Дневни к участника похода на Северный Полюс на апл пр. 667 Бдрм зав. №379, о т. №К-51 Алексахина Валентина Григорьевича, представителя нпо ит, г. Калининград, Московской обл., аппаратура 3К-34 "спрут" – система документирования



страница1/2
Дата24.08.2017
Размер1.2 Mb.
  1   2
Д Н Е В Н И К

участника похода на Северный Полюс

на АПЛ пр.667 БДРМ зав. №379, о.-т. №К-51

Алексахина Валентина Григорьевича,

представителя НПО ИТ, г. Калининград, Московской обл.,

аппаратура 3К-34 "СПРУТ" – система документирования.

С 27 августа по 30 сентября 1987 года

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667 БДРМ ("Дельфин", по классификации НАТО – "Дельта-4")
Предпоследний в строительстве СССР серии стратегических АПЛ (последний проект – 941-й "Акула", или "Тайфун" по классификации НАТО).

Размеры (м): 166,4 х 11,7 х 17,65 (длина, ширина по наружному корпусу, высота до верха ограждения рубки). Водоизмещение нормальное 11960т.

11 отсеков прочного корпуса (3-й – центральный пост, 4-й, 5-й – ракетные, 8-й – реакторный.

Заводские номера в порядке очередности сдачи ВМФ: 376, 377, 379, 380, 381, 382, 383. Оперативно-тактические номера: К-51, К-84, К-64, К-114, К-117, К-18, К-407.

Вооружение: 16 ракет РСМ-54 ракетного комплекса Д-9Р (классификация НАТО – SSN-23 "Скиф") – трехступенчатые, жидкотопливные, весом по 40 тонн, длиной 14 метров, диаметром 1,9 метров, дальностью 8300км, с семью разделяющимися РГЧ индивидуального наведения; 12 торпед и ракетоторпед на борту для 4-х торпедных аппаратов калибра 533мм (дальность торпед 20км, боезаряд 400кг ВВ или ядерный спецбоеприпас, скорость 82км/час).

Гидроакустическое вооружение включает выпускаемый буксируемый сонар "Скат-2" для обеспечения двусторонней связи с базой или ГШ из подводного положения через искусственный спутник Земли и прием в диапазонах сверхдлинных волн (сверхнизких частот).

Два ядерных реактора мощностью по 60000л.с.. Максимальная скорость (в подводном положении) 44 км/час.

Экипаж 130 человек.

Строились на Севмаше в 80-х годах по постановлениям ЦК КПСС и СМ СССР от 10 сентября 1976 года №791-247 и от 9 января 1979 года №43-16 для вооружения ракетами с разделяющимися головными частями, определенными ОСВ-1 и ОСВ-2 (проектант АПЛ – ЦКБ "Рубин", Ленинград).

Являются завершающими стратегическими АПЛ второго поколения с более высокими тактико-техническими характеристиками ракетного, торпедного, гидроакустического, навигационного вооружения и более низким уровнем шумности по сравнению с остальными АПЛ проекта 667 (например, навигационный комплекс "ШЛЮЗ" позволяет определить координаты местоположения с точностью до 400м, абсолютную скорость - с точностью до 0,06м/сек, ускорение – до 0,05м/сек², абсолютную силу тяжести с учетом земных аномалий, отклонение отвесной линии в подводной точке старта ракеты).

Все базируются на Северном флоте (бухта Оленья, север Кольского полуострова).
Ив. Корнев. Публикация в "Северном рабочем" №213 (12083) от 3.11.1994 года.

Курсив – записанное мною уже после похода.

27.08.87г. Четверг

23.00

Снялись со швартовых. Провожали нас Величко (Генеральный ГРЦ им. Макеева) и Ефремов (капитан 1 ранга, зам. командира в/ч 09703, был моим соседом по подъезду).



Я в каюте №9 во втором отсеке. Меня подселили к трем мичманам. Ребята нормальные. Сегодня я устал. Напишу когда-нибудь побольше. Впереди еще очень много времени…

28.08.87г. Пятница

09.30

Спал не очень хорошо: каюта душновата. Но, тем не менее, чуть не проспал завтрак. Хорошо хоть мичман разбудил.



Полотенца здесь к белью, почему-то, не положено, а я на него рассчитывал. Придется пока не умываться. Надо будет у Андрея попросить какую-нибудь тряпку.

По кают-компании я – в четвертой смене. Позавтракал за своим (теперь это мой) столом. Сидим за ним вчетвером: семихатовец, КБэмовец с БРС, я и еще некто, которого я не знаю. Впрочем, я и этих-то по именам-фамилиям тоже пока не знаю. Выясним по ходу дела.



(Семихатовец – Семенов Юра, БРС – Валера…, некто – Апполонов Виктор – КБМ АУКСППО. Семихатовцы – это представители НПО Автоматики из города Свердловска, Генеральный – Семихатов. КБэмовцы – это представители Конструкторского Бюро Машиностроения (сейчас Государственный Центр Ракетостроения имени Макеева) из города Миасса, Генеральный – Величко, сейчас – Дегтярь Владимир Григорьевич

Хотя я и принял решение бросить в походе курить, после завтрака тут же поднялся в ходовую рубку и выкурил 2 сигареты. У меня 4 пачки "Пегаса" и все. С одной стороны, если уж я бросаю, то этого даже много, а с другой – если не получится, то что же я буду без курева делать? Выход один – бросить. Сначала попробую курить только после еды, а потом, может быть, и закончим совсем. Возьмем-ка для этих целей неделю. Это будет, если считать с сегодняшнего дня… так, сейчас посмотрим… 4 сентября. Вот и буду стараться: пятого не курить совсем. Курить так и не бросил.

Пока курил, выяснил, почему лодка под водой идет быстрее, чем над водой: оказывается, в надводном положении винты работают в кавитационном режиме, т.е. при вращении создают вокруг себя вихревые потоки вода-воздух и винт работает без полной отдачи, кроме того, эта самая кавитация разъедает винт как ржавчина. А когда лодка под водой, то вокруг винта одна вода без воздуха и поэтому он работает с полной отдачей. Вот что-то примерно в этом роде. Надо будет посмотреть что-нибудь по этому вопросу: теперь я хоть знаю, про что смотреть.

Что делать, чем заниматься, в какой последовательности, какое время – для меня пока этот вопрос открыт. Я думаю, что денька два уйдет на привычку к корабельному расписанию: обеды, завтраки, то, сё… Может быть нас как-то задействуют в некоторых "Боевых тревогах", короче говоря, я думаю, что командование должно как-то в своих интересах решить вопрос о нашем огромнейшем досуге и включить нас, гражданских специалистов, в расписание корабля. Если же этого не произойдет, то каждый из нас будет предоставлен самому себе, а организовать свой день, заполнить его чем-то тогда, когда ты на боевом корабле, а не на прогулочном пароходе, но в качестве пассажира (до поры до времени), весьма и весьма сложно учитывая ограниченность средств, пространства и возможностей. Не каждый, наверное, сможет это сделать, организоваться то есть, а это может привести за месяц плавания в закрытом пространстве и ко всяким непредсказуемым последствиям. Абсолютно ни с кем ничего не произошло.


- Началась очередная учебная тревога: борьба корабля за живучесть при плавании подо льдом. Вводная: при всплытии с 200 метров на 150 через торпедный аппарат первого отсека поступила вода. Личный состав начинает действовать в соответствии с многочисленными инструкциями, а мы, гражданские специалисты, конечно во всеоружии, встречает эту воду в своих коечках.

Ну вот, сейчас вводную поменяли: горит двигатель в 3 отсеке. Опять загнусил (так как в противогазе) вахтенный: центральный-второй, центральный-второй… Это он вызывает Центральный пост для доклада. Где-то на пятое или шестое взвопление Центральный отзывается и вахтенный докладывает, что у него в отсеке столько-то людей, что он предпринял то-то и то-то. Пока я это писал – "пожар" потушили. Сейчас еще чего-нибудь придумают…-


Вот я и говорю: личный состав при деле, а мы – кто во что горазд. Правда, кто во что горазд я не знаю, т.к., в общем-то, оказался в своего рода изоляции. Дело в том, что народа нашего (стартовая команда гражданских специалистов) хоть и не много (по-моему, человек 17), но я знаю только начальников, а остальные для меня незнакомы. Ну а чтобы был кто-нибудь хорошо знакомый – такого нет совсем. Правда, есть Андрей – мичман, который работает на нашей аппаратуре. Его я знаю немного больше, чем кого-либо из стартовой команды: мы проводили с ним несколько комплексов на заводе. Но, во-первых, он из личного состава, а во-вторых, живет в 83 каюте пятого-бис отсека, несет службу, и, когда и где я его увижу, неясно. Кроме всего прочего, я живу в каюте без гражданских, т.е. контакт с ними возможен только в кают-компании или в курилке, а так чтобы ввалиться к кому-нибудь в каюту и предложить свое присутствие – такого я пока еще не могу, но наверное, со временем…
- Что такое ПСО? Сейчас в одной из многочисленных тревог по громкой связи объявили: развернуть ПСО в 5 отсеке. Ох, а народ сопит в ИДА (индивидуальный дыхательный аппарат), аж с нижней палубы слышно. Бедняги. Но хоть делом занимаются. А… все понятно, ПСО – это предварительная сан-обработка. Ею сейчас подвергается личный состав, "пораженный радиацией" из-за "аварии" в 7 отсеке. –

Продолжаю. Так вот, со временем я смогу и заходить, и знакомиться, и чего только не начнешь делать за такой большой срок.

Что я имею? Несколько книг и журналов. В том числе – "Вязание крючком", "Морские узлы". Намек понятен? Когда станет невмоготу, начну вязать. Далее, вот пишу что-то вроде дневника. Писал сейчас лежа, а тут вдруг додумался пересесть за стол: ведь никого нет в каюте, ребята на тревоге. Вообще это мне нравится. Я имею ввиду то, что периодически и довольно часто, я буду совсем один в каюте. А если бы меня поселили с гражданскими? Это все время натыкаться взглядом на кого-то, не иметь возможности побыть со своими мыслями наедине и т.д. и т.п… Между прочим, некоторые из наших поселены и в пяти-, шестиместные каюты. Хотя, наверное, у них своя компания. Это бедный НИИИТ в гордом одиночестве: без Мотозавода и кого-нибудь от КБМ, да еще и в окружении военных. Но ей Богу, мне такой расклад пока нравится.

Так вот, продолжим про мои возможности. Значит, я уже вяжу, пишу дневник, читаю…


- Опять влез на свою койку: учения кончились, сейчас придут мои (вот уже мои) ребята, а я не хочу их стеснять. –
…потом я думаю заняться дыханием, каким-нибудь спортом (пока не представляю как), кроме того, надо будет и с аппаратурой позаниматься, чтоб не забыть ее напрочь.

Ну вот, дел вроде набралось несколько. Главное – не распускаться, а там посмотрим.



17.00

Собирали нас на собрание, на котором выступил командир (капитан первого ранга Сучаков А.И.), командир БЧ-5, командир дивизиона борьбы за живучесть, помощник командира и врач, прочитал небольшую лекцию начхим и преподал теорию ЛВД (легко-водолазное дело).


Когда-то, а именно, летом 1984 года, я это самое ЛВД проходил не только теоретически, но и практически. Это было перед выходом в море на стрельбы на заказе "Андромеда" проект 667М с реутовской крылаткой. Почему-то тогда было строго-настрого указано, чтобы стартовая команда прошла медкомиссию и обязательно ЛВД в теории и практике.

Что из себя представляет это самое ЛВД?

В учебном отряде на Первомайской имеется все необходимое: снаряжение, оборудование, бассейны и т.д.. Надо пройти было три вида испытаний: свободное погружение в бассейн, выход из торпедного аппарата, выход через рубку методом свободного всплытия.

Проделывается все это в легководолазном костюме (ЛВК), который из себя представляет что-то вроде резинового мешка с рукавами, ногами со свинцовыми стельками, головой и огромной дырой на животе, которая называется "аппендикс": через него забираешься внутрь костюма, затем эта дыра жгутуется и связь с атмосферой у тебя остается только через ротовое отверстие к которому затем подключается индивидуальный дыхательный аппарат (ИДА).

ИДА в свою очередь состоит из двух баллонов, регенератора, двух ручек открытия баллонов – это все крепится на животе поверх костюма на жгутовку. Нагубник соединен с дыхательным мешком, который похож на бублик и вешается на шею. Емкость баллонов – 1 литр, давление – 180-200атм, емкость дыхательного мешка – 7 литров. Всплывать с помощью ЛВК можно с глубины не более 120 метров. В покое воздуха хватит на 5 часов, при подъему из под воды – на 2,5 часа, при пожаре – 40-50 минут. Дышишь из регенератора, выдыхаешь в мешок. Стучать по мешку или ударяться им обо что-нибудь, мягко говоря, не рекомендуется, т.к. можно получить баротравму легких.

Все наши хождения по этим трем тренажерам прошли нормально, хотя не обошлось и без курьеза.

Это произошло на отработке выхода из торпедного аппарата. Упражнение представляет из себя следующее: трое в ЛВК заползают в ТА с одного конца, его закрывают, подают воду и после этого все выползают с другого конца в небольшой бассейн, затем входную крышку открывают, сливают воду и все начинается сначала.

Так вот, в одной из троек произошло следующее: двое благополучно вышли, а третий застрял точно посередине ТА и ни туда, ни сюда. Когда убедились в том, что он не может выйти сам, открыли входную крышку, слили воду и матрос полез вытаскивать застрявшего за ноги. А тот – упирается. Кое-как вытащили, тут же сняли ИДА и наполовину ЛВК. Он весь бледный и почти в обмороке, но после нашатыря тут же ожил.

А оказалось вот что: перед тем как заходить в ТА необходимо "обжаться", т.е. стравить в атмосферу избыточный воздух из ЛВК. Для этого на "голове" есть клапан и когда ты приседаешь, обхватываешь колени руками, то лишний воздух выходит наружу. Об этом нам напоминали перед каждым упражнением. Но т.к. нас было много – человек 25, то, скорее всего, инструктор не проконтролировал его "обжатие". Когда испытуемый оказался в ТА в воде, то он, просто-напросто, не смог продвигаться вдоль ТА, т.к. всплыл. Небольшая паника, неопытность и уже даже из обсушенного ТА он выбраться самостоятельно не смог.

Резюме: выполняй все инструкции.
Выдали нам хлопчатобумажную синюю робу, портативный (индивидуальный) дыхательный аппарат (ПДА или ИДА). Его надо всегда носить с собой: дает возможность дышать в загазованном помещении минут 10-20. Приодевшись, мы стали похожи на моряков-подводников и отличались от них только тем, что на внешнем нагрудном кармане курточки у нас не было никакого обозначения.

22.30


Поужинал, покурил (график не выдерживаю, курил и между приемами пищи, но не более 8 сигарет, и то – прогресс), умылся и залег. Между делом у вестового в кают-компании, у которого глаза по Ильфу и Петрову как "у застенчивого ворюги", купил за 5 рублей банку балыка. Предложил ветчину и язык. Думаю.

Кстати. Когда нас сегодня обучали ЛВД, то сообщили следующее: в Ледовитом океане нам эти знания не потребуются?! Во-первых, ЛВК можно использовать тогда, когда лодка лежит на грунте, а грунт в океане на глубине 4-5 км, так что выход из затонувшей лодки отменяется. Во-вторых, если бы случилось такое чудо, и грунт все-таки оказался бы на глубине меньше 120 метров, то выходить тогда уже некуда, т.к. наверху сплошное ледяное поле толщиной от 0,5 до 20 метров, так что выход действительно отменяется. А если на лодке что-то случится и потребуется срочное всплытие, то всплыть она не сможет: опять же, лед не даст. Вот такие удивительные, полезные и приятные сведения нам поведали. Поэтому и гражданских взяли немного. Военные, они привыкшие тонуть, а мы – неа.


29.08.87г. Суббота

09.30


По-прежнему ходим по Белому морю. На корабле очередные учения по выходу в торпедную атаку. А я, пользуясь моментом – мичмана мои на тревоге – сижу и пишу по культурному, за столом…

14.10


Только что выступил командир и дал разнос личному составу за неправильный осмотр отсеков, за то, за се, еще за что-то, да и за то, что не носят ПДА. В качестве примера дисциплинированности в отношении ПДА, командир привел нас, гражданских. А нам-то в диковинку, вот мы и носим. Но удовольствия и правда не много: этот самый ПДА висит на боку на двух ремнях – через плечо и по поясу, - весит килограмма 1,5-2, и при перемещении по лодке так и норовит обо что-нибудь зацепиться или удариться. Но черт с ним, может быть, он действительно кому-нибудь из нас спасет жизнь?
30.08.97г. Воскресенье

01.20


А я все колобродничаю. Сходил на вечерний чай, написал письма. Говорят, что сегодня часов в 18 мы двинемся, наконец-то, в Баренцево и первого сентября куда-нибудь пришвартуемся. План был такой: выполнить задачи в Белом море, затем переход в Гаджиево, а уж оттуда – на Северный полюс. Обещали выпустить на берег, письма-то уж я с кем-нибудь передам.

Выкурил 10 сигарет. Многовато что-то.

Сегодня крутили какие-то детские фильмы. Не пошел, писал письма.

10.40


Дегтярь собрал паспорта. Как он сказал, для замполита. Объявил конкурс на рисунок диплома о посещении Полюса. Я отдал свои предложения.
Дегтярь Владимир Григорьевич был на лодке старшим от КБМ. В настоящее время – Генеральный конструктор Государственного Ракетного Центра (ГРЦ) имени Макеева, город Миасс. В начале 90-х я с ним довольно плотно работал по некоторым вопросам…
15.15

Сегодня обед у меня состоял из одной воблы и одной шоколадки: проспал команду на обед. Проснулся тогда, когда прозвучала команда личному составу идти заниматься на политзанятия в кают-компанию и в кубрик. Ну что ж, это тоже выход из положения по регулировке своего веса: пропускать обед или ужин.

Сейчас был наверху. Снялись ребята, которые проводили какую-то тарировку из-за которой мы торчали в Белом море. Говорят, они здесь где-то обитают на островах. Командир скомандовал: "Полный вперед!". Отправились, стало быть, на Кольский. Когда спускался, посмотрел в боевой рубке: ход – 16 узлов, курс – 140. Как я понимаю, выгребаем из под Кольского. Были в заливе недалеко от Умбы, прошли Сосновку. Потом курс будет меняться через 0 на 315-300 градусов. Идем с некоторым опережением. Должны были уходить в 18.00, а ушли в 15.00. На море дождь, легкое волнение, лодка идет подрагивая, очевидно набирает полный ход.

23.00


Ребята угостили арбузом: прихватили его из Северодвинска. Иван показал фотографии жены и мальчика, Виталию будет 1 сентября 1год и 1 месяц. Семья Ивана сейчас на родине под Одессой. После отпуска заберет в Оленью Губу, где у него двух комнатная квартира. Из-под Одессы и в такую дыру!? Жуть.

Совершенно случайно попал в сауну. Она расположена на нижней палубе, под нами, в помещении, где гальюн и умывальник. Что из себя представляет сауна на лодке? Заходишь в предбанник, из него налево – душевая на 2 рожка, направо – парная. В парной стоит тэн с камнями и два полка. Все отделано деревом. Дух отличный и жар приличный. Это баня – командирская. Личный состав моется в душе в 5-бис отсеке. Видно командир разрешил нашим начальникам попариться, а тут и я успел. Удовольствие!

Кроме того, перед этим в нашем отсеке обнаружил 1,5 пудовую гирю: мичман из каюты напротив занимается. Ну и я немного позанимался. А сейчас пришел из кино. Показывали "Смерть на взлете". В общем, все 33 удовольствия.
31 августа. Понедельник.

02.20


Бог ты мой! На вечернем чае у меня отвалился кусок зуба! А я думаю, что это за кости в меде попадаются? А это мои собственные, оказывается. Сыпимся потихонечку.

21.10


Идем полным ходом по Баренцеву морю. Я оказался прав: идем курсом 310 градусов. Ай да Валентин Григорьевич, ай да мореман! Попробуем предсказать курс в Кольском заливе: это будет… это будет… и так, это будет что-нибудь между 210 и 230 градусами. Если не проспим – проверим. Говорят, что ночью будем на месте.

Сегодня врач пригласил на медосмотр, который состоял из замера давления (135/90) и разговоров о самочувствии.

Болел зуб. Не тот, который сломился, а правый верхний и последний. Чувствую, он мне даст прикурить.

Опять покидал гирю. Самочувствие хорошее. Слава Богу, завтра на берег: все-таки почти пять суток в море это оёёй. А там главное – почтовый ящик и, возможно, телефон. Последний раз дам о себе знать, а там пропаду надолго.


01.09.97г. Вторник

00.20


Прозвучала команда "В отсеках закрепить имущество по штормовому!" И действительно, болтает здорово. Наши ПДА, которые лежали на столе, преспокойненько отправились на пол. Интересно, не задержат ли наш вечерний чай в связи с тем, что у них на камбузе все стаканы ускачут? Я, например, то отъезжаю от стола, то наваливаюсь на него, каждый раз сдвигая на место тяжелый вентилятор, который так и норовит запрыгнуть на мою тетрадку.

03.15


Ну вот, вошли в Кольский залив. Впервые вхожу в него на лодке, а то все на пассажирских приходилось (это когда в Гремиху гонял на "Вацлаве Воровском"). Получается 12 часов хода из Белого. Часов в 8 пришвартуемся. Дай Бог, чтобы у меня получилось все, что я задумал.

23.00


День подходит к концу. Пришвартовались мы в Оленьей Губе. По статусу – это город. На самом деле - не более десятка домов.

Место, конечно, живописное, как впрочем, и все на Севере: сопки, отвесные скалы покрытые мхом и лишайником, водопады, прозрачные озера и незатейливая растительность.

В 8.30 я и еще двое от Семихатова, в том числе и Семенов Юра, отправились в город. У меня было два намерения: отправить письма и позвонить. Почта в Оленьей начинала работу в 9.00, но она мне доверия не внушила. Как оказалось впоследствии, и правильно. Тогда, по предложению того же Юры, мы направились в Полярный. Юра сказал, что там есть все: и телефон, и ящиков почтовых навалом, и все остальное, имея в виду магазин.

Автобусная остановка в Оленьей имеется, но на ней так можно до вечера и простоять. Нам посоветовали идти до трассы, а там садиться на 113 или 115 автобусы. Что мы и сделали.

Как у всякого закрытого города здесь имеется КПП на котором проверили наши пропуска и мы двинули дальше. Пока погода была без дождя, мы с интересом взирали на природу. Дорога идет по берегу Питьевого озера: очевидно, это его название и предназначение. На берегу стоит водозаборная станция. Другая сторона дороги – отвесные скалы. До трассы – километров пять. Мы их преодолели шутя, так как засиделись в лодке. Подождали немного автобус и отправились в Полярный. Вот это уже город. Там несколько ремонтных предприятий. Город расположился на холмах, вернее – на сопках. Ничего примечательного я там не обнаружил: такой же как и все города на побережье: облезлые пятиэтажные хрущевки, нежилые первые этажи с выбитыми стеклами, только, м.б. побольше количеством. Из Кислой Губы там ходит катер в Североморск. В свое время мы с Сашей Кузнецовым им воспользовались. В это время Саша Кузнецов на Акуле уже гнал на Северный Полюс и стрельба у него вышла получше нашей. Мысль была у меня такая: если и здесь с почтой ерунда, то еду в Мурманск или Североморск. Но, слава Богу, переговорный пункт – отменный, по местным меркам. Москву дали через 10 минут, Северодвинск – через 30. Письма опустил…

Купил маленький кипятильник, головоломку "Змейка" в препохабнейшем исполнении и, что самое примечательное, книгу – Ян Кросс "Императорский безумец". Ловил я ее, ловил, и на тебе, поймал в Полярном. Замечательно.

Пришел на корабль как в дом родной: промокший, продрогший, на ужин опоздавший. Хорошо ребята в кают-компании дали хлеба. Съел воблу, запил кипяточком – благо кипятильник объявился – с шоколадкой и вот сижу, пишу. Надо сказать, что когда стоим у причала, то рацион совсем другой, никаких деликатесов и даже вечернего чая.

Сегодня корабль был на проверке готовности к походу. До обеда проверяла флотилия, после обеда – флот. Результатов не знаю. Моих ребят что-то сегодня нет. Очевидно, на берегу где-то. А я, пожалуй, лягу спать, уже первый час. Говорят, завтра в 8.00 мы уйдем. Дай-то Бог.


Второе сентября 1997 года. Среда.

14.35


Итак, сегодня в 13.10 снялись со швартовых для похода на Полюс. Погода была прекрасная на удивление: тихо, тепло. Даже солнышко улыбнулось на прощанье, когда отошли от пирса. Ослепительно засверкали красным гранитные берега, зелень как бы проявилась, стало радостно-радостно. К сожалению, улыбка продолжалась минут 10-15. Я и говорю: на прощанье солнечная улыбка. Потом все померкло, опять тучи и ветерок. Вышли в Кольский - еще темнее стало. А когда попали в Баренцево, то и волна появилась, да такая, что стало заливать под мостик. Справа прошли Кильдин-остров. Дегтярь не приминул рассказать о том, как они стояли напротив него, Кильдина то есть, и прямо с лодки ловили пикшу на 30-метровую леску с гайкой на конце.

Ушел из рубки в 14.20, когда объявили курс 0 градусов. До точки "ноль", т.е. надо полагать, до погружения – полтора часа хода.

Провожали нас командующий флотилией и член Военного Совета флотилии. С нами старшим пошел начальник штаба флотилии капитан 1 ранга Берзин А.А..


Каталог: sites -> default -> files
files -> Водных объектов в зоне влияния свалок
files -> Информация о подготовке ко Дню правовой помощи
files -> Нормы морфологии и синтаксиси трудные случаи морфологии
files -> Большой зал Детской филармонии Общее количество мест – 500 (+ 4 для людей с офв) На сцене рояль –
files -> Печатная Сб Научно-методическая конференция «Вопросы совершенствования предметных методик в условиях информатизации образования» Славянск на Кубани 2011 0,3


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал