Языковые средства воздействия в публицистических текстах бизнес-тематики



страница1/12
Дата08.09.2017
Размер1,87 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

На правах рукописи

Машанова Ксения Владимировна



ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ВОЗДЕЙСТВИЯ В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ БИЗНЕС-ТЕМАТИКИ

(НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА)

Специальность 10.02.04 – германские языки

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Научный руководитель:

кандидат филологических наук,

доцент Бахтиозина Марина

Георгиевна

Москва – 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение.........................................................................................................4

Глава 1. Научно-теоретические предпосылки исследования речевого воздействия ..................................................................................................14

1.1. Краткая историческая ретроспектива изучения проблемы речевого воздействия от истоков до 70-х годов XX века 14

1.2. Актуальное развитие теории речевого воздействия 20

1.3. Содержание речевого воздействия как научного термина 29

1.4. Уровневая сегментация речевого воздействия 37

1.5. Виды речевого воздействия 39

1.6. Общестилистические и функциональные характеристики исследуемых бизнес-текстов 43

1.7. Основные приемы речевого воздействия в текстах бизнес-тематики 46



Выводы по Главе 1......................................................................................51

Глава 2. Формирование экспрессивного и модального плана бизнес-дискурса лексическими и лексико-грамматическими единицами...53

2.1. Частные функции экспрессивных лексических средств речевого воздействия 53

2.2. Функциональная значимость языковой модальности в речевом воздействии 66

2.2.1. Функции модальных глаголов как средства речевого воздействия.... 73

2.2.2. Функции модальных слов как средства

речевого воздействия .87

2.2.3. Функции модальных частиц как средства речевого воздействия 91

Выводы по Главе 2..................................................................................97

Глава 3. Экспрессивные средства речевого воздействия на уровне синтаксиса и текстового целого 99

3.1. Экспрессивные средства речевого воздействия на уровне синтаксиса .99

3.1.1. Функции комментирующих конструкций при реализации авторского замысла 101

3.1.2. Роль вопросительных высказываний как средства речевого воздействия... 109

3.1.3. Функциональная значимость императивных конструкций 116

3.2. Взаимодействие средств речевого воздействия в системе текстового единства 121



Выводы по Главе 3 132

Заключение 135

Библиографический список 139

Приложения 162

Введение

Коммуникативная сфера бизнеса является одной из наиболее значимых областей социальной деятельности человека, в которой эффективность обмена текстовой информацией оказывается непременным условием успешной профессиональной активности. В связи с этим изучение специфических характеристик языка и речи в деловой среде представляет большой интерес для лингвистических исследований. Обращение именно к англоязычному бизнес-дискурсу, представленному преимущественно британским и американским вариантами, предопределено тем общепризнанным фактом, что английский язык стал главным средством международного профессионального общения, и роль его в этой области постоянно возрастает.

Актуальность проблем, рассматриваемых в настоящей диссертации, обусловлена повышением роли деловой коммуникации в современном обществе и ростом интереса к бизнес-дискурсу. В настоящий момент во всем мире появляется все большее количество литературы, посвященной различным бизнес-направлениям. Проведенное исследование может помочь критическому осмыслению информации, представленной в аутентичных англоязычных источниках данной тематики, и обеспечить более точную оценку авторских интенций и прагматических задач, а в дальнейшем – способствовать формированию и развитию лингвокоммуникативной компетенции личности, профессионально связанной со сферой бизнеса.

Бизнес – чрезвычайно разветвленное коммуникативное пространство, в котором существует большое количество сегментов речевого общения. Представляется возможным обобщить совокупность текстов, функционирующих в сфере деловой коммуникации, с помощью понятия «бизнес-дискурс». Как отмечает Ю.С. Степанов, за дискурсом «встает особая грамматика, особый лексикон, особые правила словоупотребления и синтаксиса, особая стилистика, в конечном счете – особый мир» [Степанов 1995: 44]. Соотнося текст с понятием дискурса, Е.С. Кубрякова и О.В. Александрова проводят следующее различие: под дискурсом понимается «когнитивный процесс, связанный с реальным речепроизводством, создание речевого произведения»; текст же рассматривается как «конечный результат процесса речевой деятельности, выливающийся в определенную законченную (и зафиксированную) форму» [Кубрякова, Александрова 1997: 19]. Ю.Н. Караулов и В.В. Петров также отмечают, что «дискурс – это сложное коммуникативное явление, включающее кроме текста еще и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, цели, установки адресата), необходимые для понимания текста» [Караулов, Петров 1989: 8]. В нашей работе мы предпринимаем попытку соотнести употребление средств речевого воздействия с прагматическими целями автора. Поэтому понятие дискурса адекватно отвечает цели и задачам нашего исследования, а текст, вслед за В.В. Красных и Н.И. Формановской, трактуется как основная единица дискурса [Красных 1995], [Формановская 2001].



Объект нашего исследования – разноуровневые языковые единицы речевого воздействия. Предметом являются особенности реализации данного феномена в частном случае речевоздейственного дискурса – комплексе текстов бизнес-тематики, имеющих дискуссионный и консультативный характер. Выбор предмета для изучения определяет научную новизну нашего исследования. Как показал обзор литературы, релевантной теме исследования, современные лингвисты, изучающие бизнес-дискурс, концентрируют свое внимание на нескольких его типах: интернет-дискурс, язык деловой переписки, в том числе электронной, язык деловых переговоров; активно рассматривается лексическое наполнение многообразных концептов бизнес-сферы. В нашей работе на первый план выходит интеграция научной базы изучения бизнес-дискурса, а также представлена попытка комплексного анализа средств речевого воздействия в письменных бизнес-текстах, направленных на образование и мотивацию личности в сфере бизнеса.

Изучаемые тексты интегрированы нами в единую эмпирическую базу на основании следующих факторов. Во-первых, они характеризуются единством среды функционирования, то есть в первую очередь ориентированы на читательскую аудиторию, профессионально связанную с бизнес-сферой. Данная характеристика позволяет авторам текстов рассчитывать на определенные фоновые знания реципиента и прогнозировать коммуникативный эффект воздействия.

Во-вторых, это единство формы сообщения – анализируемые тексты представляют собой письменные монологические источники, большие по объему, разделенные на главы либо тематические разделы. Подобная структура требует выделения той базовой единицы монологического текста, на основе которой возможно рассмотрение лингвистического компонента речевого воздействия. Согласно И.Р. Гальперину и В.А. Кухаренко, в качестве подобной единицы может выступать сверхфразовое единство, то есть единство двух и более самостоятельных предложений, характеризующихся смысловой, коммуникативной и структурной завершенностью и развивающих одну «микротему» [Гальперин 1981: 67], [Кухаренко 1988: 68-69]. О.И. Москальская для обозначения такого монотематического отрывка использует термин микротекст, который соответствует цели нашего исследования, поскольку позволяет соотнести анализ сверхфразового единства с более крупной структурной единицей — макротекстом, то есть целым речевым произведением [Москальская 1981].

В-третьих, это своеобразие концептуального содержания. Согласно определению О.Д. Вишняковой, концепт представляет собой «основную мыслительную единицу хранения и передачи информации (знания)» [Вишнякова 2002: 18]. Исследователь отмечает, что процесс вербализации концепта, с одной стороны, всегда зависит от историко-культурного контекста, в котором он создан и существует, а с другой – обусловлен «наличием системных средств выражения в виде языковых знаков» [Вишнякова 2003: 20].

В исследуемых текстах авторский интерес направлен на такие концепты как успех, личностный и профессиональный рост, самореализация и развитие личности в пространстве деловой коммуникации. Это связано с тем, что для англоязычного бизнеса значимыми характеристиками картины мира выступают ее динамизм, вера в способность человека изменять окружающую действительность, идея «изменись сам – и изменится мир вокруг тебя». Однако, как отмечает И.А. Преснухина, традиционный британский консерватизм находит отражение и в практике делового общения англичан. Это проявляется в их приверженности к сложившимся языковым стандартам, подчеркнуто нейтральному стилю делового письма, в котором принято избегать прямолинейности, что влечет за собой множество языковых нюансов и оговорок, полноценное понимание которых требует знания не только языка, но и культуры [Преснухина 2005: 37]. Американской речевой традиции менее свойственна подобная сдержанность, поэтому воздействие на адресата в текстах американских авторов выражается более эксплицитно, они более настойчивы и императивны по своей природе, а русскоязычному читателю могут показаться даже навязчивыми.

И наконец, это единство функциональной доминанты данных текстов, в качестве которой служит стремление автора не только информировать читателя, но и представить ярко выраженную позицию по обсуждаемой тематике. Изучаемые тексты носят инструктирующую направленность и могут быть отнесены к дискурсу бизнес-медиа с элементами учебно-академического типа дискурса.



Эмпирическая база исследования составляет суммарно около 4300 условных страниц текста и представлена комплексом статей в сборниках бизнес-тематики, авторами которых выступают бизнес-практики: лидеры компаний, их владельцы и основатели (D. Trump, Stewart D. Friedman, John R. Katzenbach и другие), и бизнес-теоретики: преподаватели бизнес-специальностей и бизнес-консультанты (Sylvia Ann Hewlett, Rob Goffee, Edward M. Hallowell и другие).

Целью нашего исследования служит комплексный уровневый анализ языковых средств речевого воздействия в микротексте (на уровне сверхфразового единства и предложения), и в макротексте (на уровне крупного текстового отрывка) в выделенном сегменте бизнес-дискурса. При этом в нашей работе, согласно введенному Ф. де Соссюром разграничению, под языком подразумевается совокупность лингвистических ресурсов для выражения надлежащих смыслов, а под речью – их реализация в текстовой деятельности.

Данная цель обусловила решение следующих задач:



      • проследить становление теории речевого воздействия для того, чтобы дать описательные характеристики данной теории, основываясь на обзоре значимых для ее развития лингвистических течений;

      • выявить характеристики речевого воздействия в текстах бизнес-тематики, обозначить и описать его типы, виды и уровни;

      • определить главные приемы речевого воздействия в анализируемых текстах;

      • рассмотреть эмоционально-экспрессивную составляющую речевого воздействия в бизнес-текстах путем анализа средств лексического уровня;

      • изучить комплекс средств речевого воздействия, формирующих модальный план текстов бизнес-тематики;

      • рассмотреть синтаксическую составляющую речевого воздействия в текстах бизнес-тематики путем анализа структур микротекста;

      • предпринять попытку проследить взаимосвязь и взаимодействие средств указанных выше уровней в системе формирования текстового целого (макротекста);

      • рассмотреть, каким образом в явлении речевого воздействия осуществляется взаимодействие ракурса адресанта, реципиента и текста.

В соответствии с главными задачами для наиболее полной реализации цели исследования предполагается решение следующих сопутствующих задач:

      • предпринять попытку рассмотреть социокультурный компонент речевого воздействия;

      • представить возможные перспективы развития теории речевого воздействия в области изучения языка деловой коммуникации.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Изучаемые тексты характеризуются высокой степенью персонализации и диалогичности, в них ярко выражена занимаемая автором позиция и его стремление передать реципиенту свою точку зрения. Это детерминирует лингвистические параметры коммуникативной стратегии, которую избирает автор для наиболее оптимального воздействия на реципиента;

  1. Эмоционально нагруженный, доверительный характер тональности анализируемых текстов формируется путем использования автором ряда лингвистических средств, более характерных для речевого воздействия при устной коммуникации;

  2. Стратегия речевого воздействия, представленная в изучаемом сегменте бизнес-дискурса, направлена на активное изменение тех фрагментов картины мира реципиента, которые связаны с концептами «успех», «мотивация», «достижения», «профессиональный рост»;

  3. Для трансформации картины мира авторы анализируемого типа дискурса обращаются к комбинации текстовой аргументативности и суггестивности. Первая представляет собой воздействие на логику адресата и изменение уровня его информированности, а вторая – влияние на его эмоциональную сферу. Комбинация в текстах аргументативности и суггестивности детерминирована неразрывным сочетанием в них информационной и воздействующей функций.

Теоретическую и методологическую базу составляют исследования по функциональной стилистике (работы О.В. Александровой, И.В. Арнольд, В.В. Виноградова, М.Н. Кожиной, Д. Кристала, Т.Б. Назаровой); коммуникативной лингвистике (труды Т.М. Дридзе, Г.В. Колшанского, О.С. Иссерс, Р. Якобсона); лингвокультурологии (работы Ю.С. Степанова, В.Н. Телия, С.Г. Тер-Минасовой); когнитивной лингвистике (исследования А.Н. Баранова, Е.С. Кубряковой); теоретической лингвистике текста (работы М.Г. Бахтиозиной, М.Я. Блоха, И.Р. Гальперина); дискурсивному анализу (труды Т. ван Дейка, В.И. Карасика, В.В. Красных); лингвистической прагматике (работы Н.Д. Арутюновой, И.М. Кобозевой, Дж. Остина, Дж. Серля, Е.В. Падучевой); психолингвистике (В.П. Белянин, Н.И. Жинкин, В.В. Красных, А.А. Леонтьев, А.Р. Лурия, Е.Ф. Тарасов, А.М. Шахнарович); работы в области изучения языковой модальности (М.Б. Бергельсон, В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий, О.В. Трунова, Ш. Балли); исследования языковой личности и языкового сознания (В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов); работы в области теории функциональных полей (труды В.Г. Адмони, А.В. Бондарко); интерпретации текста (В.З. Демьянков); теории речевых жанров (М.М. Бахтин), труды по критической лингвистике (Г. Кресс, Р. Фаулер), теории речевых актов (Дж. Остин, Дж. Серль) и теории аргументации (Х. Перельман).

Кроме наиболее универсальных лингвистических теорий следует выделить те работы, которые посвящены изучению бизнес-дискурса и языку деловой коммуникации. Это труды Т.Б. Назаровой, а также ряд исследований, выполненных под ее научным руководством, в частности работа И.А. Преснухиной, рассматривающая диатопические особенности британского и американского вариантов языка деловой коммуникации; работы Л.А. Юршевой и М.А. Шанаевой. Также это исследования Ю.В. Данюшиной, где особое внимание уделяется типологии бизнес-дискурса и его сетевому сегменту, и труды З.И. Гурьевой, в которых рассматриваются теоретические и социокультурные особенности речевого взаимодействия в сфере бизнеса.



К основным методам нашего исследования относятся общенаучные методы анализа и синтеза, с дальнейшим применением метода классификации относительно типов и видов речевого воздействия в бизнес-текстах, а также метод сплошной выборки, дедукции и интент-анализа при изучении средств речевого воздействия в контексте с обращением к методу прогнозирования для описания возможного коммуникативного эффекта данных средств.

Теоретическая значимость состоит в развитии изучения языка деловой коммуникации, а также в попытке рассмотреть бизнес-дискурс в рамках теории речевого воздействия. В работе было предложено определение речевого воздействия, отражающее его процессуальную и результативную природу, описаны типы и виды речевого воздействия, наиболее характерные для выделенного в работе сектора деловой коммуникации. На основе проведенного анализа была составлена таблица «Основные виды речевого воздействия», представленная в приложении. Кроме того, наша работа интегрирует научную базу функциональной лингвистики, психолингвистики, дискурс-анализа, семиотики, прагматики, когнитивной и коммуникативной лингвистики, что служит комплексному осмыслению проблемы и помогает в разработке достаточно новой отрасли научного поиска – теории речевого воздействия.

Практическая значимость работы заключена в нескольких основных аспектах. Во-первых, проведенное исследование служит повышению общей культуры речи в области деловой коммуникации и может способствовать овладению английским языком при самостоятельном обращении к аутентичным источникам данной тематики. Во-вторых, результаты данной работы могут найти свое применение в преподавании курса практической и теоретической грамматики английского языка. В данном случае интерес будет представлять раздел, в котором получают описание многочисленные средства, формирующие модальный план текста, а также глава, где освещаются функции разнообразных синтаксических конструкций. В работе не только подробно описаны значения модальных глаголов, слов и частиц английского языка, но и даны многочисленные примеры того, как эти значения реализуются в контексте.

В-третьих, материалы работы могут быть полезны для преподавания курсов LSP (Language for Special Purposes), функциональной стилистики и других дисциплин, связанных с анализом текстовой деятельности в определенной профессионально-коммуникативной среде. Это обосновано тем, что описанные в работе языковые средства рассматриваются в соответствии с той функцией, которую они реализуют в контексте, а также дается прогноз возможного коммуникативного эффекта при использовании данных средств.

И наконец, интеграция теоретических и практически-иллюстративных материалов, собранных в данной работе, может послужить базой для разработки учебно-методического пособия и специального курса по данной тематике.

Апробация работы. Поэтапные результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова (2010-2012), а также были представлены на научных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2010», «Ломоносов-2011», «Ломоносов-2012». По теме исследования опубликовано семь научных статей, в том числе три статьи в изданиях, включенных в Перечень ВАК РФ для публикации результатов докторских и кандидатских диссертаций.

Структура работы определена целями и задачами исследования и включает в себя введение, три главы, заключение, библиографию и приложения.

Во Введении обосновывается выбор темы диссертации, ее актуальность и научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, формулируется объект и предмет исследования, указываются цель, задачи, приводятся положения, выносимые на защиту, определяются методы исследования, его теоретическая и эмпирическая база.



Первая глава посвящена исследованию теоретических и методологических основ теории речевого воздействия, описанию развития данной теории и классификации видов, уровней, типов воздействия в исследуемом сегменте бизнес-дискурса.

Во Второй главе рассматриваются особенности лексического компонента речевого воздействия в анализируемых источниках и подвергаются изучению лексико-грамматические инструменты формирования модального плана речевого произведения.



Третья глава посвящена синтаксическому уровню воздействия, при этом основное внимание уделяется особенностям комментирующих конструкций, императивных и вопросительных предложений, а в заключительном пункте представлена попытка проследить взаимодействие изученных лингвистических средств воздействия на уровне текста.

В Заключении обобщены теоретические и практические результаты исследования, а также рассматриваются возможные перспективы научного поиска в представленной области.



В Приложении находится сводная таблица по основным видам речевого воздействия, а также отрывок из сборника Harvard Business Review on Change.




Глава 1. Научно-теоретические предпосылки исследования речевого воздействия

1.1. Краткая историческая ретроспектива изучения проблемы речевого воздействия от истоков до 70-х годов XX века

Интерес к проблеме эффективности речевого воздействия имеет многовековую историю и уходит корнями в Античность, во времена которой внимание к слову породило особое учение о красноречии – риторику, включавшую теорию и методику построения воздейственной речи. Впоследствии началось формирование других наук, берущих свой исток в риторическом искусстве, среди которых можно назвать поэтику, стилистику, грамматику, неориторику, герменевтику, теорию аргументации, а среди новых направлений – теорию массовых коммуникаций и теорию речевого воздействия. Это предопределяет необходимость обратиться к описанию краткой исторической ретроспективы изучаемого вопроса и рассмотреть основные тенденции и течения, определявшие развитие и формирование теории речевого воздействия как самостоятельной отрасли научного поиска.

В период Античности, а именно начиная с V в. д.н.э., в Древней Греции активно развивалась теория и практика публичных выступлений, в связи с чем появилась необходимость в совершенствовании искусства воздействия с помощью речи. Современные исследования ораторского искусства как социокультурного феномена подчеркивают тот факт, что риторика в античные времена была не только прикладной областью, но и одной из важнейших частей культуры мышления, оказавших влияние на философию, политику и литературу. По замечанию Г.З. Апресяна, риторика родилась благодаря возможности и необходимости граждан в Древней Греции принимать активное участие в политической жизни общества [Апресян Г.З. 1969: 9-11]. Р.Х. Лощенкова, рассматривающая в своей работе генезис и динамику развития ораторского искусства, отмечает, что тенденции в риторике напрямую взаимосвязаны с цивилизационными изменениями. Доминирующие функции воздейственной речи исторически меняются в зависимости от уровня развития общества, его политической и аксиологической системы [Лощенкова 2009: 10].

Для древнегреческих философов и ораторов интерес представляла разработка целостной теории построения убедительного ораторского выступления. Как утверждает Платон в диалоге "Федр", на первом месте должно быть вступление, на втором – изложение, на третьем – доказательства, на четвертом – правдоподобные выводы [Платон, электронный ресурс]. Можно отметить, что такая структура речи стала классическим образцом и до сих пор не претерпела значимых изменений при академическом подходе к тексту.

В трехчастном сочинении ученика Платона Аристотеля риторика определяется как "способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета…"[Аристотель, электронный ресурс]. Аристотель выделяет три вида таких способов: "одни из них находятся в зависимости от характера, говорящего"; "другие – от того или другого настроения слушателя»; «третьи – от самой речи " [Аристотель, электронный ресурс]. Аристотель советует оратору помнить о возрасте, происхождении и общественном положении слушателей, учит приемам убеждения и отводит много места логическим доказательствам. Также в «Риторике» большое внимание уделяется стилю, который ставится в зависимость от предмета изложения, что соответствует современной корреляции дискурса и сферы коммуникации.

В дальнейшем риторика стала активно развиваться в Древнем Риме. Искусство публичных выступлений этого периода находилось под влиянием риторики Древней Греции и достигло своей вершины в деятельности Марка Туллия Цицерона (106 – 43 гг. д.н.э.) – крупнейшего оратора, писателя и политика. Искусство воздействия с помощью речи в Древнем Риме зачастую выполняло сходные с Древней Грецией задачи. Государственные дела здесь также решались в народном собрании, сенате и суде, в связи с чем овладение приемами эффективного речевого общения превратилось в непременное условие для тех граждан Древнего Рима, которые хотели принимать участие в политической жизни государства.

В Средние Века задачи ораторского искусства претерпевают изменения, однако фундаментом, на котором строится теория и методика красноречия Средневековья, служит наследие античной риторики и философии. Однако если в Древней Греции и Риме ключевым компонентом искусства воздействия с помощью речи были публичные выступления на политической арене, то в эпоху Средневековья господствующим жанром становится гомилетика, то есть церковное красноречие, основы которого были заложены Иоанном Златоустом (ум. в 407 г. н.э.) и Фомой Аквинским (1225 — 1274 гг.). Задачи оратора в этот период заключаются в разъяснении и иллюстрировании заранее известных положений Священного Писания, а основными элементами большинства выступлений становятся разнообразные цитаты и ссылки на авторитеты, преимущественно на Библию.

Новое время, начавшееся западноевропейским Возрождением, характеризуется расцветом культуры и бурным развитием большинства отраслей знания. Эффективное речевое воздействие не только не теряет своей актуальности, но и получает более широкое распространение и вновь обретает социально-политическую направленность. Большой вклад в эволюцию теоретического воздействия вносят философы: Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Р. Декарт. Именно в это время наиболее яркой становится тенденция к контрасту между риторикой, целью которой было практическое применение методов воздейственной речи, и лингвистикой, которая долгое время изучала язык вне связи с человеком как реальным носителем, условиями использования и коммуникативной функцией языка.

Подобное отношение смогли изменить идеи В. фон Гумбольдта, считавшего язык объединенной духовной энергией народа. Он утверждал: «Человек весь не укладывается в границы своего языка, он больше того, что можно выразить в словах; но ему приходится заключать в слова свой неуловимый дух, чтобы скрепить его чем-то и использовать слова как опору для достижения того, что выходит за их рамки» [Гумбольдт 1984: 348-349]. Это дало импульс к лингвистическим исследованиям антропоцентрической направленности.

В России первые значительные работы в области эффективного речевого общения появились в начале XVII века. Изначально это были переводы трудов, написанных в Европе, что позволяет нам говорить о единых истоках европейской и русской традиции искусства воздействия с помощью речи. Первым авторитетным источником в данной области служит перевод учебника немецкого гуманиста, принадлежавшего к сподвижникам М. Лютера, Филиппа Меланхтона (1497 – 1560 гг.), предположительно сделанный митрополитом Макарием в начале XVII века. В данной книге дается представление о риторике, ее частях, видах и украшении речи.

Значительный вклад в развитие теории и методики воздейственной речи в России сделал М.В. Ломоносов (1711 – 1765 гг.), создав в 1748 г. "Краткое руководство к красноречию". Риторика М.В. Ломоносова состоит из трех частей: "Об изобретении", "Об украшении", "О расположении". М.В. Ломоносов определяет риторику как науку о письменной и устной речи на государственные, общественные и религиозно-философские темы и выделяет собственно риторику, то есть учение о красноречии вообще; ораторию, то есть наставление к сочинению речей в прозе; и поэзию – наставление к сочинению поэтических произведений.

В XIX веке расцвет искусства воздействия с помощью речи связан с судебной реформой 1860-х годов, где возможность прений противоборствующих сторон в суде привела к развитию судебного красноречия. Наряду с этим, в университетах России во второй половине XIX века развивается академическое красноречие. В написанной русским поэтом и переводчиком А.Ф. Мерзляковым "Краткой риторике, или Правилах, относящихся ко всем родам сочинений прозаических" называются следующие цели оратора: научение, убеждение и искусство тронуть слушателя. Эти цели в определенной степени соотносятся с современной классификацией видов речевого воздействия в зависимости от их прагматической интенции, что подтверждает связь теории речевого воздействия и риторического искусства.

В начале XX века активизация политической жизни повела за собой развитие политической ораторской речи. Теоретический интерес к искусству языкового влияния достиг вершины в 20-е годы XX века. В 1918 г. в Петрограде был создан «Институт живого слова», у истоков которого стояли такие известные ученые и общественные деятели, как В.Э. Мейерхольд, А.В. Луначарский, Л.В. Щерба, Н.А. Энгельгардт, Б.М. Эйхенбаум, Л.П. Якубинский. На базе данного института была начата разработка теории красноречия, теории спора и теории словесности, осуществлявшаяся в трех аспектах: научном, учебном и просветительском. Однако к началу 30-х годов институт прекратил свое существование, что связано с укреплением советского режима, в рамках которого риторика и смежные с ней отрасли не изучались ни как учебный предмет, ни как научная дисциплина. Само слово "риторика" в текстах официальной пропаганды стало синонимом демагогии, пустой и ложной речи, где содержание резко противопоставлялось форме. Забота о форме текстового произведения нередко объявлялась излишней, уводящей от сути дела, а в красивой и продуманно выстроенной речи подозревалось сокрытие враждебного содержания в случае расхождения аргументации с советской идеологией.

Однако несмотря на негативное отношение к риторике как термину, влияние с помощи речи обрело новую значимость в качестве инструмента пропаганды и агитации. В годы Великой Отечественной Войны в Советском Союзе эта область также оказалась чрезвычайно востребована для мобилизации духовно-патриотического потенциала и поддержания боевого духа советского народа.

В послевоенное время одной из наиболее ярких личностей, чьи работы связаны с теорией влияния с помощью речи, можно считать М.М. Бахтина (1895 – 1975 гг.), для трудов которого характерна яркая социологическая направленность. В своих исследованиях он разработал актуальную и в настоящее время теорию речевых жанров, позволившую связать речевую и социальную реальность, а также уделял большое внимание диалогичности как универсальной характеристике любой коммуникации (подробнее о диалогичности изучаемых текстов см. п. 3.1.2. и п. 3.1.3.) Согласно подходу М.М. Бахтина, диалогические отношения есть отношения смысловые. Ученый также отмечает разницу между так называемым «реальным диалогом», в котором происходит обмен репликами небольшого объема, в течение краткого отрезка времени, и потенциальными диалогическими отношениями, присущими любому высказыванию, обладающему смысловой законченностью [Бахтин 1979]. Именно данный вид диалогичности ярко проявляется в исследуемом нами типе дискурса.

Следует отметить объективные причины развития теории речевого воздействия, появившиеся в последние десятилетия. Демократизация общественной жизни в конце 1980-х – начале 1990-х годов значительно изменила условия публичного общения. Потребности формировавшегося в то время нового общества укрепили интерес к проблемам эффективности речевого воздействия. Как указывает профессор И.А. Стернин, среди причин, которые мотивировали внимание к проблеме речевого воздействия в XX веке, можно выделить, во-первых, социально-политические развитие свободы, демократии, появление идеи свободы личности. К экономическим причинам, способствовавшим развитию теории и практики речевого воздействия, относятся конкуренция, кризисы перепроизводства, которые породили необходимость в науке о рекламе, "навязывании" товара, привлечении покупателей [Стернин, электронный ресурс]. Кроме того, ХХ век изменил отношение человека к трудовой деятельности. Люди начали больше ценить интересную работу, что ставит перед менеджерами и руководителями задачу умело организовать мотивацию подчиненных к труду, стимулировать их и убеждать. Развитие культуры, литературы, искусства, а также возникновение научной психологии привели к изменению концепции человека в обществе. Человек стал рассматриваться как личность, как индивидуальность, требующая дифференцированного подхода – эти факторы могут быть отнесены к психологическим предпосылкам активного исследования феномена речевого воздействия [Стернин, электронный ресурс]. Ученый также отмечает, что «есть и чисто коммуникативные причины возникновения развития науки о речевом воздействии в ХХ веке, то есть причины, связанные с развитием самого человеческого общения, поскольку для нашего времени характерно резкое расширение сфер общения» [Стернин, электронный ресурс]. В XXI веке данные тенденции не теряют своей актуальности, поэтому проблема изучения речевого воздействия является чрезвычайно значимой для современной лингвистики.



1.2. Актуальное развитие теории речевого воздействия

С современной точки зрения речевое воздействие представляет собой сложный психолингвистический процесс, который имеет значительный исследовательский интерес в теоретическом и практическом аспектах. Изучение данного феномена играет важную роль для большого числа разнообразных видов человеческой деятельности, в связи с чем на современном этапе теория речевого воздействия формируется как особое междисциплинарное направление научного поиска. Данная область базируется на теоретических и методологических основах, накопленных лингвистикой, представленной такими научными отраслями, как традиционная и когнитивная лингвистика, коммуникативная стилистика и прикладная компьютерная лингвистика, а также прагмалингвистикой, психологией и психолингвистикой, герменевтикой, теорией массовых коммуникаций, социологией, культурологией и рядом других наук. Все вышеперечисленные направления оперируют понятием воздействия, однако подход к изучению и трактовке данного термина в разных науках неодинаков, что способствует многостороннему анализу явления.

Прагматика и прагмалингвистика концентрируют свое внимание на адресанте и изучают механизмы и методы достижения коммуникативной цели адресанта при речевой коммуникации. Когнитивная лингвистика, наоборот, фокусирует свои исследования на позиции адресата сообщения, анализируя речевое воздействие как сложную систему обмена информацией, а также рассматривает широкий круг проблем, связанных с речевым воздействием – декодирование, хранение и переработку информации адресатом, включая изменение ментальных процессов последнего с помощью речи. Герменевтика и стилистика большое внимание уделяют самому тексту как связующему звену между адресантом и адресатом. Специфика теории речевого воздействия как особого научного направления состоит в разработке системной парадигмы изучаемого феномена, которая бы объединила подходы смежных отраслей знания и интегрировала ракурсы адресанта, адресата и текста в явлении речевого воздействия.

В отечественной лингвистике наиболее глубокую разработку теория речевого воздействия получила в работах А.А. Леонтьева [Леонтьев 1969], [Леонтьев 1972], [Леонтьев 1979], [Леонтьев 2003], Е.Ф. Тарасова [Тарасов 1986], Н.А. Безменовой [Тарасов, Безменова 1990], Т.М. Дридзе [Дридзе 1984], Ю.Д. Апресяна [Апресян Ю.Д. 1966], Н.Д. Арутюновой [Арутюнова 2003], А.Н. Баранова [Баранов 1990], [Баранов 1991], О.С. Иссерс [Иссерс 1996], [Иссерс 2009], Е.В. Падучевой [Падучева 1985], П.Б. Паршина [Паршин 2000], И.А. Стернина [Стернин 2001], А.М. Шахнаровича [Шахнарович 1995], Е.В. Шелестюк [Шелестюк 2009], Л.Г. Бабенко [Бабенко 2009], Г.А. Золотовой [Золотова 1998], Н.И. Жинкина [Жинкин 1998], М.Р. Желтухиной [Желтухина 2004], А.А. Котова [Котов 2003] и ряда других исследователей. Ученые обращаются в своих работах к описанию чрезвычайно обширного круга проблем, связанных с речевым воздействием. Сюда входит разработка и описание лингвистической метамодели речевого воздействия, а также особое внимание уделяется изучению природы и механизмов данного феномена. Большой интерес в настоящее время представляет анализ тех речевых средств и функций языка, которые могут быть использованы адресантом для достижения своей коммуникативной цели при эффективном речевом воздействии.

Речевое воздействие получило статус научного понятия в начале 1970-х годов, когда данный вопрос был обозначен в сборнике «Речевое воздействие: Проблемы прикладной психолингвистики», выпущенном группой психолингвистов под руководством А.А. Леонтьева при институте языкознания АН СССР. С момента появления теории речевого воздействия как особого научного направления и до середины 1980-х годов изучение влияния с помощью речи проводилось преимущественно в традициях структурной лингвистики. Предметом исследования служили произведения художественного стиля. С середины 1980-х годов центр внимания ученых сместился с изучения текстов художественной литературы на анализ письменных и устных источников публицистического стиля, поскольку воздействие — одна из главных функций таких текстов.

А.А. Леонтьев и Т.М. Дридзе, стоявшие у истоков зарождения теории речевого воздействия как отдельного научного направления, анализируют объект исследования, исходя из теории коммуникации и информационного обмена. В работах А.А. Леонтьева [Леонтьев 1979] детально разрабатывается теория речевой деятельности, экстраполяция положений которой при изучении текста позволяет рассмотреть речевоздействующий потенциал текстового произведения в зависимости от таких его общих характеристик, как информативность, когерентность и целостность. Этим аспектам посвящены такие труды, как “К психологии речевого воздействия» [Леонтьев 1972] и «Понятие текста в современной лингвистике и психологии» [Леонтьев 1979].

Б.Ф. Поршневым была создана первая классификация уровней речевого воздействия. В данной классификации ученый выделил фонологический, номинативный, семантический, синтаксическо-логический, контекстуально-смысловой и формально-символический уровни. [Поршнев 1979]. Именно на этом разделении базируется наиболее полная и актуальная на данный момент классификация уровней речевого воздействия П.Б. Паршина, который дополнил описание уровней и лингвистических средств воздействия семиотической и когнитивной составляющей [Паршин 2000]. Сегментация уровней позволяет четко идентифицировать принадлежность того или иного языкового средства к определенному сегменту и описывать лингвистические инструменты воздействия в организованной системе, что является неоспоримым достоинством концепции.

Н.И. Жинкиным разработан оригинальный семиотический подход к тексту как к особой динамической системе, в которой происходит реализация коммуникативных программ, заложенных автором текста. Он представляет текст как особую иерархию предикатов, первые из которых передают основную мысль текста и являются главными в смысловой организации текста. Предикаты второго порядка отражают второстепенные интенции автора и связаны с предикатами третьего и четвертого порядка, названными предикатами полноты содержания, которые вносят детализирующую или уточняющую информацию. В рамках такого подхода происходит анализ смысловых вех текста, а речевое воздействие исследуется в области актуализации авторских интенций. Эта теория детально раскрывается в книгах «Речь как проводник информации» [Жинкин 1982] и «Язык-речь-творчество: исследование по семиотике, психолингвистике, поэтике» [Жинкин 1998]. Подход, разработанный ученым, достаточно универсален, однако предполагает в большей степени коммуникацию с помощью письменных текстов.

Семиотический подход к изучению текстов разнообразных стилей и жанров, в которых опосредованно развивается теория речевого воздействия, представлен также в работах Л.Г. Бабенко [Бабенко 2003] и Г.А. Золотовой [Золотова 1998]. Описывая структурную организацию текста, данные исследователи выделяют три основных составляющих. Во-первых, это концептосфера, состоящая из ядра тематически-ассоциативных слов, которые концентрируются вокруг ключевых концептов. Приядерная зона концептосферы включает лексические репрезентации более удаленных ассоциаций. Ближайшую периферию формируют образные номинации концепта, а дальнейшую – эмоционально-оценочные смыслы. Во-вторых, это особое денотативное пространство, в которое входит пространственно-временная лексическая составляющая, топонимы, антропонимы и хронотопы, отвечающие за пространственно-временную актуализацию текста. В-третьих, это эмотивная сфера текста, в которой заложены оценочные и экспрессивные компоненты в ракурсе адресата и действующих лиц. Собственно актуализация речевоздейственного компонента текста происходит не только через каждый из компонентов текста в отдельности, но и в сочетании их друг с другом.

А.Н. Барановым [Баранов 1991] текст изучается в его функционально-прагматической парадигме, в центре которой находится особое понятие фрейма как когнитивной структуры, организованной вокруг определенного концепта. Данный концепт состоит из пучков ассоциаций, содержанием которых является существенная и потенциальная информация, которая релевантна определенному концепту. Фреймовый подход анализа речевого воздействия у А.Н. Баранова разрабатывается при изучении процесса метафоризации, где метафора представляет собой структуру, состоящую из сигнификата и денотата, в которой сигнификат соответствует абстрактному концепту, а денотат — объему понятия, которое характеризуется данной метафорической моделью. В дальнейшем ученым строится дескрипторная теория, анализирующая применение определенной метафорической модели.



Метафорические когнитивные модели речевого воздействия находятся и в фокусе исследования М.Р. Желтухиной [Желтухина 2003], которая также использует понятие фрейма и фреймовых трансформаций. Дополнительно автор теории оперирует понятием тропа, который понимается как взаимодействие лингвистических и экстралингвистических компонентов фрейма и включает в себя не только метафору, но и каламбур, оксюморон, гиперболу, парафраз и многие другие стилистические фигуры. Воздействие рассматривается М.Р. Желтухиной как развитие тропологического рефрейминга, направленного преимущественно на подсознание и сближенного с механизмами суггестии. Несомненным плюсом данной теории является типология большого количество фреймов и классификация фреймовых трансформаций, однако граница между суггестивными и рациональными видами рефрейминга проведена достаточно нечетко.

В рамках психолингвистических исследований одним из наиболее широко используемых методов оценки речевого воздействия текстов является контент-анализ. Суть данного метода заключается в количественном анализе текстов для дальнейшего выявления числовых закономерностей, связанных с реализацией воздействующих единиц. Такой подход реализуется, в частности, в методике выделения эмоционально-смысловых доминант художественных и поэтических текстов в работах В.П. Белянина [Белянин 2005] и В.А. Пищальниковой [Пищальникова 1999]. Т.Н. Ушаковой и Н.Д. Павловой [Ушакова 2000] создана методика интент-анализа, которая направлена на выявление намерений адресанта текстового сообщения и изучение речевых актов, в которых происходит реализация данных интенций.

А.М. Шахнаровичем [Шахнарович 1995] разрабатывается подход, интегрирующий психолингвистичекие и семиотические методики в исследовании речевого воздействия. Базируясь на принятом в психолингвистике положении о том, что картина мира, заключенная в тексте, есть фрагмент реальности, субъективно искаженный адресантом в зависимости от коммуникативного замысла, А.М. Шахнарович предлагает ступенчатый алгоритм структурирования коммуникативной деятельности автора и реципиента. Со стороны автора данная деятельность представлена реализацией первичных и вторичных прагматических программ.

К первичным программам относятся семантическая, смысловая, когнитивная и пресуппозитивная программы, к вторичным — синтаксическая, морфологическая, лексическая и фонетическая. Именно при реализации семантической программы происходит анализ объективной реальности и выбор языковых средств для обозначения репрезентуемого фрагмента мира. Смысловая программа представляет собой отношение адресанта к тексту и вторична по отношению к семантической. Когнитивная программа основывается на картине мира адресанта, однако для эффективного речевого воздействия должна быть ориентирована на получателя и соотнесена с картиной мира адресата.

Вторичные программы есть программы оформления и организации высказывания. Они отвечают за структуру текста, то есть его внешнюю составляющую, наиболее доступную для исследования. Важно, что вторичные для адресанта программы есть первичные программы реципиента, поскольку адресату необходимо реализовать графическое или аудиальное восприятие текста для запуска внутренних программ интерпретации и осмысления.

Особая концепция речевого воздействия представлена в теории доминантных и рациональных сценариев А.А. Котова. Под сценариями понимаются типы отношений, связывающие протомодель с вызываемым ею эмоциональным и рациональным откликом реципиента. Согласно А.А. Котову [Котов 2003], д-сценарии (доминантные) и р-сценарии (рациональные) сходны по своей структуре, однако если р-сценарии при активации определенного компонента смысла приводят к построению логических выводов, то д-сценарии актуализируют эмоциональные и поведенческие реакции адресата. В основу данной теории легли исследования М. Минского [Минский 1979], модели Н. Дж. Нильсона и Р.П. Абельсона [Абельсон 1998], а также работы Л.У. Барсалу [Barsalou 1992], а сам анализ проводился на основе текстов средств массовой коммуникации1.

Большое количество работ, имеющих отношение к разработке проблемы речевого воздействия в западной науке, принадлежат сфере суггестивных методик, имеющих практическую терапевтическую направленность и косвенно связанных с лингвистикой. В частности, проблеме речевого воздействия с помощью вербальных и невербальных средств посвящены работы М. Эриксона [Эриксон 2000], который активно использовал разнообразные приемы суггестии в психотерапевтической практике. Метод суггестии также был одной из важнейших техник, которую изучали и применяли разработчики НЛП Дж. Гриндер и Р. Бэндлер [Бэндлер, Гриндер 1995]. Под программированием в данном случае понимался отбор специально созданных текстов или ключевых слов, которые складывались в стратегию достижения той или иной коммуникативной цели.

В трудах Р. Фаулера и Г. Кресса [Fowler, Hodge, Kress, Trew 1979] представлен семиотический подход к изучению речевого воздействия, заключающийся в анализе варьирования языковых выражений в зависимости от установок и целей адресанта. Эта концепция в зарубежном языкознании получила название «критической лингвистики» и родилась под влиянием идей М. Халлидея, указавшего на связь между грамматической системой и реализацией социальных и личных потребностей в языке. Представители критической лингвистики пытались комплексно проанализировать язык в качестве инструмента социальной власти и политического влияния. В связи с этим в анализ включались как качественные, так и количественные характеристики текста, а также учитывалась его жанровая принадлежность.

Внимания заслуживают работы Д. Карнеги, который создал практическое описание средств и методов эффективного речевого воздействия, получивших массовое распространение. Д. Карнеги системно обосновал принцип толерантности в общении и создал методику, позволяющую повысить эффективность коммуникации в бизнесе и повседневном общении. Суть его метода заключалась в самостоятельной рефлексии человека над личным опытом или показательными случаями из жизни окружающих, анализ которых должен был способствовать выведению правил эффективного общения. В своей книге Public Speaking and Influencing Men in Business Д. Карнеги в популярной форме описывал законы эффективного общения, к которым и по сей день обращаются авторы, затрагивающие вопросы мотивации, в том числе и в сфере бизнеса. Кроме того, Д. Карнеги разрабатывал практические упражнения для приобретения навыков речевого общения, например, способы конструктивной критики и выхода из сложных и конфликтных ситуаций, сохранив лицо [см., например, Dale Carnegie, Public Speaking and Influencing Men in Business, 2003].

После опыта Д. Карнеги интерес к описанию лингвистических средств и приемов мотивации стал постепенно нарастать, и, что наиболее существенно, изучение данного вопроса за рубежом постепенно расширилось от написания популярных пособий, преследовавших исключительно практическое применение, до научного рассмотрения данной проблемы. В частности, большое распространение в США и Германии получило изучение персуазивной (или увещевательной) коммуникации – еще одно направление, достаточно близко связанное с речевым воздействием, социальной психологией и теорией массовых коммуникаций. На основе анализа рекламного и политического дискурса учеными рассматриваются факторы, позволяющие манипулировать сознанием индивида с целью убедить его на подсознательном уровне принять точку зрения отправителя сообщения. Первоначально изучение персуазивности проводилось в рамках социальной психологии [Hovland, Janis, Kelley 1953], [Sherif 1964], а в дальнейшем получило развитие в когнитивной психологии [Chaiken, Eagly, Liberman 1989], [Petty 1986] и теории массовой коммуникации [Petermann 1977].

Исходя из рассмотрения теоретической базы исследования, можно заключить, что работы, освещающие проблему речевого воздействия, представляют несколько основных лингвистических подходов к анализу явления: семиотический, фреймовый, метод контент- и интент-анализа, метод доминантных и рациональных сценариев и текстоцентрический. Текстоцентрический подход также дополняется широким кругом исследований, не направленных на построение целостной системы теории речевого воздействия, однако имеющих большое значение для развития данного направления. Это, в частности, работы по изучению языковой модальности, интертекстуальности, диалогичности и имплицитности. Этим аспектам уделяется внимание в трудах А.И. Смирницкого [Смирницкий 1975], [Смирницкий 2007], И.Р. Гальперина [Гальперин 1981], Г.Г. Молчановой [Молчанова 2001], [Молчанова 2007], З.Я. Тураевой [Тураева 1986], [Тураева 1993], Н.С. Валгиной [Валгина 2002] и других исследователей, которые изучают письменные тексты крупных жанров разнообразной стилевой принадлежности.


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница