Я ваш секретарь, господин пришелец



страница29/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

Часть 30.


Постепенно разум освобождался от действия наркотического вещества. Я не чувствовал страха, скорее бесконечное раздражение. Я открыл глаза. Моё тело безвольной тушкой покоилось на большом пуфе из ткани, похожей на золотую парчу. Голова пока не двигалась, я мог только скользить вокруг мутным взглядом. На полу этого странного помещения росла трава бежевого цвета. У меня даже сил удивляться не было. Ковёр такой, наверное. На траве стоял красивый резной столик, окружённый более мягкими пуфами. Шкаф, довольно необычной формы. Он был круглым и ажурным. Его родство с земным шкафом выдавали только кованые ручки в виде цветов. Ещё я узнал зеркало в человеческий рост. Обычный квадратный кусок стекла. Только цвет самого зеркала синий и стекло виде граней. И что в нём можно увидеть? В открытое окно проникали лучи мягкого, янтарного света. Я слышал шум воды. Мне с трудом удалось встать. Держась за шероховатую стену я дополз до окна. И просто остолбенел. Я находился где-то на высоте третьего этажа. Дом стоял на высоком уступе, вокруг другие дома. В форме раковин! Жемчужно белые, они утопали в цветах. Вокруг был лес. Ну, или похожее место. И каждое дерево, каждый куст здесь цвели! Я не чувствовал никакого сильного запаха. Принюхавшись, я уловил аромат мёда, сирени и ромашек. Прямо под нами шумели воды циклопической реки в которую падал невероятный поток водопада. Он был так огромен, я не видел конца этому потоку. Над нами голубое небо в котором в своём безмятежном движении парят два солнца. Жёлтое и голубое. А ещё у этого мира есть хорошо различимая маленькая луна. Скорее всего, сейчас полдень.
— Тебе нравиться?
За моей спиной стоял Дэвид. Он оставил свою прежнюю внешность ящерицы, но уменьшил рост. Я был ему по плечи.
— И за какие такие заслуги я заработал прижизненный рай?
Он аккуратно взял меня за плечи и положил на пуф.
— Скажем так, малыш, ты сокровище. Совет Абсолюта конечно мощная организация, но во вселенной есть не менее сильные. Лиру нарушил их приказ и снова пробудил в тебе Логос. Раньше представители галактик относились к тебе с уважением, а сейчас ты стал драгоценностью. А драгоценность не должна валяться в пыльном шкафу, она должна храниться в хрустальной шкатулке. Другие твои супруги не беспокоят тебя, но внимательно наблюдают за тобой. Из твоих основных Семь Я мудро повели себя только Джеер и Норт. Джеер отдал тебе любовную дань и устранился. Чтобы не мешать адаптироваться в космосе. Норт тоже отделился, предварительно закрепив за собой статус любимой супруги. Уверен, у вас будут красивые дети.
— Что?!
— Прости, испортил сюрприз. Скайнер, Анубис, и главное Миркарта ведут себя очень глупо. Анубис просто наблюдает за происходящим и ничего не делает. Боится гнева Совета. А Скайнер и Миркарта никак не могут тебя поделить, не желают примириться с твоим новым положением. Поэтому я забрал тебя у твоей Семь Я. Не навсегда, не бойся. До рождения Нортом малышей.
— Они будут искать меня, Дэвид. Как, как ты вообще можешь! Я не вещь!
— Нет, Кевин. Ты человек. Необходимый вселенной. Я тебе говорил о твоей улыбке. Пока они не научаться вызывать на твоём лице улыбку, я тебя к ним не отпущу.
Он смотрел на меня так серьёзно. Дамс, проблемки. Дэвид сильно напоминал мне Норта. Он тоже, настоящий мужчина. Только у него ещё сильнее повреждены мозги. Пунктик Дэвида, забота о ближнем.
— А какая вам от этого выгода? Ваша цивилизация захватила множество миров. Я не верю в ваши добрые намерения.
— Скажем так, ты сам пригласил меня в Семь Я и я не потребую от тебя ничего неестественного с точки зрения семейных отношений.
— Что это за штука у меня на голове и груди?
— Тебе не нравиться? Малыш, это придётся потерпеть. Обруч на голове не дает Анубису и Скайнеру найти тебя с помощью чтения мыслей на расстоянии. А этот жилет с кристаллом на груди держит Логос в узде. Ты у нас в гостях как человек.
— И не могу смотаться от вашего гостеприимства. У людей это называется плен. Я пленник, Дэвид?
— Гость,— он упрямо поджал губы.
Я очень долго спал. За это я благодарил его от всего сердца. Дэвида не надо спасать. Не чувствуешь опустошения. Может я под наркозом? Он будил меня мягкими поцелуями и подносил к губам что-то необыкновенно вкусное. На моём столике всегда были цветы. Он подарил мне абсолютный покой, но не улыбку. Мою грудь распирало. Это похоже на боль, на раковую опухоль. Я должен был вернуться. В этот странный холодный дворец, где меня никто не ждет. Поэтому сегодня я встал с пуфа, я расшвырял цветы на надгробии покоя и выбежал за дверь. В широкой светлый коридор. Он оканчивался лестницей, спускающейся в большую залу из полупрозрачного хрусталя. Внизу играла солнечным светом вода, в которой плавали золотые рыбки. Там разговаривали странные существа. Я никогда не видел столько пришельцев. Таких невероятно разные. Не все из них походили на людей. Но даже в огромной медузе с тридцатью глазами было то, что люди потеряли. Бесконечная гордость и самоуважение. Все голоса стихли, вперёд вышел Дэвид и высокий золотоволосый мужчина с кошачьими глазами. Дэвид аккуратно поднял меня на руки и вынес в этот роскошный, цветущий мир. Там меня уже ждал пегас, крылатая лошадь размером со слона. Мы сели в носилки из чистого золота и поднялись в воздух.
— Ты проспал три дня. Как себя чувствуешь? Я хочу показать тебе город. Миркарта не пожелал выделить время и познакомить тебя со своей планетой. Это Ариадна, одна из самых красивых планет в галактике и центр империи Колкуллов. Я хочу показать тебе всё. Тебе нравиться твоя одежда?
Я стал себя рассматривать. На мне брюки, похожие на восточные шаровары. На ногах мягкие тапочки. Железный жилет прикрыт вышитым халатом. Каждая вещь, произведение искусства.
— Опусти эту штуку на землю.
Дэвид слегка пошевелили рукой. Пегас опустился на цветущий луг без края. Где-то вдалеке я видел башни жемчужно белого города.
— Верни меня Миркарта!
Дэвид обнял меня и прижал к себе, слегка покачивая на руках.
— Кевин, я понимаю. Миркарта открыл для тебя новую жизнь, он дал тебе возможность чувствовать себя необходимым. Миркарта был и останется военным представителем БСД. Кевин, чтобы ты был счастлив, тебе не нужен Миркарта. Я люблю тебя.
— Ложь. Это ваша стратегия порабощения. Вы дарите эфемерное счастье и чувство безопасности. Я этого не заработал и должен заплатить. Назови мне цену и давай разойдёмся. Ты мне дорог, Дэвид. Как друг.
— Вот поэтому люди и разделили свой мир на ад и рай. Вы не можете жить без боли. Вам нужен дьявол, смерть, монстры. Злобные пришельцы. Вы сами считаете нас таковыми и нам приходиться быть воплощением ваших фантазий. Иначе вы нас просто не примете.
— Цена, Дэвид.
— Полукровок Логоса. Существо, которое станет наследником рода колкуллов. Все существа, в том зале. Они твоя Семь Я. Они прибыли взглянуть на тебя, потому что Миркарта никого к тебе не подпускает. Он не хочет рождения детей с божественным даром. Он не знает о беременности Норта.
— Это изменит соотношение сил во вселенной.
— Да. Но это и увеличит силу народов. Даст нам возможность победить диктатуру Совета. И мы получим от тебя потомство, Кевин. Хочешь ты этого или нет.
— Я, я должен тебя оплодотворить?
— Кевин, в нашей столице, в семейных палатах повелителя стоит золотой инкубатор. Для нашего малыша. Твоего ребёнка. К сожалению, я не могу быть матерью.
Я оттолкнул Дэвида и бросился бежать. Опять. Меня всего лишь используют. Если раньше они использовали мою душу и энергию, то сейчас им просто банально нужно моё тело. Дэвид догнал меня.
— Почему ты плачешь?! Что плохого я сделал?! Я люблю тебя, Кевин. Полюбил ещё там, в цитадели Совета. Разве это плохо, хотеть укрепления связи с любимым человеком?
Они даже не понимают. Может это принцип их существования?
— Сделай это сегодня. Я не хочу ждать. Когда малыш родиться, верни нас Миркарта. Или позволь ему прилететь.
— Хорошо? Полетим в город?
Я согласился. Мне показали рай. Самое красивое место на свете. Хрустальные дворцы, чистые реки, необычных животных. Это была не родная планета колкуллов. Они сами всё здесь создали. Войны и созидатели, им было глубоко противно убийство. И несовершенство. Они социализировали жителей планет, независимо от их согласия. Дань они брали детьми. Побежденные мужчины и женщины рождали от них. Тысячи, миллионы полукровок заселяли вселенную. Не было почти не одного пришельца, которые не несли бы в себе гены колкуллов. Дэвид любил детей маниакально. Каждого. Каждого ждал и знал по имени. В отличии от жён. Один перепих ради дани. И безгранично любимое яйчко. Триста двадцать рождённых сыновей и двести пятьдесят дочерей. А ещё сто детей в состоянии яиц. Я от его рассказов хватался за голову. Стараясь всеми силами раскурочить проклятущий обруч. Кажется, я его немного раскрыл. Сможет ли Анубис меня найти? Он ещё слаб после того глупого всплеска силы. Мы вернулись домой уже к ночи. Вернее, ночей здесь не было. Янтарный свет одной звезды сменялся серебристым сиянием другой. Дэвид галантно дал мне возможность поесть, выкупаться и отдохнуть. За это время мне удалось раскрыть обруч на голове ещё на миллиметр. Только я успел это сделать, и в комнату вошёл мой супруг.
— Готов?
— Более или менее. Это больно?
— Что ты! Это приятно. Я сделаю всё возможное, чтобы нам было хорошо вместе.
Как я могу его ненавидеть? Это бесконечно жестокое в своей безграничной заботе создание. Он стал человеком, привычным для меня рыжим гигантом. Взяв меня за руку, Дэвид подошёл к странному зеркалу. Это оказалась дверь! Войдя в неё, мы будто оказались в другом мире! Чёрные гранитные стены состояли из непонятных, жутких сочленений. Трудно объяснить. В одном люди правы. У каждого рая есть изнанка. Это изнанка напоминала человека внутри. Мы стояли на уровне желудка, а вверх поднимались изломы рёбер, труба гортани и мозг. Там, на высоте светились красным и извивались странные организмы. Желудок прямо перед нами. Под ногами такие же красные штуковины.
— Дэвид. Мне страшно, где мы?
— Это инкубатор. Он моделирует природу нашего мира. Планеты, с которой пришли все колкуллы. Это кокон для моей любимой супруги.
— Не полезу я туда! Меня кровать вполне устраивает! Ай!
Дэвид просто вытряхнул меня из халата, бросил на эту штуковину. Я провалился сквозь желеобразную стенку. Внутри было горячо и липко. Как то похабно липко, мерзко. Я забарахтался, пытаясь выбраться. Измазанное тело отозвалось жуткой, звериной жаждой. Дэвид уже рядом. Из его спины выходят несколько десятков отростков. Он не стал со мной церемониться. Мои руки и ноги тут же оказались в обездвижены, меня заполнили этими штуками.
— Ах ты гад!
— Милый, любимый. Почему ты злишься? Я очень большой, пока буду ласкать, моё тело позаботиться о тебе.
Он действительно стал меня страстно целовать. Проклятый жилет не давал ему целовать мои соски. Всё остальное было обласкано им в полной мере. Всё это так глупо и так странно. Я скользил в липкой жиже, и единственной опорой было его тело. Мягкие отростки внутри не останавливались, не давали мне передышки.
— Я больше не могу!
Меня схватили в охапку, и тело наполнило что-то настолько здоровое, что совсем не создавало сексуальных ощущений.
— ААААААААА!!!!!!!!!
— Кевин!
— Доставай! Ничего не получиться!
— Не могу. Пока не кончу. Расслабься и наслаждайся.
Как можно этим наслаждаться? Я замер, попытался по крайней мере. Эта штуковина не двигалась, она удлинялась! Сколько это вообще можно терпеть. Дэвид только слегка покачивал бёдрами. Я будто уплыл, растворяясь в этом покачивании и заполнености. Дэвид оплёл меня и себя щупами, сладко застонал. Экстаз наступил резко и странно. Ощущение полного покоя и болезненной зависимости сменилось резким всплеском жара и почти отвращения к происходящему. Я заснул, не чувствуя как Дэвид вводит в меня золотистый щуп и исторгает холодную жидкость. Открыл глаза я в своей комнате. Живот неприятно покалывало. Гораздо больше меня удивило другое. Жилет и обод на голове треснули по всей длине. Я их легко открыл и сбросил с себя. Сразу стало легче дышать, только плечи неприятно ломило. Мои руки до локтей покрыты крошечными золотистыми чешуйками! Удивиться я не успел. Город прорезал вой сигнала тревоги, я услышал жалобные крики. Выбежав из своей комнаты, я увидел корчащегося на полу Дэвида. Вот кто уловил мой сигнал о помощи?! Но прежде чем Скайнер и его народ гордой походкой победителей вступили в дом и разрушили искусственный рай, моё тело пронзила ужасная боль. Она шла вместе с потоком огненного света из моей груди.
Я смотрел на Дэвида, а он на меня. В его глазах я видел слёзы любви и восхищения. На лестнице стоял Скайнер и ещё двое его собратьев. Они тоже смотрели на меня. В их глазах плескалась паника. Я смотрел в их глаза, как в зеркало. Видел Дэвида, и зависшее над ним существо. Выше человека, всё кроме лица покрыто золотыми чешуйками. Янтарные глаза странной формы. Как у той живой статуи в Шамбале! Вокруг тела существа вьются огненные всполохи. За спиной шесть оперённых крыльев.
— Логос,— Скайнер попятился,— что ты натворил, идиот! Нельзя было сдерживать силу! Она начнет развиваться скачками. Чёрт! Теперь мы не сможем забрать его!
— Он в безопасности от вас,— прошептал Дэвид.
Они продолжают тянуть энергию! Дэвид может умереть!
— Он просыпается! Бегите!
Также я прогнал их и в прошлый раз. Стена света ударила в скайнеров. Я чувствовал, как моё тело наполняет чувство бесконечной эйфории. А вместе с ним создаётся и расширяется защитное поле планеты. Мой Скайнер бросился бежать с остальными. Зря он на это рассчитывал. Сила окружила его, била в лицо. С воплем он взлетел в воздух, к малому кораблю.
— Иди за ним,— Дэвид со стоном сел.
— Я больше, не человек?
— Смотря с какой стороны смотреть. Ты, человек. Простишь меня?
— Ты мой друг и у меня будет твой ребенок. Только я не разрешу использовать его, Дэвид. А сейчас извини, нужно кое-кому преподать урок. Как мне попасть на корабль этой скотины?
— Пожелай и попадёшь.
Я опустился к Дэвиду и страстно поцеловал его в губы. У тебя не получилось подарить мне оплаченный рай, мой друг. Ничего страшного. Я его заработаю. Только разберусь с демонами.
— Ты улыбаешься. Жаль, улыбка кровожадная.
— Я буду улыбаться для тебя Дэвид. Обязательно, когда до конца разберусь со всем этим.
Скайнер настроил курс своего корабля. Проклятье, куда ему бежать! Кевин запретил ему возвращаться в Пустоту! Он ослушался. Похищение человека давало его народу последний, крошечный шанс! Когда Анубис получил сигнал психической силы, он, Миркарта и Крегир тут же отправились за Кевином. Его, Ская и Ясира оставили защищать дом. Миркарта опасался нападения колкуллов. Глупец, эти ящерицы самые мирные космические захватчики. Только вечно всё развивают и детей делают. Стоило Миркарта убраться, и он тут же связался со своим народом. Они хотели нанести быстрый и жёсткий удар, выкрасть Кевина. Даже скайнеры не смогли бы противостоять контратаки колкуллов. Страх перед их расой держался на страхе Совета. Почему они бояться Пустоты, одному Логосу известно. После дурной попытки Кевина договориться с Советом, у инопланетных рас появились сомнения в силе этой организации. И в безнаказанности Скайнеров. О, если бы им удалось захватить вместилище Логоса. Кевин бы жил в Пустоте, под его присмотром. Он мог бы ему всё объяснить, рассказать о своей любви. Он делал всё это ради своего народа! Иначе, он бы никогда не обидел человека, открывшего для него дружбу и любовь. Теперь из-за глупого колкулла и его сдерживающих механизмов Логос изменил тело его любимого мальчика. То что мог простить Кевин, никогда не простит Логос. Скайнер дёрнулся. На корабле чужая сила! Он ничего не успел сообразить. Светлая энергия впечатала его в стену. Он не мог шевелиться!
— И какого это, Скайнер? Вот так висеть и страдать от бессилия. Быть игрушкой, чужим призом. Может, настало время поговорить?
Кевин вошёл в рубку и сел в пилотское кресло. Его новые глаза смотрели на Скайнера с грустью и бесконечной обидой. Один человек, взявший на себя всё, дважды изгонявший их с планет. Прощавший Скайнеру злобные и жестокие выходки. Он лишился даже своего тела. Его терпение источилось.
— Готов понести наказание,— ухмыльнулся Скайнер. У него нет души, ему нечего открыть человеку.
— Ага,— Кевин тоже улыбнулся. Скайнера напугала эта мальчишеская, весёлая улыбка,— и Норт мне даже посоветовал способ тебя наказать.
Я чувствовал себя весьма паршиво. Болели живот и грудь. На спину давили тяжёлые крылья. Разве это могло сравниться с испытываемым мною удовольствием?
— Какого чёрта ты делаешь?!— Скайнер висел передо мной вниз головой и беспомощно болтал ногами. Периодически он пытался вырубить меня чёрными молниями. Они растворялись в воздухе, не долетая до цели.
— Пытаюсь показать тебе свою усталость, Скайнер. Я устал от беспомощности, устал быть чужой игрушкой. Мне надоели ваши глупые, бессмысленные попытки насолить Совету через меня. Я устал, устал от вашего равнодушия. Вы никогда меня не любили! Зачем я покинул Финист, ради чего? Я не нужен вам.
— Малыш, если бы ты был нам не нужен, мы бы не бросали все наши дела чтобы спасти тебя и вернуть. Мы бы не пытались провести с тобой хоть немножко времени. Не ревновали бы друг к другу.
— Это ваша единственная причина? Вас слишком много? Я не создавал ваш глупый принцип Семь Я. Раньше я мог бы выбрать только Миркарта, а сейчас ни хочу терять никого из вас.
— И тем не менее показное равнодушие Миркарта причиняет тебе больше всего боли.
— Я для вас лишь вместилище Логоса! Чтобы ты сделал со мной, если бы семя этой дряни не прижилось в моём теле, а, Скайнер! Молчишь? Сказать нечего?!
Я отпустил Скайнера и тот грохнулся по пол.
— Ой! Ты в порядке?
— Мститель называется. Кевин, я пальчик сломал. Вот! Твои глаза расширились от ужаса. Твоя доброта и заботливость, Кевин, не знают предела. Идеальный секретарь.
— Как бы я хотел размазать тебя по стенке.
— А что мешает?
— Люблю я тебя. Всех я вас люблю, так странно и по-разному.
— Люблю тебя, малыш.
Мы уставились друг на друга. Скайнер всё ещё сидел на полу, волосы в беспорядке, лицо как обычно, злое и надменное.
— Не верю. Вложи больше чувства.
— Я не умею этого, как житель Пустоты! Ты хоть представляешь, как мне дались эти слова, гадёныш?!
Я замолчал, смотря в его горящие глаза. Скайнер на четвереньках пополз ко мне. Выглядело жутковато.
— Эм. Скайнер, знаешь. Я ещё от Дэвида не отошёл. И я не хочу это делать с тобой на корабле.
— Твоему новому лицу не идет смущение. Я могу погрузить тебя в интимную темноту.
Скайнер использовал всю свою силу по максимуму. Весь корабль охватило чёрное марево. Он погрузит проклятый Логос в вечную тьму, чтобы Кевин был только его. Скайнер застыл, осматриваясь. Ему удалось создать такой плотный мрак, он сам ничего не видел. Он только почувствовал, как его оплетают чужие руки. Существа, равного ему по силе. Нежный поцелуй в шею, ласковый, просящий. На Кевине не было одежды, ею стала золотая сила Логоса. Скайнер чувствовал, как истаивает его скафандр. Кевин касался его кожи с невероятной, бесконечной нежностью.
— Тьма и Свет не будут вместе, Логос.
— А Кевин и Скайнер?
Скайнер обернулся, принимая тёплый, сладостный поцелуй. Он честно пытался отвлечься. Когда рука Кевина коснулась его члена, все мысли выветрились из головы. Скайнер был терпеливым, когда дело касалось подчинения ему, его персоне. Пожелав подчиниться, он не хотел ждать. Логос уже рассеял темноту, вокруг царил скорее серый, вечерний полумрак. Скайнер бессильно повис на плечах Кевина, жадно обхватывая его ногами. Кевин отстранил его лишь затем, чтобы снова поднять силой в воздух. Он стал ласкать его между ногами и Скайнер просто потерял всякую связь с реальностью. Рядом с Кевином не может быть плохо, он словно окутывает каждого теплом и нежностью. Её хватит на всех.
— Кевин, люблю, хочу, пожалуйста,— Скайнер замотал головой, покусывая губы.
— Я хочу ласкать тебя подольше.
— У нас будет много времени. Прошу тебя.
Когда Кевин проник внутрь, Скайнер вскрикнул. Свет и тьма не могут быть вместе. В животе всё раскалилось до бела. Скайнер понимал, что это значит.
После этого акта любви ему будет плохо. Зато и результат всех порадует.
— Опять ты думаешь о своих выгодах?
— Не бурчи, Кевин. Люблю тебя.
Больше на разговоры не было сил. Скайнер только и мог, что сладко прижиматься к своему малышу и генерировать внутри мощные потоки энергии. Которые позже сформируются в их общее чудо. Нужно ещё подумать, как это чудо назвать.
Покарёженный корабль Скайнера рухнул прямо рядом с домом Миркарта. Первым из встречающих был Скай.
— Господи ты боже мой, — были его единственные слова.
Я стоял посереди гостиной и держал на руках Скайнера. Мы испытали безграничное наслаждение, но после этого Скайнер потерял сознание. И больше не пришёл в себя. За моей спиной раздался шум.
— С возвращением,— я не мог не заметить иронию в своём голосе.
Анубис тут же бросился к лежащему на диване Скайнеру.
— Что с ним?— Крегир испугано меня обошёл.
— Законсервировался. Он очнётся, когда сформируется малыш.
— А это что за штука?!
— Логос преобразовал тело Кевина.
Дальнейших действий не ожидал никто. Ко мне подошёл Миркарта и изо всех сил врезал мне.
— Отдавай моего Кевина, проклятое чудовище! Возвращай мне любимого!!!!
Столб света снова возник в моём теле. Он выжимал из меня обиду и горечь. Да её и не осталось уже. Словно я преодолел ступень, отделяющую меня от моей семьи. Я снова стал маленьким и слабым. И необыкновенно сильным внутри. Я схватил Миркарта за руку.
— Пошли, Миркарта.
— Куда? Ты почему улыбаешься? У нас теперь дырка в крыше, в доме полный бардак! В космосе ужас что твориться! Колкуллы открыто выступают против Совета и даже хотят объявить войну скайнерам!
— Да мне наплевать. Почему я должен за всех решать проблемы? Логос так и остался внутри меня. И я вам его не отдам. Миркарта.
— Что? Я ничего не могу понять.
— Завтра выходи на работу. Я буду твоим секретарём.
— Кевин?!
— Я очень сильно люблю тебя.
Я взял Миркарта за руку и повёл в мои комнаты. Я оставил за собой остолбеневшего Анубиса, спящего Скайнера и других членов семьи. Сейчас, наконец, я был готов войти в состав своей семьи, смело заявить о своих желаниях. Чтобы стать не только сильнее и любимее, чтобы понять главное. Логос есть внутри каждого, нужно быть только готовым его найти. Миркарта, сейчас мне нужен только ты. Позже я смогу ласкать и Анубиса, и Джейн. Сейчас же мне необходим только ты, мой любимый сенатор.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница