Апелляционная жалоба. (дополнение к апелляционной жалобе от 08. 01. 2015г от 17. 03. 2015г.)


Вопрос: Сотрудники милиции с ним находились постоянно?



страница10/11
Дата17.10.2016
Размер1.67 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Вопрос: Сотрудники милиции с ним находились постоянно?

Ответ: Они стояли немного дальше, я не видела подходили они или нет, но потом его увезли.
На вопросы адвоката Келеметова О.М.

Вопрос: Скажите, Вы наблюдали какие-либо ранения на голове?

Ответ: Нет, не видела.
Согласно ОМП от 27 октября 2005 года (Том 9, л.д. 218-233), тело Токмакова Мурата было обнаружено недалеко за городом Нальчиком, на территории, прилегающей к кафе «Озеро Любви». В карманах брюк обнаружены ключи, брелок-компас и три патрона калибра 5.45 мм., и это после того, как его забрали в отдел.
Согласно заключению эксперта №678 от 27 октября 2005 года (Том 113, л.д. 63-67) причину смерти из-за гнилостных изменений установить не удалось. Давность смерти 1-2 недели. (Останки 1000-летней давности исследуют и устанавливают причину смерти, а тут не удалось).
Согласно экспертизе №3170 от 3 ноября 2005 года (Том 115 л.д. 169 – 171) на смывах с рук и головы Токмакова М.Х., продукт выстрела – стабилизатор пороха дифениламин не выявлен.
Так всё указано в приговоре на стр. 678-679, но суд не указал в приговоре то, на что я неоднократно указывал в заключении эксперта о смерти № 678 есть важный момент – «глазные яблоки отсутствуют». Не знаю, выкололи ему глаза или так сильно дали электрический ток, которым они обычно в Центре «Т» пытают, о чём всем известно, и, может быть, поэтому причину смерти установить не захотели. Но факт остаётся – его с места ранения увезли полицейские, а потом…
Таким образом, должно быть понятно, как в то же время допрашивали Хамукова Д.Р., учитывая его медицинское освидетельствование.

Конечно, чудовищно выглядит вывод суда в отношении этих показаний после того, как были исследованы материалы дела и установлена вся картина происходивших событий. Тем не менее суд решил: «Не доверять этим показаниям Хамукова Д.Р. у суда оснований нет, т.к. они логичны, подробны и последовательны». Это «дежавю» какое-то, как будто 1937 год не закончился.


Итак, в заключение хотелось бы уточнить, что суд первой инстанции опирается только на самооговоры осужденных на стадии предварительного расследования.
ОМП не выявили, что с домовладения №4 по ул.Чайковского производили выстрелы по двору Центра «Т», а также этого не подтвердил ни один сотрудник Центра «Т», который бы сказал, что сам видел это или слышал это сам. Все, кто как-то об этом говорили, говорили из общих разговоров, построенных на услышанных предположениях командира СОБР Центра «Т» Тупольского, высказанных им по рации в дежурную часть, где он пояснил, что это его предположение, а уточнил он это только в суде.
Из-за этого, все кто слушал его сообщение по рации, приняли это за действительную реальность, на которую и стало опираться следствие.
Одновременно не исследовались случаи случайного причинения смерти. Не надо забывать, что во двор вбежали с главного здания после объявления плана «Крепость» вооруженные сотрудники в гражданской одежде. На территории Центра «Т» расположены три разных отдела, сотрудники которых не все знают друг друга в лицо, как они сами поясняли в суде.
На основании вышеизложенного, суд обязан был руководствоваться Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года №1 «О судебном приговоре» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06 февраля 2007 №7), ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ, а не вопреки всему выдавать желаемое за действительное.
«Любое преступление, если оно имело место быть, неизбежно оставляет следы, под которыми следует понимать способные к фиксации объективные отображения преступных деяний в материальной среде или памяти людей». Ни того, ни другого по обстоятельству, что с домовладения №4 по ул.Чайковского стреляли, в деле нет и в судебном следствии установлено не было.


22. По ущербу нанесенному СОШ № 5
В описательно - мотивировочной части приговора на стр. 92 суд указывает, что в результате действий, осуществленных непосредственно членами группы, в состав которой входили Машуков А.В., Хамуков Д.Р. и Сокмышев З.А., были повреждены здания, строения, автомашины и иное имущество, принадлежащее юридическим и физическим лицам, в том числе МОУ СОШ № 5, расположенному по адресу: г. Нальчик, ул. Пачева 55 с повреждением здания и имущества на сумму 1000000 рублей.

Данный вывод суда не соответствует не только фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного следствия но и простейшей логике.

Так в ходе судебного следствия установлено, что нападавшие на Центр «Т», в число которых входил Машуков А.В., были разделены на две подгруппы. Та, в которую входил Машуков А.В., находилась со стороны у. Чайковского, как сам суд указывает на стр. 83 приговора, а это с противоположной стороны квартала, где находится СОШ № 5. Первая же подгруппа, которая по версии суда, как установлено, произвела краткосрочный обстрел здания Центра «Т», находилась напротив здания Центра «Т», через ул. Ногмова, на спорт площадке во дворе СОШ № 5, здание которой располагалось за спиной нападавших. ОМП от 14.10.2005 г. (Том 9, л.д. 87-118).

Кроме этого, подтверждением непричастности к нанесению ущерба зданию и имуществу СОШ № 5 как непосредственно Машуковым А.В., так и вообще нападавшими, и то, что это результат выстрелов сотрудников милиции, ошибочно считавших, что в школе находятся участники нападения, является, главным образом, показания самих сотрудников милиции.

Так, на стр. 525 приговора суд приводит показания потерпевшего Жабелова М.С., данные им в суде, из которых следует, что: «Он через окно пробрался в школу, где встретил других сотрудников милиции. По рации они передали сообщение в Центр «Т», чтобы те не производили выстрелы по школе, так как она находится под контролем».

На стр. 534 приговора суд приводит оглашенные в соответствии с ч.3 ст. 281 УПК РФ показания свидетеля Балова М.З. (Том 58, л.д. 121-123 от 17.10.2005г.) из которых, в частности, следует: «По радиостанции он услышал, как участковый инспектор Жабелов просил передать сотрудникам центра «Т» чтобы те не стреляли по школе № 5 , так как там находятся сотрудники (Том 9, л.д. 48 – 61, см. приложения л. 159, 137-138). Вместе с участковым Тлянчевым он открыл окно, выходящее на Центр «Т» и передал просьбу Жабелова. Стрельба по школе со стороны Центра «Т» прекратилась». Отвечая на вопросы гособвинителя Накусова А.А. (Том 1426, л.д. 216-237)

Вопрос: У Вас была рация?

Ответ: Да рация была у Тлянчева. Он услышал от Жабелова, что из Центра «Т» стреляют. Там эвакуировали детей, и он попросил чтобы не стреляли.

Вопрос: А как Вы передали информацию об этом сотрудникам Центра «Т»?

Ответ: Тлянчев открыл окно и крикнул им.

Вопрос: Они Вас услышали?

Ответ: Не помню.

Из показаний сотрудников милиции 2-ОВД очевидно, что по зданию СОШ № 5 стреляли с Центра «Т», но не только они, а сотрудники 2-ОВД тоже по ней стреляли, что хорошо видно на план-схеме (Том 9, л.д.150, 130, 131). Таким образом, ущерб нанесенный зданию СОШ №5, был причинен сотрудниками Центра «Т» и 2-ОВД, а не нападавшими и, тем более, Машуковым А.В., находившемся вообще в другом месте.

В этом случае, выводы суда так же не соответствуют действительным, фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного следствия, что в данном приговоре практически норма.
23. Не допустимые доказательства.
В числе доказательств, в том числе моей вины, на стр. 665 приговора, суд приводит протокол осмотра предметов от 15.10.2005 г. (Том 99, л.д. 94-118).

То как отображен это протокол судом в приговоре, абсолютное подтверждение того, что суд вообще не заморачивался за год нахождения в совещательной комнате действительным изучением материалов уголовного дела с целью сбора и определения относимости доказательств к тому или иному объекту, законности их сбора и фиксации в соответствии с УПК РФ.

Отображенные в приговоре выше указанного протокола – это абсолютная копия (см. приложения л. 160-161), т.е. электронная версия обвинительного заключения, что может свидетельствовать либо о формальном существовании судебной системы, управляемой Генпрокуратурой, либо о том, что суд изначально был заинтересован в исходе дела.

Протокол осмотра предметов от 15.10.2005 г., как и 99% собранных следствием доказательств, перенесенных в приговор, перенесен со всеми не какими – то мелкими а основательными ошибками , а именно:

- Корректируя обвинительное заключение, следователи ГУ Генеральной Прокуратуры РФ – люди не местные, в первом абзаце написали: «…Обнаруженные и изъятые в ходе осмотра места происшествия около СОШ №5 прилегающей к территории здания Центра «Т» 14.10.2005г.»

Писавшим обвинительное заключение следователям может и простительно, в чем я тоже сомневаюсь, а вот коллегии судей- людям местным, точно не простительно, если этот приговор вообще они писали.



СОШ № 5 не прилегает к территории здания Центра «Т», они находятся на разных кварталах, по разные стороны перекрестка, между ними широкая проезжая часть по которой ходят маршрутки, автобусы, троллейбусы. К тому же, важность в том еще, что одна территория это откуда велся обстрел, а вторая куда. Поэтому у меня большие сомнения, что приговор писался коллегией судей, которая заседала в процессе. Или это все же иллюстрация того, что дело не будет всерьез рассматриваться в апелляционной инстанции – ВС РФ.

Во- втором абзаце указаны: «пистолет МП Макарова с маркировкой ПА 6780 один магазин с 8 патронами 9мм. и т.д., изъятые 14.10.2005 г. в ходе ОМП около СОШ № 5».

Можно было хотя бы внимательно посмотреть на протокол ОМП от 14.10.2005 г. (Том 9, л.д. 87-96, 113-117), который суд сам привел на стр. 663-664 приговора. Кстати, такая же электронная версия из обвинительного заключения, только суд вписал туда 14 гильз, которых в протоколе нет, что туже само по себе фальсификация материалов уголовного дела. Так вот, ПМ 6780 в соответствии с ОМП от 14.10.2005 г. двора СОШ № 5 не был обнаружен. Для того чтобы узнать где он был обнаружен нужно просмотреть все ОМП, что суд сделать был обязан – изучить материалы дела.

В третьем абзаце суд не удосужился хотя бы стереть из этой электронной версии машины которые не проходят по объекту Центр «Т», а проходят по объекту МВД, что в разных районах города Нальчика.

Это машины: « ВАЗ 2109 г/н А 526 ВК 07 и ВАЗ 2106 г/н В 457 АИ 07, 4 магазина, 31 патрон, 30 патронов, 20 патронов кол. 5,45; 101 патрон кол. 5,45» (см. приложения л. 160-165).

Точно также как в обвинительном заключении, они затем отдельно указаны и в объекте по МВД.

В пятом абзаце, так же как и в обвинительном заключении, дважды указан один и тот же автомат с одним и тем же идентификационным номером № 33 92 788 1984 г.

В данном осмотре принимали участие в качестве специалистов: Начальник отдела ЭКЦ при МВД по КБР, в нарушение ст. 61; ст. 62; п. 2 ч. 2 ст. 70; ст. 71 УПК РФ.

Принимая участие в процессуальных действиях, сотрудники ЭКЦ МВД по КБР нарушили Федеральный Закон № 73 – ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно - эксперной деятельности».



Статья 7. Независимость эксперта:

абзац 1: «При производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела».

Статья 18. Ограничения при организации и производстве судебной экспертизы:

абзац 1: «Государственному судебно – экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе руководителя данного учреждения».

абзац 2: «Эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить её производство, при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации».

МВД по КБР по делу признано потерпевшей стороной, и её сотрудники не могли участвовать в производстве следственных действиях кроме как в статусе свидетелей или потерпевших. Все экспертизы по делу были проведены ЭКЦ МВД по КБР.

В той электронной версии осмотра предметов, которую суд поместил в приговор – всего 7 абзацев или пунктов, в самом осмотре в материалах уголовного дела (Том 99, л.д. 94-118) их 135. Можно было выбрать, что к какому объекту относится.

Наглядно видно как «стряпалось» дело и как приговор. Понятно, что об объективности речь в суде вообще не шла, а между тем, так или иначе без преувеличения, за процессом следит весь Мир и для имиджа Российской судебной системы это совсем не хорошо.

Сам же осмотр проведен с ужасающими нарушениями процедуры следственного действия. В частности, в нем не указывается, из пакетов под каким номером изымались осматриваемые предметы, в пакеты под какими номерами упаковывались после осмотра.

В конце протокола имеется запись: «На этом осмотр указанного оружия и боеприпасов закончен, осмотренные объекты упакованы в соответствующем порядке в полиэтиленовые и бумажные пакеты, которые опечатаны печатью «Для пакетов» прокуратуры КБР»

Таким образом, не указано, что и в какой пакет конкретно упаковано и под каким номером.

Если предположить, что соответствующий порядок подразумевает нумерацию порядка осмотра, то это пункты 12, 85-92, 94-102, а если нумерацию пакетов в которые они были упакованы во время сбора на ОМП, то ни первый, ни второй вариант не подтверждается при производстве экспертизы при поступлении осмотренных предметов на нее.

Но, в любом случае, в ходе следственного действия должно было быть подробно описано, что откуда взято и куда упаковано.

Как следствие - из заключения эксперта № 2839 от 27.10.2005 г. (Том 129, л.д. 27-50), которое суд приводит на стр. 665-666 приговора:



- предмет, изъятый из пакета № 1 – пулемет Калашникова (ПКМ) серии ТЛ № 148, 1998 г. выпуска, а упакован он был при ОМП 14.10.2005 г. (Том 9, л.д. 87-118), в пакет № 14.

- предмет изъятый из пакета № 3 – автомат за № 33 92788, а на ОМП был упакован в пакет № 8.

И так далее, с гильзами и патронами вообще все вперемешку, с оружием и боеприпасами, появившимися в экспертизе № 2839, приведенные в приговоре судом, как предметы обнаруженные, на территории СОШ № 5, которые даже во время осмотра предметов не проходили как обнаруженные на территории СОШ № 5 14.10.2005 г.

На стр. 667 приговора заключение химической судебной экспертизы № 2840 от 02.11.2005г. (том 141, л.д. 108-110) суд в том числе приводит уже не один, а два пистолета МП как обнаруженные при ОМП СОШ № 5 14.10.2005г., что не соответствует действительности.



А между тем это не «кегли», это оружие и из него, возможно, кто-то был убит.

Возможно ли приговор, вынесенный на таких доказательствах, собранных с нарушением требований действующего УПК РФ, считать справедливым и законным?

Таким образом, на основании выше изложенных обоснований нарушений ст. ст. 61; 62; п. 2 ч.2 ст.70 (см. приложение л. 166); 71; 166; 177 УПК РФ, осмотр предметов от 15.10.2005 г. (Том 99, л.д. 94-118), заключение эксперта № 2839 от 27.10.2005 г. (Том 129, л.д. 27-50, см. приложение л. 167), заключение химической судебной экспертизы № 2840 от 02.11.2005 г. (Том 141, л.д. 108-110, см. приложение л. 168), на основании ст.ст. 75, 83 УПК РФ и в силу ст. 50 Конституции РФ не могут быть использованы для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, о чём неоднократно разъяснял Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения Судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» п. 16; Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» п. 3, абзац 3.

Если бы у/д рассматривалось в соответствии с Законом, экспертизы могли и должны были провести в этих учреждениях:



  1. Ставропольская ЛСЭ – 355025, г. Ставрополь, ул. Пригородная, д. 226, тел (8652) 36-41-51 ф.,

  2. СЭУ «Кавминводская лаборатория судебных экспертиз» - г. Пятигорск, пр. Кирова, 47а,

тел. (8793) 33-01-36, 8-928-309-38-30

г. Минеральные Воды, ул. Почтовая, тел. (87922) 2-61-61

3. 16-й Государственный Центр судебно-медицинской и

криминальной экспертиз СКВО, по адресу: 344010,

г. Ростов-на-Дону, ул. Лермонтовская, д. 60,

тел./факс (863) 240-42-58

На основании выше изложенного прошу перечисленные протоколы и экспертизы признать недопустимыми доказательствами.
24. В описательно-мотивировочной части приговора, на стр. 657, суд ссылается на видеозапись, которая якобы была просмотрена по ходатайству стороны обвинения. Никаких данных о том, откуда эта видеозапись, суд не указывает. В числе материалов обвинительного заключения она представлена не была. В ПСЗ о ней нет сведений, на аудиозаписи судебного заседания сведений о её просмотре не найдено. В памяти подсудимых и защитников о её исследовании нет свидетельств. Ни слова о её выемке, ни слова о её осмотре или о том, что она истребована судом и когда получена.

В Томе 518 л.д. 254 сообщение ОРБ-1 ГУ МВД РФ по ЮФО – начальника, полковника милиции В.Ю. Жернова от 15 сентября 2006 г. № 2/1/4-1346 на № 41/1-25/78-05 от 07 сентября 2006 г. старшему следователю следственной группы ГУ ГП России в ЮФО А.Ю. Саврулину «Сообщаю, что Центр «Т» ОРБ-1 ГУ МВД РФ по ЮФО не располагает видеозаписью боестолкновения со стороны ул. Чайковского и ул. Ногмова, так как камеры наружного видеонаблюдения были направлены на периметр территории (забор ограждения) и не фиксировали место бое столкновения ( см. приложения л. 169, 170).

Исходя из этого ответа, факт существования такой записи и её действительно законное происхождение, обоснованно сомнителен.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года №1 «О судебном приговоре» (в ред Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06 февраля 2007 №7), п.2 «Обратить внимание судов, что в силу ст.240 УПК РФ, приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании». С учётом указанного требования, суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.
25. Недопустимые доказательства
В числе доказательств моей вины ВС КБР в приговоре от 23.12.2005 г. в частности на стр. 612-613 приговора приводит:

1. Протокол личного досмотра от 15.08.2005 г Хамукова Данила Руслановича, в правом кармане джинсовых брюк обнаружен и изъят фотоаппарат «Олимпус» № 125961367, связка ключей из двух ключей, деньги (купюрами по 50р. шесть штук, купюры по 100 восемь штук, две купюры по 500 рублей), сотовый телефон «simens-s-55». Все вышеперечисленное изъято, упаковано в полиэтиленовый пакет и опечатано печатью № 25 УБОП МВД по КБР. Протокол подписан Хамуковым Д.Р. и двумя понятыми. Составление протокола и изъятие проведено оперуполномоченным по ОВД УБОП МВД по КБР майором милиции Киржиновым В.А. (Том 93, л.д. 125-126) (см. приложения л. 171, 172).

- О том есть ли в памяти телефона или фотоаппарата какие-либо снимки, в протоколе не говорится, хотя цифровые фотоаппараты предусматривают возможность просмотра содержимого на его собственном экране.

- В протоколе, после описи изъятого, оставлено чистыми неизвестное количество строк, не перечеркнутых с целью недопущения каких-либо дописок.

- В (Том 93, л.д. 127-128) (см. приложение л. 173-174) есть объяснительная Киржинова В.А. от 15.08.2005 г. Начальнику УБОП МВД по КБР полковнику милиции Кярову А.С. о задержании Хамукова Д.Р., изъятии у него вышеописанных предметов и просмотре фотоснимков, содержащихся в памяти изъятого фотоаппарата, в присутствии понятых.

-Майор милиции Киржинов В.А. в своей объяснительной не указывает никаких данных о понятых, и вообще не говорится в каком –либо документе, что при изъятии фотоаппарата в его памяти, при понятых, с указанием их данных, были просмотрены какие – либо фотоснимки.

- На (Том 93, л.д. 129-130) (см. приложения л. 175-176) содержатся фото таблицы, но они никакими подписями не удостоверены, ни понятыми, ни Хамуковым Д.Р., ни кем-либо вообще.

2. Далее суд приводит протокол осмотра предметов от 17.02.2006 г., который проводит следователь следственной группы Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО юрист 3 класса Михайлов Л.А.: объектом осмотра является полиэтиленовый пакет, горловина которого перевязана веревкой, свободные концы которой склеены бумажной биркой с пояснительной надписью «фотоаппарат «OLIMPUS» с FLESH – картой, изъятый у гражданина Хамукова Д.Р. с подписями понятых, следователя, опечатанный печатью «Для пакетов» Главного управления Генеральной прокуратуры в ЮФО. Пакет в присутствии понятых вскрыт и в нем обнаружен цифровой фотоаппарат «OLIMPUS» (его описание и идентификационный номер «125961367» имеется отсек, в котором при открытии обнаружена FLESH – карта объемом 128 mb. При включении фотоаппарата в его памяти обнаружены фотографии зданий: УБОП МВД по КБР и Центра «Т» ГУ МВД РФ по ЮФО. После осмотра цифровой фотоаппарат помещен в один полиэтиленовый пакет, склеенный бумажной биркой с пояснительной надписью, заверенной подписями понятых, следователя, опечатан печатью «Для пакетов» прокуратуры КБР. Постановлением от 17.02.2006 г. осмотренный фотоаппарат признан вещественным доказательством и приобщен к материалам уголовного дела. (Том 93, л.д. 133, 134).

3. Между протоколом изъятия и протоколом осмотра 5 отличий, а именно, во время осмотра предметов из пакета пропадают ключи, деньги и телефон и появляется FLESH – карта о которой в протоколе изъятия ничего не говорится и фотографии на ней, о которых во время изъятия также ничего не говорится.

Ну и самые главные факты нарушения сбора и хранения изъятых вещей могущих быть вещественными доказательствами, о которых суд в приговоре намеренно не указывает – упакованы и опечатаны изъятые у Хамукова Д.Р. вещи были в полиэтиленовый пакет опломбированный и опечатанный печатью № 25 УБОП МВД по КБР, а при осмотре их достали из полиэтиленового пакета горловина которого перевязана веревкой, свободные концы которой склеены бумажной биркой опечатанной печатью «Для пакетов» Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО.

Таким образом, нет сомнений, что во время хранения вещественных доказательств с ним проводились манипуляции.

Утверждать, что в памяти фотоаппарата были снимки зданий УБОП МВД по КБР и Центра «Т» МВД по ЮФО во время его изъятия у Хамукова Д.Р., нет никаких законных оснований.

4. Следователь, проводивший осмотр проводил его в отсутствие специалиста и эксперта.

5. Следователь не делает предположительное описание содержания снимков, а констатирует их как факт, что может делать только эксперт после сравнительной экспертизы. К тому же, следователь Михайлов Л.А не местный житель и, тем не менее, сразу делает вывод о зданиях на фотографиях.

6. Совершенно не понятно, почему следователь Главного управления Генеральной прокуратуры после осмотра вещественных доказательств опечатывает пакет печатью «Для пакетов» прокуратуры КБР.

7. Нарушение сбора, хранения и оформления доказательств ст. 166, ст. 177 УПК РФ делают их, в соответствии со ст. 75 УПК РФ, недопустимыми.

8. Вследствие того, что предоставленные на экспертизу фотоаппарат и фотографии, содержащиеся в его памяти, не известно и не установлено достоверно кем и когда они были сделаны, данные материалы были предоставлены на экспертизу № 994 от 12.04.2006 г., они становятся недопустимым доказательством (Том 439, л.д. 208-229).

9. В судебном следствии Хамуков Д.Р., давая показания, пояснил, что протокол:

- Изъятия, находящийся в материалах дела, подписан не им. Тот протокол, который он подписывал, не содержал данных идентификационного номера и модели телефона (см. приложения л. 177-179).

- Так же в суде Хамуков Д.Р. пояснил: Объяснительная, якобы написанная им от 15.08.2005 г. о том, что он производил фотографирование, написана не им, а подписана под угрозами сотрудников полиции уже после событий 13.10.2005 г., подписана левой рукой, потому что 13.10.2005г. он был ранен в правую руку.

- Хамуков Д.Р., заявляя в суде об этих фальсификациях, обратился к суду с просьбой провести почерковедческую экспертизу (ПСЗ Том 1517, л.д. 155-156) (см. приложения л. 180-181). Логичным и справедливым для удостоверения доказательств вины или не виновности было бы удовлетворение судом данного ходатайства, но суд не стал рисковать и отказал в проведении экспертизы, тем самым расписавшись в своей явной заинтересованности обвинительного исхода дела.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал