Я ваш секретарь, господин пришелец



страница5/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Часть 6.


Мы с Миркартой должны коротать ночь в этом помещении. Через пять человеческих часов для нас настроят новые ворота, теперь уже для дальних перемещений. В большой комнате в форме круга не было абсолютно ничего, не считая больших серебристых луж. Миркарта стал на одну из них, и она превратилась в огромный, мягкий пуф. Он со стоном на него рухнул. Я потоптался по другой луже и вскрикнув, упал в кресло.
— Можно мне с тобой поговорить? Нет, я понимаю, я совершил большую ошибку. В чём она заключается? И вообще, кто такой этот Скайнер, почему ты его так боишься!
— Это не твоё дело,— Миркарта прикрыл рукой глаза, он по-прежнему оставался человеком.
— Нет уж, господин сенатор, вы меня втравили в свою семью.
— Ты сам полез в мой кабинет!
— Я выполнял свою работу! Как вернемся, можешь меня уволить.
— Господи, какой же ты ещё ребенок. Забудь, теперь ты не мой секретарь, а моя жена. Пока ты не взял свою жену, договор можно было расторгнуть. На этом этапе брака назад пути нет, развод у нас наступает только со смертью супруга.
— А Скайнер живёт долго?
— Он и атлант, древние. Ты и я, просто вспышка на полотне их судьбы. Средняя продолжительность их жизни, пятьдесят тысяч лет.
— Как ты с ним познакомился?
— Скайнеры, мощнейшая военная цивилизация, не имеющая аналогов в изученной вселенной.
Их пища-жизненная энергия других существ. Они нападают на корабли и планеты, нажираются до сыта и улетают на Ратхорт, свою искусственную планету. Они настолько древние, их планета давно умерла. Нападая на другие народы, они им предлагают откупную. Они не будут никого убивать, если им отдадут часть населения в постоянное рабское использование.
— И вы это терпите?!
— Мы вынуждены, даже если все планеты с разумной жизнью соберут силы, они не смогут их победить.
— При каких обстоятельствах тобой заплатили?
— Мой отец взял меня в первую научную экспедицию, он у меня был биологом, изучал другие формы жизни. Скайнеры атаковали наш корабль. Мне тогда было четырнадцать, по вашим меркам. Он потребовал меня. Мой отец не мог отказать, только он был на нашей планете ещё и политиком. Чтобы не раздувать конфликт, Скайнер взял меня как свою жену. Это был первый в истории случай вступления их расы в семь Я. Почему он это сделал, я не знаю.
— И твой отец тебя спокойно отдал.
— Нет, мы все сражались. Они стали качать энергию, и я сам согласился. Я был детенышем, видел, как мои близкие корчатся на полу, полумёртвые. Мне было наплевать, что будет со мной. Скайнер, для их расы он довольно добр. Купил моей будущей семье большой дом, не живёт со мной постоянно. Я как бы свободен.
— Поэтому ты удрал от него на Землю? Можно интимный вопрос?
— Он взял меня в постель в тот же день. Когда он рядом, я ношу ошейник. И, он не любит мою человеческую оболочку. Когда я в ней, он может меня ударить. Так что дома я буду ящерицей.
— Есть способ его убить?
— Я не пробовал.
— А вот я попробую.
— Милый, добрый, глупый человечек. Да ты и муравья не убьёшь. Если только задавишь морально. У нас, кстати, большая проблема. Если Скайнер узнает о моей хитрости с документами, мне будет очень плохо. Я должен взять тебя, Кевин. Сегодня, сейчас. Он должен почувствовать мою энергию и мой запах на тебе. Иначе, он тебя убьёт и даже атлант не сможет ему помешать.
Я просто прилип к креслу. Вот так, Кевин. Вляпался, расхлёбывай. Цепь моей удачи подошла к логическому концу. И выхода у тебя нет, это не Земля. Из квартиры сбежать не получиться. Ладно, не будем психовать. Это же просто секс. С мужиком, инопланетянином. Мама родная! Я встал с кресла и двинулся к Майклу, залез на пуф.
— Скажи, вы влюбляетесь? Все ваши рассуждения о семье ни фига не стоят, если вы не любите.
Миркарта тяжело вздохнул и погладил меня по щеке.
— Малыш, любовь, она очень разная. Я люблю всех своих жён. Как друзей, детей, любовников. Я люблю обезбашенного Крегира, беспринципную Моргану, шкодливую Солнышко. Люблю Лиру, моего друга детства и единственный надёжный якорь в своей жизни. Люблю тебя, наивного, доброго, смелого ребенка. Люблю Скайнера, как собака хозяина. Он жесток, но он открыл мне страсть, философию жизни древних, силу власти. Я не хочу его смерти. А ты меня любишь?
— Я тебя уважаю, восхищаюсь тобой, ты мне приятен. Человеку нужно больше времени, чтобы полюбить.
— Тебе не будет противно, если я….
— Давай попробуем. В конце, концов, выбора ведь нет. Только останься человеком, хорошо?
Он быстро и немного грубовато опрокинул меня на пуф.
— Знаешь, есть несколько преимуществ в анатомии ящерицы.
Миркарта снял с меня очки и поцеловал, осторожно, очень нежно. Интересно, кто я для него? Домашний котёнок? Женщина? Ну, уж точно не мужик. И что для него желание, хочет ли он сделать всё быстрее? АЙ!
— Ты меня за яйца ухватил!
— Прости! А за что ещё я должен тебя трогать?
Блин, он же меня до гола раздел, пока я тут думал! Нет, ни за что, я не буду спать с мужиком!
— И что значит это отчаянное переползание, Кевин? У тебя две жены? Как их будешь обслуживать?
Он ласково поцеловал мою спину, проведя языком вдоль позвоночника.
— Нет! Стой! Мне нужно в ванну, я грязный весь!
— Мне нравиться твой запах, просто помолчи и попытайся получить удовольствие. У селенитов превосходный слух. Джеетатуэрри и Джеер сидят в кабинете и ржут над твоим писком. А Солнышко вообще видит сквозь стены.
— Что! Ничего не будет! Я тебе не порно звезда, отцепись. Нет! Только не язык! Не туда! Ох! Ох, да, именно туда!
Я рухнул на пуф, тихо постанывая. Умелая рука моего начальника уже доставляла мне удовольствие. Но, когда в тебе одновременно орудует язык, это вообще полный снос крыши. Превратив меня в желе, он сполз ещё ниже и стал целовать мои ноги, массировать их.
— Может, меня тоже погладят?
— Не могу? Как после такого я тебе в глаза посмотрю?!
— Да меня мало твои глаза интересуют.
Он меня перевернул и взял в рот. Я гладил его голову и плечи, отстранившись, он тоже снял с себя одежду. Какой же он красивый, в любом виде.
— Нравлюсь?
— Нет, ты отвратительное животное.
Я осторожно поцеловал его в щёку, мне хотелось его приласкать. Только бы знать как и не помереть от стыда.
— Тебе надо учиться, если будешь таким скромным с атлантом, он не оценит.
Он придавил меня к постели и стал целовать шею. Его пальцы гладили меня между ног сильными, собственническими движениями.
— Стань на четвереньки.
Я подчинился, было чертовски страшно. В тоже время тело горело и приятно ныло. Он расширял мой проход, и к своему ужасу я понял, мне это нравиться! Его сила, власть над моим телом. Его руки, пальцы на бедре. Он дышал тяжело, хрипло. Мне хотелось, чтобы его тело реагировало на меня ещё острее.
— Быстрее!
— Тихо. Я же тебя даже не приласкал, как следует.
— Наплевать. Засунь его, быстрее!
— Какой грубый мальчик,— засмеялся Миркарта,— а совсем недавно собирался бежать на Землю, пешком.
— Оооо! Замолчи!
Он заставил меня прогнуть спину ещё сильнее, входя чудовищно медленно и осторожно. Мне не нужна его осторожность, в первый раз в жизни я испытывал такое дикое, животное желание. Я до тошноты хотел его внутрь. Я дергался в его руках плача и ругаясь. Он крепко держал мои бёдра, пока не исчезли неприятные ощущения. Наконец, он дал мне то, что я так хотел. Я прижался щекой к белой поверхности пуфа, закусив губу. Он целовал шею, затылок. Пальцы приятно пощипывали соски. Слегка царапали живот. Мои бёдра широко раздвинуты, его язык ласкает меня там! Да, если эта часть тела длиною в метр, преимущества значительны! Он двигается рванными, отрывистыми, глубокими движениями. Грань оргазма так обидно близко.
— А теперь, мой маленький секретарь, я накажу тебя. Этому меня научил муж.
Это была самая сладкая пытка. Я взлетал на вершину, и он закрывал мне эту дорогу. За секунду до экстаза, он заставлял меня испытать ещё большее вожделение.
Когда разум немного ко мне вернулся, я лежал под ним, обхватив ногами и руками и царапаясь, как дикая кошка. А его тело внутри было огромным, болезненно большим. Глаза ящерицы пылали.
— Прошу, дай мне кончить! Не могу больше.
— Урок на будущее, глупый, великолепный ребенок.
Всего одно движение, пронзившее мой мир и расколовшее его на куски. Больше просто ничего не помню.
Не открывая глаз, я раздумывал над проблемами своей жизни. Мои размышления выглядели примерно так:
— Мать моя, я переспал со своим начальником!
— Ладно, такое случается. Ничего страшного в этом нет.
— Господи, он ещё и пришелец!!!
— Ладно, контакты седьмого рода хоть и редки, но возможны. Теоретически, всё это можно пережить.
— Ты спал с мужиком, остолоп! И получил удовольствие! Ты гей!!!!!!
— Да чтоб провалиться, как я умудрился так влипнуть!
Схватившись за голову, я рухнул с пуфа. Он тут же превратился в лужу. Прекрасно!
Мне протянули одежду, я быстро развернулся к Миркарта спиной, покраснев как рак. У меня в руках был обычный комплект, брюки, свитер, кроссовки. Только всё белое, не знаю почему.
— Майкл, в общем, это, ну, ты не подумай. Короче, ты совсем не плохой любовник, да. Можно иногда этим заниматься, я не против. Только я мужчина! И немного предвзято отношусь к геям.
— Он нервничает из-за мужа. Со мной тебе будет гораздо лучше.
Я обернулся, на меня внимательным, чуть грустным взглядом смотрел атлант. С диким воплем я опять приземлился в странную жидкость на полу.
— Анубис, зачем ты ему выдал стилизованный скафандр? И что ты вообще здесь делаешь!
— Доброе утро, Миркарта. В обычном, он будет глупо смотреться, а этот в самый раз. И я хотел проверить его здоровье. Он так жалобно кричал в часы отдыха. У него красивое тело, для человека.
— Это моя жена, нечего разглядывать.
— Да, но это мой муж, хочу и разглядываю. Ты научился у людей ревности? Это не столь важно. Все ждут вас в комнате для приёма пищи.
Атлант снова окинул меня долгим изучающим взглядом и ушёл.
— Почему ты сидишь на банане? Что за мысли вообще? Хочешь его?
При моём падении лужа действительно превратилась в огромный банан.
— Я ни о чём не думаю, у меня истерика! Он меня голышом видел!
Майкл тяжело вздохнул и повёл меня за ручку в столовую. Наши семьи вместе с Джеетатуэрри сидели за висящей в воздухе пластиной, уставленной множеством аккуратных чашечек. В руке у каждого длинная палочка с округлым, глубоким наконечником.
— Доброе утро,— я сел около пластины и со странным смущением взял палочку. Кашица никак не желала зачерпываться в ложку.
— Давай помогу, дорогой. Нужно когда зачерпываешь, аккуратно прижимать кончиком ногтя вот это деление. Вот так, видишь.
— Джеер, какого чёрта ты делаешь?!
— Кормлю своего мужа, а что?
— Да, мы провели семейный совет и решили, что ты был не слишком ласковым. Как ты мог вообще применить сексуальную пытку к девственнику!
— Солнышко!
— Что, родной мой?
Я отмахнулся от настырного Джеера, у Миркарты начинался нервный тик, надо с этим что-то делать.
— У людей это интимные вопросы. Они за столом не обсуждаются.
— Так мы же семья Я. У нас друг от друга секретов нет.
— Ладно, поиграли и хватит. Проход готов?
— Да, Моргана.
— Тогда Кевина ждет встреча с космосом и Скайнером. Это намного страшнее толпы черезчур любопытных родственников.
Мы вошли в большой круглый зал, в центре его светился новый аппарат. Этот шар огромен, окутан кольцами как ажурными нитями. Внутри него нет кресел.
— Так, слушай очень внимательно. Игры закончены, Кевин. Мы в аппарате дальнего перехода, он двигается с чудовищной скоростью, ты даже не можешь её себе вообразить. Не двигайся, рывок может буквально размазать тебя по стене.
— Я боюсь.
— Знаю.
Он стал сзади и обнял. Я оперся ему на спину. Его семья Я и атлант с селенитом стали по бокам от нас и взялись за вышедшие из полов поручни.
— Пойдём гулять,— хлопнула в ладоши Солнышко.
— Ненавижу этот способ передвижения,— Джеер вцепился пальцами в поручень, Скайнер так торопится, не мог пару человеческих суток подождать?
— Моргана,— Крегир облизал губы,— не пали в пространсвеников, как в прошлый раз.
— А то что?!
— А то, Кевин пожалеет зверька и жениться на нём. Всё, отправляемся.
Меня дёрнуло в области живота, спина ударила о Майкла, мы оказались в лесу! Прекрасный, заснеженный, состоящий из множества серебристо белых звездочек.
— Как снежинка…
— Замолчи, без голосовых связок решил остаться.
— Ты бы тоже помолчала, Моргана. На второй уровень выходим.
И тут лес вспыхнул тысячами разноцветных огоньков, они плыли в воздухе, блестели на деревьях, сливались в бусы необыкновенных форм и цветов. Наши ноги не двигались, эти серебристые и разноцветные всполохи сами подталкивали нас вперед.
— Майкл, где мы? Что это?!
— Космос, Кевин. Настоящий. Вы слишком плохо видите и двигаетесь медленно. Вы никогда этого не увидите. Потока частиц, образующего всю вселенную. Настоящего космоса. Нет! Ничего не трогай руками. Ты несешься сквозь поток, любое замедление разорвет тебя на части.
— Атлант потрогал веточку.
— Это не веточка, это потоки частиц, образующие Млечный путь. Эта веточка превратит тебя в кашицу. Для древних истинный космос, нормальная среда обитания.
— Щас вырвет, Миркарта, держи его крепко.
— Да, Крегир.
В лесу возник светящейся коридор, нас действительно туда сильно толкнуло.
Мы снова стояли внутри серебристого круга.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница