Апелляционная жалоба. (дополнение к апелляционной жалобе от 08. 01. 2015г от 17. 03. 2015г.)



страница11/11
Дата17.10.2016
Размер1.67 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Таким образом, прошу:

А. Назначить почерковедческую экспертизу подписи Хамукова Д.Р. в протоколе изъятия от 15.08.2005 г (Том 93, л.д. 125-126), а так же подписи объяснительной, поставленной левой рукой из-за ранения правой (Том 93, л.д. 131-132 с обеих сторон).

Б. Исключить из перечня доказательств, признав недопустимыми, протокол изъятия от 15.08.2005 г. (Том 93, л.д. 125-126), протокол осмотра предметов от 17.02.06г. (Том 93, л.д. 133,134) между которыми была нарушена опечатанная упаковка, и, как следствие, экспертизу № 994 от 12.04.2006 г. (Том 439, л.д. 208-229).

26. На стр. 656 приговора суд ссылается в числе доказательств моей вины, в частности на протокол выемки от 30.11.2005 г. (Том 93,л.д. 33-36). У сотрудника Центра «Т» ГУ МВД РФ по КБР Кравченко Э.Э. были изъяты три видео кассеты «BASF EQ 20» с видеозаписями происходившего на улицах Чайковского и 9 мая г. Нальчика во время нападения на правоохранительные структуры 13.10.2005 г. (Во- первых, Центр «Т» ГУ МВД РФ по ЮФО, а не по КБР. Во-вторых, в протоколе не указанно, что это кассеты «BASF EQ 20». Во время выемки нарушены ст. 166 и 177 УПК, так как не указаны индивидуальные признаки предметов, цвет, размер: стандарт или мини и т.д., а главное, якобы указан « BASF EQ 20» это уже суду так хочется, нет такого в протоколе) (см. приложения л. 182 – 185).
27 . В описательно-мотивировочной части приговора, на стр. 1614, суд также приводит заключение комиссии экспертов № 96 от 29 июня 2006 г. (Том 454, л.д. 209-216):

- Постановление о назначении комплексной амбулаторной психолого-психиатрической судебной экспертизы от 07 июня 2006 года (Том 454 л.д. 205-208)

- В нарушение ч. 3 ст. 195 УПК РФ ознакомления с данным постановлением меня и моего защитника с разъяснением наших прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ, не было. Как следствие, и нет протокола (см. приложения л. 186-187), который составляется при производстве этого следственного действия. Таким образом, я и мой защитник были лишены прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ.

- Заключение комиссии экспертов № 96 от 29 июня 2006 г. (Том 454, л.д. 209-216) на л.д. 209 (см. приложение л. 188) год моего рождения указан неправильно, не 1973, а 1983, что, также, является нарушением ст. 166 УПК РФ и не может быть свидетельством, что экспертиза проводилась именно по мне.

- Экспертиза проходила не в здании ГУЗ «Психоневрологический диспансер» МЗ КБР, которому поручалось Постановлением, а в СИЗО г.Нальчика и, в соответствии с ч.4 ст.199, согласно которой в этом случае следователь разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст.57 УПК РФ, чего так же не было сделано.


28. На странице 698 приговора, Суд указывает, что доводы подсудимых, о том, что данные ими в ходе досудебного производства показания о признании своей вины, не могут быть положены в основу их обвинения, поскольку, с целью получения этих показаний, на них оказывалось незаконное воздействие, в том числе с применением физической силы, Суд находит несостоятельными: указанные доводы являлись предметом проверки на стадии предварительного расследования и не нашли своего подтверждения; не установлено доказательств, подтверждающих эти доводы и, при проверке их в ходе судебного следствия.

Далее Суд приводит заключение эксперта № 372А от 03.04.2006 г. (Том 457, л.д. 132-133).

Доводы суда в этой части считаю необоснованными и противоречащими УПК РФ.

Доказательством тому служит нарушение порядка и оформления, а также отсутствие некоторых оформленных процессуальных действий.

Порядок назначения судебной экспертизы, в соответствии со ст. 195 УПК РФ, предполагает последовательное совершение органами расследования следующих процессуальных действий:


  1. Вынесение постановления о назначении экспертизы

  2. Ознакомление с этим постановлением подозреваемого, обвиняемого его защитника.

  3. Разъяснение им их прав в соответствии с ст.198 УПК РФ, о чем составляется протокол (см. приложение л. 186-187), подписываемый следователем и лицами которые ознакомлены с постановлением, что соответствует ч.3 ст. 195 УПК РФ.

Однако, такого протокола вообще нет в деле. Таким образом, я был лишен права предусмотренного ст. 198 УПК РФ.

Экспертизе, на которую ссылается Суд и, вопреки положениям УПК РФ, которую считает законной, предшествует постановление о назначении экспертизы (Том 457, л.д. 130-131), на нём нет номера и, видимо поэтому, на самой экспертизе тоже не указано за каким номером постановление об экспертизе.

В самой экспертизе есть роспись эксперта о том, что он предупреждён об ответственности, предусмотренной ст.57 УПК РФ.

Однако, в соответствии с ч. 4 ст. 199, если судебная экспертиза проводится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность, предусмотренные ст.57 УПК РФ (см. приложения л. 189-190). Свидетельством этого действия является специальная графа в постановлении с указанием даты и подписи эксперта. Экспертиза проводилась якобы в здании УБОП МВД по КБР, как указано в экспертизе, но в графе о данных эксперта, о дате, подписи об ознакомлении со ст.57 УПК РФ нет никаких данных в постановлении. Такая важная деталь процессуального действия из всех проходящих по у/д, отсутствует только у меня (см. приложения л. 189-192).



Несомненно, что соблюдение процессуальной формы – гарантия достижения истины. В то же время, процессуальная форма является также гарантией защиты личности от излишнего принуждения и произвола при поиске истины.

29. Суд в приговоре излагает показания Хамукова Д.Р. данные им в суде, конечно, в конечном итоге, суд берет за основу его показания на следствии, но, тем не менее, в тех которые суд излагает как данные в суде, указывает, существенно искажая их, а именно: «Он несколько раз выглядывал во двор, и видел, как на чердак дома поднялся Керефов и стрелял оттуда». Это важный момент, суд и обвинение все время пытаются подвести, что с чердака стреляли, но там нет гильз и суд подводит результаты ОМП к ст. 17 ч. 2 УПК РФ. Абсурд, конечно, результаты ОМП, в отличие от допросов, имеют самостоятельное доказательственное значение. Но я даже не об этом, в его показаниях на суде (Том 1486, л.д. 69-86) нет таких показаний, что он видел, как Керефов стрелял.
30. На стр. 663-664 приговора ОМП от 14.10.2005 г. (Том 9, л.д. 87-118) суд там в конце указывает 14 гильз – 7, 62, хотя по протоколу, там 1 гильза, а найденные денежные купюры вообще не указывает.
Вообще по количеству найденного на ОМП можно сделать вывод, что никакого боя там и не было, а вся эта ужасающая картина, снятая Казихановым, это по большей части «кричащие» сигнализации, ну и конечно стрельба тоже присутствует с обеих сторон.
Еще, может это и не важно, но все же мне кажется, что это – несоответствие выводов суда установленным в судебном следствии.
На стр. 635-636 суд как доказательство моей вины по объекту Центр «Т» приводит: ОМП от 15.10.2005 г. (Том 9, л.д. 168-184), осматриваемая машина ГАЗ – 32213, г/н АА 281 07 желтого цвета, находившаяся во дворе Центра «Т», ну и т.д. ( На ней ребята оружие привезли к Центру «Т»).
Далее осмотр предметов от 16.10.2005г. и от 17.10.2005 г. (Том 99, л.д. 158-183), обнаруженных и изъятых в этой «Газели».
Далее указан еще один осмотр этих предметов от 07.11.2005 г. (Том 86, л.д. 187-190), (Только номер машины не 281, а 287. Вообще и в материалах дела, и в приговоре этот номер часто так путается).
Далее заключение эксперта № 2793 от 23. 10.2005г. (Том 129, л.д. 63-67). (И перечисление изъятого из «Газели» г/н 281).
Далее еще одно заключение эксперта №2791 (Том 137, л.д. 44-64) от 29.10.2005 г. (остального изъятого из «Газели» г/н 281. Вообще не понятно, как экспертиза от 23.10.2005 г. имеет больший порядковый номер, чем от 29.10.2005г?)

Далее химическая экспертиза № 2919 от 15.02.2006 г. (Том 141, л.д. 101-105) (изъятого 15.10.2005г. в «Газели»).


На стр. 561 приговора в качестве доказательств вины по объекту 2-ОВД суд приводит вышеуказанные осмотры предметов от 17.10.2005 г. (Том 99, л.д. 158-183) изъятых из автомашины «Газель» г/н АА 281 01 (изменив номер региона на г/н с 07 на 01, указывая, что он находится на территории Центра «Т». Это один и тот же, как было установлено следствием, как показали в своих показаниях подсудимые Хамуков Д.Р. и Сокмышев З.А., автомобиль г/н АА 281 07 желтого цвета, на котором участники нападения на Центр «Т» привезли оружие из с. Нартан.
Суд, кроме прочих предметов, действительно в соответствии с ОМП от 13.10.2005 г. и от 14.10.2005 г. в сквере «400-летия» напротив 2-ОВД найденных, еще указывает гранатомет РПГ – 7 № 03090, патроны калибра 54-7,62, которые были обнаружены в «Газели» г/н 281 и проходят, в том числе, в приговоре по объекту Центр «Т». Так же в качестве доказательств по 2- ОВД суд приводит другие вещественные доказательства, которые он приводит и в других объектах, как то ОАО НЭС по объекту Центр»Т», а так же с объекта ФСБ по КБР и других. По всей видимости, эти фальсификации судом предприняты для пущей убедительности, создания впечатления действительных серьезных продолжительных боев во время трагических событий 13.10.2005 г.
Перетаскивание одних вещественных доказательств в приговоре с одного объекта на другой, или собирание их в кучу с разных к одному – делает выводы суда не соответствующими установленным обстоятельствам дела в ходе судебного следствия. Эта грубая фальсификация в приговоре несомненно указывает на заинтересованность суда в исходе дела. Такой откровенной и грубой фальсификации не было даже со стороны следствия, что разбивает все утверждения о судебной защите, законности и, я уже не говорю о справедливости и морали.
В соответствии с Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 года №8 «О некоторых вопросах применения судами конституции Российской Федерации при осуществления правосудия», п.16, обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществления правосудия не допускается использование доказательств с нарушением Федерального Закона (ч.2, ст.50 Конституции Российской Федерации), а также выполнение требований ст.75 УПК РФ. В силу которой доказательства полученные с нарушениями УПК РФ не имеют юридической силы и не могут иметь юридической силы и положены в основу приговора ( в ред. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 г. № 5).

Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушениями закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или, установленный уголовно – процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом. Либо в результате действий, непредусмотренных процессуальными нормами.


Все, изложенное выше в данной апелляционной жалобе, прямо указывает на не обоснованность судебного решения, на множественные нарушения принципов судопроизводства, повлекшие существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов Российской Федерации, а равно и конституционных принципов, на которых они основаны. В ходе судебного следствия неоднократно нарушались принципы равенства сторон, СУД, представлял сторону обвинения, открыто узурпируя свою судебную власть, предвзято относясь к любым обоснованным и мотивированным заявлениям и ходатайствам, разрешая их в большинстве на месте за минутные обсуждения, игнорируя доказанные доводы при этом Судом, в мотивировочной части прямо указаны обстоятельства и доказательства, противоречащие друг другу, а в некоторых случаях, Суд просто излагает в приговоре свои домыслы и предположения в нарушение требований ч.4 ст.302 УПК РФ. Вся доказательная база, которую Суд, использовал при постановлении приговора, основана на «признательных» показаниях добытых не предусмотренными законом методами, с помощью насилия и пыток, основанных на самооговоре, на оговорах своих «подельников», на фальсификациях заключений экспертов, подделки протоколов следственных действий следователями. При этом не соблюдались элементарные требования норм УПК РФ по оформлению данных протоколов, никогда не выполнялась обязанность по уведомлению о праве обжалования, используя юридическую не грамотность.
О нарушениях права на юридическую защиту, прав подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, в ходе предварительного следствия и в ходе судебного разбирательства заявлялось не однократно, при этом позиция Суда, постановившего приговор была, порой, абсурдной, когда защитник назначался следователем либо самим Судом, без наличия согласия того, у кого право на защиту, его конституционное право. В таких случаях Суд, использовал, свое «ПРАВО», установленное им самим, вне рамок ЗАКОНА! О защите, в ходе данного процесса, можно лишь сказать одно, ее – НЕ БЫЛО, да и защитники были таковы, которые напрочь игнорировали ФЗ - 63 «Об адвокатуре и адвокатской деятельности на территории Российской Федерации», а именно, требования ст.ст.6, 7 данного Федерального Закона, когда защитник обязан ставить выше своих личных интересов, интересы своего подзащитного, а не участвовать в пытках и насилиях, молча наблюдая за незаконными методами получения доказательств против его же подзащитного. В результате, постановленный незаконно, немотивированно несправедливый приговор ВС КБР от 23.12.2014года, основанный на амбициях обвинения и Суда, основанный на недопустимых, фальсифицированных, полученных не законными методами, с помощью насилия и пыток, который подлежит отмене либо изменению.
На основании ст.389.1 УПК РФ прошу судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации:
Отменить либо изменить приговор от 23.12.2014 года Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики по основаниям ч.ч.1, 2, 3, 4 ст.389.15 УПК РФ.
Рассмотреть апелляционную жалобу с моим непосредственным участием, согласно требований ч.2 ст.389.12 УПК РФ, в суде апелляционной инстанции, без проведения видеоконференцсвязи.
Исследовать все доказательства, которые были ранее рассмотрены судом первой инстанции, при необходимости, исследовать материалы уголовного дела в полном объеме.
По вызову необходимых свидетелей, экспертов и иных лиц будут поданы ходатайства.
Отменить Определения судейской коллегии ВС КБР, вынесенные промежуточные судебные решения, по отклонению ходатайств о признании не допустимыми доказательствами, о незаконном удалении из зала судебных заседаний, о приобщении к материалам уголовного дела доказательств и документов, относящихся к обстоятельствам доказательства нарушений права на защиту.

Жалоба направляется через ОСУ СИЗО -1 г. Нальчика

Жалоба составлена на 101м (сто одном )листе.

Опись приложений на 6 (шести) листах.

Приложение к жалобе на 192-х (сто девяносто двух) листах.

Дата:__________________ 2015г.



Подпись:_______________/ Машуков А.В.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал