моими пальцами. Джеер не спит. Он почти не устает физически. Я засыпаю, отдавая себя его странным, умелым рукам.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница