Я ваш секретарь, господин пришелец



страница3/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Часть 4.


Часть 4.

Через полчаса в кабинете состоялся большой семейный совет. Я сидел на стуле с виноватым лицом. На диване расположилась Моргана. Крегир сидел за столом и смотрел на меня, как учительница на первоклашку. Майкл занял место рядом с Морганой.


— Осознаешь ли ты, существо из отсталого и забитого мира всё величие социального строя на основе принципа Семь Я?
Я честно хотел съязвить. Люди не приезжают в гости к мужу, чтобы забить его до полусмерти. Но, вовремя прикусил язык, с ядовитыми жалами знакомиться не хотелось.
— Мы вступаем в брак.
— Ваш брак, он брак и есть. Ошибка. Людей загоняют в клетку, прикрываясь любовью и влечением. Они остаются один на один со всеми проблемами вашей паршивой экономики. А им ещё потомство растить. Семья Я, это великий принцип, который помог нам искоренить планетарные войны, уничтожить нищету, разрушить институт детских домов, земельный вопрос, безработицу.
— Какие вы умные все.
— Молчать! И слушать! Ибо только из-за незнания тобой принципа великой паутины семь я, мне придётся уехать домой без семени моего любимого мужа. В вашем обществе каждый индивид сам по себе, у нас у каждого семь жён, но на этом семь я не закрываются. У каждой из этих семь жён, свои семь жён, а у тех свои. У каждого детеныша с пятнадцати лет свои семь жён. Мы, все друг другу родственники. Существа, живущие на одной планете друг другу родные. У нас одно правительство. На всю планету. Это семья я только учёных и только военных. И они не из нашего мира. Таким образом, мы решаем проблему жажды власти. У нас один народ не идет на другой. Если, беря в пример твою планету, американец даст в глаз русскому, их вызовут к Совету. И дадут обоим. Потому что троюродный брат не может избить четвероюродного внучатого племянника своей прабабушки, это Каланиф! Запрет! Они одна Семь Я.
— А, если инопланетяне прилетят?— я искренне заинтересовался. Система выглядела как бред сивого мерина. Но, что-то в ней было, такое тёплое и приятное.
— Инопланетяне не могут сесть на планету, пока не предоставят документы о себе. За один человеческий час их выбирают определенные жители планеты. Сев на поверхность, они выходят не к чужеродным тварям. Они встречаются со своими Семь Я. И их встречают, как родных.
— А, если посадка вынужденная, или они пришли с войной, или ничего не поняли?
— Если они такие тупые, как люди, их запирают в специальном красивом доме, где стараются им всё объяснить. Иначе их прировняют к зверям, некоторые народы пользуются этим, чтобы ставить на людях опыты. Если посадка вынужденная и они в отрубе, их автоматически записывают на правящую семью.
— То есть, я в коме становлюсь женой местного военного?!
— Да.
— Почему?!
— Потому, что бессемейный человек одинок. Одинок, значит, переживает внутренние проблемы. Усталость, нервы, грусть. Его разум не стабилен, опасен для окружающих. Если пришельцы нападают, тут же на защиту становиться флот БСД, военной мега организации. Космическое НАТО, чтоб тебе проще понять. Все выжившие в драке принудительно включаются в Семь Я. Их никто не спрашивает!
— Ладно, я понял.
— Ничего ты не понял! Чтобы осознать Величие семь я, надо жить в таком мире. Ты свободно можешь жить на любом континенте. Тебя примет твоя семья. Если женщина потеряла ребенка, ей никто не даст умереть от горя. Потому, что на другом конце мира её десятиюродный маленький племянник потерял родителей. Она едет туда, к своему ребенку. У нас нет сексуально неудовлетворенных людей, потому…
— Хватит! Я понял. И всё равно, традиции вашего народа плохие!
— Да, но Миркарта любит меня, и как любящий муж помогает мне их выполнять. Если я его случайно пришибу, я же сам сдохну. Ведь я люблю его. Он моя Семь Я. Кстати, иди сюда глупый человек, дай я тебя обниму.
— Зачем?
— Как это зачем, теперь ты тоже моя Семь Я.
И они действительно обнимали меня, едва не ломая ребра. И отправили спать в комнату Майкла.
— Новая жена,— сказал Крегир с умным видом,— нуждается в особой любви и ласке. Она ведь новенькая, мужу с ней интереснее.
Они с Морганой остались обсуждать новые виды оружия, а нас с Майклом затолкали в спальню. Я устало сел прямо на ковёр.
— Хватит хихикать, господин сенатор. Это всё серьезно, знаешь ли. Если это твои жёны, то по этому дебильному принципу ты тоже чья-то жена, правильно?
Майкл сел рядом со мной и протянул банку холодной Колы. Я припал к ней с благодарностью.
— Позволь кое-что прояснить, мой маленький секретарь. Принцип Семь Я зародился как принцип бескровной войны. Есть существа, которые живыми нужнее, чем мёртвыми. А переходить на твою сторону они не хотят. Если они станут твоей женой, у них не будет выбора. Цифра семь это так, для галочки. Жён может быть тысячи, ведь они живут по всей вселенной. Ты можешь с ними ни то что не спать, даже встретиться раз за свою жизнь. Просто, ты им как бы должен. А они тебе. Меня взял в плен очень сильный инопланетник. И я стал его женой в политических целях.
— Крегир и Моргана?
— Моргана, мы познакомились при милых обстоятельствах. Она прилетела на мою планету за биологическими трофеями. Черепа и шкуры моих братьев. Её зажали в кольцо. Я руководил отрядом, мы набросили на неё сеть, она выла и рычала, израненная, но не покоренная. Мы уже направили лазеры на неё, и тут я понял. Я просто хочу видеть её живой, она слишком прекрасна чтобы умереть. Восхищение врагом, такое сильное. И я сказал только одно слово. Семь Я. Тогда она просто улетела, и я не надеялся больше её увидеть. Она вернулась через пять месяцев. У неё начались первые брачные игры и раз уж я её законный муж, я должен стать отцом её дочки. Я тогда был, совсем крошечной ящеркой. Моргана уменьшает свой рост, вообще я ей в пупок смотрю. Парочка мы были, весьма странная. Я отказался сразу идти в постель. Мы гуляли, много общались. В первый раз у нас получилось не очень хорошо. Я никак не мог залезть на церемониальное ложе на её корабле. Прыгал и пролетал над нею. Сломал нос, вывихнул хвост. Когда, я наконец забрался, мы просто хохотали как сумасшедшие и лечили меня. Через тринадцать месяцев она прислала мне фото моей дочки. Она меня любит, действительно. Ревнует, часто приезжает. Но, она — свободная убийца и я этого никогда не забываю.
— А Крегир?
— Стычка с попыткой терракта. На нашей планете отдыхал генерал флота БСД. Его послали убить, политические игры и у нас в ходу. Я не только предотвратил покушение, я гнал его до самого корабля. Мы дрались, рвали друг друга в куски. Он забил меня своими жалами. А потом, возбудил и залез сверху. Я вообще ничего не понимал. Просто тупо лежал, думая что на мне скачет абсолютно
незнакомое существо. Он вколол мне противоядие и улетел. Вернулся через год, объяснив их странные традиции. Сказал, что из яйца вылупился красивый здоровый мальчик. И поскольку наши народы безумно похожи, он хочет и дальше со мной спать. Он уже при посадке запросил разрешение вступить в мою Семь Я. Он разбирал вещи, болтал, а я просто сидел и смотрел на него. В наших отношениях жена скорее я. Крегир слишком обезбашенный, чтобы быть чей-то женой.
— Расскажи о своём муже.
— Тебе интересен этот бред? Давай потом, а? Если я буду рассказывать о каждой космической твари, мне жизни не хватит. Пошли спать.
— Шеф, я, это…
— Да не трусись ты так. Поцелую и всё. Я слишком устал. Хочешь, настоящий поцелуй метровым языком.
— Хочу! Нет, правда.
А ведь утром ещё на работу. И опять куча не разобранных бумажек. Я сидел за столом с отрешенным видом. Да, Майкл и вправду шикарно целовался. Его губы такие мягкие и приятные.
— И это всё?
Я с перепугу чуть со стула не свалился. Надо мной стоял тот лётчик первого класса. Его голова слегка наклонена, глаза прикрыты.
— Я уже надеялся услышать в твоих мыслях воспоминания о ночи страстной любви. А тут такой облом, даже обидно. Скажи, как у тебя с давлением?
— Давлением? Э, не жаловался. Вы читаете мысли?
— Не совсем, я их ощущаю. Хотел получить немного эротического удовольствия.
Мой глаз начал слегка подёргиваться, я потёр веко.
— Скажите, как ваше имя? У меня в документах о вас ничего нет. Ну, тут записано, вы Джон Тревор, менеджер из отдела финансов.
— Джеергориони Допильгордор, лётчик первого класса. Разведовательный штат номер 8. Здравствуй, Миркарта.
— Джеер, я был бы тебе дико благодарен, если бы ты не стоял так близко к моей жене.
— Прости, просто Джеетатури ждет тебя в гости. Проблема с морем почти разрешилась. К сожалению, вы снова выиграли. Селена хочет загладить возможные недоразумения семейной встречей в Доме куполов. Этот чудный малыш полетит с тобой. Гордость уже переполняет его?
— Нет, я беспокоюсь за своё здоровье.
— Очень мудро с твоей стороны.
— Я что, лечу на Луну!!!!!!
— А ты только сообразил?
В доме Майкла я стоял перед раскрытым чемоданом в недоумении. Он заглянул в комнату.
— Что ты делаешь?
— Думаю, какие вещи мне могут понадобиться на Луне. Я взял бумагу, карандаши для письма, тёплые носки, бельё, успокоительные.
Он закрыл чемодан и взял меня за руку.
— Кевин, в данной ситуации тебе нужны только тёплые вещи для путешествия, спокойствие и ты сам.
На такси мы доехали до вертолётной площадки. Машина странная, лопасти вращаются почти неслышно.
— Куда мы летим?
— В Антарктиду,— сказала Моргана как не в чём не бывало читая журнал. Крегир просто дремал. Я повернулся к Майклу, меня трясло от страха.
— Как мы попадем в Антарктиду на вертолёте!
— Это не обычный вертолёт. Ну, ну, успокойся. Это очень интересное приключение. Тебе понравится. Кстати, как там дела с договором о финансировании очередных наполеоновских планов Догерта?
Я подобрался. Работа, она прежде всего. Мой отчёт должен быть максимально подробным. Два отчёта, и в кабине стало очень тепло. Я уснул.
— Просыпайся, Кевин. Ты должен это видеть.
Вокруг меня расстилалась ледяная пустыня, без конца и края. Воздух холодный, как лезвия ножей. Он врубается в лёгкие и дышать нечем.
— Сейчас всё пройдёт.
Майкл нажал медальон у меня на груди. Тут же всё моё тело охватила лёгкая, серебристая взвесь. Она почти не отличалась от крошечных снежинок, поднимающихся в воздух с порывами ветра.
— Наноскафандр, эти мельчайшие частицы защитят тебя от любого внешнего воздействия. Пойдём.
Мы взялись за руки и пошли вперёд. Я оглянулся на вертолёт, чёрт там же остался чемодан! Машина больше не была тем, чем должна быть. Лопасти не двигались, они втянулись внутрь и машина сорвалась с места вертикально, с невероятной скоростью превратившись в серебристую точку.
— Это была летающая тарелка, она увезла мой чемодан.
— Тебе больше ничего не нужно, Кевин. Твой мир остался в Америке.
Майкл дважды топнул по снегу. Прямо из под земли выскочила блестящая коробка. Мы зашли внутрь.
— А это что?
— Кевин, не задавай вопросы, твой разум всё равно ни сможет это всё переварить. Просто смотри. И дыши глубже. Это лифт.
Нас дернуло вниз с чудовищным ускорением. Меня впечатало в пол, Моргана подхватила меня за шкирку и поставила на ноги.
— Кевин, сейчас стенки лифта станут прозрачными, постарайся проявить достойную реакцию.
И вправду, серебристая поверхность словно источилась, открывая….
— Ничего себе! Вот это да! С ума сойти!
— Ну, по крайней мере он не матерился и не падал в обморок.
Купол нереально огромной сферы покрывает толстый слой льда. А за ним начинаются облака, самые настоящие. Солнца нет, но при этом всё окружающее покрыто словно золотистым маревом. Такое бывает в пропитанные мягким теплом августовские вечера, когда осень ещё не вступила в свои права, но лето уже не изливает такие яркие солнечные лучи. Башни огромного города все укутаны в это тёплое сияние. Они так огромны, что природа создана прямо на них. С великолепного белого небоскрёба вниз срывается водопад. Он не долетает до земли, превращаясь в озеро. Складывается ощущение, что низа у этого мира вообще нет. Леса покрывают стены этих огромных домов, деревья шумят на крышах. Лифт по невидимой нити устремился прямо к невероятной по размерам башне, украшенной странной конструкцией. Несколько колёс постоянно вращались, в центре светящийся шар, будто маленькое солнце.
— Это, это…
— База Риторда, мы находимся под слоем льда Антарктиды, в семи километрах от поверхности. Реактор протянут внутрь планеты и получает энергию от ядра. Мы летим к сфере перемещения. Эта машина позволяет переносить людей на максимум расстояния с минимумом затрат. Эта сфера маленькая, её мощности хватает только для перемещения на ближайшие планеты солнечной системы. Для путешествий по галактикам нужны гораздо большие по размерам сферы. Можно использовать космические корабли, но это займет много времени. Четырех человек проще переместить на сфере.
— Я не понимаю.
Майкл потрепал меня по волосам.
— Просто смотри и постарайся не бояться.
Мы вышли из лифта, мои ноги до колен погрузились в тёплую жидкость, похожую на желатин. Майкл легко скользил в этой жидкости, Моргана как обычно подпрыгивала. Крегир ругался.
— Ненавижу эти посадочные площадки для малышек. Квакер, машина ненормальная!
— Так Кевин, в нашем мире называют летающие тарелки. Квакеры, от слова кватеральный. Особый вид энергии. Ваши тоже называют их квакерами. Они квакают как лягушки. Так странно ваши аппараты воспринимают речь на эсперанто, нашем языке.
— Моргана, пожалуйста хватит. Мой мозг сейчас взорвется.
— Это только первая стадия нагревания. До критической массы ещё далеко.
На встречу нам плыло странное существо. Он похож на человека, но кожа бледно-голубая, руки и ноги очень длинные. Лицо узкое, с большим ртом, маленьким вздернутым носом и странными глазами. Раскосыми, как у монголоидов. Только разрез тянется до самого виска.
— Господин Миркарта, на каком языке вы хотели бы изъяснятся?
— Со мной человек, английский, точнее американский английский.
Он что-то пощёлкал в аппарате на руке.
— Приветствую ещё раз, господин Миркарта. Всё к вашему вылету готово. Вашей супруге все необходимые прививки хотят сделать на Луне.
— Я бы не хотел, чтобы селениты касались моей жены. Их методы медицинских исследований мне
неприятны.
— Они говорят, вам нужно вылетать срочно. Это связано с вашей главной работой. Они обещали быть с вашей женой ласковыми и аккуратными.
— Основная работа,— Крегир подобрался,— проникновение?
— Увы, да. В ближайшие часы.
— Ладно, Кевин. Ничего не поделаешь, придётся тебе потерпеть. Пошли.
Нас снова провели в подобие лифта, только это помещение круглое и состоит из множества крошечных пластинок. Там стоят четыре больших, мягких кресла. Они сели и неизвестный инопланетянин подсоединил оборудование, оканчивающееся кислородной маской. На меня одели такую же. Я изо всех сил старался подавить панику, через маску проходил свежий воздух, существо успокаивающе погладило меня ладонью по лицу. У него было семь пальцев. А потом, шар дернулся. Или остался на месте? Все кресла взлетели в воздух. Крегир и Моргана устроили шуточные догонялки. Майкл подлетел ко мне и взял за руку. Это продолжалось не более трех минут. Они мягко опустились на пол, нажали что-то на руках. Теперь они были одеты в облегающие серебристые комбинезоны. На голове вытянутые шлемы. Я осторожно потрогал своё лицо. Шлем мягкий, это не стекло, больше похоже на плёнку. Одна из стен приоткрылась. Мне было безумно страшно поднять голову. Я сделал шаг и из под ноги поднялся столб пыли. Майкл приобнял меня за талию.
— Добро пожаловать на Луну, мой секретарь.
Я поднял голову, серые скалы, ноги до щиколоток тонут в пыли. На горизонте тьма. Звезд в космосе не видно. Мне стало страшно, очень. Я вжался в тело Майкла. Он повернул мою голову в сторону бескрайней серой равнины. Большие купола окружали пирамиду из серебристого материала. Делая большие шаги прыжки, мы добрались до базы. Лабораторный холод внутреннего помещения даже обрадовал меня. Нет тьмы вечного ничто.
— На самом деле космос — это не тьма. Свет и жизнь, очень красиво. Ты просто не видишь. Вот, надень.
Шлем исчез с моей головы, моё лицо закрыли большие очки.
— Вот так, это специальное стекло. Глаза селенитов, которые вы так любите показывать в своих фильмах смертельно опасны для людей.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница