Знаем, помним и сохраним для потомков! Заявитель: Степанченко Валерий Иванович



страница1/4
Дата24.10.2016
Размер0,7 Mb.
  1   2   3   4



ЗНАЕМ, ПОМНИМ И СОХРАНИМ ДЛЯ ПОТОМКОВ!

Заявитель: Степанченко Валерий Иванович

Регион: ЯНАО, г.Салехард



Родословная семьи В.И. Степанченко

начиная с 1780 года

на 19 января 2015 года

В жизни человека наступает такой период, когда накопленный им опыт и с его точки зрения анализ событий прожитых лет может послужить последователям, когда стоит рассказать о людях окружающих тебя, о своих переживаниях, жизненной позиции и принципах. И всё это не ради рекламы и удовлетворения личных амбиций, а, прежде всего для того, чтобы, учитывая прожитое, последователи постарались не повторять, допущенных просчётов, и обходили стороной пресловутые «грабли», о которые многие набивают «шишки». Конечно эти размышления, прежде всего для тех, кто не хотел бы совершать ошибок, но тем не менее…

Это тем более важно в период смены эпох и перемен общественного бытия, попыток замены культурных ценностей, а порой трагических ломок человеческих судеб. А ведь в это время нам довелось жить. Родились наши дети, внуки. Прошла смена века, смена общественной формации и как следствие идёт смена идеалов, что далеко не всегда и во всём оправдано. При этом, безусловно, изложенные мысли не претендуют на истину при толковании событий и исчерпывающие ответы на поставленные временем вопросы. Скорее это позиция, которой я придерживался и придерживаюсь в жизни.

Размышляя об этом и сопоставляя мысли других известных людей, у меня более чем десятилетие назад сложились четверостишья, о понимании главного в жизни, навеянные стихами политика-управленца Примакова Евгения Максимовича. В этих несовершенных строках и кроется смысл моего мировоззрения. Пусть читатель простит меня, но я осмелюсь привести их:



«Пока в намёте ветром обдувает,

Решил я для себя: в седле быть до конца!

Пусть трудно будет мне, но слова не нарушу,

И претерпеть смогу превратности судьбы.

Я твёрдо убеждён: мне ничего не надо,

Ни громких должностей, ни злата, ни хвалы.

Лишь рядом чувствовать семью, братов подмогу,

Да род казачий свой, потомкам передать!

Возможно, я грешил, но никого не предал,

Ни дела, чем живу, ни рода, ни друзей.

Я много испытал, но под седлом я не был.

Способен сам я понукать коней!

Мы скачем – нас нагайкой гонит время,

Мы ошибаемся, но нас не тем судить,

Кто даже ногу не поставил в стремя,

А только поучает нас, как надо жить!»

Возможно, эти мысли категоричны и навеяны идеалами прошедших времён, поколений и возможно несовременны. Но они публичны и нашли отражение в печатных статьях, интервью, обращениях при решении, на мой взгляд, общественно значимых вопросов. Приемлемы они или нет, каждый решит для себя сам, дополняя и осмысливая полученную информацию своим жизненным опытом, знаниями и мироощущениями. Моя цель дать повод задуматься о смысле жизни, её духовности, идеалах, о справедливости и несправедливости, о добре и зле, о возможных путях решения извечных вопросов: «Что делать?» и «Как жить дальше?».

С Тюменской областью судьба свела меня впервые в 1973 году, когда довелось работать на строительных объектах молодых тогда городов Нижневартовска и Мегиона. И вот уже около сорока лет живу и тружусь на Крайнем Севере, в прекрасном и единственном в мире городе на Полярном круге – Салехарде. Он был основан русскими первопроходцами, представителями северных народов и вольными казаками в 1595 году, которые называли его, как упоминается в летописях тех времён Носовой городок, Низовой городок, Назова.1 Хотя возможно указанная дата и не является истиной, ведь на этой земле люди селились значительно раньше. Но сегодня указанное летоисчисление общепризнанно. Хотя имеющиеся археологические факты говорят о том, что древность культуры, которая была здесь ранее, возможно значительно старше христианства.

Это место обживалось людьми более четырёх тысяч лет назад, а может быть и раньше. Подтверждение тому «Усть-Полуйская культура», раскопки свидетельств которой, проводились, начиная с тридцатых годов прошлого века, и продолжают проводиться в настоящее время в Салехарде на берегу реки Полуй в районе «Гидропорта», а также раскопки, проведённые в центре города на месте старого здания Речного вокзала. Ведь неспроста же древние люди выбрали это место. В те далёкие времена им небыли ведомы и доступны богатства недр, которыми пользуются текущие поколения. Значит, было здесь что-то притягательное, к чему они стремились. И это благое место досталось нам, современным салехардцам.

Уверен, что земля, на которой расположен нынешний современный город, обладает некой аурой, которая несет память обо всех, живших раньше. Они растили детей, создавали свои духовные, культурные и материальные ценности, умирали и снова возрождались в новых поколениях. Видимо благодаря этому и зародился генотип местного северянина, его духовные начала, отзывчивость, доброта, упорство в достижении целей, стремление помочь, общность и терпимость к другому человеку, народу и так далее. Я убеждён, что в настоящее время здесь в сибирской глубинке, как нигде больше, у проживающих людей сохранён этот изначальный духовный генотип. И если России суждено возродиться в её былом историческом предназначении, (а я в это верю) то оно пойдёт именно отсюда.2

В этой связи полагаю, что сегодня довольно сложно и спорно признавать титульность того или иного этноса, населяющего этот край земли. Ведь во времени всё относительно и ещё неизвестно, какие открытия принесёт наука в будущем и какой этнос тогда может претендовать на то, что он титульный. Но, уважать культуру, традиции людей, которые жили ранее и живут сейчас, знать и сохранять их нужно, несомненно. Поэтому народу, этносу, да и каждому человеку, обязательно следует изучать и помнить свои родовые корни, семейную историю и традиции, а также места проживания. К сожалению, мы живущие в современном мире, далеко не всё доподлинно знаем о прошлом своего рода, да и более чем четырехсотлетней истории нашего города, округа, не говоря уж о прошедших тысячелетиях.

Справедливости ради надо отметить, что, интерес к этим пластам истории с каждым годом растёт. Я убеждён, что история – это питательная среда (почва) для сегодняшнего дня и зарождения завтрашнего. В этой связи отрадно отметить, что в конце XX века, начале XXI эта тенденция в обществе активизируется. Вместе с тем, на мой взгляд, в большинстве своём современники ещё не в полной мере осознают важность получаемых знаний, сохранения старых свидетелей прошлого и бережного к ним отношения. Особенно те, от кого это зависит. Сегодня проще снести ветхое строение, как упоминание о старом, возведя на этих местах новое, порой совершенно не отвечающее традициям и культуре, живших на этой земле поколений. Умолчать либо переиначить, приукрасить неудобные на взгляд современных политиков факты истории. Но всё это от «лукавого». И здесь как никогда актуальны слова известного русского историка XIX века С.М. Соловьёва: «Историю нельзя изменить, у неё можно только учиться».

Пользуясь общественной безропотностью и безразличием «вершители судеб», все чаще позволяют себе не обращать внимания на мнения, предложения и требования, отдельных, на их взгляд, возмутителей спокойствия, личностей и групп, которым небезразлична судьба страны, Ямала, Салехарда, их история, культура и жизнь будущих поколений. А жаль ведь в пластах истории, как на специальном носителе информации можно найти ответы на многие проблемные вопросы современности. Нужно только захотеть их увидеть, прочесть и осмыслить.

Но этот носитель, к сожалению, хрупок и при определенном неуважительном к нему отношении легко и безвозвратно уничтожается. Этим людям следует осознать, что при такой позиции будет как в поговорке: «Что имеем, не храним, а потерявши плачем». А ведь последующие поколения непременно предъявят свой счёт, который нечем будет оплатить. По этой причине, другие, понимающие, что такой подход безнравственен и губителен для общества все активнее и активнее проявляют себя, формируя азы подлинно гражданского общества.

В авангарде этих неугомонных можно вполне назвать небезразличных людей, – краеведов, старожилов, способствующих в первую очередь процветанию нашей страны. Собственно, тех, из кого и должно формироваться современное гражданское общество. Их дела и голоса всё громче и зримее. Благодаря их стараниям в Салехарде и в целом на Ямале появляются новые памятники, открываются неизвестные ранее страницы истории и главное идёт осмысление и переосмысление прошлого. И что самое важное это происходит в молодежной среде. Отрадно, что в их ряды вливается молодёжь, а значит, старшему поколению есть, кому передать свои знания и принципы. Поэтому у салехардской и ямальской общественности есть будущее, несмотря на то, что сейчас всё острее проявляется расслоение населения по уровню достатка. Эта тенденция наблюдается и по стране в целом. Властей же различного уровня, к сожалению, очень часто, в ожидании указаний сверху, устраивает «поза страуса».

Вместе с тем считаю, что в этот период очень важно объективно оценивать складывающуюся ситуацию и принимать соответствующие меры по устранению зарождающегося в обществе внутреннего напряжения. Одна из причин связанна с тем, что у народа, как носителя власти, эту власть перехватили некие «вершители» далёкие от чаяний самого народа. Пример тому, когда один из больших чинов второй столицы в ответ на критику общественности в свой адрес апеллировал не к народу, который согласно конституции, осуществляет власть, а к Президенту, который по сути его и назначил. Поэтому то и ответственность этот чиновник, как и другие, ему подобные несёт не перед населением, которому должен служить, а перед тем, кто его назначил. И так по всей вертикали власти. Но ведь кажущееся бездействие общества чревато последствиями, которое при желании можно спрогнозировать, зная хорошо исторические факты и аналоги, как ближайшие, так и дальние и не только нашего российского развития, но и мирового. Поэтому необходимо вовремя реагировать на возникающие негативные общественные правоотношения, не замалчивая их и не создавая мнимое участие народа в неких «фронтах», а реально устраняя концентраторы напряжённости. Но попытки сегодняшних политиков на местах, да и в центре, оперативно исправлять положение дел, пока в зачаточном состоянии и порой напоминают «броуновское движение», которое зачастую вызывает у людей непонимание и раздражение. Да и связано это, как правило, с их предвыборной «суперактивностью».

Эти мысли не рождены спонтанно, а навеяны сегодняшней действительностью встречами и беседами со многими людьми, различного возраста, пола, положения в обществе, национальности и верования, проживающими в разных регионах России. Суждений много, но большинство людей, практически, озабочены заботами о будущей жизни своей, своих детей и внуков, экономическими сложностями и, конечно же, духовными и культурными потерями в обществе.

Полагаю, что вера в будущее является одним из главных двигателей прогресса и показатель здоровья нации. Будет вера в будущее, подкреплённая сегодняшними действиями власти и процессами в обществе, будет жизнь, и соответствующее продолжение рода в каждой семье. Не будет веры в будущее у конкретного народа, страны, постепенно уйдут они с мировой арены, как бы этому не препятствовали. А ведь вера в будущее зарождается в прошлом, в том числе с уверенностью в то, что наши предки, старшие поколения, делали всё возможное, чтобы мы не повторяли ошибок, а продвигали их достижения и гордились предыдущими победами и культурными устоями.

И начинать, в этом вопросе, на мой, взгляд, нужно с самого близкого, для каждого из нас – изучения своей родословной. Восстановления истории семьи, места, где родился и живёшь, народных традиций, обычаев, основ культуры, да и просто старых слов и понятий, которые бытовали в прошлом. И которые, по сути, часто характеризовали душу народа, посему вряд ли будет справедливым забывать их.

К, сожалению, в недалеком прошлом этому должного внимания не уделялось, а порой жёстким образом пресекалось. Историю семей, в то время можно было знать, только начиная с 1917 года, да и то не всем. А что происходило ранее, для большинства было за запретной чертой. Традиции, культура, песни, слова и понятия предавались забвению. Но ведь в них как раз и была душа народа. Посему не имея этой связи, поколения росли бездуховными, родства не помнящими. А ведь оглядываться назад, как сказал Джордж Вашингтон – первый президент США, нам следует ради извлечения уроков из прошлых ошибок. Кому-то это было неинтересно, кому-то безразлично, кому-то не выгодно, а кто-то просто боялся хранить, либо знать историю своих предков, их культуру, так как она не вписывалась в идеологию того времени.

Поэтому и многие вопросы истории народов, казачества оставались и остаются без ответа, хотя востребованность в их изучении не проходит, а становится всё острее. Ведь до середины тридцатых годов в СССР,3 только казаков, в основном русских, с южных районов России репрессировано более миллиона человек.4 При их переселении в Сибирь были образованы Коми-Пермяцкий, Остяко-Вогульский (ныне Ханты-Мансийский автономный округ – Югра) и Ямальский (ныне Ямало-Ненецкий автономный округ) округа, в которых было образовано 650 населённых пунктов, сформированных из казачьих переселенцев. В этот же период казаками – переселенцами осваивали засушливые районы Дагестана, Калмыкии, а также свинцовые рудники Северной Осетии.5 Не отголоски ли тех жестоких событий сегодняшние споры и кровопролития, которые потрясают страну и её бывшие территории?

Через это прошла и моя семья, принадлежавшая к старейшему кубанскому казачьему роду, которому в текущем году исполняется 235 лет. Несомненно – это не конечная дата, а та, которую удалось установить по архивам. Сохранившийся в записях Государственного архива Краснодарского края Степан Степанченко на сегодня является прародителем моего рода с 1780 года. Хотя, конечно и до него были предшественники, но пока они не найдены, а возможно и утрачены в веках.

Представляет интерес и то, что существует ошибочное представление о том, что фамилии с суффиксом «енко» являются чисто украинскими. Это мнение не соответствует действительности, так как у южных славян это окончание означало «сын такого-то», то есть наша фамилия буквально означает «сын Степана». Позднее древний суффикс «енко» перестал пониматься буквально и сохранился в качестве фамильного. Такие фамилии (семейные прозвища) бытовали в XIII-XV веках на землях юго-западной Московской Руси, Белой Руси и Киевской Руси. И только в XVI-XVIII веках на этих землях возобладала поздняя великорусская форма фамильных прозвищ на «ов, ев и ин».6 Это, несомненно, подтверждает глубокую древность фамилии и даёт основание продолжать поиск далее, ведь как писал Г. Гейне: «Прошлое – Родина души человека».7 Так вот, на сегодня от казака кубанской станицы Пашковской, моего прародителя Степана, с древней славянской фамилией Степанченко и ведётся мой род.

Из архива я получил подтверждение и информацию о трех ветвях рода Степанченко, в которых представлены более восьмидесяти персон.8 Точное место рождения моего прапрапрапрапрадеда пока не установлено, так как станица Пашковская, а вернее тогда это был Пашковский курень, была основана в 1794 году в числе первых куреней Черноморского войска, при его переселении на Кубань из Приднестровья. Своё название станица получила в честь куренного атамана и войскового судьи Запорожского казачьего войска – Пашко, который жил в первой половине XVII века. За добросовестность и нравственную чистоту запорожцы после его смерти и назвали один из куреней (поселений) в его честь – Пашковским. Разместилась станица на берегу реки Карасун, которая протекала в девяти верстах от Екатеринодара. Степан Степанченко же родился приблизительно в 1780 году, то есть ещё до переселения.

В дальнейшем вся моя родовая линия была связана с этой станицей, которая занимала ведущее место на Кубани. В 1798 году в станице была построена Введенская церковь. К 1821 году в ней насчитывалось уже 165 домовладельцев. В 1891 году была построена деревянная Вознесенская церковь с приделом во имя Александра Невского.9 В XIX веке в Пашковской нашёл образы и написал этюды для картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» великий русский художник Илья Репин. Известность станицы в те годы отмечалась тем, что станичные кузнецы и гончары славились на всю округу. Известный в XIX веке казачий летописец генерал лейтенант Иван Деомидович Попко отмечал, что пашковские гончары славились на весь Северный Кавказ. Их изделия – кувшины, крынки, глэчики, макитры – можно было встретить на ярмарках Екатеринодара, Ставропопольской губернии, в станицах и горских аулах Закубанья.10 Недаром про тех пашковских гончаров даже сочинили поговорку: «Не святые горшки лепят, а пашковцы». В 1908 году в станице открылась гимназия, и началось строительство первой трамвайной линии до Екатеринодара, которая действует вот уже более ста лет. Но главным занятием кубанских казаков всё же была воинская служба.

Продолжая рассказ о родословной, хочу отметить, что Екатерина II, разгромив в 1775 году запорожских казаков – людей своевольных, переселила их сначала на Буг и Днестр, а затем с 1792 года, уже в составе Черноморского войска, началось их переселение на Кубань. Кстати своё наименование Кубанское казачье войско впервые получило 22 апреля 1861 года на основании Высочайшего распоряжения императора Александра II.

Поэтому, сохранившаяся запись 1649 года, о казаках Войска Запорожского, Бутурлинского полка, в которой говорится о Василии и Федоте Степанченкоказаках храбрости невероятной возможно имеет отношение к моему роду. Но это всего лишь предположение. Зафиксировано упоминание фамилии Степанченко ещё и в 1598 году в Ярославской губернии, в которой проживал литейщик – Данил Макарович Степанченко, участвовавший в литье церковных колоколов.

Кстати, по материнской линии родословная также связана с Запорожскими казаками, ведь фамилия её рода – Яковенко упоминается в списках казаков Запорожского войска Пашковского куреня с 1756 года. Казаки с такой фамилией упоминались в списках станицы Пашковской в 1821-1898 годах. Но доподлинно установить степень родства по этой ветви пока не удалось. Поэтому родоначальником фамилии Яковенко в первом поколении условно можно считать Федора Яковенко из Пашковской, от которого пошёл род моей мамы. По времени это конец XVIII века.11 В целом же по маминой ветви рода Яковенко удалось установить более сорока имён.

К сожалению, жернова репрессий не минули и семью моей мамы. Её отец и мой дед Кирилл Миронович Яковенко родился в станице Пашковской в 1902 году. Образование у него было пять классов. С 1923 по 1925 годы служил в Красной Армии командиром орудия. С 1931 года проходил службу начальником автохода Краснодарской городской пожарной части. В 1942 году по навету политрука, был осуждён только за то, что позволил себе высказать такие вот, к примеру, мысли, которые я прочёл в его Деле:



«В капиталистических странах говорят рабочим плохо, а у нас хорошо, потому что нельзя говорить. Хочешь, не хочешь, «а жить стало лучше и веселее»;

«Советское правительство до такой степени додумалось, что брать деньги за обучение. Вот Вам и учись, обратно вышли на старый лад, все богатые сумеют выучить своих сыновей, а наш брат останется в станице Пашковской»;

«Красная Армия не обеспечена вооружением, питанием, кормят плохо, одевают плохо, в Армии измена среди командно-начальствующего состава и потому наши всё время отступают».12

Военный трибунал войск НКВД13 15 июня 1942 года приговорил его по Статье 58-10, части 2 Уголовного Кодекса РСФСР,14 как «врага народа» к восьми годам лагерей и трём годам поражения в правах. Умер он в Приволжском исправительно-трудовом лагере (ИТЛ) НКВД СССР Саратовской области (согласно записи в деле, от «пеллагры» – истощения) 10 ноября 1942 года и погребён на кладбище села Шировка. Сохранилось ли место захоронения до настоящего времени, неизвестно.15 Было ему тогда всего сорок лет. Все последующие годы его жена (моя вторая бабушка) Елена Степановна Яковенко (в девичестве Чумак, родилась тоже в станице Пашковской 3 июня 1903 года) ждала его из заключения, испытывая при этом все последствия в отношениях к жене «врага народа». О его смерти и месте захоронения ей, конечно же, никто не сообщал. Умерла она 21 июля 1967 года, так и не дождавшись добрых вестей о нём. Похоронена бабушка Лена на старом Пашковском кладбище. Попытки моего отца в те годы найти следы Кирилла Мироновича результатов не дали. И только 15 сентября 1989 года Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР признала обвинение необоснованным и реабилитировала моего деда на основании отсутствия состава преступления.16 О чём я узнал, после моих запросов, благодаря которым удалось получить в Салехард его личное дело и прочесть материалы военного трибунала. Попытки найти истинное место его захоронения пока, к сожалению, не увенчались успехом. Есть несколько ответов из УВД17 Саратовской области, но все они разнятся.

Это, по сути, и стало первопричиной моего активного участия в организации установки памятного камня в Салехарде, посвящённого памяти репрессированных. В результате чего, на улице Республики, возле здания Ямальского Полярного агропромышленного колледжа 30 октября 2001 года и был установлен этот памятный знак. Место установки памятного камня было выбрано, не зря, в том месте проходил путь, по которому первых репрессированных переселенцев водили на работу с берега Полуя, где они жили в бараках.

В городе уже стало традицией ежегодно 30 октября в день памяти, репрессированных проводить на этом месте городской митинг и возлагать цветы. Делает это и моя семья, вспоминая те горькие события, как по моей линии, так и по линии моей жены, семья которой также испытала молох репрессий.

Продолжая изучение рода Степанченко – установил, что у Степана в 1802 году родился сын Иван, который имел жену Василису. У них было трое детей: Прохор (1824 года рождения), Александр (1833 года рождения) и Георгий (1845 года рождения). Далее родословную линию продолжил Прохор Иванович с женой Агафьей (1827 года рождения), у них было семеро детей, Григорий, Петр, Александр, Яков, Мария, Ирина и Федор.

Прохор Иванович был справным казаком. Службу проходил на Кавказе с 1847 по 1869 годы. Участвовал в боях. Завершил срочную службу в возрасте сорока семи лет, отслужив двадцать два года урядником и 10 февраля 1869 года был уволен в отставку. За годы службы был награждён серебряной медалью «За покорение Западного Кавказа», бронзовой медалью «В память войны 1853-1856 годов» и крестом «За службу на Кавказе». Кроме того, в семье хранится бронзовая медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых. К сожалению, кому она принадлежала, установить не удалось.

Но и в отставке, Прохор Иванович не остался без дел. 28 января 1872 года станичники избирают его казачьим судьей. Этот традиционный казачий Суд не был государственным органом, но согласно традициям, в казачьей среде играл большую роль в обеспечении обычного права и порядка в станице. Членами станичного суда всегда избирались самые уважаемые станичники, казаки, имевшие жизненный опыт, знавшие и чтившие обычаи предков. Кроме того, Прохор Иванович был грамотным и умел писать.

Не могу не привести слова сохранившегося клятвенного обещания, которое Прохор Иванович давал 28 января 1872 года в присутствии священника (фамилия священника в архивном документе читается нечётко) и станичного атамана Миргородского после избрания: «Я, нижеименованный обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и миротворящим крестом Господа, хранить верность его Императорскому Самодержцу Всероссийскому, исполнять свято законы Империи, творить службу по чистой совести и долгу присяги без всякого в чью-либо пользу, лицемерия и поступать во всем соответственно звания мною принимаемого, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законам и Богом на страшном суде Его. В удостоверение сего, целую слова и крест Спасителя моего. Аминь».18 О добросовестном исполнении своих судейских обязанностей, согласно данному им клятвенному обещанию, говорит и то, что земляки в последствии повторно избирали его на эту должность.

Родовую линию продолжил Яков Прохорович, родившийся 20 марта 1858 года. У него с женой Прасковьей было два сына: Степан и Сергей. Их семья имела 18 десятин земли. Следует отметить, что традиционно у казаков было установлено, что при рождении дочери – семье полагалось дополнительно три десятины земли, а при рождении сына шесть десятин.

Далее нашу ветвь рода продолжил Сергей Яковлевич (1883 года рождения), у которого было трое детей. По воспоминаниям моего деда, его отец Сергей Яковлевич был инструктором в казачьей школе, расположенной в городе Екатеринодаре. (Возможно, это была полковая школа, так как в перечне казачьих военных учебных заведений того периода такой школы я не обнаружил). Имел казачий чин, судя по сохранившейся фотографии, вахмистр. Умер он предположительно от ранения в 1917 году. Других данных не сохранилось.

В настоящее время уже общеизвестно, что первыми кого коснулась репрессивная политика тоталитарного режима, оказались русские и изначально это были казаки. При этом следует отметить, что казаки – единственные русские, репрессированные «как класс».19 Под этот молох попала и жена Сергея Яковлевича – Екатерина с младшим сыном, которая была репрессирована вовремя расказачивания и выслана из станицы Пашковской, как говорили в семье, в Сибирь, а куда конкретно сведений не сохранилось. Её старший сын, мой дед Сергей Сергеевич, тогда уже был женат и жил отдельной семьей. Его не тронули. Такая версия, по крайней мере, бытовала в нашей семье в те годы. Попытки отыскать более конкретные сведения о Сергее Яковлевиче и его семье в настоящее время пока не осуществимы, в связи с тем, что метрические книги церквей станицы Пашковской не сохранились, а другие источники, по которым можно было бы восстановить интересующие данные, в архиве отсутствуют или сохранились не полностью.

Единственной возможностью почерпнуть дополнительные данные о родословной это материалы из музея Кубанского казачьего войска, который находится в США в городке Нью-Джерси. В двадцатых годах прошлого века реликвии кубанского казачества были вывезены за границу в Югославию, а затем в годы лихолетья второй мировой войны в США. Вот в них, возможно, и есть дополнительные сведенья, но пока у меня нет возможности воспользоваться ими. В канун 20-летия Обско-Полярной казачьей линии Сибирского казачьего войска Союза казаков России, мне с казаками удалось побывать в Черногории. Там в городе Герцег-Нови мы посетили кладбище, где похоронены русские военные иммигранты, в том числе и представители казачества. Помянули и возложили цветы на их могилы.

Следующим представителем рода был мой дед Сергей Сергеевич, который также родился в станице Пашковской 4 октября 1904 года. У него и, моей бабушки Марии, родившейся 29 августа 1907 года, было два сына: Иван (12 августа 1926 года рождения), мой отец и Борис (4 августа 1928 года). В Ноябре 1914 года моему деду, тогда ещё десятилетнему, вместе с другими казачатами довелось принимать участие во встрече Императора Всероссийского Николая II во время его посещения Екатеринодара. Однажды, вспоминая это событие, он рассказал мне интересный факт, что тогда им, ещё мальцам, участвовавшим во встрече Императора, было обещано присвоение младших урядников во время их будущей казачьей службы. Для казаков того периода – это было значимым. Кстати аналогичная история повторилась и со мной. Мой дед в начале прошлого века в детстве встречал Императора Всероссийского Николая II, а я в конце пятидесятых годов участвовал во встрече генерального секретаря ЦК КПСС Хрущёва С.Н., когда он ехал в открытом лимузине из Краснодарского аэропорта через нашу станицу в город Краснодар. И мы дети, стоя на обочине шоссе, бросали в машину букетики домашних цветов, которые нам сказали принести с собой. Но сержантов нам тогда никто не обещал. Сегодня же бросать цветы в открытую машину высшего лица государства сделать будет невозможно. Охрана не позволит. Да и чревато это последствиями. Времена и нравы поменялись.

Сергей Сергеевич прошёл воинскую службу до войны и всю Великую Отечественную войну с 22 октября 1941 по 23 июля 1945 года.20 Его боевой путь пролегал от отрогов Северного Кавказа до предгорий Австрийских Альп. Почти через 60 лет после войны, 2003 году я побывал в Вене – столице Австрии, в освобождении которой принимал участие 5-й Донской гвардейский казачий кавалерийский корпус и возложил цветы к памятнику воинам – освободителям народов Европы от фашисткой чумы. Ведь свободу этой земле принёс, и мой дед с братьями-казаками.

Там, в центре Европы на гранитном монументе я прочёл:


Каталог: get
get -> Какие виды работ необходимо провести при разведке месторождений полезных ископаемых
get -> 8-10 сентября 2008 года в Перми прошел Второй Всероссийский симпозиум «Актуальные проблемы компьютерного моделирования конструкций и сооружений»
get -> Основной балл Доп балл за рассуждение
get -> Результаты шестого этапа «Архитектура и поэзия»
get -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
get -> 1. общая пояснительная записка раздел 1
get -> До 19 июня 1990 года «Рига», тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143. 6


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал