Заветный утес бессмертия, памяти и скорби С. А. Смолянников, В. А. Михаилов



страница1/14
Дата17.10.2016
Размер2,72 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


ББК63.3(4УКР)622.11

3 13


Заветный утес бессмертия, памяти и скорби

С.А. Смолянников, В.А. Михаилов. К., 2997. - 160с.: ил.-105

Книга представляет собой сборник исторических материалов, посвященных самой героической и самой трагической странице обороны Севастополя в годы Великой Отечественной войны - обороне 35 батареи береговой обороны. В данный сборник вошли материалы и фотографии, ранее не публиковавшиеся в открытой печати, а также архивные документы,

рассказывающие об истинных создателях знаменитой батареи, последних
днях защитников херсонесского пятачка, их мужестве и стойкости.

Книга предназначена для любителей военной истории, фортификационного искусства и посвящена героям Севастополя в честь 225-летия основания города-героя.


ЗАВЕТНЫЙ УТЕС

БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ

И СКОРБИ

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ

О ПОДВИГЕ И ГЕРОИЗМЕ

ПОСЛЕДНИХ ЗАЩИТНИКОВ СЕВАСТОПОЛЯ

НА ХЕРСОНЕСЕ, НА ПЯТАЧКЕ 35-Й БАТАРЕИ


ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ 2

СЕРГЕЙ СМ0ЛЯННИК0В, ВИКТОР МИХАЙЛОВ

3








Депутаты Верховной Рады Крыма на одном из осенних заседаний

парламента приняли постановление «Об утверждении мероприятий «Найти Солдата!» на 2008-2010 гг». В пояснительной записке к проекту постановления говорится о том, что он представлен в связи с подготовкой к празднованию 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. Постановлением утверждены мероприятия по поиску братских воинских захоронений, пропавших без вести воинов, перезахоронению их останков и увековечению памяти всех погибших в годы Великой Отечественной войны на территории Автономной Республики Крым. Проектом предусматривается поисковая работа, обустройство и содержание мест захоронения, патриотическое воспитание граждан. Более 60 лет прошло со времени окончания Великой Отечественной войны. Сегодня молодежь не всегда знает, какую цену заплатил советский народ за победу, за то, чтобы и наш полуостров был свободным, а крымчане жили в мире и согласии — отмечено в Постановлении парламента Крыма. Нынешнее руководство Крыма, во главе с Председателем Верховного Совета Автономной Республики Крым Анатолием Гриценко, к этой проблеме относится особенно трепетно, и потому сегодня поиск останков бывших солдат не прекращается практически ни на один день. Не отстают в этом благородном деле и руководители города-героя Севастополя, Валерий Саратов и Сергей Куницын, принявшие участие в мероприятиях по увековечиванию памяти последних защитников Севастополя на 35-й береговой батарее. Эти две программы станут напоминанием всем политикам «всех времен и народов» о необходимости консолидироваться, чтобы решать сложные вопросы, находить взаимопонимание, объединяться во имя процветания Автономной Республики Крым и Севастополя, чтобы люди, живущие в Крыму, жили лучше, чем сейчас. Такие мероприятия, должны объединять людей разных народов, ведь на территории Крыма воевали и погибали люди разных национальностей, что подтверждают и находки. Они вместе боролись с врагом. И всем вместе нужно хранить и беречь Крым, его историю, его традицию, его будущее. Для того чтобы уверенно двигаться в будущее, надо знать свое прошлое, а касательно Крыма и Севастополя, помнить их героическую историю и передавать ее нынешнему молодому поколению крымчан. Авторы данного сборника, как представители общественной организации «Землячество Крым — Севастополь», не только всемерно поддерживают такие акции руководства Крыма и Севастополя, но и конкретными делами, а именно своим сборником «Заветный утес бессмертия, памяти и скорби» вносят свою посильную лепту в благородное дело, имя которому — НАША ПАМЯТЬ.



С уважением, авторы.

225- ЛЕТИЮ ЛЕГЕНДАРНОЙ

ЧЕРНОМОРСКОЙ ТВЕРДЫНИ

И ПАМЯТИ ВСЕМ НАСТОЯЩИМ

СЕВАСТОПОЛЬЦАМ,

О КОТОРЫХ НЕ УСПЕЛИ ДОПИСАТЬ

ВАНЕЕВ ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ, И ЛЕЩЕНКО АЛЕКСЕЙ ЯКОВЛЕВИЧ

ПОСВЯЩАЕТСЯ

ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕЙ СМОЛЯННИКОВ, ВИКТОР МИХАЙЛОВ





Жизнь не дает за верность ордена

Тем, чья судьба — служить ее основам,

Но их она ведет к просторам новым,

Лучами звезд питая имена.

Мария Виргинская,

внучка командующего Черноморским флотом

в 1941-1942 гг.,

руководителя обороны Севастополя

адмирала Ф. Октябрьского

35 батарея... если кому из нас доведется остаться в живых, то пере­дайте соотечественникам о том, что мы свой воинский долг выполни­ли до конца, пусть знают об этом люди...

Из последнего рапорта 35 ББ

1942-й стал годом максимального напряжения сил всех воюющих сторон на мировом просторе — от Северной Африки до Юго-Восточной Азии, го­дом, когда «победоносная» армия наследников Древнего Рима на всех теат­рах боевых действий Второй Мировой войны получила серьезные уроки му­жества и стойкости от войск антигитлеровской коалиции. Но, главные собы­тия все-таки, разворачивались на Советско-германском, или Восточном фронте (по версии западноевропейских историков), где на юго-западном направлении проходили упорные и кровопролитные бои. Ростов-на-Дону, Харьков, Донбасс и, конечно же, Крым стали основными темами сообщений «От Советского Информбюро...». И первыми словами Левитана в них была сводка событий о героической обороне Севастополя, города мужества и славы, стойкости и несгибаемости. Именно в летне-осенний период 1942-го решалась судьба будущей Великой Победы. Оборона Севастополя стала краеугольным камнем всех событий на советско-германском фронте, ибо обе противоборствующие стороны, каждая для себя, прекрасно понимали роль и значение обороны черноморской твердыни. Для советских воинов оборона Севастополя стала символом продолжения славных традиций учас­тников первой обороны города и, также как и столетие тому, их лозунгом бы­ли слова: «Отстаивайте же Севастополь». Для захватчиков же взятие Севас­тополя было необходимостью, дабы сломить дух и волю советского народа, переломить морально-психологическое состояние войск, а главное — не до­пустить повторения мужества героев первой обороны города. Как известно, планам немецко-фашистских войск (Германии, Румынии и Италии) не сужде­но было сбыться, город снова повторил свою героическую историю, оборо­на которого стала символом мужества всего народа и верности героическим традициям прошлого. Исходя из анализа прошедших событий, в ответ на из­мышления некоторых псевдоисториков о «политической целесообразности своевременной сдачи Севастополя», хотелось бы отметить, что героическая 250-ти дневная оборона черноморской твердыни как раз и стала той началь-

ной страницей Великой Победы, которая в конечном итоге и привела к безо- 5

говорочной капитуляции. С тех пор прошло 65 лет, но мы, благодарные по-томки не вправе забыть эти славные героические и трагические дни, имена тех, кто навсегда остался на выжженной солнцем и огнем земле Херсонеса и Фиолента. История оборон Севастополя нашла свое отражение во многих трудах, произведениях и предметов искусств. Говоря о двух оборонах Севас-тополя, хотелось бы отметить тот факт, что на две обороны было ... три эва-куации. И это так. Первая организованная эвакуация войск была произведе-на 27 августа 1855 года, когда на Северную сторону были переведены вой-ска защитников города. Вторая эвакуация проводилась в ноябре-декабре 1920 года, когда остатки армии Врангеля навсегда покидали Севастополь. Надеемся, что все смотрели в свое время фильм режиссера Александра Алова, снятый в 1971 году по мотивам произведений Михаила Булгакова. И, все наверное помнят сцену эвакуации в Севастопольском порту, когда ха-ос, паника и трусость превратили белогвардейских офицеров в подонков, негодяев, подлецов. Увы. В реальной жизни такого не было. Эвакуация 150 тысяч военных и членов их семей, а также гражданского населения, прошла организованно и была проведена умело. И была третья эвакуация, эвакуация мужества и скорби...

В период с 3 по 7 июля 2007 года в городе-герое — Севастополе прохо-дил символический Мост Памяти «Москва Севастополь», как раз и посвя-щенный 65-летию завершения героической обороны, как самого города-ге-роя, так и подвигу последних защитников города с легендарной 35-й берего-вой батареи. Мероприятия в ходе проведения этого Моста Памяти широко освещались в Севастополе, Автономной Республике Крым, а также в Мос кве, Московской области и других регионах России. Однако совсем умалчи-валось это патриотическое мероприятие в общегосударственных украин-ских средствах массовой информации. И это несмотря на то, что 1 июля в честь празднования 15-й годовщины ВМС Украины Президент нашего госу-дарства Виктор Андреевич Ющенко как раз находился с визитом в Севасто-поле, но, к сожалению ветеранов и патриотов города-героя, не смог найти время для того, чтобы посетить одно из самых святых мест Севастополя — легендарную 35-ю батарею. Ведь именно последним защитникам черномор-ской твердыни Александр Жаров и Борис Мокроусов в 1943 году посвятили знаменитую песню «Заветный камень». Мне как ветерану флота и историку-исследователю вместе с другими коллегами-энтузиастами удалось найти время, чтобы в эти памятные дни побывать на батарее героев. И не только побывать, но и принять участие в мероприятиях по открытию памятного зна-ка, привлечь к этому молодое поколение, с одной целью — чтобы знали и помнили свою настоящую героическую историю. Тем более, что сделать это, одному из авторов Сергею Смолянникову также посоветовал отец, человек, для которого Севастополь, город-герой, которым он руководил более четы-рех лет, значит в жизни очень многое. Ну, а кроме того, для меня, как корен-ного киевлянина, важен еще и тот факт, что легендарная батарея крепко и навсегда связала два города-героя — Киев и Севастополь. А все потому, что командиром прославленной батареи за весь период обороны Севастополя был киевлянин Алексей Яковлевич Лещенко, имя которого навсегда вошло в славную плеяду почетных граждан города-героя. Давно уже нет в живых «ба-тяни-комбата», но и сейчас в Киеве живут его вдова Людмила Александров-на и сын — Валерий Алексеевич, для которых память о дорогом человеке и моряках-батарейцах стало делом всей жизни.

ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕЙ СМОЛЯННИКОВ, ВИКТОР МИХАЙЛОВ





Алексей Яковлевич Лещенко






Скалистые берега Херсонеса и Фиолента прячут в своих балках и распад­ках следы минувших боев. Человеку, никогда не бывавшему в районе 35-й батареи сложно издалека найти ее месторасположение. И только уткнув­шись в небольшой оазис скудной кустарниковой заросли, неожиданно обна­руживаешь останки грозной береговой крепости. Это для непосвященных. Для тех же, кто знает эту батарею, в том числе и для нас, бывавших там еще курсантами, уже в далекие 1970-е, найти ее не составит особого труда. Ма­ло что изменилось на останках последнего черноморского бастиона. Но от­радно было увидеть, что в районе батареи появились новые памятники ее последним защитникам, но в то же время и ... новые «хатынки» «внучков» ге­роев, расположившихся в, прямом смысле, на костях защитников Севасто­поля. 30 октября 2006 года исполнилось 65 лет со дня начала героической обороны Севастополя 1941 —42 годов, а 3 июля 2007-го — ее завершения. Но до сих пор мы, многого так и не зна­ем до конца. Речь идет о месте в окрестностях Севасто­поля, где был последний КП СОР (Севастопольского Оборонительного Района) крепости, а почти через два — последний КП 17-й германской армии, пытавшейся вы­полнить приказ фюрера — не сдавать Севастополь лю­бой ценой. Именно поэтому, на рокадной дороге, в са­мом ее начале, ведущей к батарее, установлен памят­ник, с надписями на немецком и русском языках, совет­ским и немецким солдатам, погибшим на пропитанном кровью херсонесском пятачке. Много тысяч разных лю­дей ушло из жизни, защищая клочок севастопольской земли с коротким, но емким наименованием — 35-я бата­рея. На фоне этих исторических событий решение руко­водства города-героя Севастополя и правительства Мос­квы о строительстве мемориального комплекса «35-я бе­реговая батарея» и храма-усыпальницы на месте гибели защитников города и его освободителей, воспринято с ог­ромным энтузиазмом, как в самом городе, так и за его пределами. «Неволь­но вспоминаются слова декабриста М. А. Бестужева, сказанные им после первой обороны легендарного города: «Севастополь пал, но с такою славой, что каждый русский, а в особенности моряк, должен гордиться падением, ко­торое стоит блестящих побед». Эти слова перекликаются в полной мере с оценкой окончания обороны Севастополя академика Е. В. Тарле: «Оборона Севастополя является изумительной летописью о патриотизме, самоотвер­женности военных качеств и доблести русского народа. Только русский мо­ряк и русский солдат могли, создать такую поразительную историческую драму, написанную русской кровью». Эпопею героического подвига второй обороны города воинами Приморской армии и моряками Черноморского флота, защищавших Севастополь до последней возможности, необходимо продолжить, так как осталось еще очень много «белых пятен» в истории ее последних дней. Именно с этой целью мы и занялись над работой, предло­женной в данном сборнике. Надо более глубоко исследовать все обстоя­тельства боевых действий наших войск, особенно в период с 1 по 4 июля 1942 года в самом городе, на подступах к району 35-й береговой батареи, событий на 16-й ложной и самой 35-й береговой батареях, Херсонесском аэродроме и под берегом от Херсонесского маяка до мыса Фиолент, все это сделать в полном объеме. Уточнить истину действия кораблей и катеров по

эвакуации последних защитников, восстановить правду в раскрытии проры- 7

ва наших воинов из-под берега Фиолента в ночь на 6 июля 1942 года, а так­же подлую и предательскую деятельность представителей крымско-татар­ского народа в отношении защитников города, и ряд других событий с тем, чтобы полностью показать трагедию, героизм и подвиг воинов «Севасто­польского форта», оставленных сражаться до конца из-за невозможности вывезти всех на Большую землю. Также важно отметить, что не только тер­ритория самой батареи является мемориальным местом памяти, но и побе­режье, а также акватория мысов Херсонес и Фиолент. Именно поэтому, се­вастопольские энтузиасты Дайвинг-центр «DeepTown» совместно с Украин­ской Федерацией дайвинга объявили о проведении поисково-исторических исследований для создания подводного музея 35-й батареи, личный состав которой проявил большое мужество во время обороны Севастополя. Иссле­довательские погружения начались с 28 апреля и завершатся в конце авгус­та — начале сентября. Подводная экспедиция проведет исследования дна в районе мыса Херсонес, старого аэродрома Севастополя, 35-й батареи, ста­рого рейдового причала в районе батареи, а также причала немецких гидро­самолетов, вдоль Голубой бухты до гротов автобата, где во время героичес­кой обороны была сброшена в море с обрыва советская (в 1942-м) и немец­кая (в 1944-м) техника. По словам Юрия Короля, директора «DeepTown»: «Цель экспедиции: найти следы героической обороны Севастополя на дне моря и проложить новый маршрут, посвященный памяти тех, кто отдал свою жизнь за Севастополь». Исследовательская работа также затронет не толь­ко морскую акваторию, но также и береговую часть 35-й батареи. В процес­се исследований пройдут встречи с ветеранами-защитниками города, об­щественными организациями активно участвующими в создании мемориала памяти. Все найденные на дне предметы будут обозначены, их координаты передадут в морской музей Украины, а со временем будут открыты и для по­сещения драйверов.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

(от авторов-составителей, основанная на собственных исследованиях и материалах официальных публикаций)

Необходимость создания мощной береговой батареи в районе главной (

базы Черноморского флота возникла сразу после окончания русско-япон­ской войны (1904—1905). Значение подобных артиллерийских систем в обо­роне морских крепостей было подтверждено ходом боев за Порт-Артур, ког­да с «неприятной очевидностью» выявился факт необратимости защиты главных морских баз как с моря так и с ... берега, что, кстати, и показали со­бытия не только обороны Порт-Артура, но и первой обороны самого Севас­тополя. Если вернуться в историю столетней давности, то следует вспом­нить, что и оборону Порт-Артура напрямую связывали с героической оборо­ной Севастополя во время Восточной (Крымской) войны, приурочив ее к 50-летию севастопольской. Вот только выводов из героической обороны Севас­тополя царское правительство так и не сделало. Порт-Артур, как и Севасто­поль, собирались оборонять с моря, а взяли эти твердыни с суши. Учитывая печальный опыт блокады Порт-Артура, уже в 1906 году под Севастополем было выбрано генеральное место для береговой батареи, которое позволя­ло бы вести круговой обстрел как акватории в районе главной базы, так и су­хопутной ее части. К, сожалению, на сегодняшний день значительное число историков «заслугу» в создании комплексной береговой обороны приписы-

ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕЙ СМ0ЛЯННИК0В, ВИКТОР МИХАЙЛОВ




8 вают артиллеристам, военачальникам, флотоводцам и, даже, писателям. На

самом же деле, истинная заслуга в идее создания всеобъемлющей берего­вой обороны и Черноморской твердыни, в частности, какой и стала знамени­тая 35-я батарея, принадлежит двум героям обороны Порт-Артура — генера­лам Белому В.Ф. и Кондратенко Р.И. Именно они, еще в 1904-м году во вре­мя обороны «Восточного Севастополя», как тогда в прессе называли Порт-Артур, поставили вопрос о необходимости подчинения береговой артилле­рии Морскому ведомству, а главное: постройке морских береговых батарей таким образом, чтобы сектора их обстрела одинаково были использованы при стрельбе, как по акватории, так и по побережью. Дабы отдать дань ува­жения забытым «творцам» береговой обороны России, а также «крестным отцам» и 35-й батареи, авторы хотели бы напомнить читателям героические биографии этих замечательных патриотов своей Отчизны.



генерал-лейтенант Белый Василий Федорович

Белый Василий Федорович, родился в 1854 году, участник Балканской войны 1877—78 гг., за боевые отличия награжден чинами сотника и есаула и орденами св. Анны 4-й степени и св. Станислава 3-й степени с мечами; осо­бенно же отличился он при штурме Карса. В 1886 году Белый был произве­ден в капитаны и переведен в Карскую крепостную артиллерию, а в 1892 го­ду, как один из основоположников-практиков береговой артиллерии назначен заведующим практическими занятиями Севастопольской крепос­тной артиллерии. В 1900 году полковники Белый был назначен начальником Квантунской крепостной артиллерии и в 1903-м произведен в генерал-майоры. Командуя береговой обороной, Белый В.Ф. выдержал всю осаду Порт-Артура, проявив большую энергию по организации круговой артиллерийской обороны крепости, и умелыми распоряжениями содейс­твовал отбитию попыток японских брандеров заградить рейд, а также отбитию штурмов с суши. При его же деятельности были вооружены артил­лерией наиболее ключевые сопки и хреб­ты, и Белый готов был вооружить весь гор­ный хребет полуострова. Однако это пред­ложение Белого не встретило поддержки со стороны высшего начальства. Он лично разработал правила сигнализации и до­зорной службы береговой артиллерии, ор­ганизовал стрельбу по закрытым целям и наладил взаимодействие с морскими ар­тиллеристами. На военном совете 16 де­кабря 1904 года генерал Белый В.Ф. му­жественно высказался за продолжение обороны, заявив, что снарядов хватит на отбитие двух штурмов, и это заявление оп­равдал на суде документами. За отличие в делах против японцев Белый был награж­ден орденами св. Георгия 4-й степени, св. Владимира 2-й степени и св. Анны и св. Станислава 1-х степеней с мечами. При

сдаче Порт-Артура японцам Белый не воспользовался правом вернуться в Россию и отправился в плен, надеясь быть там полезным офицерам и ниж­ним чинам своей артиллерии. По возвращении из 11-месячного плена во Владивосток Василий Федорович был назначен председателем комиссии

по приему наших пленных, возвращавшихся из Японии, а по окончании этой 9

работы назначен начальником Владивостокской крепостной артиллерии. На этой должности Белый немало потрудился как по реорганизации самой кре­постной артиллерии, так и по приведению в порядок ее материальной части и улучшению быта офицеров и нижних чинов. Многие его предложения по созданию универсальной береговой обороны были воплощены уже в совет­ское время. Серьезная болезнь, поведшая за собой лишение ноги, заставила генерал-лейтенанта Белого в начале 1911 года покинуть службу, при этом ему было присвоено звание генерала от артиллерии. Умер прос­лавленный генерал, один из основных героев романа «Порт-Артур» 7 января 1913 года в Царском Селе (г. Пушкин), где и похоронен.

Кондратенко Роман Исидорович, родился в 1857 году, младший сын в небогатой семье военного инженера. Окончил военную гимназию в Полоцке ив 1877-м Николаевское инженерное. В 1879 Кондратенко поступил в Воен­но-инженерную академию, которую блестяще окончил в 1882-м, а через два года был принят сразу в старший класс Академии Генштаба. Талантливый военный инженер, Кондратенко в 1901-м дослужился до генерал-майора, а в 1903-м был назначен командиром 7-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады в Порт-Артуре, которая вскоре была развернута в дивизию. Во вре­мя русско-японской войны Кондратенко сумел усовершенствовать оборо­носпособность крепости. Современник отметил: «То, что не было сделано за семь лет. Кондратенко, насколько это было возможно, создал в несколько месяцев». Пользовавшийся исключительным авторитетом в войсках, за му­жество и героизм, награжден высшими офицерскими наградами — ордена­ми Георгия 4-й и 3-й степени, Кондратенко успешно отразил четыре штурма противника. В декабре 1904 Кондратенко погиб во время артобстрела Вто­рого форта. Он был душою обороны Порт-Артура и с его смертью вопрос о

судьбе крепости был решен. Тело генерал-лейтенанта Кондратенко в 1911 году было перевезено из Порт-Артура в Петербург и похоронено в Александро-Невской лавре.

Используя опыт обороны Порт-Артура, а главное — новаторские идеи генералов Бе­лого В.Ф. и Кондратенко Р.И., военные ин­женеры стали искать место для установки «ключей от Севастополя», т.е. крупнокали­берной береговой батареи, способной за­щитить город со всех направлений. Таким местом стал самый высотный район мыса Херсонес вблизи Казачьей бухты, а кон­кретно нынешнее место 35-й батареи. Од­нако работы по сооружению объекта нача­лись только в 1910 году. Было решено уста­новить стационарную башенную батарею на юго-западном побережье Херсонеса, ведь Севастополь готовился к буду­щей войне обстоятельно, серьезно, основательно. Этому были посвящены усилия не только флота, но и жителей города. Во время ведения боевых действий против германо-турецкого флота артиллерийские системы, вмес­то стационарной батареи, временно установленные на Херсонесе, оказыва-



ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕИ СМ0ЛЯННИК0В, ВИКТОР МИХАИЛОВ


10 ли огневое прикрытие Главной базы и операциям Черноморского флота. Многострадальное лихолетье Первой Мировой войны, Брест-Литовская ка­тастрофа, интервенция Севастополя германцами и бывшими союзниками, а также эвакуация флота в Бизерту, надолго остановили процесс создания бе­реговой обороны крепости. Только лишь после установления мира на крым­ской земле 25 августа 1920 года были созданы инженерно-строительные ор­ганы Красного Черноморского флота. Бронебашенную батарею для защиты Севастополя с моря начали строить с учетом рекомендаций не только Бело­го и Кондратенко, но и Кюи (Кюи Цезарь Антонович, 1835 — 1918, известный русский композитор, член знаменитой «Могучей кучки», участник обороны Севастополя 1854 —1855 гг., генерал-фортификатор, «учитель» Дмитрия Карбышева — прим. авторов), который, изучив в специальной работе особен­ности обороны этого города в 1854 — 1855 годах, предложил для нее наибо­лее выгодную позицию, господство над окружающей местностью которой, обеспечивало орудиям круговой обстрел. К 1914 году, успели вырыть котло­ваны для башен и несколько подземных погребов, по схеме, предложенной Буйницким Н.А. (Буйницкий Нестор Алоизоевич (1863—1914). Генерал-лей­тенант. Окончил Николаевскую военную академию. Служил в Крепостном уп­равлении Генштаба. С 1909 года постоянный член Инженерного комитета Главного инженерного управления. Его идеи группового расположения фор­тов с применением на них башенных установок и броневых закрытий были воплощены в жизнь при строительстве русских крепостей перед Первой Ми­ровой войной, на основании расчетов генерала Белого В.Ф. — прим. авторов), после чего строительство батареи законсервировали — российский флот господствовал на Черном море в 1914 — 1917 годах, и корабли противника не смели показываться близ его базы. В конце 20-х годов командование морских сил Черного и Азовского морей решило завершить строительство и обратилось к наркому обороны К. Б. Ворошилову за поддержкой. Нарком проект одобрил, и работы начались незамедлительно. Специалисты эконо­мили каждый рубль — при строительстве использовали многие механизмы и детали, оставшиеся от тяжелых боевых кораблей царского флота. Уже 24 ав­густа 1925 года Артиллерийское управление РККФ заключило договор с Ле­нинградским машиностроительным трестом о достройке в Севастополе 12-дюймовой двухбашенной четырехорудийной батареи № 8, ставшей в бу­дущем батареей № 35.



Строительством батареи руко­водили ведущие военные инжене­ры, участники русско-японской и Первой Мировой войн Г.Н. Коло­кольцев (Георгий Николаевич Коло­кольцев, из

линейный корабль "Императрица Мария"

рода Генерала по Адми­ралтейству Колокольцева,

Начальника Обуховского сталелитейно­го завода, 1897 — 1963 гг., доктор технических наук. Профессор, с 1925 по 1935 годы постоянно работал в Севастополе, где и родилась в 1927 году дочь Марина — прим. авторов), профессор артиллерийской академии, основопо­ложник береговой артиллерии РККФ Г.Н. Четверухин (основоположник тео­рии развития береговой артиллерии на основе корабельных артиллерийских систем и систем управления и наведения, автор монографии «История раз­вития корабельной и береговой артиллерии» — прим. авторов) и начальник севастопольской крепости В. Атоль (репрессирован в 1937 году вместе с



Четверухиным). Технический проект объекта подготовил бывший офицер царской армии, известный фортификатор и артиллерист, начальник оборо­нительного отдела Б.К. Соколов (именно с тех пор по настоящее время все механизмы установки орудий и пулеметов в ДОТах имеют общее название «Станок Соколова» — прим. авторов). Он же выполнил фортификационный расчет конструкций и мощности их сопротивления. Проектированием средств, необходимых для обеспечения связи, занимался ученый в области радиосвязи Н.С. Коссович (репрессирован в 1937 году, других данных нет — прим. авторов), оборудование уникальной химической защиты было раз­работано под руководством главного специалиста ВО ХИМУ РККА Павлова. Систему загрузки и выгрузки боеприпасов, их подачу к орудиям сконструи­ровали начальник артиллерии РККФ А.И. Васильев (брат первого председа­теля Кронштадтского совета — прим. авторов) и первый командир батареи А.А. Рулль. Схема проектирования казематов была предложена еще в 1912 году полковником И.А. Савримовичем (сын руководителя строительства Кругобайкальской железной дороги в 1901 году — прим. авторов) и сохранена в последующей достройке подземных помещений батареи. Технический проект выполнил военный инженер В.В. Выставкин (одноклассник Карбыше­ва по Николаевской инженерной академии — прим. авторов). Для выполнения работ привлекались специалисты различных профессий. Рабочие чертежи выполнялись только в одном экземпляре и носили гриф «Секретно». К рабо­те с ними был допущен ограниченный круг лиц. Поэтому много времени ухо­дило на допуск к участию в строительстве батареи рабочих. Среди них было много сезонных артельных рабочих, прибывших из Курской, Орловской, Ярославской, Костромской областей, Чувашии, городов Батуми, Очакова. Участвовали в сооружении «тридцать пятой» и севастопольцы. Благодаря стараниям и исследованиям Аркадия Чикина, Алексея Воробьева и Вадима Колесниченко, история сохранила имена лучших строителей легендарной батареи: бригадира бетонщиков И.И. Ханыкова и бригадира плотников И.И. Шульдешова, бригадира слесарей СМ. Дольникова и вулканизатора Е.Т. Годуниской, шофера К.А. Штилле и возчика И.С. Красовского. Профсо­юзной организацией руководил Гатанович. Прорабом стройки был Б.К. Русе-нев. Техническое и инженерное обеспечение осуществляли специалисты Ленинградского металлического завода. Общая стоимость бронебетонной части батареи была сравнима со стоимостью постройки плотины Днепрогэса. Такой же по объему была общая железобетонная масса батарейной крепос­ти со всеми потернами. Бронебашенная четырехствольная 305-мм стацио­нарная артиллерийская система предназначалась для ведения боя с силь­ным морским противником на подступах к главной базе Черноморского фло­та. — Севастополю. Общая площадь железобетонных покрытий составила 5000 квадратных метров при толщине свода более четырех метров. В завер­шающий межвоенный период (1937 — 1941 гг. — прим. авторов) батарея была модернизирована и усилена. Вокруг нее были построены доты и дзоты, вы­копаны траншеи и ходы сообщения. Кроме основного городка (казарм) под землей размещался еще небольшой военный городок, где имелись кладовые и кают-компания, жилые и бытовые помещения, лазарет и котельная, машин­ное отделение и орудийный погреб. В машинном зале работали механизмы, на которых сохранились таблички первого хозяина — бывшего флагмана Флота линкора «Императрица Мария». Артиллерийские установки «МБ-2-12» на 35-й батарее были оснащены за счет хранившихся в арсеналах стволов 305-мм орудий с линейного корабля «Императрица Мария». Орудия, с дли-

СЕРГЕЙСМ0ЛЯННИК0В, ВИКТОР МИХАЙЛОВ

ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

12 ной ствола 15 метров и весом 53 тонны каждое, могли наводиться на цель независимо или вместе, при этом посылали гранату весом 471 килограмм на дальность 27 километров, а фугасный снаряд весом 314 килограмм — почти на 46. Каждое орудие было снабжено подъемником, прикрепленным к вер­хнему поворотному строению башни. Подземные помещения батареи имели специальные химические фильтры и систему принудительной вентиляции, что делало невозможным проникновение ядовитых газов. Командный пункт управления огнем находился в 500 метрах от башни в хорошо защищенном и замаскированном помещении. В подземные казематы батареи вели три бронированных двери из металла и бетона толщиной около трех метров, из­готовленные также на Ленинградском сталелитейном заводе. Также учены­ми-проектантами был учтен фактор близости моря и, соответственно, высо­кой влажности воздуха, поэтому все деревянные конструкции были замене­ны металлическими или пробковыми. Башни размещались в отдельных бе­тонированных блоках и имели по два зарядных и снарядных погреба. Боеп­рипасы располагалась на специальных стеллажах. Их загрузка в арсенал ба­тареи осуществлялась с помощью хорошо замаскированной монорельсовой железной дороги, проведенной от форта к берегу бухты, и кранов. 24 авгус­та 1928 года в Севастополе было образовано Постоянное Совещание по строительству второй — 30-й бронебашенной батареи. Его председателем назначен комендант Севастопольской крепости и начальник гарнизона, ко­мандующий береговой обороной Черного моря И.М. Лудри (Лудри Иван Мартынович (1895 — 1937), советский военачальник, флагман 1-го ранга (1935). Родился в Литве (Лифляндская губерния). Окончил Военно-морскую академию (1927). Был секретарем Кронштадтского военно-морского коми­тета, комиссаром Кронштадтской базы (1918), комендантом Кронштадта и комиссаром Онежской воен. флотилии (1919), комиссаром Морских сил Черного моря (1920), чл. РВС. С 1927 командующий Береговой обороной Чёрного моря, с 1930 начальник штаба Морских сил Черного моря, началь­ник Управления ВМС РККА, с 1932 зам. наркома военно-морских сил РККА, с 1937 начальник Военно-морской академии. Награжден орденом Красного Знамени. Репрессирован — прим. авторов). При сооружении «тридцатки» был использован опыт строительства 35-й батареи. По состоянию на 1929 год данные объекты являлись первоочередными в реализации «Плана оборони­тельного строительства» Черноморского флота. «Южная» — 35-я батарея — вступила в строй в 1929 году, а летом 1933 года были проведены первые стрельбы и на 30-й батарее («Северная»). О значимости сооружения этих ба­тарей говорит тот факт, что после завершения основного строительства, в 1929 году батарею посетила делегация Советского правительства во главе с руководителем государства И.В. Сталиным и вместе с ней — группа высших офицеров германских вооруженных сил (рейхсвера) под руководством гене­рала Бломберга, которые в то время на правах побежденных перенимали опыт военного строительства в СССР. К началу Великой Отечественной вой­ны береговая оборона Черноморского флота имела на вооружении 93 ору­дия калибра от 100-мм до 305-мм. Комендантом Береговой обороны являл­ся генерал-майор П.А. Моргунов. (Авторам удалось обнаружить тот факт, что первым в СССР кавалером ордена Нахимова 1 -й степени, учрежденного Ука-зом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1944 года, стал гене- рал-лейтенант Петр Алексеевич Моргунов (1902— 1965), в 1941 — 1942 гг. в звании генерал-майора командовавший береговой обороной Черноморского флота. В осажденном Севастополе оставался до последних дней его геро-

ической обороны. В мае 1944 года, он через неделю после освобождения города, получил высокую награду, которая давалась адмиралам, генералам и офицерам за выдающиеся заслуги в организации и руководстве боевыми опе­рациями. Ордена Нахимова 1 -й степени было удостоено всего 80 человек).

Во время обороны Севастополя 35-я батарея входила в состав 1-го от­дельного гвардейского (с 18 июня 1942 года) артдивизиона. Первый раз она открыла огонь по противнику, наступавшему на крепость с суши 7 ноября 1941 года. Мощная артиллерийская система, предназначенная для ведения боевых действий против сильного морского агрессора, весь боезапас пот­ратит для отражения его нападения с суши. В результате первого огневого удара 35-й батареи по району Мекензивых гор (данная местность получила свое наименование от имени Фомы Фомича Мекензи, контр-адмирала Рос­сийского флота, который ввел первые русские корабли в Севастопольскую гавань весной 1783 года согласно указа Екатерины II о строительстве Севас­тополя. Он заложил первые здания на его территории, Графскую пристань и кузницу, с которой началось строительство первой верфи. Англичанин по происхождению, Томас Мекензи, внес огромный вклад в развитие Севасто­поля и его промышленности. К сожалению, нам мало известно о дальнейшей судьбе этого человека и в настоящий момент мы прилагаем усилия для ро­зыска любых сведений о нем, тем более, что есть данные о том, что настоя­щая его фамилия МакКензи, и он не англичанин, а шотландец — прим. авто­ров) было уничтожено одно дальнобойное орудие и три минометных батареи



ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕЙ СМОЛЯННИКОВ, ВИКТОР МИХАЙЛОВ





Компьютерно-графическое изображение батареи

противника. Это стало неприятным событием для гитлеровцев. По форту бы­ло нанесено несколько ударов, что привело к повреждению одного орудия. Большая нагрузка на 35-ю батарею легла во время третьего, последнего штурма Севастополя (07.06.—04.07.1942). Немецкое командование присво­ило ему, штурму, кодовое наименование «Лов осетра». Гарнизону форта пришлось осуществлять не только поддержку сухопутных войск, но и вести контрбатарейную дуэль с немецкими артиллеристами. Немцы подтянули к городу более 2000 стволов различных артиллерийских систем. По словам

15


ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕЙ СМ0ЛЯННИК0В, ВИКТОР МИХАЙЛОВ








16 командующего штурмо­
вавшей Севастополь 11 -й
германской армии, одного
из лучших военачальников
Германии, генерал-полков­
ника Эриха фон Манштей-
на (Эрих фон (Manstein)
Левински (Lewinski)

24.11.1887, Берлин, — 10.6.1973, Мюнхен. Автор мемуаров «Утраченные по­беды»), никогда в течение Второй Мировой войны Вермахт не достигал такой плотности артиллерии на квадратный километр.

Кроме этого десятки бомбардировщиков методично наносили удары по 35-й батарее, пытаясь хотя бы временно заставить ее замолчать. На штабных не­мецких картах она получила кодовое наименование — форт «Максим Горь­кий 2», а 30-я батарея — форт «Максим Горький 1» (Интересны названия, ко-торые'немцы дали этим батареям-фортам Севастопольского оборонитель­ного района (далее СОРа) — «Форт Сталин», форты «Максим Горький-1» и «Максим Горький-2», «Волга», «Сибирь», «Молотов», «ГПУ», «ЧК», а также «Донец» и «Ленин» — прим. авторов).

Тяжелые и неравные бои у стен форта-крепости к концу ию-






Кадры о жизни батареи из документального фильма

ня 1942 года приобрели трагический оборот. Ежедневно немецкая авиация выполняла до 400-800 самолетовылетов. С ревом бомбардировщики, слов­но коршуны кружились над 35-й батарей, почти безнаказанно сбрасывая смертоносный груз на продолжавшийся драться форт. Около 4000 бомб в сутки падали на многострадальную херсонесскую землю. 29 июня командо­вание СОРа перенесло КП на ЗКП, которым и стала 35-й батарея. К этому времени в ее казематах находились многие командиры частей оборонявших город. Они готовились к эвакуации на Кавказ. «Потери личного состава на 30 июня не поддавались учету, — писал руководитель береговой обороны гене­рал-майор Моргунов, — была нарушена вся организация управления, связь, и командиры соединений не всегда имели данные о действиях своих частей. Отдельные дивизии и бригады потеряли убитыми и раненными до 50-60% личного состава от имевшегося на утро 30 июня, т.е. практически перестали существовать...». Около часу ночи с 30 июня на 1 июля в помещениях 35-й батареи началось последнее заседание Военного совета флота и Примор­ской армии. Положение было критическим. Почти повсеместно кончились боеприпасы, невозвратные потери оказались огромными и не поддавались учету. В составе береговой обороны осталось всего 2-3 батареи с миниму­мом снарядов и до полка морской пехоты. Эвакуация войск и раненых пред­ставлялась крайне трудной, практически невыполнимой задачей. В воздухе господствовала немецкая авиация, все подходы к базе с моря контролиро­вали корабли и катера неприятеля. Советские войска полностью обескров­лены непрерывными, круглосуточными и неравными боями. За последниесутки сражения на 35-й батарее сконцентрировались не только военные, но и гражданские руководители обороны Севастополя. В ночь на 1 июля 1942 года через подземный переход некоторые члены Военного совета Примор­ской армии и береговой обороны СОРа стали выходить на пристань 35-й ба­тареи. Тем временем к берегу Херсонесского полуострова подходили под­водные лодки, тральщики, сторожевые корабли, пытаясь принять на борт за­щитников Севастополя. Этой же ночью Севастополь покинул командующий СОР Ф.С. Октябрьский (авторы ниже приводят официальные биографичес­кие данные) и ряд старших командиров. Октябрьский (до 1924 года Иванов) Филипп



Комбат 35-й Огонь ведет 1 -я башня


Сергеевич (23. 10. 1899 - 8. 7. 1969), адмирал. Родился 23 октября °99 года в деревне Лукшино ныне Старицкого района Тверской области в крестьянской семье. Русский. В Военно-Морском Флоте с 1918 года. В 1922

ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ

СЕРГЕЙ СМОЛЯННИКОВ, ВИКТОР МИХАЙЛОВ









Боевые будни батареи в ноябре 1941 года


18 году окончил курсы при Петроградском коммунистическом университете и в 1928 году — классы при Военно-морском училище имени М.В. Фрунзе. Учас­тник Гражданской войны. Затем проходил службу на Балтийском, Тихоокеан­ском и Черноморском флотах, командовал торпедным катером, группой, диви­зионом, отрядом и бригадой торпедных катеров. С февраля 1938 года коман-

довал Амурской военной флотилией, а с марта 1939 года — Черноморским флотом. В Великую Отечественную войну вице-адмирал Октябрьский Ф.С. — один из руководителей героической обороны Одессы и Севастополя. Буду­чи командующим Черноморским флотом, одновременно в 1941—42 годах являлся командующим Севастопольским оборонительным районом. В пери­од обороны Одессы флот под командованием Ф.С. Октябрьского обеспечи­вал морские перевозки боевой техники и личного состава в осаждённый го­род, а на заключительном этапе обороны эвакуацию людей, техники, пред­приятий. Вице-адмирал Октябрьский Ф.С. участвовал в подготовке и осущест­влении Керченско - Феодосийской десантной операции 1941—42 годов. С июня
1943 года Ф.С. Октябрьский — командующий Амурской военной флотилией, а
с марта 1944 года вновь командующий Черноморским флотом, который под
его командованием внес большой вклад в освобождение Кавказа и Крыма. 10
апреля 1944 года вице-адмиралу Октябрьскому Ф.С. присвоено воинское зва­
ние «адмирал». После войны адмирал Октябрьский Ф.С. продолжал командо­
вать Черноморским флотом. С 1948 года по 1953 год он был 1 -м заместителем
главкома Военно-Морских Сил (ВМС), за­
тем — начальником управления в цен-
тральном аппарате ВМС. В 1954—57 годах
в отставке по болезни. С 1957 года по I960
год
начальник Черноморского высшего военно-морского училища

имени П.С. На­химова (город Севастополь).
Ф.С. Октябрьский на батарее
За умелое
руководство флотом и проявленные му­жество, отвагу и героизм в борьбе с не­
мецко-фашистскими захватчиками Ука­зом Президиума Верховного Совета СССР
от 20 февраля 1958 года адмиралу Октябрьскому (Иванову) Филиппу Сергеевичу


присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и ме­дали «Золотая Звезда» (№ 10800). Почетный гражданин города-героя Севас­тополя. Похоронен в Севастополе на кладбище Коммунаров. Награжден 3-мя орденами Ленина, 3-мя орденами Красного Знамени, 2-мя орденами Ушакова 1-й степени, орденами Нахимова 1-й степени, Суворова 2-й степени, Красной Звезды и медалями. Его имя носят корабль, учебный отряд ВМФ, улица в го­роде-герое Севастополе. Из Советской военной энциклопедии.

Во главе частей, продолжавших сопротивление, был оставлен генерал Новиков П.Г. (Новиков Петр Георгиевич, 18.12.1906, с. Верхняя Кондратка Чистопольского района ТАССР — январь 1944, концлагерь Флиссенбург. Командир 109 стрелковой дивизии, участник гражданской войны в Испании — прим. авторов). 1 июля 1942 года на 35-й батарее почти кончились боепри­пасы. Ее командир оставил последние шесть снарядов на картечь. Он занял позицию во второй башне и приказал открыть кинжальный огонь по боевым порядкам противника, который нанес немцам страшный урон. В этот день батарея осталась без боеприпасов. В ночь с 1 на 2 июля в 1 час 15 минут взорвана первая, а потом и вторая башня 35-й батареи. Под руководством командира форта капитана А.Я. Лещенко подрыв осуществляла группа под­рывников, во главе со старшим сержантом А. Побыванцевым. Около 3 часов ночи группа краснофлотцев и командир 35-й батареи успели уйти в Ново­российск на одном из катеров. С прекращением функционирования форта «Максим Горький-2» окончились организованные действия береговой обо­роны под Севастополем. 1 июля немцы прорвались в военный городок бата­реи, который находился в трех километрах южнее. К утру этого дня «все по­мещения и коридоры батареи, — вспоминал комбат, — были переполнены в основном старшим командным составом армии. Оторванные от своих час­тей, которые из последних сил сдерживали вражеские атаки, командиры на­ходились в тревожном состоянии ожидания предстоящей эвакуации. Для "поддержания духа» многие из них употребляли боевые сто грамм амери­канского коньяка, имевшегося на батареи по поставкам «ленд-лиза»... Ску-енность, ожидание эвакуации, неопределенность создавало на батареи напряженную обстановку, которая еще более усилилась после эвакуации



ЗАВЕТНЫЙ УТЕС БЕССМЕРТИЯ, ПАМЯТИ И СКОРБИ


Схема обороны СОРа


СЕРГЕЙ СМОЛЯННИКОВ, ВИКТОР МИХАЙЛОВ






План Херсонесского полуострова, последние дни обороны



командования СОРа». К сожалению, планомерные эвакуационные меропри­ятия не были подготовлены заранее. Приморская армия, имевшая огромный опыт боев за Крым и Севастополь, погибала. В 16.00 1 июля противник был уже в 800 метрах от батареи. До поздней ночи 2 июля вокруг нее шли ожес­точенные рукопашные схватки. Остатки севастопольского гарнизона без ар­тиллерии и танков, боеприпасов, воды и воздушного прикрытия дрались жестоко, беспощадно, обреченно. На открытом, каменистом плато Херсо­несского полуострова, где каждый упавший снаряд или мина убивала сразу несколько человек, обессиленные, оставленные командованием красноар­мейцы и краснофлотцы молча поднимались и шли в свои последние атаки. Кричать не было сил. И только страшный хрип, перераставший в дикое кло­котание, вырывался из пересохшего горла. Нередко с наступлением ночи немцы оставляли отбитые днем у севастопольцев позиции. Они смертельно боялись ночных атак, они приходили в ужас, видя, как на пулеметы и танко­вые пушки шли изможденные, обожженные, голодные, оборванные люди в военной форме за отворотами гимнастерок которых победно виднелись тельняшки. В течение первых чисел июля 1942 года последние защитники 35-й батареи небольшими группами пылись прорваться из окружения вдоль берега в горы, к партизанам. Почти все они погибли в неравных боях. 4 июля немцы прорвались на территорию фор­та. Завязались кровавые рукопашные схватки. Они шли на поверхности и под землей в казематах батареи. Сопротив­ление продолжалось до 4—5 июля, а по некоторым данным — до 15 июля. Ко­мандир знаменитой итальянской 10-й флотилии MAC князь капитан-лейтенант Боргезе (Джунио Валерио Боргезе на­зывали «Черным князем», гениальным подводником, королем диверсантов, фашистом, убийцей итальянских парти­зан. Сам он, оказавшись перед лицом военного суда, сказал просто: «Мои действия и действия моих людей, за ко­торых я несу полную ответственность, всегда были в согласии с традициями Децима MAC, девиз которой За честь

и итальянский флаг». Избежав наказания, как военный преступник, князь-ди­версант остался в строю. Сегодня многие убеждены в том, что именно Бор­гезе виновен во взрыве линкора «Новороссийск». Доказательств этому нет. Тгем не менее, итальянская версия гибели линкора продолжает оставаться самой популярной — прим. авторов), чьи торпедные и взрывающиеся катера, а также сверхмалые подводные лодки действовали под Севастополем, пи­сал: «форт... после падения Севастополя оставался последним очагом соп­ротивления русских. Построенный на высоком отвесном берегу, он состоял из системы траншей и галерей, пробитых в скалах, некоторые из них имели ыход к морю. Наши сторожевые и торпедные катера получили приказ при­ять участие в штурме, т.е. заблокировать выходы из форта. В море вышли 4 наших катера, экипажи которых были вооружены автоматами и ручными гра-натами. Маленькая группа... моряков проникла с моря в галереи. Поднятый

ими шум, стрельба из автоматов и взрывы гранат ввели застигнутых в врас-


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница