Апелляционная жалоба. (дополнение к апелляционной жалобе от 08. 01. 2015г от 17. 03. 2015г.)


- л.д. 198 «Вопрос следователя: План какой в голове был?



страница7/11
Дата17.10.2016
Размер1.67 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

- л.д. 198 «Вопрос следователя: План какой в голове был?

Ответ: Я хотел забрать всех ребят, чтобы мы ушли и, по возможности, забрать тех, кто побежал, был со стороны ул. Ногмова, для того, чтобы…, ну у меня был с Мамаевым у Мурата дома разговор. Я ему дал понять, что не хотел этого. И. поскольку уже считал, что ну Мамаев не может повлиять на происходящие именно здесь события. Единственное, что насколько я знаю, он приставил ко мне Казбулата, но и к Казбулату я несколько раз обратился, он был растерян, тоже сказал: «Я не знаю что делать». Я решил, что это единственно возможный вариант сейчас – собрать всех и уйти, для того, чтобы прекратить столкновение и дальнейшие убийства (эти показания говорят прямо о чём я думал, чего хотел, что пытался сделать, какую роль сыграл в этих событиях, ну и почему суд, признав протоколы допросов логичными и последовательными, не указал их в этой части – в фабулу обвинения не укладывается. Квалифицирующие признаки ст.31 УК, ст.40 УК, ст.61 УК)».
- л.д. 200 «Вопрос защитника: Скажите, когда Вы находились в домовладении, расположенном рядом с Центром «Т», на чердаке, Вы вели огонь на поражение лиц?

Ответ: Там не было людей, когда я поднялся.

Вопрос защитника: Имели ли Вы намерение, находясь при этом, убить кого-нибудь?

Ответ: Нет. У меня был разговор с Мамаевым на эту тему.

Вопрос защитника: Вы бросили гранату и, как пояснили следователю, она была в нерабочем состоянии. Неясность небольшая есть, Вы чеку выдёргивали?

Ответ: Нет».
- л.д. 209 «Ну я желал, чтобы они, как сказать, и сами живы остались, и не продолжали дальнейшее столкновение. Чтобы тоже не убили никого. Сами не были убиты. Я хотел их забрать (это ребята из другой группы, совершенно не знакомые нам, когда мы проезжали мимо воинской части увидели их, и я предположил, что это такие же как и мы и позвал их. Мои действия действительно последовательны и это факт, что они были направлены не на нападение, а напротив. Квалифицирующий признак ст. 31 УК РФ)».
- л.д. 210 «Доехали до круга «Стрелка», там трое сотрудников стояли к нам спиной. Керефов Казбулат, как и в пятой школе, по всей видимости хотел, как правильно сказать не знаю, ну, убить, наверное сотрудников, потому что они стояли рядом и спиной. За остальных я не могу сказать, потому что просто смотрел на Керефова. И в этот момент мы, как раз стояли на кругу. Сотрудники в трёх метрах от нас были. Я попросил всех, чтобы они опустили оружие на пол, для того, чтобы никакого столкновения не было, чтобы не убили ни сотрудников, ни ребят».
К этим показаниям суд относится критически и считаю необходимым привести их.
Из материалов судебного следствия.
Допрос подсудимого Емкужева Х.Х.

Том: 1500, л.д. 77: «Казбулат сидел рядом с водителем и указывал ему направление, при этом он советовался с Анзорм».

Том: 1500, л.д. 79 «Насчет амирства, таких слов Анзор прямо не употреблял, просто он был старший по возрасту среди нас, спокойно рассуждал, настаивал на том, чтобы разойтись по домам при разговорах с Керефовым. Вообще, между ними были специфические отношения, а именно, получалось, что Анзор спрашивал о каких-то моментах Казбулата, так как спрашивают руководителя, Казбулату было трудно дать определенный ответ по причине его растерянности, и Анзору приходилось принимать решения. Во всех моментах, его решения нам казались верными поэтому мы его слушались»

Том: 1500, л.д. 79 «После чего, Анзор спросил мнение каждого и все, кроме Казбулата сказали, что надо разойтись по домам».

Том: 1500, л.д. 79 «Пока мы с Анзором были вместе, мы с ним разговорились, и он пояснил, что то, что произошло в целом - это трагедия, что близко ничего подобного не ожидал, что в ЛЮБОМ СЛУЧАЕ НАДО ПОЙТИ В МИЛИЦИЮ И РАССКАЗАТЬ, кто что знает. Единственное, сейчас под горячую руку попав к ним, они могут и убить или покалечить, поэтому надо переждать и тогда, когда станет спокойнее, пойти с адвокатом и родными».
Подсудимый Хупсергенов А.К.

Том: 1500, л.д. 117 «Тогда один из тех пацанов спросил мнение каждого из нас по поводу того, чтобы всё оставить и разойтись по домам. Когда начался суд, я узнал этого человека . Это был Машуков Анзор».

Том: 1500, л.д. 121

На вопрос адвоката Келеметова О.М. -подсудимый Хупсергенов А.К.:

Вопрос: Вы сказали, что Машуков Анзор предложил всем разойтись. Такое имело место быть?

Ответ: Да.

Вопрос: Когда вы сели в «Газель», Машуков Анзор объявлял себя главным амиром?

Ответ: Нет.


Понятно, что внеси суд эти показания в приговор, они бы изменили ту картину, которую суд обрисовал в приговоре, поэтому, признав эти протоколы в качестве доказательства виновности, вырвал из текста эти показания и, тем самым изменил общий контекст.

Невозможно в такой ситуации считать приговор обоснованным, справедливым и законным. Тем более, что показания свидетелей согласуются полностью с моими, равно как и ОМП.

Именно поэтому, считаю приговор необоснованным, незаконным и, как следствие - несправедливым.
Таких признаков в ходе судебного разбирательства, и доказательств по ним, прямо указывающих на мое участие в банде либо в организованной преступной группе, не было представлено. Потому осуждение по вышеуказанным статьям Уголовного Кодекса РФ незаконно и несправедливо, как и не обосновано прямыми доказательствами моей причастности, выраженных моими действиями. Суд, постановляя приговор, полностью принял субъективную сторону, изложенную стороной обвинения, не давая оценки признакам состава преступления, не подвергая анализу совокупности моих деяний относительно наличия в них преступного умысла, мотивов и действий. Обобщая и приобщая Суду, было легче выносить судебное решение, при этом законность, обоснованность и справедливость как и требования ст.297 УПК РФ были просто проигнорированы судейской коллегией ВС КБР. По отношению ко мне позиция Суда всегда была предвзятой и субъективной, что и показал окончательный приговор.

Суд, также надумано приобщил меня к преступному сообществу, к банде, к попытке свержения существующего в РФ государственного строя, абсолютно без мотивации своего судебного решения на праве Закона, не говоря об отсутствии доказанных у меня мотивов совершения преступления.


Судом не только не выполнены, но и грубо нарушены указанные требования Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.04.1996 г. №1, «О судебном приговоре» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. № 7, от 16.04.2013 г. №1, п. 3, п. 4, п.6, п. 8).
21. «Доказательства того, что с домовладения по ул. Чайковского № 4 не производили выстрелы».
Невозможно считать приговор справедливым тогда, как он разрушает понятие независимого и справедливого суда РФ.
На 615 л.п. суд, делая заключение по обстоятельствам, в частности указывает: «Доводы стороны защиты о том, что члены вооруженной группы, в которую входил Хамуков Д.Р. не производили выстрелы с территории домовладения по ул. Чайковского 4, так как в протоколе осмотра места происшествия отсутствуют данные об обнаружении и изъятии стреляных гильз, суд считает не состоятельными. Факт нападения непосредственно со двора домовладения №4 подтверждается рядом иных доказательств, исследованных в судебном заседании (в данном случае суд не конкретизирует какими конкретно доказательствами подтверждается этот факт, по той простой причине, что их просто нет, как в уголовном деле, так и не было в природе). Отсутствие в протоколе осмотра места происшествия указания на обнаружение и изъятие таких предметов, не может служить основанием подвергать сомнению указанное обстоятельства».

Этот вывод суда просто переворачивает все каноны юриспруденции в сфере доказывания вверх ногами, противоречит понятиям в сфере приоритетов доказательств и здравого смысла. Протоколы ОМП имеют самостоятельное доказательственное значение, а вот протоколы допросов, напротив, самостоятельным источником доказательств не являются. «Любое преступление, если оно действительно имело место быть, неизбежно оставляет следы, под которыми следует понимать способные к фиксации объективные отображения преступных деяний в материальной среде или памяти людей», о чем будет изложено ниже. К тому же, суд не конкретизирует в данном случае рядом каких иных доказательств, исследованных в суде, этот факт доказан, по той простой причине, что это не соответствует действительности и действительный анализ доказательств, которые суд приводит как доказательство моей вины лучшее тому обоснование. Я постараюсь раскрыть и обосновать на их основании несостоятельность вывода суда в этом случае. Приводимые судом показания свидетелей описаны судом только в той части, в которой они или ничего реального не подтверждают, или только в той части, где их можно расценить как сведения, подтверждающие вину осужденного, а в той части, где показания свидетеля могут подтвердить линию защиты подсудимого, суд явно утаивает, что несомненно говорит о предвзятости суда к осужденному, о его необъективности и, соответственно, несправедливом судопроизводстве и постановлении окончательного вердикта.


Стр. 633, приводя показания сотрудника Центра «Т» Асфарова О.Ю., суд приводит их в таком порядке, без уточнения важных деталей: «Он находился непосредственно в здании СОБРа. Он видел, как группа нападавших из 4-5 человек, вооружённых автоматами, со стороны ул.Чайковского закидывала двор Управления бутылками с зажигательной смесью. Один из нападавших поднялся на крышу дома возле Управления, и выстрелами убил сотрудника Управления Боева. От взрывов бутылок с зажигательной смесью загорелся автотранспорт во дворе Центра «Т». Перестрелка продолжалась 2-3 часа».
А теперь, важные моменты, которые суд не привёл из его показаний.

Том № 1432 л.д. 8-13

Вопросы гособвинителя - Ванюхова В.И.

Вопрос: Кто в это время находился во дворе?

Ответ: Во дворе уже никого не было, потому, что один из боевиков забрался на крышу дома, находящегося рядом. (Во-первых, и это очень важно, как пояснил сам Асфаров, в соответствии с планом «Крепость», он находился в здании СОБРа и наблюдал ул.Пачева. А события, о которых он говорит, происходили во дворе. Окон, выходящих во двор, в здании, в котором он находился, нет. Об этом ещё не раз скажут сами сотрудники Центра «Т»).

Вопрос: Вы его видели?

Ответ: Нет. Он убил одного из сотрудников, который был во дворе.

(Он, конечно, говорит НЕТ. Он и не мог видеть, один там поднялся на крышу или больше, и поднялся ли кто-нибудь на крышу вообще. Ведь это находится за забором, во дворе дома. К тому же здание, в котором он сам находился, было в самом дальнем углу от этого частного дома. Между ними ещё стоит и вышка «Машук» - это такое большое сооружение: метра 3 или 4, квадратное, высокое. Находившийся на ней Таов, не подтверждает этого. А наблюдавший ещё с несколькими людьми за этим домом Балалаев, вообще твёрдо отрицает это. И окна того здания, где был на своём посту Асфаров, выходят на противоположную от двора улицу Пачева. Так что это всё - собирательное предположение, очевидцем которого он не был, и быть не мог).



Вопрос: Кого убил?

Ответ: По-моему, Боева. (Он не говорит точно, а высказывает своё предположение о событиях, очевидцем которых он не был, что в соответствии со ст.75 УПК РФ является недопустимым доказательством).

Вопрос: Кто ещё находился во дворе, кроме Боева?

Ответ: Не могу сказать. (Потому, что он не видел, а я хоть и не являюсь очевидцем тех событий и сотрудником Центра «Т», знаю, что во время гибели Боева, рядом с ним был Кипов. К нему мы тоже позже вернёмся.)

Вопрос: Вам известен Таов Сафарбий?

Ответ: Да.

Вопрос: Что он делал в это время?



Ответ: Он находился на боевом посту «Машук».
Вопросы подсудимого Хамукова Д.Р.

Вопрос: Вы видели перестрелку на углу ул.Чайковского-Пачева?

Ответ: Я находился у окна, которое выходит на ул.Пачева. (вот свидетель сам поясняет, что он по плану «Крепость» смотрел в противоположном направлении от двора, а в здании СОБРа по свидетельствам сотрудников центра «Т» вообще нет окон выходящих во двор Управления). Плохо было видно, но когда подъехала группа СОБРа, я их слышал.
Председательствующий:

Вопрос: Уточните, какие именно события Вы наблюдали?

Ответ: Я с ними переговаривался, слышал.

Вопросы подсудимого Хамукова Д.Р.:



Вопрос: Вы видели конкретно, что там происходит? Кто и куда стреляет?

Ответ: Не видел (то есть, даже на своём посту он не видел событий, только слышал, уже не говоря о том, что происходило во дворе.)
Вопросы подсудимого Машукова А.В.:

Вопрос: Расскажите, что конкретно Вы видели?

Ответ: Нападавших лично я не видел. (А суд приводит его показания в контексте очевидца событий).

Вопрос: Что потом происходило?



Ответ: Они начали вести огонь по тем боевикам, которые находились возле ворот РУБОПа на ул.Чайковского.

Вопрос: Вы в этот момент видели, что там находились боевики?

Ответ: Сам лично нет. (Опять он рассказывает то, чего не видел, суд же приводит его показания утвердительно, как очевидца событий.)

Вопрос: На ул. Пачева, что-нибудь происходило со стороны зданий «Водоканала», «Электросетей», 2-го отдела? Стреляли там?



Ответ: Я сейчас не могу ответить утвердительно, что стреляли с «Водоканала». Стрельба была, стоял грохот. (Даже туда, куда он конкретно смотрел, он не может ответить уверенно, ну и это понятно, что он не может рассказать, что видел, как группа Тупольского попала под обстрел внутренних войск, которые были в зданиях «Горэлектросети» и «Водоканала».)

Соответственно, к его показаниям нужно относиться критически. Он не видел событий, и свидетельствовать о них не может. К тому же, он противоречит показаниям участников и явных очевидцев событий во дворе Таову и Балалаеву.


Стр.642, приводя показания свидетеля Тимошевского А.А., сотрудника Центра «Т», как доказательство моей вины, суд, в частности, выбрал следующие его показания: «Позже ему стало известно, что Бойко (И не Бойко, а Боев) погиб от попадания пули снайпера, находившегося на 2-м этаже дома по ул.Чайковского».

Он пересказывает эти события, которые слышал, и даже не от очевидцев этих событий. Сам же он находился в дежурной части и мог видеть только то, что происходило на ул. Ногмова, а не во дворе. Так указано в его показаниях Том 1431 л.д.268-282.

Вопросы гособвинителя Ванюхова В.И:

Вопрос: Вы видели обстоятельства его гибели?

Ответ: Обстоятельства ранения Боева мною не наблюдались, но известно, что он был смертельно ранен снайпером, который вёл огонь со 2-го этажа дома, находящегося на ул.Чайковского.



Председательствующий:

Вопрос: Вам рассказывали очевидцы этих обстоятельств или это были общие разговоры между сотрудниками?

Ответ: Общие разговоры (ни одного очевидца; свидетель говорит об обстоятельствах, очевидцем которых он не был, основываясь на догадках и предположениях).

Стр. 633, приводя показания потерпевшего Дагирова С.А., сотрудника Центра «Т», как и с предыдущими потерпевшими и свидетелями, суд приводит те их показания, которые могут дать оценку их показаниям, не раскрывая, были ли они очевидцами событий, о которых рассказывают. А ведь, тем не менее, это самый важный момент в оценке сведений, получаемых от допрашиваемого. Итак, суд выбрал такие показания: «Начался обстрел Управления со стороны ул.Ногмова и с крыши частного дома по ул.Чайковского. Со слов сотрудников СОБРа, со стороны ул.Чайковского, работал снайпер. В этот же день, по окончании перестрелки, в Управление доставили одного из нападавших на Центр «Т». В горячке его несколько раз ударили, но старший оперативный сотрудник запретил бить задержанного. У него возникло впечатление, что задержанный (и тут сам указывает фамилию – Хамуков Д.Р.) был под наркотическим опьянением, так как не чувствовал боли».

Но Дагиров С.А. ничего из того что рассказал, за исключением задержанного, сам не видел и знает только с чужих слов и того, что услышали в дежурной части по рации - это предположение Тупольского.


Так, в томе 1432 л.д. 252-266 говорится: «…началась перестрелка со стороны ул.Чайковского и со стороны пятой школы (а не с крыши частного дома по ул.Чайковского, как пишет суд). Из дежурки мы не выходили, у нас оружия мало было (это означает, что он не был очевидцем событий, а слышал только предположения, о которых тоже не может говорить, как о достоверных событиях).
Отвечая на вопросы гос обвинителя Ванюхова В.И.

Вопрос: Во время перестрелки Вы где находились?

Ответ: Находились в дежурке всегда.

Вопрос: А со стороны средней школы №5?

Ответ: Автоматные очереди были. Ещё, я лично не видел, со стороны ул.Чайковского снайпер работал. (Он лично ничего не видел, из дежурки, не выходил, но хочет рассказать).

Вопрос: А ранение Боева?

Ответ: Боева знаю, возле дежурки Центра «Т» его то ли снайпер, то ли ещё кто, не знаю… (знаю – не знаю… не видел – это факт). Также в соответствии со ст.75 УПК РФ являются недопустимыми.
То есть, не так совершенно были даны в суде его показания, как их интерпретирует суд.

Ну и последний из этих четверых, которых суд приводит как свидетелей того, что с частного домовладения по ул. Чайковского стреляли.

Стр. 618 потерпевший Кравченко Э.Э., сотрудник Центра «Т» (как указано в приговоре, хотя он и не признан потерпевшим в рамках данного уголовного дела и судебно-медицинскую экспертизу № 1158 от 03.11.2005г. (Том 102, л.д. 225-227), которую приводит суд после показаний данного свидетеля, принадлежит совершенно иному лицу – Кравченко В.Э., о нем суд упоминает на стр. 86 приговора, в суде он допрошен не был).
Итак, из показаний свидетеля Кравченко Э.Э. Суд привёл его показания: «вместе с другими сотрудниками по указанию руководства получил оружие в дежурной части и занял своё место по расстановке (это важное уточнение, от которого он начинает отступать и явно выдумывать). Получивший после него оружие сотрудник Центра «Т» Боев, бежал в том же направлении на 3 минуты позже и был убит снайпером со стороны частного домовладения по ул. Чайковского. Домовладение, откуда вёлся огонь по Центру «Т», находилось за забором управления. Во дворе имелся двухэтажный сарай (нет там такого строения, только одноэтажное, что видно по видеосъёмкам проверок показаний на месте) с треугольной крышей, торец сарая был закрыт шифером, в котором имелись отверстия. Через эти отверстия и вёлся огонь по Центру «Т» (это противоречит ОМП двора Центра «Т» от 13 октября 2005 года. Том 9, л.д 23-37 ясно указано, что территорию двора Центра «Т» от территории частного домовладения отгораживает металлический забор высотой 5 метров; это хорошо видно на фото проверки показаний Хамукова Д.Р. Том 524 , см.приложение л. 146-147).
Свидетель Кравченко Э.Э., сотрудник Центра «Т», в судебном следствии показал: Том 1437 л.д. 146-175

После получения оружия, в соответствии с инструкциями, мы заняли свои места по расстановке. Потом после бутылок с зажигательной смесью начали гореть машины. За забором я услышал голос: « Там по двору бегают люди, разгони их». Я сказал, что сейчас будет граната. Я крикнул «снайпер». В принципе я ждал, что граната вылетит с частного сектора, и в этот момент услышал хлопок от сработавшего запала, когда я повернул голову, увидел как в мою сторону катилась граната. Я задом начал убегать, и когда раздался взрыв, меня слегка встряхнуло. Граната взорвалась метрах в пяти от меня (свидетель изначально говорит, что по плану «Крепость» они заняли места и это правда, тоже самое показал в суде его прямой начальник с которым он тогда находился (Том 1431 л.д. 227-235) отвечая на вопросы гособвинителя Ванюхова В.И. свидетель Карданов В.Х.

Вопрос: Согласно плана «Крепость» какие были Ваши действия?

Ответ: Согласно плана «Крепость» я в своём кабинете должен был стоять у окна.

Вопрос: Кого Вы знаете из тех, кто был рядом с Вами и отражал нападение?

Ответ: Рядом со мной находился Эдуард Кравченко и мы находились, согласно плана, на своём месте. Сотрудники, которые отражали нападение, находились в другом месте, то есть на углу улиц Пачева и Ногмова.

Вопрос: Вы знаете обстоятельства гибели или ранения Ваших сотрудников?

Ответ: Боев погиб, когда вышел во двор.



Вопрос: Вы это видели или слышали со слов коллег?

Ответ: Я это слышал.

Начиная фантазировать, свидетель Кравченко Э.Э. говорит о якобы услышанной им фразе «по двору бегают люди разгони их». Во- первых, он был не во дворе, как ему это хочется, а в здании. Во-вторых, он говорил, что услышал фразу далеко за забором; не нужно забывать, что стоит грохот и услышать, что там кто кому говорит в другом дворе и в обычный день не возможно, а логика в этой фразе вообще отсутствует. Если люди пришли покушаться на жизнь, зачем разгонять тех, на кого они покушаются, но ему и этого было мало, он говорит, что слышал хлопок от сработавшего запала. Это покажется смешным не только тем, кто служил в армии, но и даже тем кто смотрел фильмы про войну, тем более что он говорит что гранату забросили не с частного домовладения прилегающего к Центру «Т», а с двора школы № 5, которая как минимум находится за 70, а то и более метров от того места где он находился – это другой квартал, далее он говорит что крикнул «граната», а потом «снайпер», связи никакой, при чем тут снайпер, ну а то что взорвавшаяся от него в пяти метрах граната Ф-1 просто встряхнула его –это уже из области фантастики (она разлетается на 1000 осколков).



Председательствующий: Мы правильно поняли, что грану бросили со стороны частного сектора по ул. Чайковского?

Ответ: Нет, граната залетела через ворота со стороны ул. Ногмова.

Вопрос гособвинителя Ванюхова В.И.: В этот день Вы использовали оружие?



Ответ: Нет, я автомат и патроны сдал целиком, потому что никого из нападавших не видел, не знал куда стрелять, поскольку окна на первом этаже закрывает забор (вот как отличаются его свободные показания, в которых он рассказывает как бы ему хотелось, чтоб это происходило и как он отвечает на вопросы рассказывая, что в действительности он даже не видел что происходило на ул. Ногмова, потому что с его позиции этому мешает забор, а не то что с противоположной стороны на ул Чайковского ).

Вопрос: Вы смотрели в окна со стороны ул. Ногмова или ул. Чайковского?

Ответ: Со стороны ул. Ногмова (что и требовалось доказать, он не был ни очевидцем, ни участником событий, о которых так много и фантастически рассказывает).

Вопрос: Вам известны обстоятельства ранения Боева, Вы сказали, что в него снайпер попал, Вы сами это видели ?



Ответ: Нет, непосредственно сам этого не видел, просто потом просматривал эти записи (во - первых, по видео этого не возможно понять кто откуда, а во – вторых, почему снайпер? Кто видел этого снайпера? Кто-то давал такие показания, была найдена снайперская винтовка, или гильзы, или пули от снайперской винтовки? Нет, у всех застряло в мозгу это слово и откуда оно появилось в умах свидетелей и потерпевших я скажу дальше. И по поводу записи, как он говорит, запечатлевшей гибель Боева, - записи, которые сделали видеокамеры, по долгу службы передавал следственной группе, но ни в протоколе изъятия, ни в перечне доказательств о ней нет ни слова, а я бы очень хотел её посмотреть).

Председательствующий: Кто- то мог перелезть через забор?

Ответ: Нет.

Вопрос адвоката Келеметова О.М: Вы сказали, что были многочисленные видеосъемки с разных сторон по нападению, правильно ли я Вас понял?

Ответ: Несколько камер отсняли практически все (и где все это видео, мне интересно?)

Вопрос: Передали копии или оригиналы, у себя оставили ?





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал