Золоторудных месторождений Камчатки. Он является одним из первооткрывателей Агинского, Асачинского и Родникового месторождений



Скачать 84,03 Kb.
Дата29.10.2016
Размер84,03 Kb.

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО – ЭТО БЫЛО ДАВНО


Редакция журнала публикует статью, написанную более 10 лет назад известным камчатским геологом И. Д. Петренко, внесшим значительный вклад в изучение золоторудных месторождений Камчатки. Он является одним из первооткрывателей Агинского, Асачинского и Родникового месторождений (биография И. Д. Петренко напечатана в выпуске журнала № 10). В настоящее время И. Д. Петренко находится на заслуженном отдыхе за пределами Камчатки.

В статье со знанием дела рассказывается об истории изучения и открытия камчатских месторождений золота и о трудных шагах становления золотодобывающей отрасли на Камчатке в 90-х годах прошлого столетия.




И. Д. ПЕТРЕНКО

Заслуженный геолог Российской Федерации

Ветеран геологической службы Камчатки


ЗОЛОТО КАМЧАТКИ

О том, что на Камчатке должно быть золото, люди подозревали давно. Уже в 1913 году инженер С. Овиденко в книге «Главные богатства Камчатской области» указывал на наличие золота в бассейне рек Облуковина, Колпакова, Кихчик, Радуги, в верховьях реки Камчатка и у селения Начики. В 1916 году инженер Белинский получил право разведки и добычи золота в окрестностях г. Петропавловска, в бассейне р. Авачи и на левобережье р. Камчатки, но небольшие объемы проведенных работ не позволили дать оценку такой огромной территории. Примерно тогда же в бассейне р. Радуги пытались искать золото американцы.

В 1925 году М. Фризендорф в очерке «Золотопромышленность в Камчатском районе» указал на его слабую изученность, но, тем не менее, закончил книгу оптимистической фразой: “В отношении золота Камчатская губерния пока страна будущего”. Потом о золоте Камчатки надолго забыли в связи с открытием богатейших россыпей Колымы.

Но начало планомерных геологических исследований на Камчатке сразу же показало перспективность её именно на золото. В 1957 году З. А. Абдрахимовым в Корякском округе была обнаружена небольшая промышленная россыпь золота р. Ушканьи-2. В 1962 году при проведении геологической съемки м-ба 1:200 000 (начальник партии С. Е. Апрелков) прорабом-геологом Ф. Г. Андриевским рядом с п. Северные Коряки была открыта богатая россыпь руч. Каменистого. В короткий срок россыпь была разведана, и уже в 1964 году из неё были добыты первые 36 кг камчатского золота. Всего в 1964-70 годах здесь было добыто более 2 тонн золота.

Но главные перспективы россыпной золотоносности связывались с Корякским АО. В 1977 году работы на россыпи здесь были возобновлены, и уже в 1980 году начала работать старательская артель «Камчатка», работающая до сих пор и добывшая около 10 тонн золота.

Уже при поисках россыпей геологам стало ясно, что Камчатка слишком молодая страна, чтобы здесь успели образоваться крупные россыпи. В то же время повсеместная зараженность золотом почти всех ручьев и речек говорила, что золото на Камчатке есть и его должно быть много. И тут геологосъёмщики начали находить кварцевые жилы с золотом в древних вулканах. Еще в 1958 году начались поисковые работы на Оганчинском рудопроявлении, но оно оказалось непромышленным. В 1964 году Д. А. Бабушкин взял пробу из кварцевой жилы в верховьях р. Аги, которая показала содержание золота 20 г/т. В это же время было обнаружено несколько мелких рудопроявлений: Сухариковские Гребни, Марина, Китхойское, но всё это было не то. На промышленное месторождение ни одно из них не тянуло.

Положение изменилось, когда З. А. Абдрахимов в 1968 году, работая старшим геологом по поискам в геологосъёмочной экспедиции, поехал на Агу заверить ту самую пробу с 20 г/т. Тут же выяснилось, что эта жила мощностью более 5 м буквально «набита» золотом. Отобранные им пробы показали содержание до 255 г/т. Так началось Агинское месторождение.

В 1968 – 71 годах здесь проводились легкие поисковые работы (маршруты, канавы), в разные годы ими руководили В. А. Кучуганов, Н. Н. Кочкин, В. А. Нодия. В 1972 году в с. Мильково создали специальную партию для изучения Центрально-Камчатского рудного района, а на Аге – разведочный участок. В этом же году зарезали первую штольню. Следует отметить, что опыта изучения таких месторождений не только на Камчатке, но и во всём СССР практически не было. Чуть раньше нас похожие месторождения начали изучать в Магаданской области. Поэтому все методики поисков и разведки приходилось разрабатывать самим. Прежде всего, составили подробную геологическую карту месторождения, на которой выделили все перспективные рудоконтролирующие структуры. О качестве её говорит то, что, несмотря на огромные объёмы проведенных позднее работ, новых структур найдено так и не было. Все находимые рудные тела были приурочены к тем самым зонам, что были показаны на геологической карте масштаба 1:10 000.

А месторождение оказалось очень сложным. Дело в том, что большая часть рудных тел здесь были «слепыми», то есть не выходящими на поверхность. Поиски таких тел требуют не только высокой квалификации геологов, но и больших объёмов геологоразведочных работ, в первую очередь бурения проходки подземных горных выработок. А ведь опыта проходки таких выработок на Камчатке практически не было. Лишь на Оганче, да на небольших месторождениях ртути проходили их в незначительных объёмах. В 1972 году прошли аж 15 м, а в 1977-82 годах проходили уже по 5-7 км в год. Слава горнопроходческих бригад Ф. Барановского и В. Дробоженко гремела на всю страну. В 1982 году бригада Барановского, пройдя за месяц 532 пог. м выработок, была признана лучшей в СССР.

В 1976 году были поставлены на государственный баланс первые 27 т рудного золота, а в 1980 году запасы 1-й очереди были утверждены в ГКЗ. Можно было начинать эксплуатацию, но Минцветмет в это время запускал несколько новых рудников, и на Агу не хватило средств. Союззолото попросило продолжить разведочные работы на месторождении для дальнейшего расширения его перспектив. Работы продолжались, и в 1985 году в ГКЗ были защищены запасы золота уже в количестве 31 т. Северовостокзолото уже приступило к составлению проекта, но …

Если есть одно месторождение, обязаны быть и другие. Параллельно с разведкой на Аге были развернуты широкомасштабные поиски золота во всех вулканических поясах Камчатки. И месторождения открывались одно за другим, редкий год проходил без нового открытия. Уже в 70-х годах в Центрально-Камчатском рудном районе было открыто Бараньевское месторождение, на восточной Камчатке – рудопроявление Кумроч. В 1973 году старший геолог Опалинской партии М. Г. Патока обнаружил кварцевую жилу с содержанием золота 14 г/т в бассейне р. Асачи, открыв тем самым Асачинское месторождение. Гореловская партия (начальник Е. А. Лоншаков) при проведении геологической съемки м-ба 1:50000 открыла Мутновское месторождение и несколько рудопроявлений. Когда при изучении одного из них было открыто Родниковое месторождение, стало ясно, что здесь вырисовывается новый рудный район, названный Южно-Камчатским. К 1981 году выяснилось, что крупное месторождение (Аметистовое) появилось и на севере Камчатки. Позднее были открыты крупные месторождения Озерновское и Золотое.

К 1985 году на государственном балансе стояло уже 200 тонн камчатского золота. Стало ясно, что буквально за 15 лет камчатскими геологами «сделана» новая золоторудная провинция мирового масштаба с прогнозными ресурсами более 1000 т золота, то есть способная выдавать в год до 30 тонн золота. «Программа развития минерально-сырьевой базы Камчатской области», согласно которой уже к 1997 году добыча золота на Камчатке должна составить 13.4 т, а к 2005 году достигнуть 30 т. Казалось бы, не такой уж маленький ручеек камчатского золота вот-вот вольется в неуклонно мелеющую реку Российской золотодобычи. Но …

Вот теперь пора сказать и о «но…».

Но тут выяснилось, что это не в интересах нашего нового «старшего брата». США, в которых добыча золота в 1981 году составляла всего 31 т, спохватились и стали наращивать её невиданными темпами. За 15 лет они увеличили добычу в 11 (!) раз, доведя её до к 1997 году до 340 т. Зачем им конкурент под боком. Камчатку хлынули их эмиссары в виде представителей всяких «природоохранных» фондов. Наши «зеленые», слегка подогретые долларовыми вливаниями, подняли вой. Весь теле- и радиоэфир и вся камчатская пресса обрушилась на геологов.

Люди, которых ещё недавно превозносили как геологов-романтиков и землепроходцев, и трудами которых, в общем-то, кормилась и одевалась страна, вдруг стали отравителями, хапугами, временщиками и т.п. Полностью захватив все СМИ, апологеты зеленого движения добились своего, общественность Камчатки поверила, что добыча золота здесь не нужна. Но эмоции эмоциями, а реальная жизнь требовала от наших правящих органов и реальных дел. А любые, неоднократно проводимые экономические расчеты показывали, что не прожить Камчатке на одной рыбе. Ещё в 1990 году президиум Камчатского облсовета народных депутатов, обсудив все возможные варианты развития Камчатки, принял решение «О состоянии, проблемах и перспективах развития золотодобывающей промышленности в Камчатской области», предусматривающее возможность её развития с целью ускорения социально-экономического развития и ликвидации дотационного характера экономики области. В 1991 году уже Совет народных депутатов принимает решение «О возможности развития золотодобывающей промышленности в Камчатской области». Аналогичные решения принимались и на уровне администрации. В последнем (№ 312 от 29. 09. 97 г.) отмечено: считать использование минерально-сырьевых ресурсов одним из основных направлений развития экономики области, причём в экономике Быстринского, Мильковского и Елизовского районов горная промышленность может стать преобладающей. Пошёл процесс лицензирования месторождений. Предприятиям с участием иностранных фирм выданы лицензии на Агинское, Аметистовое, Асачинское, Родниковое и другие месторождения. Возобновились разведочные работы, Только за 1994-98 годы иностранными фирмами инвестировано в экономику Камчатки 48 млн. долларов США. В 1998 году я уже надеялся увидеть первый слиток Камчатского золота. Но не тут-то было.

Работы золотодобывающих предприятий окружили такими бюрократическими рогатками, что все серьезные фирмы, плюнув на понесенные убытки, одна за другой начали уходить с Камчатки. Например, президент АСАРКО, реальный инвестор Агинского ГОКа, объяснил мне причину ухода так: “Когда нас окружили непомерными поборами за всякие экспертизы и согласования, мы терпели. Когда заставили вдвое увеличить стоимость проекта – терпели. Но когда нам запретили строить мосты летом, мы поняли, что работать не дадут”. Ещё короче сказал представитель австралийской «Ньюкрест»: “Мы хотим работать, а не воевать”.

Самый серьезный удар по Камчатскому золоту нанесло создание двух природных парков. Чтобы понять цель их создания, достаточно отметить «удивительное» совпадение их границ с границами двух рудных районов Камчатки: Центрально-Камчатского и Южно-Камчатского. Таким образом, перспективы дальнейшего наращивания минерально-сырьевой базы Камчатки практически исчерпаны. А уже после этого очередному американскому эмиссару Д. Гордону ничего не стоило организовать лживое письмо в Международный союз охраны природы, что готовится разработка месторождений золота в пределах объекта Всемирного наследия. Два года понадобилось этому совету, чтобы разобраться в действительном положении дел, но дело было сделано – финансирование Агинского проекта было сорвано.

За время этой борьбы разрушились базовые поселки геологов, которые могли бы стать основой инфраструктуры, обрушились штольни. Всё придется начинать с нуля.



Вот и подумаешь, не зря ли каждый сезон уходили в поля геологи-съемщики и поисковики сезонных партий, мерзли долгими зимами в дощатых балках и кое-как утепленных палатках геологоразведчики. Уже ушли из жизни, не увидев результаты своего труда, первооткрыватели Агинского месторождения З. А. Абдрахимов и Д.А. Бабушкин, первооткрыватель Асачинского месторождения М. Г. Патока, начальник Агинского поискового отряда В. А. Нодия, старшие геологи Агинской партии С. Д. Сергиенко и В. А. Прозоровский и многие другие геологи, отдавшие лучшие годы своей жизни Камчатскому золоту. Да, честно говоря, и я уже не надеюсь его увидеть.

1999-2000 г.г.

Комментарий от редакции журнала
Концовка статьи И.Д. Петренко написана явно в пессимистическом тоне. Для этого у автора, как следует из содержания статьи, были все основания. Кстати, в то время (в 90-х годах прошлого века) такое же настроение испытывали многие геологоразведчики.

Кажется, что это было давно, хотя на самом деле прошло не так много времени. И как все изменилось за последние десять лет. Уже успешно работает Агинский ГОК, близко к завершению строительство Асачинского ГОКа, начато строительство вахтового поселка на Аметистовом месторождении, в стадии подготовки к освоению другие месторождения. И без тяжелых 90-х годов, наверно, это было бы невозможно.

Нет, все-таки не зря геологи, геофизики, горняки, буровики и другие работники геологоразведочной отрасли Камчатки отдали свои лучшие годы, силы и знания поискам камчатского золота и других полезных ископаемых на нашем полуострове.

Безусловно, и на современном этапе геологам и горнопромышленникам приходиться преодолевать (как всегда это было в России) не менее значительные, часто искусственно созданные, проблемы в деле разведки и освоения богатств недр Камчатки. Но это уже, как говорится, совсем другая история. У нее свой сюжет, свои герои и свои злодеи. Хочется верить, что об этом со временем расскажут её непосредственные творцы, участники и очевидцы.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница