Бернард Вербер Смех Циклопа



страница17/19
Дата02.06.2018
Размер6 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

134

Три человека попадают в рай. Их встречает святой Петр, который удивляется тому, что они так искалечены.

– Господи, что с вами случилось? Почему вы в таком состоянии? – спрашивает он.

Первый человек отвечает:

– Я подозревал, что моя жена мне неверна. Я вернулся с работы раньше, чем обычно, открыл дверь и бросился в спальню. Я увидел, что моя жена лежит в кровати голая. Я пришел в ярость и стал спрашивать, где негодяй, с которым она мне изменяла. Она отказалась отвечать, тогда я стал обыскивать квартиру. И наконец заметил, что на нашем балконе кто-то висит.

Мы живем на четвертом этаже. Я выбежал на балкон и увидел, что там, цепляясь за решетку, болтается какой-то парень. Я попытался отцепить его руки. Он стал что-то мычать. Я не сумел сбросить его вниз, побежал на кухню, взял молоток и начал бить его по пальцам, пока он их не разжал. Я нагнулся, чтобы посмотреть, куда он упал, но ему невероятно повезло – он свалился на козырек цветочного магазина на первом этаже нашего дома и остался цел и невредим. Я окончательно взбесился, помчался на кухню и схватил холодильник. Вытащил его на балкон, примерился, сбросил и на этот раз попал точно в цель.

– Но почему вы сами искалечены? – спрашивает святой Петр.

– Я плохо рассчитал вес холодильника, и полетел вслед за ним. Но я пролетел мимо козырька цветочного магазина и разбился в лепешку.

– Понятно, – говорит святой Петр. – Ну, а вы?

– Я заметил, что мой балкон покрылся ржавчиной, и решил его покрасить. Подвесил люльку и вылез наружу. Неожиданно у люльки оторвалось сначала одно крепление, а потом и другое. К счастью, падая, я сумел ухватиться за балкон четвертого этажа. Но тут из квартиры выскочил какой-то человек. Я думал, он хочет мне помочь, но он начал бить меня по рукам. Я цеплялся изо всех сил, кричал, и он вдруг убежал. Я надеялся, что теперь-то он вернется с веревкой, чтобы втащить меня, но этот придурок принес молоток и принялся бить меня по пальцам. Я разжал руки, но мне повезло, я упал на козырек цветочного магазина. Только я начал приходить в себя и поднял голову, как увидел, что на меня летит холодильник.

– Так, ясно, – говорит святой Петр. – Ну, а с вами что?

– А я был у любовницы. Услышал, что вернулся муж, и спрятался в холодильник. Ждал-ждал, а потом почувствовал, что холодильник куда-то летит. Я вообще ничего не понял.


Великая Ложа Смеха.

773 423



135

Лукреция спит.

Ей снится театр, огромный, как стадион. Она поднимается на сцену, по обеим сторонам которой складки красного бархатного занавеса, и смотрит на публику.

Она знает, что должна рассмешить десятки тысяч внимательных зрителей.

Она начинает раздеваться.

Она снимает блузку, брюки, колготки, туфли, остается в бюстгальтере и трусиках. Она снимает бюстгальтер и обнажает грудь. Снимает трусики, поворачивается и показывает ягодицы тысячам зрителей, которые восхищенно свистят. Она смешно крутит задницей. Продолжая покачивать ягодицами, она приглашает выйти на сцену Исидора в белом плаще и в маске.

Тот наклоняется к микрофону, укрепленному на штативе, и произносит:

– Шутки похожи на вирус. Они распространяются воздушно-капельным путем. Они мутируют, как вирус, и… могут убить, как вирус.

Зал аплодирует.

Тогда он достает из-под плаща перевязанный ленточкой пакет.

– Сегодня первое апреля! С днем рождения, Лукреция!

Она развязывает ленточку, разворачивает пакет и видит синюю деревянную шкатулку с металлическими позолоченными украшениями. На шкатулке написано: «B.Q.T.» и «Не читать!».

Исидор говорит:

– Ни в коем случае не читайте, Лукреция!

Затем из люка в полу появляется Дарий Возняк, который лукаво повторяет:

– О, нет-нет! «Не читать!»

Он поднимает повязку. В его глазнице не светящееся сердечко, а машинка для смеха, которая повторяет, заливаясь хохотом: «Не читать! Не читать!»

Из люков в полу вылезают мать и брат Дария.

– Мой сын всегда отличался крепким здоровьем, – говорит мать.

– Первый, кто засмеется, получит пулю, – отвечает брат.

С колосников по канату спускается грустный клоун. Он снимает маску.

Это профессор Левенбрук, который говорит:

– Это ящик Пандоры. Вы даже не подозреваете, какому риску подвергнете себя, если решите его открыть.

Едва успев произнести эти слова, профессор превращается в Себастьяна Доллена, который говорит:

– Это поцелуй, это ласка для разума.

Затем он становится священником из Карнака, отцом Легерном.

– Это Сатана, это дьявол!

Из-за кулис на сцену выходит Стефан Крауц в сиреневой маске. Он снимает маску и произносит:

– Эта шутка – просто хокку, которое состоит из трех частей.

Он указывает на грудь Лукреции:

– Экспозиция.

Указывает на ее ягодицы:

– Развитие сюжета.

Указывает на ее половые органы:

– Развязка.

Лукреция прикрывает руками наготу.

– Не будьте стыдливой! Юмор – это секс, это непристойность, это все, что находится под запретом, все, что шокирует. Юмор неудобен, он грязен и антисоциален. Юмор должен быть отвратительным! Носом в анус, Лукреция, носом в анус!

Он пытается заставить ее показать голое тело, но Лукреция не подчиняется.

Раздает звон металлических тарелок. Джазовый оркестр Нью-Орлеана играет зажигательную мелодию. Прожектор освещает угол сцены. Там, рядом с витриной цветочного магазина, лежит разбившийся человек, рядом с ним – другой, раздавленный холодильником. Холодильник открывается, из него вываливается третий человек, весь окровавленный, и говорит:

– Я был у любовницы. Я вообще ничего не понял!

Зал аплодирует.

Лукреция внимательно смотрит на человека из холодильника и узнает любовника, которого она выгнала, взявшись за расследование. С колосников раздается свист. На сцену что-то падает. Это ноутбук Лукреции. Он разлетается на тысячу кусков.

Зал снова аплодирует.

Из-за спины Стефана Крауца появляется Великий Мастер в фиолетовой маске и подходит к микрофону:

– Через девять дней вы примете участие в решающем поединке. Девять дней – это как девять месяцев. Время, необходимое для рождения человека.

На сцене появляется пожарный Тампести. Он толкает перед собой гроб, на крышке которого написано: «Здесь покоится Лукреция Немрод. Ее никто не любил потому, что она была некрасивая, глупая и не сумела довести расследование до конца».

Пожарный Тампести осеняет себя крестным знамением:

– Рожденная на кладбище возвращается на кладбище.

Публика рукоплещет. Лукреция подходит к микрофону:

– Вы считаете меня ничтожеством потому, что я недостаточно раздета. Я продолжу стриптиз.

Стефан Крауц достает револьвер и угрожает ей.

– Быстрее! Рассмеши нас! Это финальное сражение, завершение твоей инициации.

Лукреция хватает себя за волосы и снимает их, как парик, обнажая совершенно лысый череп. Потом находит на затылке застежку-молнию, расстегивает ее и стягивает с себя кожу, словно розовый гидрокостюм. Становятся видны ее красные мышцы с пятнами желтого жира.

Она сдирает с костей мышцы и внутренние органы – сердце, кишки, печень, поджелудочную железу, легкие – и аккуратно складывает их на пол, будто одежду, которую потом снова наденет. Она счищает с себя последние остатки плоти и полностью обнажает скелет.

Толпа свистит и требует продолжения.

– Дальше? – спрашивает она.

Стефан Крауц поднимает револьвер.

– Финальное сражение!

Она откручивает верхнюю часть черепа и снимает ее, словно крышку с банки, достает мозг, похожий на серую желеобразную цветную капусту, и кладет на пол рядом со своими органами.

Потом скелет Лукреции костлявыми руками открывает шкатулку и сначала вынимает оттуда зажаренную тушку Левиафана с выпученными глазами.

Толпа аплодирует.

Потом она достает свернутый лист бумаги и громко говорит:

– Вы действительно хотите, чтобы я вас рассмешила? Это финальное сражение? Я готова прочесть вам «Шутку, Которая Убивает»! А вы готовы ее выслушать?

Толпа скандирует:

– Да! Да! Да!

Исидор одобрительно кивает. Тенардье хлопает в ладоши. Тампести закуривает сигарету, которая подпаливает ему усы. Крауц говорит:

– Не забудьте четко произносить слова и набирать в грудь воздуха перед каждой фразой.

Скелет Лукреции делает глубокий вдох и разворачивает листок бумаги перед пустыми глазницами:

– Это история про знаменитого комика, который умер, прочтя шутку.

Дарий поднимает руку и говорит:

– Это про меня, про меня!

Толпа начинает смеяться.

– Двое научных журналистов ведут расследование, выясняя, что же это за шутка.

Исидор бурчит:

– Это про нас, про нас.

Толпа смеется громче.

– А теперь развязка! Итак, знайте – эта шутка открывает тайну человеческой натуры!

Зал хохочет.

Десятки тысяч зрителей хохочут одновременно. Их кожа начинает трескаться и сползать лохмотьями. На пол падают мышцы и внутренние органы. Все, в том числе Исидор, превращаются в смеющиеся скелеты.

– Ну, вот, – удивленно говорит Исидор. – Абсолютная шутка напоминает людям о том, кто они на самом деле… Скелеты, покрытые мясом.

Он хохочет.

– Так вот он, вирус!.. Вот она, истина!.. Это настолько невыносимо, что мы смеемся, чтобы не сойти с ума!

Прожектор освещает заднюю часть сцены, где находится массивная дверь, которую Лукреция видела в конце подземной галереи. В замке торчит старинный ключ. Он медленно поворачивается. Дверь открывается. Из нее выходит парикмахер Алессандро. Он протягивает Лукреции косу.

– Пора закончить работу. Скосить лишнее. Поверь, Лукреция, стрижка все меняет к лучшему.

Скелет Лукреции, в точности повторяя движения смерти, изображенной на карте Таро, начинает со свистом косить головы зрителей, смеющихся над ее удачной смертоносной шуткой…

Будильник в айфоне Лукреции играет мексиканскую кукарачу.

Она просыпается вся в поту после кошмарного сна. Трет глаза.

Надо смыть этот ужас. Почему мой мозг показал мне этот жуткий фильм?

Она прекрасно помнит и свой сон, и то, что происходило в действительности. Вчера они с Исидором снова пытались открыть дверь в галерее.

Она принимает душ и сильно трет кожу губкой, пытаясь уничтожить остатки сна. Она чистит зубы с таким ожесточением, что из десен начинает сочиться кровь. Потом, все так же молча, одевается, красится, причесывается, надевает плащ и маску.

Они идут по коридору, встречаясь с фигурами в розовом или сиреневом. Стефан Крауц уже ждет их в столовой.

– Итак, что вы думаете об анекдоте «Трое в раю»?

– Конструкция великолепна, – признает Исидор. – Она проработана до мельчайших подробностей.

– Эту шутку в 1973 году придумал Сильвен Ордюро, Великий Мастер Ложи. И, поскольку о нашем существовании никто не знает, она осталась безымянной.

– В 1973 году? За это время она, наверное, претерпела некоторые изменения…

– Бесчисленное количество раз. Изменения – мерило успеха шутки. Талант изобретателя как раз и состоит в том, чтобы создать прочный костяк, который переживет и забывчивость людей, и неточности, возникающие при пересказе, и последующие искажения. Это неписаная литература, передаваемая из уст в уста. Каждый переиначивает шутку по-своему. Создатель анекдота должен учитывать, что будущие рассказчики будут в меру своих способностей придумывать собственные вариации.

Они завтракают фруктами.

Лукреция замечает, что ей не хочется курить. И даже как будто стало легче дышать. Она делится этим наблюдением с их наставником.

– Это одно из благотворных последствий смеха, – объясняет Стефан Крауц. – Он очищает бронхи. Он очень полезен для удаления никотиновых смол, скопившихся в легочных альвеолах.

Он улыбается.

– Сегодня именно это и является темой нашего урока: польза смеха… и его вред. Смех может быть и оборонительным оружием, и наступательным.

Они проходят в звуконепроницаемое помещение, где учатся смеяться горлом, легкими, утробой.

– Некоторые шутки провоцируют массаж брюшных мышц и помогают пищеварению.

Лукреция и Исидор узнают, что горловой смех может помочь побороть ангину. Интеллектуальные шутки излечивают от мигрени. Отметив целебные свойства смеха, они начинают изучать его, как оружие.

– Вы должны представить себе смех в виде меча, который используют в боевых искусствах, – говорит Крауц. – Шутка должна разить с точно рассчитанной скоростью и силой. Вы предупреждаете противника, затем отвлекаете его внимание и неожиданно сбиваете с ног. Это не кунгфу, а скорее дзюдо.

Они анализируют несколько анекдотов, разбирая воздействие финального удара. Исидор и Лукреция узнают, что смех вызывает не только содержание шутки, но и энергия, заключенная в голосе рассказчика. Впечатление от анекдота может меняться в зависимости от того, каким тоном он рассказан.

– Вы сейчас расскажете мне одну и ту же шутку три раза подряд. В первый раз спокойно, во второй раз – гораздо более эмоционально, а в третий – с разящей мощью лазерного луча. Не забывайте, что взгляд тоже может способствовать восприятию информации.

Исидор и Лукреция учатся разыгрывать комические сценки. Они пытаются говорить на разные голоса, изображая персонажей анекдота.

В качестве образца выбран анекдот о лягушке. Сначала его рассказывает Стефан Крауц.

– Жила-была лягушка с огромным ртом, которая говорила очень громко и медленно. Однажды она увидела корову на лугу и сказала: «ЗДРА-А-АВСТВУЙ, КОРОВА! А ЧТО ТЫ Е-Е-ЕШЬ?» – «Траву», – ответила корова. «ВКУ-У-УСНО?» – спросила лягушка. «Да», сказала корова. Потом лягушка увидела собаку: «ЗДРА-А-АВСТВУЙ, СОБАКА! А ЧТО ТЫ Е-Е-ЕШЬ?» – «Собачий корм». – «ВКУ-У-УСНО?» – «Да, могу поделиться», ответила собака, но лягушка ее уже не слышала. Она спешила к аисту, который искал еду около озера. «ЗДРА-А-АВСТВУЙ, АИСТ! А ТЫ ЧТО Е-Е-ЕШЬ?» – «Я ем лягушек с огромным ртом», – ответил аист. «Тут такие не водятся», – быстро и тихо ответила лягушка.

Стефан Крауц произнес последнюю фразу, сложив рот в куриную гузку и пропуская звуки сквозь маленькую круглую дырочку между губами.

– Конечно, вы можете увеличить количество персонажей, если хотите. Комический эффект заключается в контрасте между тем, как лягушка обычно разговаривает, и ее испуганной мимикой во время финального предложения.

Исидор и Лукреция долго упражняются, и им удается рассмешить друг друга различными вариантами постановки шутки.

Во время еды атмосфера становится более непринужденной. Послеобеденное время четвертого дня посвящается созданию и характеристике персонажей.

– Их надо описывать очень кратко, так, чтобы легко было их представить. «Пожилой человек», «красивая девушка», «маленький мальчик». Не бойтесь гипербол, но соблюдайте меру. Употребляйте минимум прилагательных. Иногда о персонаже достаточно сказать: «один человек». В анекдоте не должно быть больше пяти действующих лиц. Иначе слушатель их не запоминает или устает их себе представлять.

Лукреция и Исидор делают новое упражнение, придумывая анекдоты с карикатурными персонажами.

Стефан Крауц их исправляет, направляет, дает советы.

– Да, вот еще что. Не ходите ломать замок на большой двери в подземелье. Во-первых, в коридорах везде установлены камеры и микрофоны, и вас видят. А во-вторых, я сам вас туда отведу.

Исидор и Лукреция потрясенно переглядываются.

– Почему же вы нас не остановили, если все видели?

– Хороший вопрос. Честно говоря, это забавляло охрану. А также людей в сиреневых плащах, тех, с которыми вы все время сталкивались. Сожалею, но мы в храме смеха, здесь никто не упустит возможности повеселиться.

Исидор и Лукреция чувствуют некоторую обиду и раздражение.

– А зачем вы нам тогда об этом сказали?

– Я не люблю, когда издеваются над моими учениками. Я хочу, чтобы вы подошли к финальному испытанию во всеоружии.

Опять это финальное испытание. Каким оно будет? Ничего хорошего оно не сулит. Но мы им нужны, чтобы получить «Шутку, Которая Убивает».

В заключение перед сном продюсер дает им еще одну шутку для обдумывания. Комический эффект в ней основан на визуализации. Представить такие декорации можно только в супердорогом кино.



136

Человек, страстно увлекающийся астрономией, строит огромный телескоп и направляет его в ту часть звездного неба, где, как он думает, существует инопланетная жизнь. Он тратит все свои средства на усовершенствование телескопа и постоянно наблюдает за той частью Вселенной, где, по его мнению, обитают разумные существа. Потом он умирает. Его телескоп достается сыну. Отец завещает ему продолжать наблюдения. Сын совершенствует телескоп, и однажды, о чудо, на маленькой планете, затерянной в космосе, он видит нечто необычное. На поверхности планеты красуется надпись: «КТО ВЫ?»

Сын астронома-любителя сообщает ученым Земли о своем открытии. Ни у кого нет сомнений – надпись настоящая. Буквы четкие, в конце фразы стоит вопросительный знак.

По решению ООН на всей территории пустыни Сахара бульдозерами пишут ответ: «МЫ – ЗЕМЛЯНЕ. А ВЫ КТО?»

На это уходит год. Все обсерватории мира следят за маленькой планетой, ожидая продолжения космического диалога. И вот, надпись «КТО ВЫ?» постепенно исчезает. И появляется другая: «МЫ ВООБЩЕ-ТО НЕ С ВАМИ РАЗГОВАРИВАЕМ».
Великая Ложа Смеха.

208 765



137

На пятый день Стефан Крауц переходит к практическим занятиям.

Он дает Исидору и Лукреции час на то, чтобы они сделали наброски будущего анекдота и включает хронометр.

– Странно, – говорит Лукреция. – Раньше мне казалось, что я могу быстро придумать что-нибудь смешное, но с тех пор, как я обучаюсь в Великой Ложе Смеха, у меня ничего не получается.

– Это как с фотографиями. Своей первой «мыльницей» вы сразу же сделали великолепные снимки. А когда купили большую профессиональную камеру с массой настроек, когда узнали, что такое диафрагма, затвор, чувствительность, кадрировка, источник света, то ни одной фотографии не получилось…

– Верно, – признает Исидор.

– Такова плата за переход из любителей в профессионалы. Когда вы начинаете что-то делать, опираясь на знания, требования к качеству возрастают. Надо преодолеть некий рубеж, и фотографии станут по-настоящему хорошими. Вы уже понимаете, к чему надо стремиться.

Исидор кивает.

Они начинают изучать психоаналитическую подоплеку шуток.

– Зигмунд Фрейд обожал собирать анекдоты. Он считал, что смех – это средство выпустить пар и снизить внутреннее давление. Он полагал, что юмор снимает запреты и высвобождает подавленные желания, дает высказаться. Фрейд постоянно использовал смех для лечения больных.

Исидор и Лукреция узнают о новых приемах, которые используют в анекдотах.

– Ложный след.

– Аллегория.

– Аналогия.

– Подтекст.

– Анекдот-перевертыш.

– «Волос в тарелке»: когда вслух произносят то, чего говорить нельзя.

– «Сюрприз в перечислении». Например: «Я пригласила своего бывшего на блины. Рецепт простой: берешь молоко, яйца, крысиный яд, муку…»

Затем они изучают иностранный юмор.

Стефан Крауц показывает ученикам карту, на которой каждая страна обозначена цифрой.

– Особенности юмора связаны с уровнем экономического развития. Подробное изучение показывает, что в шестидесятых годах прошлого столетия самой распространенной темой для шуток у американцев стал оральный секс, у англичан – гомосексуализм, у французов – супружеская неверность, а немцы отдавали предпочтение вообще любым непристойным шуткам. Количество анекдотов и их качество свидетельствуют об общем настроении умов в стране.

Лукреция и Исидор отмечают, что наиболее остроумные шутки рождаются не в самых развитых странах.

– В Японии смех и улыбка воспринимаются как проявление слабости или глупости. В некоторых племенах Африки поводом для смеха являются только насмешки над вражеским племенем. Есть некоторые страны, такие как Индия и то, что осталось от Тибета, где самоирония и трезвая самооценка возведены в настоящий культ.

Стефан Крауц показывает ученикам фотографии смеющихся представителей разных стран. Он просит Исидора и Лукрецию изучить положение лицевых мышц, выражение глаз.

– Смех первобытных людей, по сути, являлся реакцией на чувство страха, он являлся неким заклинанием против злых духов.

Стефан Крауц пишет на доске.

– Бывает нейтральный смех, выражающий непонимание. Сумасшедший красит потолок. Другой сумасшедший ему говорит: «Держись за кисточку, я убираю стремянку».

Ну и наконец есть смех возвышенный.

Он приводит учеников в очень маленькое помещение, которое занимает двухметровая статуя Будды. В помещении нет мебели – ни шкафов, ни книг, только стул, стоящий напротив статуи.

– Вот цель, к которой должен стремиться каждый духовный человек. Вот такой смех. Отстраненный смех. Смех человека, понявшего и ничтожность мира, и собственную ничтожность. Почувствовавшего легкость и поднявшегося над страстями и драмами. Только такому человеку жизнь приносит радость. Это смех окончательного прозрения.

– А для чего предназначена эта комната? – спрашивает Лукреция, показывая на стул.

– Для смеха после полного отрешения от всего земного, – отвечает Исидор.

– Совершенно верно. Но не для искусственно вызванного смеха, не для йоги смеха. Сюда приходят вспомнить о бессмысленности мира и посмеяться над самим собой.

– Нечасто, наверное, приходят? – предполагает Лукреция.

– Да, такого смеха достичь непросто. Эту комнату посещают только Мастера и Великие Мастера, чтобы посмеяться «истинным» смехом, раз или два в год. Не чаще.

Будда явно завораживает Исидора. Лукреция тоже потрясена.



Как это прекрасно. Значит, существует и такой утонченный смех, порождаемый высшей духовностью… Очень интересная теория.

Она замечает висящую напротив Будды репродукцию «Моны Лизы» Леонардо да Винчи. Продюсер поясняет:

– Такая улыбка, как у нее, предшествует возвышенному смеху. На самом деле, это смех человека будущего.

Смех – как направление эволюции человеческого сознания…

Исидору и Лукреции все больше нравится то, чему их учит Стефан Крауц.

Продюсер ведет их в другой зал, стены которого увешены картинами с изображениями костров, пыток, распятий, расстрелов.

– Теперь мы поговорим о «врагах смеха». Первым я назову Платона. Этот человек, получивший такую высокую оценку официальной философии, произнес следующие слова: «Две истинных причины смеха – это порок и глупость».

Рассказывая, Стефан Крауц показывает на портреты.

– Аристотель, другой светоч философии, заявлял: «Смех – признак уродства и нравственного падения».

Еще одна картина, изображающая человека с нимбом над головой.

– Савл из Тарса, более известный как Святой Павел. Основатель официального католицизма. В послании к жителям Эфеса он призывает отказаться от плотских наслаждений, «не имеющих целью деторождение», и от смеха, который он называет «духовным блудом». Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Эти люди, сами того не зная, страдали агеластией.

Исидор и Лукреция не понимают.

– Известная, много раз описанная патология. Слово состоит из префикса «а», означающего «без», и корня «гелос» – «смех». Само слово придумано врачом, которого звали… Франсуа Рабле.



Опять он. Этот парень изобрел решительно все. Просто Леонардо да Винчи юмора.

– Это настоящая болезнь, страдающие ею люди смеются очень редко или не смеются просто никогда. Одним из самых известных агеластиков являлся Исаак Ньютон. По свидетельству его окружения, он засмеялся всего один раз в жизни: когда его спросили, зачем он читает «Начала» Эвклида.

И Сталин.

По воспоминаниям близких, он заставлял себя улыбаться или смеяться только для того, чтобы хорошо выглядеть на фотографиях либо в пропагандистских фильмах. Помимо этого, смех у него вызывали лишь казни бывших соратников Ленина.

Среди противников смеха Стефан Крауц называет и Гитлера, который, после громкого процесса над юмористом, осмелившимся назвать свою собаку Адольфом, поставил на голосование закон, запрещавший людям смеяться на «недозволенные темы».

– Бастер Китон по прозвищу «Человек, который не смеется» тоже был агеластиком? – спрашивает Лукреция.

– Нет. Просто один из пунктов его контракта с кинокомпанией запрещал ему смеяться перед камерами. А в частной жизни он очень часто это делал.

Стефан Крауц переворачивает страницы книги.

– Во все времена у смеха находилось очень много врагов. И как вы увидите позже, иногда они боролись со смехом… при помощи смеха. Некоторые из них, как, например, Джонатан Свифт, человек чрезвычайно молчаливый, даже становились Великими Мастерами нашей ложи.

– Творец и его инструмент – это разные вещи. Все зависит от цели.

– Совершенно верно. Смех – это оружие, и его можно заставить служить совсем не тем целям, которые преследуют юмористы. При помощи смеха можно упрочить положение тирана на троне. Чаушеску, например, создал министерство юмора для того, чтобы люди смеялись и не бунтовали.

Исидор записывает услышанную информацию.

– За это мы и воюем сейчас. Не надо бороться с юмором. Надо бороться за то, чтобы плохой юмор не победил хороший. Поскольку они сосуществуют и взаимно уничтожают друг друга.

– Как плохой и хороший холестерин, – замечает Лукреция.

Поговорив о противниках смеха, Крауц рассказывает Исидору и Лукреции о приемах, усиливающих смех.

– Представьте, что, оседлав волну, можно двигаться быстрее самой волны. Мы усиливаем комичность ситуации, вспоминая еще одну шутку, которая заставляет нас смеяться вдвое сильнее. Мы называем это «турбоэффект». Вы наращиваете и наращиваете скорость.

Исидор и Лукреция упражняются, применяя «турбоэффект» на практике. Иногда они чувствуют утомление и понимают, что собственный мозг нужно воспринимать, как мотор, который нельзя перегружать.

– А может слишком долгое и слишком интенсивное использование «турбоэффекта» оказаться вредным и даже смертельным для мозга человека? – спрашивает Лукреция.

Продюсер отвечает не сразу. Он спокойно смотрит на Исидора и Лукрецию, отлично поняв, почему задан этот вопрос. Но он не выходит из роли учителя и следует намеченным курсом.

– Да, отмечено несколько исторических фактов «смерти от смеха». Они описаны у нас.

Он берет папку и просматривает несколько страниц.

– Греческий художник Зевксис умер от кататонии, возникшей в результате хохота. Он смеялся над собственной картиной, изображавшей очень уродливую женщину. Энтони Троллоп умер от смеха, читая роман Фрэнсиса Энстея «Наоборот».

Стефан Крауц еще несколько часов обучает Исидора и Лукрецию боевому искусству смеха. Потом он предлагает им устроить первый поединок.

– Как в турнире «Пуля за смех»? – спрашивает Исидор.

Лицо их наставника вдруг становится жестким, таким, как в гостиничном номере, таким, каким Лукреция видела его до приезда в это тайное место.

– Меня удивляет, что вы уже знаете об этом…

– Таким будет финальное испытание? – говорит Лукреция.

– Мы никогда не обсуждали с вами эту тему, но в финале между вами действительно состоится турнир «ПЗС».

– Как? – восклицает Лукреция. – Мы же договаривались…

–…Что после инициации вы отдадите нам «Шутку, Которая Убивает». Но никто не обещал, что вы оба пройдете посвящение. По правилам в Великую Ложу Смеха вступит лишь один человек, победитель турнира «ПЗС».



Я не ослышалась? Я должна убить Исидора?

Лукреция смотрит на своего спутника, который даже бровью не ведет. Похоже, все услышанное кажется ему совершенно нормальным.

– Согласно нашим правилам, инициация одного стоит жизни другого. Это правило введено нашим шотландским отделением более пятисот лет назад. Вековая традиция способствует отбору лучших.

– Но она лишила вас многих талантливых учеников, – замечает Исидор.

– Конечно. Но омлет не приготовить, не разбив яиц.

Лукреция стучит кулаком по столу, желая положить конец нелепой комедии.

– Но это же преступление! Вы сумасшедшие! Идемте, Исидор, мы выходим из этой идиотской секты.

Исидор не двигается.

Стефан Крауц опускает глаза.

– Вначале ни в Иудее, ни в Бретани не было финального испытания. Но Давид Балльоль, заметив растущий успех Великой Ложи Смеха, решил отбирать самых талантливых кандидатов. И никто никогда уже не подвергал сомнению форму этого последнего экзамена. Напротив, финальное испытание укрепляет нас в мысли, что юмор – дело серьезное.

– Но вы же наверняка убивали чудесных людей! – взрывается Лукреция.

– Это правда. Из-за этой традиции погибло много одаренных соискателей. Но риск увеличивает азарт. Только смертельная опасность может заставить продемонстрировать остроумие во всем блеске!



Монстры! Они ничем не лучше «розовых громил», они убивают «для смеха». В этом преступном сообществе такое положение вещей всем кажется нормальным. Даже жертвам!

Крауц по-прежнему разглядывает свои ботинки.

– Вы должны состязаться друг с другом. И только один из вас выживет и станет членом нашего «клуба».

– А если мы откажемся?

– Слишком поздно. Вы согласились на инициацию и должны дойти до конца.

– Исидор, сделайте что-нибудь! Они такие же убийцы, как и те, другие! Вы не ошиблись, им действительно было что скрывать.

Исидор совершенно спокоен.

– Хватит изображать удивление, Лукреция. Мы знали, на что идем. Чем хуже, тем лучше. Большой риск ради большого приза.

– Что?!

– Еще недавно вы были готовы участвовать в «ПЗС» с Мари-Анж, вашим злейшим врагом, а теперь не хотите сразиться со мной?



Он не хочет заниматься со мной сексом, но готов умереть от моей руки или убить меня! Мир перевернулся с ног на голову.

Лукреция пытается уйти. Ее немедленно останавливают. В столовой во время обеда она сидит с безучастным видом и отказывается от еды. После десерта она следует за мужчинами, но хранит молчание.

Дальнейшие занятия посвящены технике смеха.

Лукреция понимает, что их готовят к поединку так же, как готовят к соревнованиям профессиональных спортсменов. Учитываются малейшие мелочи. Огромное значение имеет еда. Неусвоенная пища может помешать сосредоточиться и стать причиной плохой шутки или неуправляемого взрыва смеха. Очень важен сон. Усталость способна привести к необратимым последствиям во время поединка.

Исидор, кажется, полностью поглощен процессом обучения. Услышав о технике составления шутки, он тщательно ее записывает и пытается дополнить собственными замечаниями. Он откладывает в сторону айфон, берет блокнот, карандаш, рисует схемы шуток при помощи кружков, стрелочек и нумерует их.

– Перестаньте воспринимать все так негативно, Лукреция. Пока вы оба на одном уровне, и я не знаю, кто победит на турнире «ПЗС». У Исидора юмор более интеллектуальный, у вас, Лукреция, – более естественный. Вы похожи на двух римских гладиаторов. Вы, Лукреция, мирмиллон, тяжеловесный, сильный, в руках у вас короткий меч и щит, лицо закрыто шлемом. Ваша стратегия – лобовая атака.

Лукреция не отвечает.

– Вы, Исидор, гопломах с трезубцем и сетью. Вы более подвижны и используете эффект внезапности.

Стефан Крауц с наигранной нежностью похлопывает Исидора и Лукрецию по плечу.

– Поединок будет интересный. Не скрою, все здесь только о нем и говорят. Нам не терпится увидеть вас в деле.



Так вот почему они с самого начала так странно смотрели на нас.

– Да, и еще. Поединок состоится в субботу, в полночь. А чтобы вам не было скучно сегодня вечером, я вас угощу несколькими шутками из «бронзовой серии».

И рассказывает первый анекдот.

Смеется только Исидор. За первой шуткой следуют еще несколько.



Мы умрем. Исидор не понимает, в какую ловушку мы угодили. Подумать только, ведь это я его сюда затащила, оторвала его от мирных игр с дельфинами и акулой. Я во всем виновата. От меня всегда одни проблемы.

Наступает время ужина. Лукреция словно издалека слышит полный неуместной бодрости голос Стефана Крауца.

– Бронзовые анекдоты вам понравились, но есть анекдоты еще лучше. И серебряные, и золотые. Мы их коллекционируем. Мы расходуем их экономно, это наше достояние; они не известны никому, кроме нас. Разумеется, я вас попрошу рассказывать их только членам Великой Ложи Смеха или людям, имеющим право их услышать.

– Вы словно иллюзионисты, – замечает Исидор. – Есть любительские фокусы, знакомые и доступные всем, а есть профессиональные трюки, хранящиеся в секрете и известные лишь посвященным. Бронзовые шутки великолепны. Не знаю, что можно придумать лучше.

– Всегда можно придумать лучше. Вы недооцениваете наши способности, господин Катценберг.
На шестой день начинается работа над длинными, иногда очень длинными шутками. Лукреция участвует в упражнениях, поначалу безо всякого энтузиазма. Но потом в ней, помимо ее воли, просыпается дух соперничества, инстинкт воина.

Вечерние тренировочные бои становятся все более жесткими и изощренными.

Стефан Крауц навещает их и говорит:

– Хотите, покажу вам, как юмор становится политическим оружием?




Каталог: 2016
2016 -> Городу иркутску 355 лет Иркутский хронограф
2016 -> I. Демографическая ситуация
2016 -> Элективный курс для учащихся старших классов. Основное требование к предварительному уровню подготовки освоение «Базового курса» по информатике
2016 -> Рабочая программа учебной дисциплины компьютерные технологии в полиграфии 2014г
2016 -> 1. Область применения и нормативные ссылки
2016 -> Международный банк Санкт-Петербурга. Объединяя лидеров Санкт-Петербургский Международный коммерческий банк (пмкб)
2016 -> Карьерная карта – Факультета Мировой Экономики и Мировой Политики Направление мировая экономика Сферы профессиональной деятельности выпускников
2016 -> Cmos, 8-ми разрядный, 32 м выборок/с, ацп с функцией выборки


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал