Человекомерные функции методологии исследования социального взаимодействия и социального пространства в сфере образования



Скачать 146.24 Kb.
Дата28.10.2016
Размер146.24 Kb.
Золотухина Н.Ф.

Человекомерные функции методологии исследования социального взаимодействия и социального пространства в сфере образования.
Как бы специфична ни была та или иная деятельность, она обладает смыслом лишь в контексте человеческого существования в мире. Через любую деятельность, профессию люди связаны друг с другом не только технологическими, функциональными отношениями, но и жизненными позициями и поведением. В социальных взаимодействиях в сфере образования учет этих факторов связан с сущностными характеристики процессов воспитания и развития личности, что требует рассмотрения этих взаимосвязей в контексте «человекомерной функции» методологии современного познания (1).

Эта функция выражается не в предписании научным дисциплинам норм и правил исследования, а в выяснении характера проблем и парадоксов, требующих переработки познавательного аппарата науки, уточнения условий познания образовательных процессов. Например, сложности исследования личности в социологии и психологии обусловлены во многом тем, что эти науки исходят не из бытия людей и проблем их реализации, а из сложившейся в обществознании системы разделения функций, когда связи людей рассматриваются в социологии, а их спонтанная деятельность – в психологии.

Необходим анализ всей системы обществознания, её противоречий и перспектив развития, ориентированных не на отдельные предметы наук, а на само бытие человеческих индивидов. Это новое междисциплинарное поле познания должно включать также и изучение схем деятельности, воспроизводящих социальное бытие и тех, которые создаются людьми для его обновления.

Именно на стыке методологии познания и методологии обыденной деятельности обнаруживается изменение характера методологии: из методологии общих норм и правил деятельности она превращается в методологию постановки и прояснения человеческих проблем. Таким образом, сама методология междисциплинарных исследований приобретает статус проблемы культуры и становится новой формой осмысления и переосмысления современной культурной проблематики.

Ориентация методологии на схемы обыденного поведения людей и их мышления объясняется тем, что традиции и стандарты человеческой деятельности перестают играть в повседневном опыте свою прежнюю роль. Черты «естественности», проявляющиеся в стереотипных актах, автоматизмы человеческого бытия уступают своё ориентирующее значение установкам, которые вырабатываются в процессе постановки и решения конкретных жизненных проблем. Проектирование, создание собственных схем деятельности становится важным вопросом для всё большего числа людей. Способность людей к совершению подобной деятельности – это вопрос существования в современной культуре, основными характеристиками которой являются − этнокультурное разнообразие, нелинейность, открытость, децентрированность, неопределённость, конфликтность и т. д.

Иными словами, образование как социокультурный процесс способно обновляться и развиваться, лишь осмысляя и используя свою методологичность, культивируя свои социально-гуманитарные возможности.

Опора на человекомерные фунции методологии исследования социальных процессов и взаимодействий фиксирует переход от форм простой кооперации, обеспечивающей «суммирование» человеческих усилий, к формам, определяющим усложнение и «умножение» качеств деятельности и жизни людей и обслуживающих их вещей. Этот переход оказывается во многом решающим для обществ, вступающих в постиндустриальную эпоху. Он проявляется прежде всего в сфере объединения научных, духовных, творческих усилий людей, ориентированного на проблему исследования качества человеческой жизни.

Новую интерпретацию даёт данный подход взаимодействию между образованием и рынком труда. Логика вещей перестаёт диктовать работнику условия реализации его усилий, формы приложения его способностей. Напротив, современная тенденция в сфере производства и экономических отношений такова, что именно человек определяет последовательность и координацию средств, выбор схем, дающих оптимальный результат. Таким образом, логика вещей переходит к логике живой человеческой деятельности, которая выстраивается согласно общему смыслу работы и ориентируется на сложные качества и формы создаваемого продукта. Сложность результата достигается не сложением простых овеществлённых функций человеческого труда, но умножением разных видов сложного труда, осуществлённым в формах его личностного усиления и доопределения.

Изменение социальных реалий нашло выражение в изменении требований к качествам личности специалиста, прошедшего подготовку в вузе. Квалификация работника и его личностные качества должны быть связаны гораздо более тесно, чем это было в эпоху индустриального общества. Это определило появление новой формы взаимосвязи квалификации и личностных качеств – компетентности как человеческого измерения профессиональной деятельности и формы спроса и предложения рабочей силы на рынке труда. Современному специалисту необходимо не только чётко представлять свои профессиональные возможности, но и находить интеллектуальные и психологические ресурсы для выработки решений, компенсировать профессиональные недостатки и повышать свою компетенцию в системе непрерывного образования.

Таким образом и проблемы экономики, и развитие производственных сил, и повышение компетенции в системе образования, и получение нового знания в науке, и рекреация культурных форм и природных систем – определённо указывают на свою зависимость от перспектив личностного развития людей.

Конечно, такое увеличение значения человеческого, гуманитарного, личностного измерения в современных социальных процессах заставляет пересмотреть прежние подходы к этому направлению в междисциплинарных исследованиях.

Так, например, необходимо учитывать, что механизмы детерминации личности средой утрачивают своё ведущее значение, решающей становится самодетерминация личности, которая связывает внешние воздействия на человека, преобразует их и придаёт им форму продуктивного социально значимого результата. Самодетерминация по сути и оказывается важнейшим признаком личности, подтверждением её организующей и реорганизующей роли в социальных структурах и взаимодействиях.

Самодетерминация подчёркивает процессность личностного бытия, органику, которая трансформирует абстрактные социальные силы, качества, значения в жизненные, привлекательные, перспективные формы бытия людей. Самодетерминация в отличие от социализации не останавливает процесс на личности, не замыкает его на рамки принятых личностных норм, а открывает человека к со-трудничеству, общению, со-знанию. Личность не просто выбирает из того, что ей предлагают группа, корпорация, субкультура, она выбирает исходя из своих возможностей и их реализации, выбирает не результаты, а средства деятельности, не «вещи», а процессы, не стандарты, а пространства для приложения сил.

В данном случае речь идёт не об идеале личности, а о необходимых изменениях в личностных структурах и методологии их исследования, делающих возможным конструктивное взаимодействие людей в поликультурном, полифоничном открытом обществе – своего рода культурном процессе развития индивида, сохраняющем человечеству шансы на продолжение развития.

Таким образом, в концептуальные основы исследования социального взаимодействия в сфере образовани в поликультурном обществе необходимо включить и культурологическую составляющую как неотъемлемый атрибут человеческого измерения современных социальных процессов.

В культурологии (2) выработаны определённые методы, процедуры исследования, позволяющие дополнять рациональные формы познания формами гуманитарного неклассического видения действительности и трактовки человеческой деятельности, в частности, использовать идеи теории понимания, герменевтики, синергетики.

Так. например, использование в современной гуманитаристике таких определений пространства как «социальное», «культурное», «образовательное», «виртуальное» и др. свидетельствует о появлении новых реалий в современном мире, которые требуют своего осмысления.

Если в педагогических исследованиях использование понятия «образовательное пространство» является логическим продолжением традиции изучения личности в системе «человек – среда», то в социально-философских подходах в определении понятия «социальное пространство сформировались различные позиции.

Так, например, в отечественной литературе есть позиция (К.С. Пигров), согласно которой человечество существует в социальном пространстве, создаваемом людьми. Это пространство имеет вполне определённую структуру, которая на протяжении тысячелетий цивилизованного развития не меняется, хотя варьируется конкретное наполнение этой структуры. Эта структура пространства зависит от стратегий человеческой деятельности, которые существуют в мире. (4). Данная структура определяется понятием «Дом – Остров – Океан». Структура бытия человечества предполагает обязательно полностью освоенную среду, называемую Домом, где под Домом подразумевается внешнее бытие человеческой телесности, социальное тело. В Доме у человека всё подручно, комфортно, здесь всё соответствует его природе и потребностям. Субстрат Дома не расходуют на процесс жизнедеятельности. Фундаментальное измерение Дома – чистота, здесь не оставляют отбросов. В Доме более или менее всегда присутствует сакральный аспект. Дом – всегда отчасти храм.

Остров – это осваиваемое пространство. Это не храм, а мастерская. Здесь берут ресурсы, которые представляются бесконечными, а также сюда отправляют отходы.

Океан – созерцаемое или мыслимое пространство. Океан служит ориентиром, например, звёзды, но недосягаем для воздействия со стороны социума.

В постиндустриальном обществе человек впервые начинает ощущать себя как житель планеты, он должен мыслить не только в аспекте отдельной личности, семьи или рода, государства или их союзов, но и в планетарном аспекте. Как Дом мыслится вся сфера земного обитания, Солнечная система благодаря космическим полётам становится Островом, а наша Галактика или весь Космос превращается в Океан.

В такой модели социального пространства отражается в определённой мере экстенсивный этап в эволюции земной цивилизации, который на рубеже XXI века стал проявлять свои негативные стороны. Это всё более жёсткая конкуренция за ресурсы и места сброса отходов, различные общности вступают в противостояние друг другу, национальный язык, системы образования выступают как оружие в межнациональных отношениях, например, в развитии так называемого трансграничного образования, Болонского процесса происходит экспансия образовательных услуг как товара, которая угрожает национально-культурной самостоятельности как отдельных этносов, так и целых государств.

Но существует в рамках этой модели социального пространства и другая стратегия – принципиально интенсивная, или духовная.



В духовном пространстве не действует закон сохранения. Созданное однажды при потреблении не разрушается, как не разрушаются идеи при их передаче Другому. Здесь люди не исключают друг друга, здесь правит не конкуренция, а диалог. Но здесь есть свой Океан, Остров и Дом. Океан – это немыслимое, Абсолют, Универсум как тайна. Остров – это все богатства культуры, существующие на 3 тысячах языков всего человечества. Дом – это родная культура. Структура духовного пространства не имеет чётко выраженного Центра и Периферии, они легко перемещаются из одного места в другое.

Так, например, пространственные и временные параметры культуры не могут быть сведены к классическим линейным представлениям. Всё, что реально пребывает вне человека, став его достоянием, реально пребывает и внутри его мира культуры.

Эти пространственно-временные характеристики находят свое выражение в культурной идентификации, где целое взаимодействует со своей частью по принципу подобия. С одной позиции человек является частью культуры, с другой – культура его частью. Культурная идентификация не является известной конкретно- социальной формой адаптации личности. Это скорее некая форма энергетического притяжения в свой внутренний мир тех или иных культурных миров, включения их во вращения по внутренним орбитам, которые взаимодействуют с такими же динамичными созвездиями и Вселенными культурных миров.

Если кроме физического пространства существует духовное пространство, то национальные стратегии по отношению к миру могут строиться и по интенсивной его модели.

Геополитика – не единственный вариант национальной самореализации. Развитие духовно-нравственного потенциала человека в многонациональном государстве, таком как Россия – это стратегия формирования новых характеристик образовательного пространства, построенных на диалоге культур, взаимопомощи и творческом обмене культурными ценностями.

Другая социально-философская интерпретация социального пространства связана с поворотом науки к качественному анализу сложных систем, который связывает пространство и время с их организацией (1). Древняя идея хронотопа, когда круг был и формой пространства человеческого бытия, и формой возвращающегося циклически времени человеческой жизни, вновь стал ориентиром человеческого мировоззрения. Конечно же современное развитие этой идеи требует исследования пространства-времени как форм бытия сложных культурных и природных систем, к числу которых относится и многонациональное образовательное пространство.

В трактовке человеческого смысла пространства и времени важно преодолеть ряд упрощений, связанных с общефилософской традицией говорить о человеке так, чтобы он присутствовал в рассуждении и вместе с тем «не возникал» со своими конкретными индивидуальными чертами. Необходимо подчеркнуть, что социальность пространства может быть по-настоящему понята именно на уровне человеческого индивида. Не в привязке только пространства-времени к функционированию больших социальных систем, а в формах связи индивидов хронотоп раскрывает своё социальное значение и обнаруживает его как раз в наиболее непосредственных человеческих актах и взаимодействиях. Так пространство для ребёнка тоже раскрывается не как физическое, но как пространство организованной человеческой деятельности, как пространство общения. Вещи и формы, их взаиморасположение и упорядоченность – всё это бытует в поведении ребёнка через взаимодействие с его близкими, через конкретные человеческие смыслы вещей. Освоив, «обыграв» эти простые смыслы, ребёнок получает возможность проникнуть в скрытые до поры значения вещей, обнаружить другие порядки их сопоставления, взаимодействия, употребления, вообще помыслить порядок как нечто отдельное от вещей. Пока же знакомство с простыми временными и пространственными формами деятельности, обеспеченное связью ребёнка и взрослого, создаёт исходную «канву» хронотопа. Развёртывание сил и способностей формирующегося индивида на этой основе открывает ему путь к познанию многомерных отношений реальности.

Таким образом, от абстрактного, «пустого», однородного пространства-времени классической науки и философии мы переходим к наполненному действиями и событиями людской жизни социальному времени-пространству, которое имеет не-физический характер. Не-физический – в смысле того, что он задаётся не движением тел, ритмизуется не вращением колёс и шестерёнок, а социальными формами возобновления человеческих сил и сочетания человеческой деятельности. Телесные, вещественные, пространственные формы участвуют, естественно, в движении человеческих действий и сил, но они движутся прежде всего как «проводники» и «переносчики» созидаемых людьми социальных качеств.

Ряд моделей формирования культурного пространства разрабатывается в культурологи (4).

Так, культурные потоки в пределах глобальной ойкумены не симметричны и не двусторонни. Большинство из них однонаправлены с чётким разделением центра, где формируются культурные послания, и периферии, где они воспринимаются. Культурные перемещения от периферии к центру ограничены. Это так называемая ассиметричная структура типа центр – периферия.



Второй версией данного процесса является сценарий «насыщения», когда периферия медленно впитывает в себя культурные образцы центра, в результате местные культурные формы постепенно исчезают и происходит становление культурной однородности.

Третий сценарий назван «периферийной коррупцией», он означает упадок и разложение западной культуры в процессе её адаптации. При этом действуют два механизма. Первый отфильтровывает «высокоинтеллектуальные» достижения, оставляя место лишь для культурного продукта самого низкого образца. Второй механизм искажает западные ценности, приспосабливая к привычному образу жизни потребителей: в автократической стране демократические ценности легко перерождаются в деспотизм, равенство – в семейственность, кумовство, свобода слова – в публичные дрязги.

Четвёртый сценарий сценарий «созревания». Он предполагает не просто слепое восприятие, а равный диалог и обмен, когда проникающая культура метрополии обогащается некоторыми ценностями периферии. Образуется единый сплав внешних и внутренних элементов.

Но это не означает, что данные структурные характеристики могут быть сведены к традиционно принятым вертикальным и горизонтальным составляющим прежде из-за их сложного динамического характера и необходимости учета влияния на них индивидуально-личностного измерения культурно-образовательных процессов. Здесь необходимо проведение междисциплинарных исследований на основе социально-философского, культурологического и синергетического подходов. Так, например, в отечественных исследованиях культурно-образовательного пространства отмечается, что коэффициент уровня образованности личности тем выше, чем прозрачнее границы межэтнического информационного пространства. На формирование атмосферы толерантности оказывает влияние то, насколько осведомлены микроэтносоциумы друг о друге в историко-этнокультурной информации на научном и бытовом уровне..(5)

В современных социальных процессах новое измерение культурно-образовательного пространства задается развитием сетевого взаимодействия. Анализ развития образовательных сетей, убедительно доказывает, что коммуникативная сетевая этика строится, прежде всего, на синергетических принципах управления, сопричастности и солидарности.

Как свидетельствует синергетический подход к оценке тенденций развития современного мира, «речь идет не столько об эволюции, сколько о коэволюции (взаимосогласованной эволюции сложных систем), не столько об индивидуальном действии, сколько о соучастии, кооперации, сотрудничестве, не столько об активности, сколько о когерентности и интерактивности (взаимных и согласованных действиях руководитель- сотрудники, учитель- ученики, старшее поколение – молодежь, соединенных цепочками нелинейных обратных связей), не столько о действии как побуждении и тем более принуждении, сколько о действии как пробуждении внутренних сил человека или социальных организаций.

Соединять, устанавливать связь – становится главенствующей идеей, которая пускает свои корни и в научное творчество, и в философское размышление, и в этику отношений между людьми. Конструировать – значит строить единое и взаимосогласованное целое, - целое, обретающее новые, эмерджентные, отсутствующие в его составных частях свойства и обратно, воздействующие на части, их преобразуя.» (6. с.203,205)

Возникает новое представление о социальном, культурном, образовательном пространстве, формируемом сетевыми коммуникациями. «Теория сетей призывает измерять пространство не расстояниями, а потоками, отсчитывать время не часами, а событиями.» (7, с.75) Радикально изменяется и содержание понятия «событие», т.к. целенаправленное создание событий превращает их в один из ключевых компонентов гуманитарных ИКТ, в коммуникационную константу современной культуры. Такие, например, события как Год учителя в России, Международный год сближения культур, Год Франции в Росси и т.д. являются не только способом трансляции тех или иных идей, консолидации сообщества, но и способом воздействия на мировоззрение и систему ценностей современного человека.

В развитии сетевого общества изменяется соотношение глобальных и локальных форм взаимодействия. Международные связи и раньше позволили координировать совместные действия в структуре образовательно-академического сообщества, но это происходило в рамках действий национальных аспектов. В процессе развития образовательных сетей появляется новый коммуникативный эффект: национальные аспекты становятся носителями глобально принятых и осуществляемых действий. При этом, согласно синергетическим принципам, плюрализм культур не уничтожается, а, напротив, сохраняется, культивируется и становится творческим ресурсом развития сетевого сообщества. «Приходит понимание, что жить в таком смешанном, мультикультурном мире означает жить не только различно, но и в подобии, не только в обособлении и самоподдержании, но и в кооперации, видеть не только ближайшую перспективу (на 2-3 года), но и разрабатывать стратегии развития на десятилетия.» (7, с.203,204) Именно эти синергетические принципы были положены в разработку долгосрочных программы ЮНЕСКО последнего десятилетия.

Так, например, сетевое взаимодействия кафедр ЮНЕСКО, опирающееся на синергетическую методологию, позволило оптимизировать развитие образовательных процессов и заложить основы нового порядка международного сотрудничества в сфере образования, науки и культуры. Новый вектор развития сетевого взаимодействия нацелен на выход за пределы традиционных локальных (национальных и дисциплинарных) моделей в сфере образования на базе синергии общеметодологических принципов междисциплинарности, полидисциплинарности и трандисциплинарности, которая. способствует взаимообогащающему синтезу результатов разных научных дисциплин, конструктивному кросс-дисциплинарному и кросс-культурному диалогу представителей различных научных областей и национальных систем образования.

Используемая литература

1.Кемеров В.Е. Введение в социальную философию. М., 1996.

2.Розин В.М. Введение в культурологию. М., 1994.

3.Пигров К.С. Глобализация в контексте структуры социального пространства / Реальность этноса. Глобализация и национальные традиции образования в контексте Болонского процесса. Материалы VII Международной научно-практической конференции. 2005. СПб., 2005. С. 24.

4. Глевацкая Н.В. Культурное многообразие в условиях глобализации в кн. Международные организации в России и проблемы культурной интеграции. Материалы Международной конференции. 2006. Том I, СПб., 2007

5.Кубов Н.Ч. Личность в поликультурной среде: образование и этническая самоидентификация. / Реальность этноса. Этнонациональные аспекты модернизации образования. Материалы V Международной научно-практической конференции. 2003. СПб., 2003.

6.Князева .Е.Н., Курдюмов С.П.. Синергетика. Нелинейность времени и ландшафты коэволюции.М., 2007

7. Назарчук А.В. Сетевое общество и его философское осмысление.//Вопросы философии. № 7, 2008.









Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал