Апелляционная жалоба. (дополнение к апелляционной жалобе от 08. 01. 2015г от 17. 03. 2015г.)


Ответ: Стреляли со стороны «Электросетей»



страница9/11
Дата17.10.2016
Размер1.67 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Ответ: Стреляли со стороны «Электросетей», но не с фронта, а где ворота и входные двери, окна, а со стороны построек, которые находятся с левой стороны, если смотреть фронтально на здание. Поэтому те люди, которые находились в обстреливаемой зоне за перекрёстком, они попали под обстрел, а те, которые находились здесь, ближе к зданию, под обстрел не попали. (Ответ длинный и сложный для тех, кто это место не знает, но вторая его часть расставляет всё на свои места). «…те люди, которые находились в обстреливаемой зоне за перекрёстком, они попали под обстрел…».(То есть зона обстрела была за перекрёстком, не простреливалась с ул.Чайковского.)

Вопрос: Я правильно понял, что в этой зоне обстрела находились Ульбашев и Алексеенко?

Ответ: Да. Ещё один сотрудник находился (То есть, всё же и Ульбашев и Алексеенко были смертельно ранены за ул.Чайковского по ул.Пачева.)

Вопрос: Исходя из Ваших слов выходит, что Ульбашев и Алексеенко были обстреляны с ул.Пачева, из здания «Горэлектросети»?

Ответ: Нет. Алексеенко был обстрелян с ул.Чайковского, а Ульбашев, при попытке вытащить его из-под огня, был обстрелян со стороны «Электросетей» (Тут Тупольский начинает путаться, кого убили первым, а это важно. Отвечая в самом начале на вопросы гособвинителя Ванюхова В.И., Тупольский пояснил, что первым ранили Ульбашева, когда они подошли к «Горэлектросети»).

Вопрос: С ул. Чайковского Вы точно не видели кто откуда стрелял?

Ответ: Нет. Не видел. (А до ворот Управления 40-50 метров с его слов. И, если бы они видели источник огня или слышали, то вероятней вступили бы в боестолкновение, как по ул.Пачева).

Вопрос: Вы просматривали ул.Чайковского?

Ответ: Да. (То есть ни стрельбы, ни людей, совершавших какие-либо активные действия по нападению на Управление, он не видел).

Вопрос: По поводу внутренних войск. Это были солдаты внутренних войск?

Ответ: Да. Солдаты, офицеры.

Вопрос: Кто это был, пояснить сможете?

Ответ: Фамилию этого сотрудника Вы можете прочитать в журнале, он был награждён государственными наградами. Я его не знаю. (Конечно, это явное неприятное отношение в этом ответе. Просто он не мог впрямую сказать, что эти люди виновны в гибели его подчинённых).
Теперь будет уместным привести показания сотрудников Центра «Т», которые, можно сказать, были наблюдателями происходившего во дворе Центра «Т», поскольку по плану «Крепость» они стояли у окон, выходивших во двор и могли сами реально наблюдать все происходившие в действительности события во дворе и со стороны ул. Чайковского.
Стр. 636. В показаниях сотрудника Центра «Т» Лихова В.А., приведённых судом коротко, важным суд, видимо, посчитал: «Выглянув в окно, которое выходило во двор Управления, увидел, что через забор, по ул. Чайковского залетают гранаты».

Но показания в таком контексте не полные, да ещё с заменой слов, считаю недопустимыми и меняющими саму картину событий, участником и свидетелем которой был допрашиваемый.

Так в Томе 1432, л.д. 125-128

Вопросы гособвинителя Ванюхова В.И.

Вопрос: После того, как Вы услышали стрельбу и взрывы гранат, какие были Ваши первоначальные действия?

Ответ: Находился в здании, из окна смотрел во двор Управления. (То есть не «выглянул» - он сказал, как это написано судом, а «смотрел». Это совсем разное. И, сперва, он услышал взрывы, а потом стал видеть, как, по его мнению, забрасывали гранаты. Но даже не это важно, а дальнейшие его действия).

Вопрос: После того, как началась стрельба, Вы подносили патроны на вышку «Машук»?

Ответ: Да. (он смотрел во двор, видел происходящее, мало того, он ещё передвигался по нему, поднося патроны на вышку «Машук». Но он не говорит о снайпере, об источнике огня с крыши сарая и на вышке пробыл до завершения боя).

Вопрос: С какой улицы доносилась стрельба?

Ответ: С ул. Чайковского кидали гранаты, а наиболее интенсивная стрельба шла со стороны ул. Ногмова. (Он даже не говорит о стрельбе со стороны ул. Чайковского).

Вопрос: Что-либо о снайпере Вы слышали?

Ответ: Со слов, я слышал, что по ул. Чайковского, в одном из строений находился снайпер. (Опять же, он находился на самом ближнем месте к этому сараю, и лично не говорит, что видел или слышал, а только со слов, слышал, видимо, естественно уже после событий).


Стр. 638. В приведённых судом показаниях Губашиева Х.М., сотрудника Центра «Т», суд упускает уточнения его и, вместе с тем, он был явным наблюдателем событий во дворе Центра «Т».

Том 1432, л.д.105-115

Вопросы гособвинителя Ванюхова В.И.



Вопрос: Куда выходили окна Вашего кабинета?

Ответ: Во двор.

Вопрос: Что было после?

Ответ: После стали залетать какие-то взрывные устройства, загорались машины дежурной части и несколько гражданских машин.

Вопрос: От взрывов гранат?

Ответ: От каких-то взрывных устройств. Я не могу точно сказать от гранат или нет.

Вопрос: Какими были Ваши действия?



Ответ: Какие-то действия производить не было необходимости, т.к. я никого не видел.

Таким образом, этот человек наблюдал за происходившим во дворе Центра «Т», как во двор залетали взрывные устройства. А гранаты это были или что-то другое, он сказать точно не может. Он наблюдал за происходившим, но ни о снайпере, ни об источнике огня с прилегающего ко двору сарая, он не говорит.


Стр. 642, суд привёл показания Шагирова А.Б., сотрудника Центра «Т». Свободный его рассказ: «В тот день он находился в помещении ОМСН, оттуда не выходил, слышал звуки выстрелов и взрывов, но так как, в помещении окон не было, то ничего не видел». (Шагиров давал эти показания уверенно, но обвинение усмотрело противоречие с первичными показаниями и, в соответствии с частью 3 статьи 281 УПК РФ были оглашены его показания: «Он вооружился и вместе с сотрудниками: Макировым, Буян и Лушиным поднялся на вышку «Машук». Боевики обстреливали из автоматического оружия как вышку у въездных ворот Центра «Т» по ул. Чайковского, так и вышку, на которой находился он с коллегами. Кроме того, во двор закидывались гранаты «Ф - 1» и «РГД - 5».

Эти разногласия суд подводит просто, что свидетель Шагиров А.Б. в судебном заседании не смог ни подтвердить, ни опровергнуть показания, данные им в ходе предварительного расследования, объяснив это давностью произошедших событий».


Однако, во-первых, Шагиров А.Б. даже если судить по зачитанным показаниям, данным якобы на следствии, то и там он, находясь на вышке «Машук» - самое близкое место к дому, прилегающему к территории двора Центра «Т», и не говорит, что оттуда стреляли, и он или видел это или слышал. Во-вторых, показания в свободном изложении он давал спокойно и уверенно. Если человек принимал участие в таком событии, он уже никогда не забудет хотя бы тот факт – стрелял он или нет, и было ли у него вообще оружие. Но давайте обратимся к его показаниям по-подробнее. Том 1431, л.д. 260-268.
Председательствующий:

Вопрос: Очевидцем или участником каких событий Вы являлись?

Ответ: На 13 октября 2005 года я в Центре «Т» был стажером. В этот день я ничего не видел.

Вопрос: Свидетель, уточните, где именно Вы находились на территории Центра «Т», когда услышали звуки, похожие на выстрелы?



Ответ: В здании ОМСН.

Вопрос: Это здание имеет какие-то окна, откуда можно наблюдать или это такое помещение, из которого ничего не видно и не слышно?

Ответ: В комнате, где я находился, окон не было.
Вопросы гособвинителя Чибинёвой О.П.

Вопрос: Скажите, в тот день Вы были чем-либо вооружены?

Ответ: Нет.

Вопрос: Тогда, когда Вы были стажёром, имели право на ношение оружия? За Вами было закреплено какое-либо оружие?



Ответ: Пока я был стажером, за мной не было закреплено оружие.
Председательствующий:

Вопрос: Свидетель, суд напоминает Вам о том, что Вы дали подписку, Вы предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний.

Ответ: Я понимаю.

(И вот тут гособвинение начинает частично зачитывать его показания на следствии).


Вопрос гособвинителя Ванюхова В.И.:

Вопрос: Эти события Вы сейчас вспомнили?

Ответ: Нет.

Вопросы адвоката Гажёнова К.И.:

Вопрос: Если Вы никого не видели, в сторону какой улицы Вы стреляли?

Ответ: Я не помню, стрелял ли я вообще.

(Подавляющая часть протоколов допросов в зависимости от отдела, имеет практически один и тот же текст, за редким исключением. Явно видно, что многие просто тупо подписаны. Допрашиваемые не могли давать идентичных показаний, - слово в слово, как это в протоколах допросов.)


Показания Шагирова А.Б. на следствии полностью опровергаются показаниями Таова Сафарби, который был там, на вышке «Машук» И уверенно и последовательно изложил свои показания в суде. К тому же, Шагиров А.Б. на тот момент был стажером, за ним не было закреплено оружие. Поэтому к оглашённым в суде якобы его показаниям, считаю нужно относиться критически.
Стр. 628. Показания потерпевшего Таова С.А., сотрудника Центра «Т». Описывая показания Таова С.А., суд счёл нужным указать: «… забежал в здание СОБРа, и по мониторам видел, как несколько человек со стороны ул. Чайковского забрасывают гранаты на территорию Центра «Т». Затем по рации получил указание доставить патроны на пост «Машук». Он отнёс патроны и до конца находился на этом посту вместе с сотрудниками Шагировым и Мекировым ».

Однако, его показания в точности, и это важно, были такими.



Том 1432, л.д. 81-82. По монитору я видел, как несколько ребят, стоящих по ул. Чайковского, закидывали гранаты на территорию Центра «Т». (Он не говорит, что они производили выстрелы, как это утверждает в своих выводах суд, и это согласуется с показаниями Тупольского и Балалаева).
Вопросы гособвинителя Ванюхова В.И.

Вопрос: Через забор люди кидали гранаты с ул. Чайковского?

Ответ: Да. 5-6 человек. Определить по монитору во что они были одеты и разглядеть их лица было невозможно. (Ну и тем более, гранаты это были или что-то другое. Как предположил Балалаев, может это были бутылки с зажигательной смесью. Балалаев просидел на мансарде 30 минут, а она находится прям возле ворот, и ему ли не знать были взрывы от гранат или машины загорались от горючих смесей).

Вопрос: Вы сами с «Машука» не стреляли?

Ответ: Стрельба велась со стороны «Машука», чтобы не допустить проникновение со стороны ул.Чайковского. Так как никого не видели, наобум не стреляли. (Это очень важное замечание, которое суд не привёл намеренно. Вышка «Машук» контролирует и ворота с ул.Чайковского, и сарай, и прилегающее домовладение и находится от него метрах в пяти. При этом Таов не говорит, что оттуда кто-то стрелял.)
Стр. 643 суд приводит показания свидетеля Балалаева В.А., сотрудника Центра «Т». Показания приведены очень кратко и из них, видимо, главным суд показывает следующее: «… поднялся на мансардный этаж и наблюдал за улицей Чайковского, пытаясь обнаружить снайпера, который со слов сотрудников находился в том секторе: «знает, что погибли сотрудники Сусаев, Алексеенко, Ульбашев. Обстоятельства их гибели видел позже на видеозаписи ».
По этим скомканным, вырванным из контекста показаниям можно предположить, что снайпер был. Потом, что значит «Знает»? он в монитор видел, как они погибли.
А вот, что суд по своей предвзятости, необъективности не упомянул из показаний свидетеля Балалаева В.А. (Том 1432, л.д. 54-61), отвечая на вопросы государственного обвинителя Ванюхова В.И.

Вопрос: Что было со стороны ул. Чайковского?

Ответ: Я не видел, но на записи было видно, что нападавшие возле въездных ворот.
Вопросы государственного обвинителя Надбитовой:

Вопрос: Вы могли видеть, как перебрасываются гранаты через забор?

Ответ: Нет. Я слышал, что взрывались и машины загорались. Может быть там не граната была, а зажигательная смесь. (В этой части, в совокупности с ОМП территории двора Центра «Т» (том 9, л.д.23-32, 33-37, от 13 октября 2005 года, и служебной проверкой самого Центра «Т», в которой сказано, что проверкой установлено, что на территорию Центра «Т» гранаты не забрасывались, как и установлено ОМП, осколков не найдено, мест разрыва гранат не обнаружено. Считаю, что его предположения больше соответствуют происходившим событиям, чем необоснованные выводы суда).

Вопрос: Вы видели, слышали работу снайпера?

Ответ: Нет. Я переместился в соседнее здание, которое находится по ул. Чайковского, потому, что кто-то по рации сообщил, что из какого-то частного домовладения работает снайпер. Я взял с собой людей, просидел там полчаса, но ни одного выстрела не услышал. (То есть, не как суд приводит его показания, а конкретно, сразу как услышал по рации и не один, а взял с собой людей и полчаса слушали и смотрели. Это место, где они находились и с которого, по версии суда, вели огонь по территории Центра «Т», максимум в 10 метрах прилегает к территории Центра «Т», и не увидеть и не услышать автоматную стрельбу просто невозможно).

Вопрос: Сотрудник, который по рации сообщил о снайпере, сказал, где этот снайпер находится?

Ответ: Нет. Он сказал, что со стороны ул. Чайковского, возможно, работает снайпер. Поэтому я выдвинулся туда, полчаса осматривал, никого не услышал, ничего не увидел (см. приложение л. 147). (Во-первых, как уже было отмечено, этот единственный дом, прилегающий к территории Центра «Т» и, во-вторых, он говорит, что по рации сказали: «ВОЗМОЖНО» работает снайпер. Теперь понятно, что это показания не только явного очевидца, но и участника тех событий, не укладываются в обвинительную версию суда и, поэтому, суд счёл ненужным о них упоминать).
Председательствующий:

Вопрос: Свидетель, уточните ещё раз, Вы сами не видели и не наблюдали, чтобы снайпер стрелял?

Ответ: Да.
Вопросы подсудимого Машукова А.В.

Вопрос: Вы в мониторе наблюдали, когда это всё происходило или после?

Ответ: После того, как вооружённые люди пропали с ул.Чайковского. (то есть, пока вооруженные люди были за забором, он всё это время сидел и не один искал и слушал выстрелы, но ничего не увидел и не услышал).

Ещё в самом начале его допроса председательствующая спросила его:



Вопрос: Вы видели нападавших?

Ответ: Нет. Не видел. В процессе перемещался из одного здания в другое. (То есть он и по двору перемещался, никого не услышал и не увидел, и ещё полчаса с мансарды).
Таким образом, абсолютно точно можно заключить лишь один вывод – что с домовладения № 4 по ул. Чайковского не производили выстрелов, что подтверждается и отсутствием обнаруженных каких-либо следов стрельбы – гильз.
Свидетелей и потерпевших сотрудников Центра «Т», который признан потерпевшей стороной в рамках данного уголовного дела, невозможно уличить в заинтересованности в пользу обвиняемых.
Тут конечно может возникнуть вопрос, а почему тогда Я (Машуков А.В.), Хамуков Д.Р. и Сокмышев З.А. на стадии следствия давали такие оговаривающие и самооговаривающие показания. Все очень просто Хамуков Д.Р. был задержан в течении получаса, с пулевыми ранениями в правую руку и сразу доставлен в Центр «Т» - т.е. к потерпевшим у которых погибли шесть сослуживцев.
На тот момент большинство вообще не знают обстоятельств гибели и причин, и чисто по-человечески их гнев можно было бы понять, но…
Не сложно себе представить в какую атмосферу попал Хамуков Д.Р., его стали не бить, а убивать, разбили прикладами голову, так что на том месте остался шрам на пол головы, где даже волосы не растут.
В судмедэкспертизе Хамукова Д.Р. № 1400 – Ф от 16.10.2005 г. (Том 457, л.д. 125-126) (см. приложения л. 148-149), имеются телесные повреждения: огнестрельное пулевое ранение правого предплечья, ушиблена рана, кровоподтеки и ссадины головы, кровоподтеки поясничной области, ссадины грудной клетки, образованые от воздействия твердых тупых предметов с ограниченной площадью воздействия.
В суде двое сотрудников Центра «Т» Дегиров С.А. и Магомедов М.И. рассказали как Хамукова Д.Р. доставили в Центр «Т», как били и как допрашивали, в каком он был напуганном состоянии.
Как следует из показаний сотрудника Центра «Т» Дагирова С.А. - задержанного били. Конечно, Дагиров С.А. не говорит, что его прямо таки убивали, но если сказано малое, то не сложно себе представить, что не досказано. Том 1432, л.д. 253-266.
Председательствующий: Уточните, потерпевший, а как Вы это определили, почему Вы так решили, что было такого в его поведении, внешнем виде?

Ответ: Раз, два, три его ударили ребята наши, а он боли не чувствует.
Вопросы гособвинителя Ванюхова В.И.

Вопрос: Это 13-го или 14-го было?

Ответ: 13-го числа.

Председательствующий: Уточните потерпевший, а чем наносили удары и куда?

Ответ: Милицейской дубинкой.

По данному эпизоду другой сотрудник Центра «Т» также давал показания Магомедов М.И. (Том 1432, л.д. 208-220.)


Вопросы подсудимого Хамукова Д.Р.

Вопрос: Как доставляли этого задержанного, Вы видели с самого начала?

Ответ: Нет не видел (то есть он не видел, что с ним было, как его били или просто не говорит о том, что рассказал сотрудник Дагиров С.А.)

Вопрос: Какое состояние у него было?

Ответ: Испуганный вид был, то есть в подавленном состоянии.

Вопрос: В вашем присутствии записывал кто-то со слов задержанного?

Ответ: Сейчас не могу сказать. Может объяснения брали?

(Не сложно представить, как там все это примерно происходило. Доставили в дежурную часть стали бить, спрашивать ты снайпер, ты стрелял, или ты патроны подавал? Конечно в такой ситуации инстинктивно выбирает из двух зол меньшее, и попробовал бы он там на, что- либо не согласиться, я сам был в такой же ситуации).

В качестве подозреваемого Хамуков Д.Р. был допрошен той же ночью с 13 на 14-е октября. В своих показаниях Хамуков Д.Р. делает полное признание и дополняет их вынужденным оговором и самооговором. Это вынужденный шаг, на который его толкнул инстинкт самосохранения в момент задержания и насилия над ним, что бы прекратить побои.


Находясь в депрессии, страх перед новыми побоями, он просто соглашается с утверждениями сотрудников, что с крыши стреляли.
Медицинское заключение от 16 октября 2005г. подтверждает, что в отношении Хамукова Д.Р. применялось насилие, да и еще не смотря на то, что он был тяжело ранен.
На стр. 698 суд делает вывод, разрушающий все утверждения о справедливости, беспристрастии, я уже не говорю о гуманности и законности. «Доводы подсудимых о том, что на них оказывалось незаконное воздействие, в том числе применение физической силы, суд находит не состоятельными: указанные доводы являются предметом проверки на стадии предварительного расследования и не нашли своего подтверждения; не установлено доказательств, подтверждающих эти доводы и при проверке их в ходе судебного следствия».
Касаемо проверки на стадии следствия – её проводил ОСБ МВД по КБР, являющееся одним из подразделений МВД по КБР, на которое было совершено нападение и которое признано потерпевшей стороной от 08.11.2005 года, (Том 34, л.д.1-2, см. приложения 91 – 92). К тому же, признанное гражданским истцом по настоящему делу от 08.11.2005 года, (Том 34, л.д.5) – это нарушение статей 61, 62 УПК РФ. Проверку должна была провести прокуратура или сотрудники центрального аппарата МВД РФ. И суд приводит вывод этой предрешенной, еще не начавшись проверки – по заключению служебной проверки от 05.06.2006 г. «(Том 524, л.д. 145-147) установлено, что в связи с наличием у Хамукова Д.Р. огнестрельного ранения и ушибленной раны головы, сотрудники Центра «Т» оперативно - следственных мероприятий с ним не проводили. В болезненном состоянии он был передан следователю следственной группы ГУ Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО».
Во-первых, потерпевшие и не могли проводить с подозреваемым следственно – оперативные мероприятия, во – вторых, показания сотрудников Центра «Т», приведенные выше, говорят об обратном, ну и то, что это откровенная ложь говорит объяснительная, напечатанная в тот же день 13.10.2005 г., на основании, как в ней указано ст. 144, 145 УПК РФ, отобранная ст. о/у по ОВД Центра «Т» Герговым С.А., которая находится в том же 524 томе на л.д. 1-2 (см. приложения л. 150-151). Все дальнейшие его показания уже построены на основании контекста этой объяснительной. В большей и основной части в суде эти показания Хамуковым Д.Р. не были поддержаны. Объяснительная подписана Хамуковым Д.Р. левой рукой – правая ранена, а уже в два часа ночи у него первичные показания. Как это соотносится с понятием законность – никак, учитывая в первую очередь его крайне тяжелое физическое и психологическое состояние. Однако «гуманный и справедливый суд» это не смущает.
На стр. 699 суд указывает – «согласно постановлению от 09.06.2006 г. (Том 524, л.д. 148-149), в возбуждении уголовного дела по факту обнаружения у обвиняемого Хамукова Д.Р. телесных повреждений, отказано за отсутствием события преступления». Как я говорил ранее, такое постановление естественно, а какое ещё могли вынести постановление потерпевшие - лица заинтересованные? Другое дело, когда уже имея все эти материалы и показания сотрудников Центра «Т», суд делает такой же вывод. Но суд пошел дальше чем ОСБ МВД по КБР, на стр. 697 приговора суд пишет: отсутствие на смывах с лица и рук Хамукова Д.Р., а так же на его одежде, по заключению экспертизы № 2818 от 06.11.2005 г. (Том 449, л.д. 61-64) (см. приложения л. 152-155), следов горюче-смазочных материалов, металлизации, продукта выстрела дефепамина и взрывчатых веществ (пороховых ожогов попросту) не обнаружено, но это не свидетельствует о его невиновности. То обстоятельство, что по результатам экспертизы такие следы не были обнаружены, мнение суда относительно доказывания вины Хамукова Д.Р. не меняет. Можем ли мы говорить о законности и справедливости в такой ситуации – конечно, нет, к сожалению.
Меня, также как и Хамукова Д.Р., как и Сокмышева З.А. и других подозреваемых, обвиняемых и осужденных и били, и унижали, и угрожали изнасилованием и убийством и т.д., чтобы я подписал протоколы допросов, составленные без адвоката, чтобы я подписал заявление на проведение проверки показаний на месте, напечатанное следователем, а не написанное мной лично и собственноручно.
Центр «Т», в нападении на который я обвиняюсь, признан потерпевшей стороной от 11.01.2006 года, (Том 37, л.д.1-2, см. приложения л. 156-157), к тому же признан гражданским истцом от 11.01.2006 года, (Том 37, л.д. 6, см. приложение л. 158). Несомненно, они имеют ко мне предвзятое отношение, как впрочем и УБОП МВД по КБР. Тем не менее, сотрудниками Адлерского РОВД 29 марта 2006 года (Том 518 л.д. 17, см. приложение л. 47), я был задержан, и (Том 518 л.д. 16) ими я был передан сотрудникам УБОП МВД по КБР, которые доставили меня в УБОП МВД по КБР на легковом автомобиле, под управлением заместителя начальника УБОП МВД по КБР.
Из показаний сотрудника Центра «Т» Кипова Л.Е. (Том 1432, л.д. 200-208), «отвечая на вопросы адвоката Келеметова О.М.

Вопрос: Вы сказали, что видели подсудимого Машукова именно в Управлении Центра «Т», а когда это было?

Ответ: Я не помню.

Вопрос: Вы говорите: «в здании Центра «Т», а где именно содержался Машуков?



Ответ: Я знаю, что в Управлении его видел, а где точно – не помню.»
Несомненно то, что после моего задержания я вообще не должен был находиться у потерпевших – это уже само по себе давление: моральное, психологическое и т.п. Я же утверждаю, что меня не только били, но и угрожали убийством, и «сломали» на том, что стали угрожать изнасилованием, и вот тогда я и решил подтверждать и соглашаться с версией, которую продвигал следователь. Это версия, которая была основана на предположении Тупольского, высказанная им по рации, которую также согласился подтвердить Хамуков, находившийся в ещё более страшном, я бы сказал ужасном, положении, чем я.

Тут будет уместным упомянуть, что Хамуков был задержан не один, вместе с ним был задержан в руку раненый Токмаков Мурат. О нём давали показания сотрудники полиции и гражданские. Вот что по этому поводу говорила потерпевшая Коробкова Н.Г. (Том 1431, л.д. 104-108): «Второй лежал как мёртвый, но потом зашевелился. Того, который был живой, забрали».

На вопросы гособвинителя Ванюхова В.И.

Вопрос: Оружие у них видели?

Ответ: Оружия не видела, но говорили, что на нём что-то было, кажется, граната.
На вопросы подсудимого Машукова:




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал