Ядерная Россия Сегодня : Дмитрий Ковчегин Подписаться на новостной бюллетень



Скачать 331,69 Kb.
Дата19.10.2016
Размер331,69 Kb.
Электронный новостной бюллетень Ядерная Россия Сегодня представляет собой подборку материалов из российских средств массовой информации - как центральных, так и региональных, а также выходящих в ЗАТО, и документов, связанных с вопросами ядерных вооружений, ядерной политики, ядерной безопасности, ядерных материалов и их физической защиты учета и контроля, отработанного ядерного топлива, ядерного экспорта, экспортного контроля, несанкционированного доступа к ядерным материалам, ядерного терроризма ядерных технологий и технологий двойного применения.

Редакция приводит фрагменты из статей дословно или в пересказе, предлагает точки зрения различных изданий и не комментирует их. Размещение материалов в данном бюллетене не означает, что редакция разделяет ту или иную из них.

Бюллетень выходит два раза в неделю.

Редактор бюллетеня Ядерная Россия Сегодня: Дмитрий Ковчегин

Подписаться на новостной бюллетень Ядерная Россия Сегодня можно на сайте ПИР-Центра по адресу http://www.pircenter.org/russian/subscription/e-subs.htm.



ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ

19 февраля 2002

СОДЕРЖАНИЕ

ИНФОРМАЦИЯ

  • Владимир Путин об актуальных проблемах международной безопасности

  • Сэм Нанн: "Россия - партнер, без которого нельзя обойтись"

  • Администрация США подтверждает готовность к сотрудничеству с Россией

  • Россия и США ведут консультации в области стратегической стабильности

  • Игорь Сергеев: "Соглашения с США достижимы"

  • В Железногорске создается центр офшорного программирования

  • Россия и США намерены урегулировать возникшие в реализации сделки ВОУ-НОУ противоречия

МНЕНИЕ

  • Новый формат стратегических отношений России и США требует наведения порядка в российской системе принятия решений

 

ИНФОРМАЦИЯ

Владимир Путин об актуальных проблемах международной безопасности

В интервью газете Wall Street Journal президент России Владимир Путин заявил, что "и Россия, и Соединенные Штаты заинтересованы в укреплении режима нераспространения ядерного оружия и средств доставки, а также других средств массового уничтожения. От этого в первую очередь зависит наша национальная безопасность. Это очень важный побудительный мотив для сотрудничества". Борьбу с распространением оружия массового уничтожения Владимир Путин назвал общим интересом России и США, не зависящим от степени доверия президентов друг к другу.



Отвечая на вопрос об отнесении Ирака, Ирана и Северной Кореи президентом США Джорджем Бушем к оси зла Владимир Путин отметил, что не считает обоснованным составлять черные списки стран.

"Нужно говорить о проблемах и искать пути решения этих проблем. Одна из них - как я уже упоминал - это проблема распространения ядерного оружия и других средств массового уничтожения.

Если мы говорим об Ираке, и есть подозрение, что в этой стране производятся средства массового уничтожения, то нужно решать именно эту проблему. И здесь много путей. Прежде всего нужно добиться возвращения в Ирак наблюдателей ООН. Как это сделать? Существует много способов, и военный путь далеко не единственный, не универсальный и, наверное, не самый лучший", - заявил президент России. (Интервью Президента Российской Федерации В.В. Путина газете Wall Street Journal. Пресс-служба Президента РФ. 11 февраля 2002)



Сэм Нанн: "Россия - партнер, без которого нельзя обойтись"

11 сентября, спустя всего несколько часов после того, как самолеты врезались в башни Международного торгового центра и в Пентагон, президент Путин позвонил в Белый дом. Он был первым среди мировых лидеров, кто позвонил, и он не просто выразил свое сочувствие. Вооруженные силы США были приведены в состояние высшей боевой готовности, и поэтому - чтобы свести к минимуму любую вероятность ошибки или просчета - президент Путин прервал военные учения, проводившиеся в России.



В последующем президент Путин приказал российским военным экспертам и ответственным лицам оказывать помощь вооруженным силам США в их сражении с Аль-Каидой, делиться разведданными о террористических организациях, заморозить финансовые и иные активы террористических групп и ускорить сотрудничество с США в противостоянии угрозе, исходящей от биотерроризма, ядерного терроризма и химического оружия.

Эти шаги вывели сотрудничество между США и Россией в вопросах безопасности на беспрецедентный уровень. В самом деле, в исторической перспективе день 11 сентября, вероятно, оказал не менее глубокое воздействие на американо-российские отношения, чем окончание холодной войны. Конец холодной войны означал, что мы перестали быть врагами. День 11 сентября убедительно показал, что мы должны стать друзьями.

Почему? Да потому, что впервые за более чем 50 лет наиболее вероятная угроза от ядерного, биологического или химического оружия, перед которой стоят США и Россия, исходит не из возможности его применения одной страной против другой. Самая вероятная опасность заключена не в запуске ядерных ракет суверенными государствами, а в биологическом оружии в аэрозольных банках, в химическом оружии, примененном в метрополитене, или в ядерном оружии, спрятанном в трюме судна или в кузове грузовика. Это принуждает Соединенные Штаты и Россию к участию в совершенно новой гонке вооружений: террористы и определенные страны гонятся за получением оружия массового поражения, а мы должны совместно стремиться к тому, чтобы их остановить. Мы должны вместе повести за собой мир в объединенных усилиях по борьбе с ужасами терроризма.

Россия - партнер, без которого нельзя обойтись в такой глобальной кампании. Россия располагает огромными техническими познаниями и опытом для решения поставленной задачи. Россия может сделать больше для обеспечения безопасной сохранности оружейных материалов и технологий, чем любая иная страна. Россия может оказывать влияние в некоторых важных столицах, где другие страны такого влияния не имеют. При этом люди в России познали на собственном опыте, что такое терроризм. Президент Путин показал, что он осознает эту важнейшую миссию России, заявив миру через несколько недель после 11 сентября: "Нам необходимо объединить усилия всего цивилизованного сообщества во имя победы в войне с терроризмом".

В годы своей деятельности в сенате я приложил немало усилий для налаживания партнерства США и России в сокращении угрозы применения оружия массового поражения. Благодаря лидерству и упорному труду многих русских и американцев в реализации американо-российской программы по совместному сокращению угрозы (также известной как программа Нанна-Лугара) за последнее десятилетие был достигнут значительный прогресс в обеспечении безопасности и сокращении количества оружия и материалов. Сегодня я преследую те же цели в новой ипостаси. Я являюсь сопредседателем частного международного фонда Инициатива по сокращению ядерной угрозы (Nuclear Threat Initiative - NTI), основанного и финансируемого Тедом Тернером. Цель фонда - снижение глобальной угрозы, исходящей от ядерного, биологического и химического оружия.



Тед Тернер и я рады тому, что открываем офис NTI в Москве. Мы принимаем за честь поддержку, оказанную нам президентом Путиным, и гордимся тем, что депутат Думы, бывший секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин входит в состав нашего международного совета директоров.

NTI понимает, что объемная и крупномасштабная работа по сокращению угрозы должна выполняться правительствами. Только правительства с их полномочиями и ресурсами могут адекватно реагировать на стоящие перед нами угрозы. Тем не менее мы верим, что частная организация может внести существенный вклад в решение этой глобальной задачи. Цели NTI ясны и однозначны. Мы хотим свести к нулю вероятность того, что оружие массового уничтожения будет когда-либо применено против кого бы то ни было, где бы то ни было, умышленно или случайно. Мы поддерживаем усилия по сокращению запасов оружейных материалов и обращению с ними под надежным контролем; по ограничению распространения оружейных технологий; по защите от нарождающейся угрозы применения биологического оружия и по поиску путей внесения перемен в состав ядерных вооруженных сил в целях повышения безопасности и стабильности.

NTI начинает в России работу над рядом проектов, нацеленных на снижение угрозы от ядерного, биологического и химического оружия, включая усилия по ускорению постановки под безопасный контроль и уничтожения оружия и материалов, по предотвращению распространения оружейных технологий, а также по объединению наших ученых в совместной работе по борьбе с терроризмом.

Параллельно с этим мы также работаем над повышением осознания общественностью образовавшегося разрыва между угрозой и глобальным реагированием на нее. На нашем сайте www.nti.org можно найти самую разнообразную информацию - на английском и русском языках - об угрозе, исходящей от оружия массового поражения, включая ежедневный бюллетень новостей о последних событиях во всем мире.



Мы верим, что, когда большее число людей в наших двух странах осознают наличие этой угрозы, они потребуют конкретных действий, направленных против нее. По сути, наша наибольшая вера в возможность перемен заложена в нашей способности поощрять действия на самом высоком уровне. Именно поэтому мы были так воодушевлены, когда в ноябре 2001 года президент Буш заявил от собственного имени и от имени президента Путина на их совместной пресс-конференции в Белом доме: "Наш наивысший приоритет √ не дать террористам заполучить оружие массового поражения". Мы верим, что два президента смогут отдать должное этому приоритету и достичь этой высокой цели, объединившись в роли ведущих партнеров глобальной коалиции против ужасов терроризма.

В настоящее время сотрудничество России и США по сокращению угрозы сфокусировано лишь на работе в рамках наших двух стран. Вместе с тем в 43 странах имеются исследовательские реакторы, работающие на уране оружейного качества. Это потенциальное сырье для ядерного терроризма, и часть его охраняется лишь низко оплачиваемыми сторожами, сидящими внутри проволочной ограды. Действуя в качестве лидеров глобальных действий, США и Россия могут выработать и обязаться внедрить стандарты мирового класса в обеспечении ядерной безопасности и призвать все остальные страны последовать их примеру. Как сказал сенатор Лугар: "Мы должны сделать так, чтобы каждая страна, располагающая потенциалом создания ядерного, биологического или химического оружия, отдавала себе отчет в том, что она имеет, обеспечила безопасное хранение того, что она имеет, и взяла на себя обязательство не допустить доступа к нему никакой иной страны или группы".

Президент Путин и президент Буш могут также ускорить сотрудничество США и России в вопросах защиты от биологического оружия. Тысячи ученых накопили большой опыт и знания в ходе советской программы создания биологического оружия. Сегодня эти знания и опыт предоставляют России уникальную возможность продвинуть вперед глобальную защиту от биотерроризма. Для наших двух стран настало время поделиться знаниями о природе биологической угрозы - от ее предотвращения до раннего выявления и оповещения и до устранения последствий. Такая программа может не только защитить от биотерроризма - увеличение инвестиций в изучение заболеваний, в антибиотики и методы раннего лечения могут также значительно способствовать охране здоровья людей в России. Когда одни и те же инвестиции способны повысить безопасность обеих стран, поднять на более высокий уровень охрану здоровья и способствовать глобальному партнерству - такие инвестиции нельзя не сделать.

Мобилизуя глобальные усилия по противостоянию ужасам терроризма и сотрудничая с другими странами в выработке глобальных программ, Соединенные Штаты и Россия должны также развить наши двусторонние действия по сокращению угрозы путем преобразования и сокращения числа имеющегося ядерного оружия, совершенствования систем раннего предупреждения и продления времени для принятия решения руководителями обоих государств для сокращения вероятности запуска в результате ложной тревоги. Такие усилия, так же как и все другие, повысят безопасность всех стран, но возглавить их должны наши две страны.

Угроза терроризма и оружие массового поражения распространились по всему миру. Соединенные Штаты и Россия не могут противостоять ей в одиночку. Вместе с тем действия многих стран нередко следуют действиям малой горстки стран - особенно когда действия этой горстки отвечают интересам многих. В этом сама сущность лидерства. Наши две страны были ключевыми конкурентами в гонке вооружений, и смертоносные останки этой гонки до сих пор угрожают глобальной безопасности. Мы не можем уклониться от ответственности ликвидировать эту угрозу.

Сегодня на высоте более 300 км над Землей русский командир и два американских бортинженера ведут научные исследования на международной космической станции, которая кружит над земным шаром со скоростью 22 300 км/ч. Это пример выдающихся международных достижений, которые венчают американо-российское лидерство. Для нас это должно стать примером в борьбе с ужасами терроризма.

Две наши страны были долго разделены аспектами культуры, языка, географии и идеологии. Мы неизбежно будем сталкиваться с преградами в формировании и осуществлении нового партнерства против ужасов терроризма, но, учитывая высоту ставок для наших граждан, я уверен, что прочное лидерство и широта видения позволят преодолеть эти преграды. Моя уверенность основана на том, что существующая общая угроза порождает общую заинтересованность, разделяемую всеми народами, а сотрудничество в этой области породит привычку сообща преследовать цели и в других областях. Нам надо начать с объединения в противостоянии нависшей угрозе. Мир остро нуждается в том, чтобы Россия и США выступили в роли ведущих партнеров в глобальной кампании против ужасов терроризма во имя защиты всех граждан в мире, свободном от опасности. (Сэм Нанн. Россия - партнер, без которого нельзя обойтись. Коммерсант. 2 февраля 2002)



Администрация США подтверждает готовность к сотрудничеству с Россией

Администрация Джорджа Буша подтвердила готовность активно сотрудничать с Россией в обеспечении ядерной безопасности, запросив у Конгресса на эти цели в 2003 финансовом году более 800 млн. долл. Обнародованный 4 февраля проект федерального бюджета США включает ряд программ в рамках так называемой Расширенной инициативы по сокращению угрозы от оружия массового уничтожения, выдвинутой еще при президенте Билле Клинтоне. Она осуществляется по линии трех ведомств - Пентагона, министерства энергетики и госдепартамента.

Самые крупные ассигнования на сумму 416 млн. долл. запланированы по программе министерства обороны США, известной по именам ее авторов как программа Нанна-Лугара. Она направлена на оказание помощи Москве в уничтожении стратегических вооружений, подпадающих под сокращение в соответствии с соглашениями между двумя странами.

Более 350 млн. долл. намечено выделить на сотрудничество с Россией из бюджета министерства энергетики США. Из них 233 млн. долл. должны пойти на финансирование программы физической защиты, контроля и учета ядерных материалов в РФ, 39 млн. - на программы Инициатива ядерных городов иИнициатива по предотвращению распространения, 49 млн. - на содействие России в закрытии трех ядерных реакторов, вырабатывающих оружейный плутоний, а еще 34 млн. - на утилизацию излишков этого материала.



Администрация США собирается также продолжить ряд программ по линии госдепартамента, нацеленных на оказание помощи России и другим странам СНГ в области нераспространения. Они предусматривают усиление режима экспортного контроля, повышение эффективности работы пограничных и таможенных контрольно-пропускных пунктов, обеспечение занятостью ученых и специалистов, трудившихся ранее на оборонных предприятиях над созданием ядерного, биологического и химического оружия. (Иван Лебедев. США планируют выделить в 2003 году на сотрудничество с Россией в области ядерной безопасности 800 млн. долларов. ИТАР-ТАСС. 5 февраля 2002)

Власти США, похоже, всерьез задумались о том, что связывает Россию с мировым терроризмом. По словам председателя комитета по иностранным делам сената США Джозефа Байдена, для террористов "существует много источников, где можно достать ядерное и химическое оружие, но на это нужны годы. Но есть и короткий путь - туда, где есть все сразу. Это - магазин, а иначе говоря - Россия". Чтобы отвлечь нас от такого бизнеса, Америка, судя по всему, готова помочь нам финансами.

Американский сенатор призвал списать часть российского внешнего долга и увеличить расходы на обеспечение российских ядерных и химических арсеналов. Увеличение расходов на эти нужды, по его замыслу, должно предотвратить проникновение такого оружия в Иран, Ирак или любые другие страны. Джозеф Байден считает, что слабая система безопасности при хранении оружия массового поражения в России делает его легкой добычей для Ирана или Ирака.

Любопытно, что в 2001 году администрация Джорджа Буша проигнорировала аналогичные рекомендации комитета по иностранным делам. Хотя уже тогда российские арсеналы ядерного и химического оружия назывались "первостепенной угрозой национальной безопасности США". Теперь же власти Соединенных Штатов, по всей вероятности, склонны отнестись к этому иначе.

Точку зрения о том, что Россия, которая все последние годы с большим трудом выкраивала деньги на содержание своих военных баз и арсеналов, может превратиться в супермаркет для террористов, разделяют и на Ближнем Востоке. Например, вице-премьер Израиля Натан Щаранский заявил, что Россия должна пересмотреть свою политику в отношении Ирана. По его словам, существует глубинная связь между войной с терроризмом и политикой таких стран, как Иран и Ирак, пытающихся завладеть оружием массового поражения. "Ирак даже готов рисковать собственным существованием, но не отказываться от контроля над такого рода оружием", - подчеркнул израильский вице-премьер.

По словам Натана Щаранского, в Израиле и России существует взаимное "понимание опасности и необходимости предпринимать меры против утечки технологий", однако наша страна может сделать намного больше в этом направлении.

В цифрах это "намного больше" выглядит пугающе. По оценкам американского сенатора Джозефа Байдена, на сокращение российского ядерного арсенала, уничтожение химического оружия, создание системы слежения за перемещением радиоактивных материалов и другие мероприятия в течение ближайших 10 лет потребуется 45 млрд. долл. Однако при этом российский долг перед США превышает 3 млрд. долл., а задолженность перед остальными кредиторами в несколько раз больше. Сокращение долга поможет России обезопасить свои стратегические материалы и технологии и избежать пика платежей, который приходится на 2003 год, полагает г-н Байден.

Получается, что Россия по-прежнему продолжает зарабатывать на том, что было создано еще во времена Советского Союза. Раньше нам давали кредиты на реструктуризацию экономики, теперь могут списать долги, чтобы нам было выгодно хорошо хранить свое оружие. К сожалению, по-прежнему наши политические дивиденды приходят к нам лишь затем, чтобы у нас что-нибудь не рухнуло. (Варвара Агламишьян. Деньги в обмен на безопасностьНезависимая Газета. 6 февраля 2002)



8 февраля в ходе встречи с бывшим американским сенатором Сэмом Нанном министр обороны России Сергей Иванов отметил, что человечество, наконец, пришло к пониманию того факта, "что от оружия массового уничтожения дороже избавиться, чем его создать" и поблагодарил г-на Нанна и его частный фондИнициатива по сокращению ядерной угрозы за усилия, которые они прилагают для оказания помощи, в том числе и России, по утилизации снимаемого с вооружения ядерного или химического оружия. (Ольга Семенова. Министр обороны России отметил важность идентичного подхода Москвы и Вашингтона к договору по сокращению стратегических наступательных вооружений. РИАНовости. 8 февраля 2002)

Администрация Джорджа Буша намерена активизировать усилия по оказанию помощи России в обеспечении безопасного хранения ее ядерных материалов. Об этом заявил 8 февраля министр энергетики США Спенсер Абрахам,выступая в Лос-Анджелесском совете по международным делам. "Это тот вид деятельности, результаты которой говорят сами за себя", - сказал он.



Сославшись на проведенный в течение года обзор всех правительственных программ в области нераспространения, г-н Абрахам констатировал, что на сегодняшний день опасность попадание ядерных материалов в руки террористов велика как никогда. События же 11 сентября, по его словам, лишний раз подтвердили необходимость расширения этих программ. "Я не думаю, что для меня на сегодня есть какой-то более высокий приоритет", - подчеркнул Спенсер Абрахам.

Ранее администрация Джорджа Буша запросила у Конгресса около 1,2 млрд. долл. на программы в области нераспространения, осуществляемые по линии министерства энергетики. Большая часть из этих средств предназначена для России. Министр выразил надежду на то, что работы по усилению мер безопасности на ядерных объектах РФ, будет выполнена к 2008 году, то есть на 2 года раньше установленного графика. Администрация также предполагает расширить программу оказания помощи российским ученым, цель которой - трудоустроить более 300 тыс. специалистов, занятых в сфере ядерных исследований. "Мы осуществляем эти программы не из соображений благотворительности, - признал министр энергетики США. - Они, вне всяких сомнений, отвечают нашим национальным интересам". (Андрей Суржанский. Администрация Буша намерена активизировать сотрудничество с Россией в области ядерной безопасности, заявил министр энергетики США. ИТАР-ТАСС. 9 февраля 2002)

Пентагон считает необходимым удвоить усилия в рамках программы Нанна-Лугара по оказанию России помощи в уничтожении ядерных вооружений. Об этом, 18 февраля заявил первый заместитель министра обороны США ПолВулфовиц, выступая в Вашингтоне перед членами Американо-японского делового совета.

Он, в частности, указал, что необходимо как повысить эффективность использования выделяемых в соответствии с этой программой средств, так и, "возможно, даже удвоить усилия" в рамках этой программы.

Г-н Вулфовиц утверждал, что в российских арсеналах продолжает оставаться "огромное количество тактических ядерных вооружений". Однако, по его мнению, Россия не намерена использовать это оружие и не накапливает его для некоей стратегической цели.

Вместе с тем Пол Вулфовиц заявил, что несмотря на определенное продвижение в деле учета и уничтожения ядерных вооружений, в этой области требуется еще больший прогресс.

Первый заместитель главы Пентагона также выразил мнение, что в ряде случаев основное внимание должно уделяться не столько самому уничтожению, сколько обеспечению безопасного хранения оружия, подлежащего уничтожению.

Г-н Вулфовиц подчеркнул, что гораздо большее беспокойство вызывает у него не судьба ядерного оружия на территории бывшего СССР, а активные программы разработки оружия массового поражения для "преднамеренного враждебного использования", проводимые в ряде стран. (Кирилл Глебов. Пентагон считает необходимым удвоить усилия в рамках программы Нанна-Лугара по оказанию России помощи в уничтожении ядерных вооружений. РИАНовости. 18 февраля 2002)



Россия и США ведут консультации в области стратегической стабильности

Россия считает бесперспективной "любую модель, основанную на доминировании линии, исходящей из одного центра силы". Об этом заявил 31 января президент России Владимир Путин, принимая верительные грамоты от послов ряда зарубежных стран.

"Только выверенные и согласованные решения объединяют потенциал мирового сообщества, в том числе для противостояния таким глобальным угрозам, как международный терроризм, распространение оружия массового поражения, милитаризация космоса, трансграничная преступность", - подчеркнул глава государства.

Сейчас, продолжал президент, наступил период, когда традиционные представления о мироустройстве "освобождаются от стереотипов и перестраиваются под решения новых задач". Владимир Путин считает, что сейчас есть все возможности для "прорывного развития по настоящему справедливой международной системы, опирающейся на силу права и уважения интересов каждого государства, которая способна обеспечить равную безопасность для всех государств". Фундамент для этой системы, отметил он, был заложен "всем миром, пережившим войны двадцатого века и осознавшим пагубность холодного противостояния".

Россия, заявил глава государства, принимает в международном строительстве самое активное участие и дальше намерена играть "инициативную роль в международных процессах - глобальных и региональных". (Вероника Воскобойникова. Россия считает бесперспективной любую модель мира, основанную на доминировании линии одного центра силы, заявил Путин. ИТАР-ТАСС. 31 января 2002)

Администрация США считает, что "происходящие в России изменения в целом носят положительный характер", а в отношениях между двумя странами происходят "очень важные позитивные сдвиги". Об этом заявила 31 января помощник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс, выступая на конференции американских организаций консервативного направления. Она подтвердила намерение Вашингтона развивать активное взаимодействие с Москвой по широкому кругу проблем и оказывать ей помощь в построении демократии и рыночной экономики.

США, заявила помощник президента, хотели бы видеть Россию процветающим демократическим государством, живущим в мире со своими соседями. "Мы хотим, чтобы все это произошло, и мы активно добиваемся развития экономических отношений с Россией, чтобы помочь ей реализовать свои огромные возможности", - сказала г-жа Райс.

Она также отметила, что Москва оказывает Вашингтону ценную поддержку в борьбе с международным терроризмом, и они продолжат сотрудничество над решением этой общей проблемы, имеющей важное значение для национальной безопасности. Кроме того, сообщила помощник президента, США намерены тесно взаимодействовать с Россией, чтобы не допустить распространения оружия массового уничтожения, в первую очередь в такие страны, как Северная Корея, Ирак и Иран. "Мы будем работать над укреплением режимов нераспространения и экспортного контроля, - заявила Кондолиза Райс. - Мы используем наши новые и дружеские отношения с Россией, чтобы удвоить усилия по недопущению утечек опасных материалов и технологий".

Конечно, продолжила помощник президента, между нашими странами будут оставаться некоторые различия во взглядах. "Россия и США - крупные державы, - сказала она, - и в одночасье устранить все разногласия невозможно". В качестве примеров противоречий г-жа Райс назвала ситуацию в Чечне и проблему свободы печати в России, отметив, что американская администрация продолжит обсуждать их с правительством РФ. Однако в целом, подчеркнула она, изменения в России и в российско-американских отношениях происходят "в правильном направлении". (Иван Лебедев. США считают, что изменения в России и в отношениях между двумя странами носят позитивный характер.ИТАР-ТАСС. 1 февраля 2002)

Президент России Владимир Путин считает, что готовящееся соглашение с США о сокращении вооружений должно носить юридически обязывающий, необратимый и проверяемый характер. Эту позицию он подтвердил, принимая министра обороны России Сергея Иванова.



Г-н Иванов, как сообщил пресс-секретарь главы российского государства Алексей Громов, доложил о ходе российско-американских переговоров по сокращению наступательных вооружений в увязке с оборонительными. (Путин считает, что соглашение с США о сокращении вооружений должно носить юридически обязывающий, необратимый и проверяемый характер. ИТАР-ТАСС. 31 января 2002)

Министр обороны России Сергей Иванов сообщил, что новое российско-американское соглашение по сокращению стратегических наступательных вооружений планируется выработать к предстоящему визиту в Москву президента США Джорджа Буша.

"Президенты России и США четко определили срок и соглашение планируется выработать к следующему саммиту. Он будет не за горами и пройдет в России", - отметил 2 февраля Сергей Иванов в интервью журналистам в Мюнхене после встречи с заместителем главы Пентагона Полом Вулфовицем.

Г-н Иванов подчеркнул, что в новом соглашении по СНВ могут быть использованы элементы из ранее заключенных договоров и соглашений в этой области. "Возьмем договор СНВ-1, - отметил министр. - В преамбуле этого документа сказано, что он действует при условии сохранения договора по ПРО. Но это не значит, что США и РФ не собираются соблюдать СНВ-1". Глава министерства обороны РФ подчеркнул, что "договор СНВ-1 уже выполнен". Стороны договорились выработать более радикальное сокращение стратегических наступательных вооружений, заявил Сергей Иванов.



По его словам, "в договоре СНВ-1 есть определенные ограничения на подуровне, то есть сколько каждая из сторон может иметь ядерных боеголовок на наземных, морских и воздушных носителях, так же как и количество ракет с разделяющимися боеголовками и моноблочных". "Теперь каждая из сторон свободна в этом выборе, - отметил министр. - Главное - соблюдать общие подуровни".

В этой связи Сергей Иванов подчеркнул необходимость "эффективного контроля и прозрачности процесса сокращения стратегических наступательных вооружений". "Если обе стороны придут к пониманию того, что какую-то часть из СНВ-1 можно будет взять и принести в будущий договор, то мы к этому готовы,но контроль за будущим соглашением должен быть более открытым и свободным", - подчеркнул он. (Олег Артюшин, Павел Коряшкин. Новое российско-американское соглашение по СНВ планируется выработать к визиту президента США в России, заявил Сергей Иванов. ИТАР-ТАСС. 2 февраля 2002)

Россия ведет с США переговоры о подготовке документа по радикальным сокращениям стратегических наступательных вооружений. Об этом сообщил 7 февраля глава российского МИД Игорь Иванов.

По словам главы МИД, этот документ должен носить "обязывающий характер для двух сторон". Министр не исключает, что документ будет подписан в ходе визита в Россию президента США Джорджа Буша, который запланирован на май.

Игорь Иванов также отметил, что в российско-американских отношениях есть хорошие предпосылки для перехода к реальному, конструктивному партнерству. "Мы удовлетворены динамикой развития сотрудничества между двумя странами", - подчеркнул он.

В 2001 году состоялись 4 встречи президентов и большое количество телефонных переговоров между ними. Две страны, подчеркнул министр, наращивают свое сотрудничество в решении проблем, с которыми международное сообщество встречается в 21 веке. Это, в частности, относится к совместной борьбе с международным терроризмом.

Вместе с тем, отметил г-н Иванов, это не означает, что преодолены все противоречия в отношениях между нашими странами. Однако, отметил министр, "новая атмосфера в российско-американских отношениях позволяет нам выстраивать наше партнерство на длительную перспективу". (Россия ведет с США переговоры о подготовке документа по радикальным сокращениям СНВ. РИА Новости. 7 февраля 2002)

Игорь Сергеев: "Соглашения с США достижимы"

В интервью Независимой Газете помощник президента Российской Федерации по вопросам стратегической стабильности маршал РФ Игорь Сергеев ответил на вопросы о российско-американских переговорах по ограничению стратегических вооружений.

НГ: Игорь Дмитриевич, в начале 2002 года началась работа экспертов по подготовке в мае встречи президентов РФ и США. Проходит работа делегаций Минобороны и МИДа с представителями Пентагона и госдепартамента. Как вы оцениваете перспективы?

СЕРГЕЕВ: Если говорить в общем, то переговорный процесс - это сложное и тонкое дело, особенно по таким проблемам, как ограничение стратегических вооружений. В общем-то, этот процесс по большому счету и не прерывался, эксперты работали постоянно. Другое дело, что после объявления президентами о новых пониженных уровнях стратегических наступательных вооружений и с учетом заявления администрации США о предстоящем выходе из Договора по ПРО 1972 года, мы перешли на другой качественно новый уровень взаимоотношений в этой области.

В середине января делегация, возглавляемая генерал-полковником Юрием Балуевским, провела первый раунд консультаций в Вашингтоне: американцы узнали нашу позицию, а мы - их. Сейчас обдумываем результаты встречи. Затем последуют новые встречи и обсуждения. По нашему мнению, итогом работы экспертов должны стать согласованные проекты письменных договоренностей. Не исключено, что они могут быть небольшими по объему, но в них должны быть зафиксированы важнейшие положения о стратегической стабильности. Я оптимист и считаю, что консультации пройдут в конструктивном русле и компромисс по этой сложнейшей проблеме будет своевременно достигнут. В этой связи выражу надежду, что майский саммит президентов России и США завершится подписанием всех или части из пакета документов по новым стратегическим рамкам взаимоотношений.



НГ: Но ведь американская сторона предлагает упростить этот вопрос до крайности. Мол, устно проговорили какие-то обязательства при всем честном народе, ударили по рукам и разъехались, чтобы трудиться над их исполнением...

СЕРГЕЕВ: Устные договоренности, как правило, соблюдаются между теми, кто их заключил. И я уверен, что нынешняя администрация Белого дома соблюдала бы их. Но будет ли соблюдать эти договоренности новая команда, которая неминуемо придет на смену? Таков американский закон. Какой смысл менять установившиеся веками традиции международного права? Они себя оправдывают, и пока ничего лучшего человечество не изобрело в сфере межгосударственных отношений. Вот почему российская сторона и настаивает на безусловном подписании юридически обязывающих документов. Иначе в области стратегической стабильности мы не будем иметь никаких гарантий.

НГ: Какова, на ваш взгляд, возможность достижения соглашений с американской стороной по стратегической стабильности?

СЕРГЕЕВ: Договариваться надо. Потребность в этом ощущает и американская сторона, в чем я мог убедиться во время пребывания в Вашингтоне в конце января вместе с компетентными отечественными экспертами в области стратегической стабильности. Там проходил ряд семинаров, на которых велся откровенный обмен мнениями (об этом писала ваша газета в предыдущем номере), параллельно проходили встречи с высокопоставленными лицами из госдепартамента и Конгресса США. У меня создалось впечатление, что цели достижимы. Словом, пока американская администрация не отрицает возможности подписать соглашения по всему спектру проблем. Теперь все это надо зафиксировать в соглашении.

НГ: А что вас как специалиста больше всего тревожит в плане подготовки соглашений по стратегической стабильности?

СЕРГЕЕВ: Я говорил в Вашингтоне, что весьма острой представляется ситуация, когда американская сторона первоначально заявляла об ограниченной ПРО, а в дальнейшем определение "ограниченное" исчезло из текстов официальных сообщений. Что это означает в действительности? А то, что неограниченная ПРО предполагает активное использование космических систем. Такое положение вещей означало бы, что ПРО будет направлена и против России. Устно меня заверили, что это техническая случайность, посмотрим - как будет на практике. Данную так называемую "техническую случайность" следует исключить из текстов тех соглашений, которые лягут на стол президентов двух стран. Ведь подоплека в том, что Договор по противоракетной обороне 1972 года, выход из которого планирует осуществить администрация Джорджа Буша, был одним из документов, охранявших космос от милитаризации. Американские планы ПРО должны быть прозрачны для России. В противном случае от этих планов в российскую сторону будет очень сильновеять холодом.

Другая острая проблема - так называемый "возвратный потенциал". Американская сторона заявляет, что демонтированные четыре тысячи боеголовок будут не уничтожены, а складированы. Если называть вещи своими именами, то это не процесс сокращения, а определенный оперативный маневр силами и средствами, проще говоря - перевод ядерного оружия в какую-то степень оперативной готовности. Разве это реальные сокращения? Поэтому для России такой подход был бы неприемлемым.

Понимание необходимости обеспечения в договоренностях по стратегическим вооружениям реального уничтожения ядерных боеприпасов существовало всегда. Другое дело, что реализовать эту идею никогда не удавалось. Такое понимание было не только у нас, оно было обоюдным. Здесь, я думаю, стоить вспомнить хельсинкские 1997 года договоренности президентов России и США о параметрах будущих сокращений ядерных вооружений, предусматривающих среди прочего меры уничтожения ядерных боеголовок. (Вадим Соловьев. Соглашения с США достижимыНезависимая Газета. 9 февраля 2002)

В Железногорске создается центр офшорного программирования

В Железногорске, более известном как закрытый город Красноярск-26, создается первый в России центр офшорного программирования, стартовый капитал для которого предоставит правительство США. Контролирующим акционером центра будет новосибирский производитель программного обеспечения Новософт.



Финансирование проекта недавно было согласовано в Новосибирске. Новософтполучил 51% акций в новой компании Новософт-Железногорск. Вторым соучредителем стала финансируемая министерством энергетики СШАИнициатива атомных городов (NCI) , которая и взяла на себя первоначальное финансирование. Представитель министерства энергетики Рональд Несссообщил, что первоначальный вклад правительства США может составить до 200 тыс. долл. Предполагается, что Новософт-Железногорск сможет приступить к работе летом 2002 года.

По существу, американцы дают деньги бывшим создателям ядерного щита СССР, чтобы они не бежали из закрытых городов в страны, режимы которых нелояльны к Америке. "Нам важно стабилизировать ситуацию с кадрами, которые работали в системе Минатома России, - говорит г-н Несс. - Им очень сложно найти применение в других сферах". Число специалистов, занятых на предприятиях закрытых городов, сокращается. Вот и в Железногорске множество невостребованных специалистов высокой квалификации. Большая часть из них - нынешние и бывшие работники знаменитого Горно-химического комбината.

Железногорский центр офшорного программирования был включен в программу NCI в начале 2001 года после московской встречи американских чиновников с представителями Минатома. Реализацией проекта занимается Международный центр развития - Железногорск (МЦР-Железногорск) при поддержке местной мэрии. Центр разослал российским компаниям, занимающимся офшорным программированием, приглашения на тендер. Итоги конкурса, в котором приняли участие восемь фирм, были подведены прошлой весной. Представитель одной из компаний, боровшихся за право работать в Железногорске, рассказал, что главным критерием отбора была способность претендента быстро развернуть программистский центр, а потом обеспечить его заказами. Директор МЦР-Железногорск Сергей Усольцев говорит, что проект Новософта выглядел самым жизнеспособным.



По словам директора по развитию Новософта Юрия Овчаренко, компания уже провела предварительные переговоры с потенциальными российскими заказчиками - Норильским Никелем и Красноярским заводом цветных металлов.Новософт рассчитывает, что в поиске американских клиентов ему поможет министерство энергетики США.

Среди неудачников тендера оказалась московская компания Luxoft. Но у ее руководителей поражение особой грусти не вызывает, потому что Luxoftработает по другой программе, финансируемой американским министерством энергетики, - Инициатива по предотвращению распространения (IPP). В отличие от NCI, ориентированной на создание новых компаний в закрытых городах, суть IPP - в переобучении отдельных работников оборонной промышленности для участия в востребованных рынком проектах. Luxoftзанимается переподготовкой ученых из московского Курчатовского института и из города Саров. "Американцы дают небольшие деньги на старт таких проектов - эти деньги рассчитаны на то, чтобы заинтересовать людей, вовлечь их в бизнес, научить разработке программного обеспечения", - говорит Александр Стеценко, менеджер по региональному развитию Luxoft. (Михаил Столяров, Павел Нефедов. Из ящика в офшор. Ведомости. 01 февраля 2002)



Россия и США намерены урегулировать возникшие в реализации сделки ВОУ-НОУ противоречия

Администрация США выразила надежду на достижение договоренности об условиях нового контракта о поставках российского низкообогащенного урана на американский рынок. Как заявил 1 февраля ответственный сотрудник госдепартамента США, "скорейшее согласование коммерческих вопросов" американской корпорацией USEC и российской фирмой Техснабэкспортотвечает интересам обеих сторон. Соглашение ВОУ-НОУ, напомнил он, имеет важное значение с точки зрения ядерного нераспространения и приносит экономическую выгоду США и России.

Представитель госдепартамента отметил, что "правительства двух стран проводят тесные консультации по этой проблеме", однако ее финансовые аспекты должны быть урегулированы USEC и ТехснабэкспортомUSEC иТехснабэкспорт, выступающие исполнительными агентами по реализации межправительственного соглашения, пока не смогли решить, по какой цене российское ядерное топливо будет поставляться в США в течение следующих 13 лет. Предыдущий контракт между ними истек 31 декабря.

Владельцы коммерческих атомных электростанций в США попытались использовать сложившуюся ситуацию в своих интересах и обратились к администрации Джорджа Буша с предложением закупать российский уран не через USEC, а напрямую у Москвы. Расценив это как попытку торпедировать намеченную сделку, участники переговоров дали понять, что не хотели бы менять хорошо отлаженный механизм реализации соглашения и твердо намерены урегулировать возникшие противоречия. (Иван Лебедев. США выразили надежду на достижение договоренности об условиях поставок российского урана на американский рынок. ИТАР-ТАСС. 2 февраля 2002)



 

МНЕНИЕ

Новый формат стратегических отношений России и США требует наведения порядка в российской системе принятия решений

Отношения России и США в сфере стратегических наступательных и оборонительных вооружений претерпевают радикальные изменения. Даже теоретически трудно ожидать нового договора типа СНВ-3. Более вероятны рамочные соглашения. Нельзя полностью исключить и односторонних действий США и России по сокращению СНВ и программам ПРО.

Уже выявившиеся разногласия хорошо известны. Вашингтон крайне неохотно обсуждает вопросы кодификации договоренностей по глубоким сокращениям СНВ, в Пентагоне объявляют о намерении складировать часть сокращаемых вооружений, и никто в США не дает определений "ограниченности" ПРО.

В основе этой позиции лежит, во-первых, устойчивое представление о непредсказуемости развития военно-политической обстановки даже на ближайшую перспективу. В США говорят, что Россия может быть партнером и даже союзником, но может стать и противником. Во-вторых, хранить выводимые из боевого состава вооружения, которые еще имеют достаточный ресурс эксплуатации, для богатой Америки значительно дешевле, чем заниматься их ликвидацией.

С учетом всего этого нет никаких оснований критиковать Вашингтон за такую позицию. Это по-своему обоснованная и последовательная защита своих национальных интересов - как военных, так и экономических. Полезнее было бы использовать подобный опыт обоснования принимаемых решений и программ.

Во времена Никиты Хрущева мы бездарно уничтожали корабли и самолеты в пользу ракет. Теперь по навязанному Анатолием Квашниным плану решено ликвидировать самые мощные и эффективные в мире ракеты в пользу самолетов и кораблей, что все равно не поможет авиации и флоту в силу накопившихся проблем. Причем установленные сроки эксплуатации ракет не только не закончатся ко времени ликвидации, но могут быть продлены дополнительно еще на несколько лет. Тем более что сохранение их в боевом составе обходится дешевле ликвидации.

Как это отвечает интересам России при безусловном приоритете экономического развития? Некоторые крупные военачальники говорят о том, что нам нужен баланс интересов, а не баланс сил. Какая-то очень новая трактовка интересов России, для которой тезис о непредсказуемости развития военно-политической обстановки значительно актуальнее, чем для США!

Конечно, нет смысла говорить о балансе сил общего назначения. Его нет и в обозримой перспективе не будет. Но зачем же заранее отказываться от стратегического ядерного баланса, который уже существует, является для России статусным фактором и может поддерживаться сколь угодно долго в рамках согласованных с США глубоких сокращениях СНВ при грамотных программах и вполне приемлемых затратах?

Поэтому решение проблемы согласования с США нового формата стратегических отношений наталкивается прежде всего на отсутствие вразумительной логики собственной ядерной политики, реализуемой в программе строительства СЯС. Действительно, какой смысл Вашингтону серьезно относиться к консультациям или переговорам с Россией по СНВ, то есть вести их на равных, если из Москвы то и дело доносятся возгласы об экономической беспомощности и ненужности ядерного баланса. С поднятыми руками переговоры ведут только о капитуляции.



Между тем вести эти переговоры на равных вполне возможно, если не убеждать себя и американцев в собственном бессилии. В действительности мы можем поддерживать любой уровень этих боезарядов в диапазоне до объявленного президентами России и США верхнего предела в 2200 единиц и даже выше, если только не будем досрочно ликвидировать имеющиеся ракеты, действующую инфраструктуру и свертывать обоснованную ранее программу производства новых наземных ракет. А их при отсутствии ограничений Договора СНВ-2 можно оснащать многозарядными головными частями, не только увеличив при этом общее количество боезарядов в СЯС, но и сократив затраты на производство самих ракет.

Для этого необходимо решение президента России о корректировке принятой концепции строительства СЯС, которая была выработана в условиях действующих договоров по ПРО и СНВ-2. Она и для такой ситуации была необоснованной, а сейчас представляется несостоятельной. "Технология" подготовки принятых решений еще ждет своей оценки.

При ведении равноправных консультаций или переговоров можно рассчитывать на достижение следующих результатов:

  • кодифицированные соглашения по СНВ, в которых были бы зафиксированы предельные уровни вооружений сторон без всяких ограничений на структуру и характеристики;

  • решение о совместном выходе из Договора СНВ-1 с обязательством придерживаться установленных этим договором разветвленных систем контроля и мер доверия;

  • подтверждение обязательств о не выводе в космос любого оружия;

  • меры транспарентности испытываемых и развертываемых систем ПРО.

С учетом ограниченного времени до встречи президентов России и США на первом этапе в качестве основы мер транспарентности по СНВ могли бы быть приняты в полном объеме системы контроля и мер доверия, зафиксированные в Договоре СНВ-1 и подтвердившие свою эффективность в период его действия. Возможное развитие мер доверия будет определяться договорным потенциалом.

К дополнительным мерам целесообразно отнести контролируемую ликвидацию корпусов снимаемых боезарядов МБР и БРПЛ, подлежащих сокращениям в соответствии с достигнутыми соглашениями, и поддержание в существующих степенях боевой готовности некоторого числа (например, не более 500) боезарядов на развернутых ракетах.

Важно уточнить провозглашаемую США "ограниченность" ПРО. Для этого целесообразно было бы в полной мере учесть опыт подготовки пакета документов, подписанных в сентябре 1997 г. в Нью-Йорке, и договориться о том, что масштабы и география развертывания ПРО будут согласованы, а также о том, что они будут соответствовать программам разработки баллистических ракет тех стран, которые, по взаимному представлению, могут составить потенциальную угрозу России, США и их союзникам.

Однако все эти направления могут иметь шансы на реализацию при условии как минимум корректировки собственных решений и окончательной отработки системы их подготовки и принятия.

Владимир Зиновьевич Дворкин - старший советник ПИР-Центра профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники РФ

(Владимир Дворкин. Препятствий больше внутри, чем снаружи. Независимая Газета. 4 февраля 2002)

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница