Я ваш секретарь, господин пришелец



страница6/30
Дата01.06.2018
Размер3,07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Часть 7.


Мы снова стояли внутри серебристого круга. Его открыл собрат Миркарта. Он был выше, и его чешуя более серебристая. Он посмотрел на Миркарта, слегка прищурив глаза. Потом поклонился.
— Солнышко, настрой его скафандр.
Солнышко осторожно нажала несколько блестящих значков на моей куртке, в нос тут же ударил сильный запах озона.
— Наносы, которые защищали тебя раньше, здесь действуют по-другому. На планете чудовищный уровень гравитации, тебя может просто раздавить. Готово, Миркарта.
— Отлично, можем идти к посадочному блоку. Кевин, прошу, не лезь никуда.
— О чём ты говоришь,— Моргана усмехнулась,— куда-то лезть, это его естественное состояние.
Следом за ящерицей мы вышли из большой серебристой комнаты в широкий, светлый коридор. Он прозрачен, а по поверхности стеклообразного материала идет вязь фантастически красивых узоров. Тут мои новые друзья изменились. Они больше не были людьми, с их тел словно схлынул туман, их тела теперь обвивала только едва заметная серебристая дымка. Крегир превратился в ящерицу размером с Миркарта. У него большой чёрный гребень, за спиной покачиваются отростки. Моргана, мускулистая женщина, ростом почти с атланта! Её шипастый скафандр грозно сверкает. Анубис такой же, как раньше. Джеер выглядит как и все подобные ему существа, только он крупнее и его черты лица чуть более человеческие. Миркарта подхватил меня на руки и передал атланту. Тот посадил меня на плечо, как ребенка.
— Теперь пойдём быстрее. Шаг Кевина слишком маленький.
— А ты спешишь, Миркарта? Пусть малыш посмотрит восход Туриуса. Хоть помрет счастливым.
— Замолчи, Моргана! Я и так нервничаю! Ладно, давайте постоим, после перехода через врата нам всем нужно отдохнуть.
Мы остановились у левой стены.
— А что произойдет?
— Очень красивое зрелище. Ты прилетел сюда ночью, она длится один час. Моя родная планета, спутник Туриуса. Планеты с двумя солнцами. Нана сейчас ушло, это звезда, голубой карлик и она всегда видна в нашем небе. Тана, мы почти никогда не видим, свет очень ярок и опасен. Наша большая планета, наша защита. И сейчас она появиться, одновременно с Таной. Эта планета очень близко, ты можешь прийти в ужас. Постарайся сдержать страх.
Этот восход совсем не похож на наш, мягкий и постепенный. На горизонте блеснул лучик золотистого света, как яркая звездочка. И тут же обратился в слепящее золотое море. Поток ударил в стекла, заставив их вспыхнуть радужными узорами. Вокруг, куда ни глянь, простирался город. Он не был похож на наши города. Что поразило меня больше всего, никаких дорог не было. Холмы, рассекались спокойной рекой, озерами, на холмах островки домов в пять-шесть этажей. Как небольшие самостоятельные города. Прямо из рек и озер поднимались небоскребы! Гигантские и основательные, как горные вершины. Свет ударял в них, будто цунами. Стекла коридора трещали под напором этой золотой волны. Наконец, всё прекратилось. Мир окрасился в ровный, медовый свет. Голубоватые листья на приземистых, похожих на дубы деревьях мягко покачивались.
— Это всё?— моё тело мелко дрожало. Я только сейчас сообразил, что вцепился в волосы атланта побелевшими от страха пальцами.
— Что ты, Кевин. Это была прелюдия.
Теперь из-за линий горизонта поднималось нечто невообразимое. Оно плыло, и небо медленно закрывало невероятное по размерам тело другой планеты! Я хорошо видел материк, занимающий большую часть полушария. Периодически на его поверхности вспыхивали искры.
— Включают станции связи, до выхода орбитального взаимодействия час остался. У нас, Кевин, самая близкая орбита. Мы к нашей основной планете в пятьдесят раз ближе, чем луна к земле. Эй, Кевин, ты хорошо себя чувствуешь?
Я смотрел на наплывающую на город планету и у меня стучали зубы. Волосы на затылке встали дыбом. От мыслей, что мне нужно выйти туда, в этот золотистый мир, у меня дрожали и холодели ноги.
— В полном, ещё бы водички попить…
— Нарзан тебе обеспечен.
— А почему нарзан?!
— Из-за большого содержания минералов, тут нет соленой и пресной воды. Вся жидкость на планете, это нарзан.
Они пошли дальше, как ни в чём не бывало. Я тоже сделал умное лицо, поглядывая на стекло с правой стороны. Там был просто роскошный город, медленно плывущий в потоках медового света и нарзане. Обалдеть!
— Ну, думаю, ничего более удивительного я уже не увижу.
Моргана даже засмеялась над моей наивностью.
Мы вышли в украшенные мозаикой двухстворчатые двери. Воздух ударил в лёгкие тяжёлой волной, ноги налились свинцом. А ведь я не иду, сижу на чужом плече.
— Кто-нибудь, понесите Джеера, он тоже маленький.
— Спасибо за заботу, дорогой. Мы можем регулировать вес своего тела.
Миркарта скрипнул зубами. В своём настоящем теле он похож на грозного дракона, от сенатора ничего не осталось.
— О нет, он издевается, прислал за нами ваш транспорт! Я не полечу на эту треклятую виллу в которабле! Меня укачивает в этом дурацком биомеханизме!
— Надо же, Моргана, ты права. Которабль,— Миркарта засмеялся,— пять лет в них не летал.
На большой серебристой площадке мирно посапывал огромный, темно синий кот с драконьими крыльями. Увидев нас, он потянулся и сладко зевнул, лёг на бок. В его животе открылся металлический люк.
— Что это за бред наркомана!
— Это, Кевин, местная техника. Тут нет железа и в наших условиях оно быстро разрушается. Мы решили эту проблему, синтезируя металл с других планет и органику. Мы вывели наше оружие и космические корабли в форме живых организмов. Внутри это самолёт, с наружи это летающий кот. Тут почти нет наземной жизни, всё либо живёт в воде, либо ползает по деревьям. Летать могут только искусственно выведенные существа.
— Да, конечно, всё совершенно естественно. Господи!
Все спокойно залезли внутрь кота, там был голубоватого цвета металл, стены сжимались и расширялись вместе с дыханием живого самолёта. Все сели в кресла напротив круглых смотровых стекол. Кот поднялся в воздух. Летало это существо отвратительно, нас постоянно трясло. Ощущение, езды на телеге, очень древней. Почти ничего не видно, несколько минут тряски сменились двумя тяжёлыми ударами. Кот снова открыл нам проход и мы вывалились в густом лесу, росшем вокруг пятиэтажного стеклянного замка. Я был согласен с Морганой. Качество которабля я не оценил. Мы шли по дорожке к этому роскошному замку, лица моих друзей становились всё более хмурыми и похожими на маску. Миркарта возвращался домой, в логово чудовища. Это ощущение возникло за метр до дверей. Давящее чувство, безысходность. Будто кто-то высасывает из тебя энергию, радость и саму жизнь. Двери распахнулись нам на встречу.
— Я жду тебя уже два дня, почему так долго? Мне не нравится, когда ты меня не слушаешься.
Итак, его величество, ужас вселенной, страх моего супруга, Скайнер. Хм, что же было передо мной. Из всех существ, с которыми я успел познакомиться, Скайнер самый высокий. Его тело выглядит хрупким, он напомнил мне богомола. Ноги очень длинные, руки пропорциональны человеческим. На каждой руке по десять пальцев, он нервно постукивает ими по ноге. Обтягивающий чёрный костюм не скрывает довольно привлекательного тела. Только очень узкая талия, а плечи, наоборот, непропорционально широки.
Что ж, он, прямоходящий гуманоид. Уже не так страшно. У скайнера длинные, угольно чёрные волосы, а за спиной сложены кожистые крылья. У него невероятная кожа, вообще не думал, что такое возможно. Белая и сверкающая, как мрамор, она вся покрыта чёрно красными разводами, они передвигаются и от этого создается ощущение застарелой крови, медленно стекающей по лицу. Само лицо очень женственное, узкое и какое то кукольное. Эти полные губы и вздернутый носик совершенно не подходят к дьявольским глазам, без зрачков, без радужки. В них клубиться ярко красная мгла. Если оценивать увиденное в общем, Скайнер вызвал у меня отвращение.
— Подойди.
Миркарта склонив голову, приблизился. Широкий ошейник тут же замкнулся на его шее.
— Ты отверг два моих приглашения вернуться домой.
Хлесткий удар по лицу, голова Миркарты дергается назад. Все молчат, хотя пальцы Морганы и Крегира сжаты в кулаки. Голос Скайнера спокоен и бесцветен. Атлант снял меня с плеча и спрятал за спину.
— Ты нарушил мой чёткий приказ и взял в жёны эту отвратительную тварь, человека. Ты испачкался, переспав с ним.
Второй удар разбил Миркарте губу.
— Ты даже не удосужился сделать ему прививки, притащив его в наш дом.
Третий удар Скайнер нанести не успел. Во время экзекуции я влез между ними и от всей души врезал ему ногой в колено. Для этого мне пришлось задрать ногу на приличную высоту, еле дотянулся.
— Можно узнать, какого хрена ты избиваешь моего мужа без моего разрешения, птеродактиль недоношенный?!
Крегир заскулил, схватившись за голову, атлант подошёл к нам поближе. Скайнер смотрел прямо на меня, мне хотелось упасть на пол, плакать, целовать властителю ноги. Я не сделал этого, не мигая, я смотрел в его красные гляделки. Глаза Скайнера вспыхнули ещё ярче, рот растянулся в улыбке маньяка, обнажив ровный ряд мелких, острых клыков.
— Человечек, ты довольно умён для своего тупого племени. Обещал атланту мизерную возможность оказаться на Земле. За это, он тебя будет защищать до последней капли своей крови.
— А мне защита не нужна, я за свой базар отвечаю,— со страху я перешёл на подростковый дворовый сленг. Чтобы успокоиться, я его ещё разок пнул.
— Простите, господин,— дрожащий Миркарта вытер кровь с лица,— он, глупое животное, совсем не опасное. Я немедленно отправлю его обратно, на Луну.
Скайнер чуть грустно вздохнул, потом поднял меня за шкирку, на уровень своих глаз.
— Даже контактный переводчик, вмонтированный в твой скафандр не может скрыть всей мерзости этого звукового аппарата. Мясо у тебя во рту, ты не обладаешь напевной голосовой речью. Не владеешь мыслепроизношением. Значит, отвечаешь, крыса? И что же ты мне хочешь сказать?
Висеть было неудобно, но я тоже изобразил злобную улыбку. Умирать на коленях не хотелось.
— То, что такая мерзкая, эгоистичная свинья не имеет права даже ноги лизать такому доброму, умному, нежному, работящему существу как мой любимый муж. И не смей тут руки распускать!
Скайнер потёр свободной рукой подбородок.
— Миркарта, и вы, дорогие члены семей, располагайтесь в доме, отдыхайте. Я пока поговорю с твоей супругой наедине и сделаю ей все необходимые прививки.
— Нет,— волосы Солнышко вспыхнули огнем,— я не буду тут, располагаться, пока ты его будешь пытать до смерти, и никто из нас не будет.
— Это бунт?— Скайнер повеселел, сейчас начнет тянуть из всех энергию.
— Нет, это их мнение. Я с ним не согласен. Давай поговорим, наедине. Некоторые слова я стесняюсь говорить при муже.
— Господин, нет! Он с ума сошёл!
— При данном разговоре должен присутствовать кто-то из его и нашей семьи,— Моргана в данной ситуации самая практичная. Она и атлант тут же выступили вперед. Селенит, наоборот, рванул Миркарта за скафандр к ним.
— Это личный разговор,— с сильным хлопком Скайнер раскрыл крылья и спрятал меня в них.
Вспышка света, жалобный вскрик Миркарта и вот мы уже стоим в большой комнате. В ней нечто, похожее на мебель. Только формы уж очень странные. Всё вывернуто под углами. Постель вполне человеческая, с балдахином из плотной ткани.
— На ложе.
— Во-первых, я твоим приказам не подчиняюсь, я жена Миркарты, во— вторых, где мы?
— Это моя личная комната, никто не знает, где она. Это особые технологии моего народа. Сейчас они в отчаянии обыскивают весь дом. Они тебя никогда не найдут.
Скайнер швырнул меня на постель, я врезался в холодное покрывало. Это создание тут же придавило меня сверху, и грубо схватив за волосы, впилось в мой рот поцелуем. Вернее, мне так показалось. Он заставил меня открыть рот и стал тянуть, что-то невидимое. Я пытался сопротивляться, но моё тело становилось всё слабее. Когда он от меня отвалился, я не мог шевелиться. Только хлопал глазами в шоке.
— Вот так, хочу поговорить с тобой, как с полноценным, взрослым существом. От тебя слишком много шума и лишних движений. Когда я закончу все процедуры, ты сможешь снова двигаться. А теперь, говори. Речь я тебе сохранил.
— После этих процедур, я останусь человеком?
— Не совсем, чистому человеку в космосе не выжить.
Он открыл небольшую коробку, стоящую на столе. В его паукообразных руках появились скальпели, шприцы с длинными иглами. Один шприц мне особо не понравился. Длинная игла сантиметровой толщины в форме спирали. Он нажал кнопку, и она закрутилась, как бур.
— Это больно.
— Это очень больно, человечек. И ни каких обезболивающих ты от меня не дождешься. Скажи, ты любишь Миркарта?
— Да, я его люблю. Он в меня поверил, доверил такую важную тайну. Он познакомил меня с невероятными существами, открыл мне космос. Я видел больше, чем все люди на земле. Разве я могу его не любить?
— Так сильно, что даже готов отдать за него жизнь?
— Да, ты меня всё равно убьёшь. Я не позволю тебя причинять ему боль.
Скайнер подошёл ко мне. Мерзко визжащий шприц оказался на расстоянии миллиметра от моих глаз.
— Когда ты занимался с ним сексом, тебе понравилось?
— Ты ревнуешь? Вот в чём дело! Ты скучал по нему, и ревнуешь его к другим. Но, ты великий и ужасный, не имеешь права на такие чувства. И ты исходишь ревностью и желчью. Ты жалок, Скайнер, ты одинок и несчастен. Ненавидишь своё племя, а это тебя не принимает. Бедное, бедное создание.
Лицо Скайнера исказилось от ненависти, но тут же приняло странное, игривое выражение. Все шприцы полетели на пол, он сел надо мной и снова поцеловал. Теперь это был именно поцелуй, пусть злобный, болезненный и безответный.
— Так пожалей меня, ты же всех жалеешь.
— Не буду, ты не пощадил взятого в плен мальчика. Отымел в первый же день. Что, со мной тоже сделаешь, это приветствие твоего народа?
— Я могу лишить тебя разума, сделать бессловесным рабом, дебилом.
— Ну, приступай.
Он положил руку мне на лицо. Десять пальцев были длинные и удивительно подвижные. Они касались моего носа, губ, век.
— Смелый какой. Будешь ли ты такой же смелый, когда я начну тебя пытать?
— Я буду кричать и плакать, как и все люди. Смелость-не отсутствие страха.
Он снова подошёл к своему столу. Теперь он открыл крошечную шкатулку и достал из неё серебристый, переливающийся кристалл. Вернувшись, Скайнер нажал пару кнопок на моём скафандре и полностью меня раздел.
— Люди, вы всё же отвратительны. Никакой физической силы, такие задохлики.
— Ну, есть очень сильные ребята, качки. Чёрт!
Скальпель в руках Скайнера сделал быстрый, глубокий разрез по всей груди, он поднес камень к порезу. Камень превратился в воду! Жидкость стекла по его руке в порез и он мгновенно затянулся. Тут же моё тело стала бить крупная дрожь. Боли не было, очень холодно и хотелось спать.
— Тихо, сейчас всё пройдёт.
Он лёг на меня, обнял, прижимая к груди. Его руки стали такими нежными и ласковыми, будто совсем другое существо.
— Я сделал тебе, удивительный подарок. Сделай и мне тоже. Научи меня любить. Думаешь, легко изображать из себя монстра, чтобы спасти любимого человека?
— Я помогу тебе. Но, если ты мне лжешь, я тебя уничтожу.
Почему я так сказал? Откуда в моём теле появилась такая сила и такая уверенность. Мои руки и ноги стали шевелиться.
— Чтож, наши анализы закончены на половину. Ты больше не человек. Нам пора возвращаться, пока Миркарта не разнес весь дом.
Он снял меня с кровати и вот мы уже стоим в центре зала.
— Я опоздал, должен был прилететь раньше.
Миркарта сидел в кресле, схватившись за голову. На коленях рядом стоял человек, только выше ростом и весь голубой, как его начальник. Смотря, как он его нежно обнимает, я почувствовал укол ревности. Впервые за всё это время!
— Миркарта, мы здесь. Я сделал все необходимые прививки. Ты и правда думал, я убью твою жену?
— Что ты с ним сделал!
— Солнышко, успокойся. Ничего плохого не случилось. Мне даже не было больно.
Миркарта схватил меня, отчаянно целуя. Лиру, а это был именно он, осторожно погладил. Другие тоже пытались дотронуться, будто не верили в то, что я жив. Солнышко подошла к Скайнеру.
— Из всех, только я знаю всё. Ты хоть понимаешь, что ты натворил, хранитель, и к чему это может привести? Ты доверил не гранату обезьяне. Муравью, атомную бомбу. Ты ещё больший псих, чем этот мальчишка!
— Я знаю, плазмоид. Но, нашим народам пора сделать следующий шаг.
— Да твоя полубезумная раса тебя по стенке размажет! Не смей вскармливать семя!
— С этим вечно попадающим в передряги, смелым до тупости созданием? Пусть попробуют.
Сказав эти странные слова, Скайнер повернулся к гостям.
— Человечек, сегодня ночью ты и Миркарта придёте в мои покои. Это наказание за твоё наглое поведение. А с завтрашнего дня ты начнешь ухаживать за своими жёнами. Эту неделю ты не будешь приближаться к Миркарта. В моём доме он принадлежит только мне одному.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница