Долгосрочного социально-экономического развития



страница47/49
Дата17.10.2016
Размер7.72 Mb.
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   49

Среднее значение коэффициентов смертности по пятилетним

возрастным группам
┌────────────┬───────────────┬────────┬───────┬────────┬────────┬─────────┐

│ Россия, │ Россия, 2030 │ США, │Чехия, │ Дания, │Англия, │Германия,│

│ 2011 ├───────┬───────┤ 2009 │ 2010 │ 2010 │ 2009 │ 2010 │

│ │средний│высокий│ │ │ │ │ │

├────────────┼───────┴───────┼────────┴───────┴────────┴────────┴─────────┤

│ 13,3 │ 10,0 7,4 │ 7,0 8,1 7,1 6,2 6,1 │

└────────────┴───────────────┴────────────────────────────────────────────┘

В обоих сценариях демографического прогноза заложено снижение возрастных коэффициентов смертности, обеспечиваемое за счет мероприятий по совершенствованию организации медицинской помощи и повышению ее доступности, профилактике социально-значимых болезней, постепенному сокращению курения и потребления алкоголя, предотвращению смертности в результате дорожно-транспортных происшествий, от онкологических заболеваний.

В среднем сценарии демографического прогноза к 2030 году возрастные коэффициенты смертности будут снижаться на 20 - 44%, при этом среднее снижение по всем когортам составит более 30 процентов. Максимальное снижение смертности достигается в возрастах 20 - 39 лет. Однако вследствие негативной возрастной структуры населения общий коэффициент смертности вырастет на 3 процента (до 13,9 умерших на 1000 человек населения).

В высоком сценарии заложен больший масштаб снижения смертности - на 35 - 73%, в среднем по возрастным когортам снижение составит более 50 процентов. Это обеспечит снижение общего коэффициента смертности на 17 процентов.

В результате к 2030 году Россия по среднему сценарию сократит отставание от развитых стран, а по высокому сценарию достигнет уровня таких стран как Чехия, Дания, США.
Приложение 18
О ФАКТОРАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В ДОЛГОСРОЧНОМ ПЕРИОДЕ
В представленном долгосрочном прогнозе используются три основных подхода к моделированию и описанию факторов экономического роста:

Факторный подход, основанный на выделении факторов или основных ресурсов (капитала, труда, природных ресурсов), задействованных в производстве ВВП, с учетом эффекта конъюнктуры и совокупной факторной производительности;

Функциональный или структурный подход, основанный на выделении вкладов в ВВП развития отдельных ведущих сфер и секторов экономики (инновационные сектора, инфраструктура, социальные сектор, оборона), или государственных и частных расходов на их развитие, представленных в государственных программах, корпоративных и государственных стратегиях;

Спросовый подход, отражающий мультипликативный эффект государственных расходов на рост реального ВВП и инфляцию.

- В прикладном анализе и моделировании использовалась комбинация различных подходов (и соответствующих инструментальных средств), учитывающих эффект:

- общего роста инвестиций в основной капитал, обеспечивающего ввод основных фондов и возможность наращивания производства продукции в случае возрастающего спроса;

- роста производства конкурентоспособной продукции обрабатывающей промышленности, прежде всего высокотехнологичной, для целей наращивания объемов ее экспорта и активизацию импортозамещения;

- развития производственной инфраструктуры, снятия инфраструктурных ограничений в целях повышения эффективности основного капитала и роста инвестиций;

- развития инновационных секторов экономики, обеспечивающих повышение эффективности использования основного капитала и производительной силы человеческого капитала;

- реализации мероприятий по снижению ресурсоемкости производства, прежде всего его энергоемкости;

- других направлений, связанных с улучшением условий для привлечения инвестиций, роста производства, снижения импортоемкости.

Все эти направления являются взаимопересекающимися и взаимоподдерживающими, но вместе с тем имеется методическая потребность в оценке значимости и вклада каждого из них в потенциальный и актуальный экономический рост в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Условность оценки, связанная с пересечением и взаимоподдержкой факторов, частично элиминируется доверительными интервалами оценок, которые строятся с учетом корреляции факторов. Рассмотрим отдельные направления.

Оценка вклада роста инвестиций в основной капитал. Оценка этого фактора традиционно осуществляется на основе построения факторных зависимостей типа производственных функций, при этом в качестве анализируемого фактора используется либо динамика основного капитала, оцененного по восстановительной стоимости, либо динамика накопленных, или освоенных инвестиций. С учетом сохраняющихся методических трудностей в оценке динамики основного капитала (основных фондов) по восстановительной стоимости в последнее время используется второй метод оценки вклада инвестиций. Это связано также с тем, что на прирост производства основное влияние оказывают именно инвестиции, освоенные в последние несколько лет. Для российской экономики последнего десятилетия характерно значение коэффициента эластичности роста производства ВВП по росту освоенных инвестиций на уровне 0,25 - 0,28. Эта оценка получена на основе расчета многофакторной модели, с включением наряду с освоенными инвестициями ряда других факторов, в том числе роста цен на нефть, физического объема экспорта и численности занятых, и при условии сохранения сложившихся коэффициентов освоения инвестиций. Это означает, что при прочих равных условиях, при относительно продолжительном росте инвестиций на 7% в год, характерных для инновационного варианта, ежегодный вклад этого фактора в рост экономики составит 1,7 - 2,0 п. пункта прироста ВВП. При снижении темпа инвестиций до 4%, вклад их динамики в рост ВВП уменьшится до 1 - 1,1 п. пункта прироста ВВП.

Оценка вклада роста физических объемов экспорта. Оценка коэффициента эластичности роста ВВП по росту динамики реального экспорта, полученная на основе той же модели, находится в пределах 0,22 - 0,3. Это означает, что при росте физических объемов экспорта в ближайшее пятилетие, прогнозируемом на уровне 1,5 - 2,0% в год, его вклад в рост ВВП не превысит 0,4 - 0,6 п. пунктов, а при увеличении после 2020 года темпа роста экспорта до 4 - 5% в год повысится до 0,8 - 1,5 п. пунктов прироста ВВП. Конечно, здесь сохраняется условность в оценке, связанная с пересечением данного фактора с предыдущим фактором, но с учетом того, что весь прирост ВВП раскладывался на введенные в модель факторы, мера условности этой оценки не превышает величину указанных доверительных интервалов. Метод расчета строится таким образом, что указанные оценки практически не включают взаимное пересечение факторов и могут рассматриваться как автономные, в отличие от самих факторов.

Оценка влияния динамики цен на нефть. Данная оценка строилась на основе введения в модель специально преобразованной динамики цен на нефть с учетом роста ее средневзвешенного уровня за последние семь лет и отклонения фактической динамики от динамики, дублирующей траекторию средневзвешенного уровня с некоторым статистически подобранным коэффициентом. Фактор цен на нефть кардинально изменил свой вклад в экономический рост после кризиса 2008 - 2010 годов. Если в 2000 - 2008 годы вклад этого фактора составлял от 1 до 2,5 п. пунктов прироста ВВП, а вместе с другими факторами внешнеэкономической конъюнктуры (рост экспорта углеводородов) достигал в отдельные годы 3,5 - 4 п. пунктов прироста ВВП, то в период после 2014 года его вклад не превышает 0,4 - 0,5 п. пунктов, а вместе с другими факторами внешнеэкономической конъюнктуры - 0,8 п. пункта прироста ВВП. Таким образом, этот фактор перестает быть определяющим.

Оценка факторов повышения эффективности человеческого и основного капитала. Обычно такая оценка осуществляется через оценку фактора роста совокупной производительности труда и капитала в неоклассической производственной функции, но часто за такой оценкой скрывается воздействие всех неучтенных факторов роста, включая конъюнктурные. Поэтому к изучению этих факторов следует подходить более конкретно. К факторам, которые обеспечивают повышение эффективности человеческого и основного капитала, относятся развитие высокотехнологичных отраслей промышленности, инновационных секторов и производственной инфраструктуры. Положительная роль этих направлений очевидна, но методическая оценка их вклада достаточно тонка и требует еще дальнейшей проработки. В целом она строится на гипотезе, что повышение относительной величины накопленного производственного, технологического и инновационного капитала в этих секторах создает основу для повышения эффективности основного капитала и роста производительности (эффективности) человеческого капитала во всех других секторах экономики и на установлении указанных зависимостей.

Общие исследования для различных стран, а также по российской статистике говорят о том, что относительное увеличение накопленного инфраструктурного и инновационного капитала обеспечивает лаговый рост эффективности капитала и труда с коэффициентом эластичности, равным примерно 0,35, что для развитых стран при равномерном сбалансированном росте соответствует величине вклада фактора повышения совокупной производительности труда и капитала примерно на уровне 1,2 п. пункта в год. Но далее, для более точных оценок этот коэффициент должен быть дифференцирован по секторам. Дифференциация его происходит с учетом следующих аспектов: лага распространения или передачи эффекта от роста капитала в этих секторах в повышение эффективности капитала в других секторах экономики; степени технологической или общей инновационности продукции исследуемых секторов; широты распространения (охвата) эффекта по другим секторам экономики.

Лаг в передаче эффекта наименьший в транспортном секторе: расширение сети дорог оказывает влияние на привлечение дополнительных инвестиций и рост общей их эффективности уже через 1 - 3 года. Для высокотехнологичных секторов усредненный лаг передачи эффекта в рост эффективности капитала и труда можно оценить в 2 - 4 года, для науки и образования - в 4 - 5 лет, а для медицины - 5 - 7 и более лет. Что касается технологического уровня и инновационности основного капитала секторов, то для транспорта его можно принять на уровне, сложившемся для основного капитала в целом, т.е. за единицу. Уровень технологичности и инновационности основного капитала и продукции отдельных высокотехнологичных отраслей промышленности в 2 - 3 раза выше, также он выше в прикладной науке и образовании (приближенно его можно оценить, например, через долю инновационной продукции отрасли в выпуске, публикуемую в статистических сборниках Росстата, а также в сборниках "Индикаторы науки"). Технологический и инновационный уровень здравоохранения пока отстает от среднего по экономике. Вместе с тем широта распространения (охвата) эффекта, фронт его влияния на эффективность капитала и труда у секторов образования и здравоохранения выше, чем у других направлений. Указанные дифференцированные оценки трех мультиплицирующих составляющих эффекта учтены как множители при коэффициенте эластичности эффекта по переменной, отражающей относительный рост накопленного инновационного или инфраструктурного капитала в исследуемой отрасли. Данная схема реализует подход к оценке потенциального роста производства (т.е. роста предложения продукции). Оценки роста народнохозяйственного спроса на продукцию, индуцированного финансированием тех или иных секторов, строятся на использовании детализированных схем "кейнсианского" подхода. Балансировка обоих подходов обычно достигается на долгосрочном периоде без существенных изменений коэффициентов загрузки мощностей и роста цен. Поэтому для оценок ожидаемого роста экономики за счет указанных факторов используется в основном производственный или факторный подход, отражающий рост предложения продукции. Эти оценки для вариантов долгосрочного прогноза в укрупненном виде приводятся в разделе 3.2 доклада о долгосрочном прогнозе.

По расчетам, вклад в прирост потенциального ВВП дополнительного увеличения финансирования программ повышения эффективности человеческого капитала на 1 п. пункт ВВП находится в интервале 0,1 - 0,3 п. пункта.

Расчеты показывают незначительный инфляционный эффект инвестиций в транспортную инфраструктуру и развитие высоко- и среднетехнологичных производств. Инфляционный эффект несколько выше при инвестициях в развитие человеческого капитала, но его уровень частично нивелируется изменением эффективности (производительности) соответствующих факторов производства.

Наиболее высокий относительный вклад в прирост ВВП от дополнительного увеличения финансирования на 1 п. пункт ВВП ожидается для высокотехнологичных отраслей промышленности (0,20 - 0,28 п. пункта) и научных исследований и разработок (0,20 - 0,25), на промежуточном уровне находится эффект от финансирования образования (0,15 - 0,23). Несколько ниже относительный эффект от программ обороноспособности и безопасности (0,10 - 0,16), здравоохранения и развития транспорта (0,10 - 0,13). Однако значение относительных эффектов от финансирования программ (направлений, секторов) в разные периоды различно, что обусловлено вышеупомянутыми лаговыми особенностями программ и, в некоторой мере, неравномерностью их финансирования. Так, максимальный эффект от финансирования программ обороноспособности и безопасности достигается в 2015 - 2018 годах, высокотехнологичных отраслей - в 2017 - 2020 годах, транспорта - в 2019 - 2021 годах, в то время как по остальным рассмотренным программам максимум наблюдается в период 2020 - 2022 годов.
Приложение 19
МИРОВЫЕ ЦИКЛИЧЕСКИЕ КОЛЕБАНИЯ И ИХ ВЛИЯНИЕ

НА РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ


За последние десятилетия мировая экономика прошла через несколько волн циклических кризисов. Определяющими для их формирования были циклические процессы, происходящие в экономике США. Для выявления циклов использован подход, совмещающий спектральный, историко-логический и экономический анализ динамики американской экономики в послевоенный период. Наиболее заметными были циклические колебания экономической динамики США с периодом около 10 лет и с характерными спадами или приостановками роста в 1981 - 1983, 1991, 2001 и 2008 - 2010 годах. В теории циклов колебания с таким периодом известны как циклы К. Жюгляра. Наряду с ними выделяются и более короткие циклические колебания экономической активности (бизнес-циклы Дж. Китчина) с периодом около 5 лет и более длинные с периодом 17 - 18 лет, а также длинные волны в экономической динамике, известные как волны Н. Кондратьева и связанные с крупными технологическими новациями, определяющими, по сути, смену технологических укладов. Последняя такая волна, индуцированная с развитием и внедрением IT-технологий, практически завершилась в начале текущего столетия.
Динамика ВВП США: фактические значения и расчетные

(прогнозные) значения по сумме шести основных экономических

циклов США

Рис. 1
Основные параметры циклов США представлены в таблице


┌────────────────────────┬───────────────┬───────────────┬────────────────┐

│ │ Период <*>, │ амплитуда │ год перехода │

│ │ лет │(в 2008 году), │к положительным │

│ │ │ в п. пунктах │ темпам роста │

│ │ │ ВВП │ │

├────────────────────────┼───────────────┴───────────────┴────────────────┤

│Инвестиционный цикл (J) │ 10,2 0,65 1957 │

│ │ (9,4 - 10,7) │

│ │ │

│Малый цикл (M) │ 5,5 (5 - 6) 0,84 1960 │



│ │ │

│Цикл Кондратьева (K) │ 32 - 36 0,62 1987 │

│ │ │

│Военный цикл │ 8,7 - 1940 │



│ │ │

│Цикл 1973 года │18,2 (16 - 19) 0,60 1978 │

│ │ │

│Цикл 1982 года │ 10,6 (9 - 12) 0,56 1985 │



└────────────────────────┴────────────────────────────────────────────────┘
--------------------------------

<*> Интервалы в значениях периодов показывают либо границы их изменения в течение времени, либо границы их колебания в послевоенный период.


Наряду с указанными относительно регулярными циклами отмечаются также циклические колебания экономической динамики, индуцированные внешнеэкономическими шоками (вызовами), например, ростом военных заказов в 1940 - 1944 годах и резкими всплесками нефтяных цен в конце 1973 года и в 1981 - 1982 годах. Кризисы нефтяных цен стали вызовами для американской экономики. Индуцированный ими заказ на разработку энергосберегающих и ресурсосберегающих и других эффективных технологий стал мощным импульсом для развития американской экономики в последующие 7 - 10 лет. В результате американская экономика перешла на новый технологический уровень и новый относительно стационарный режим.
Трансформационный цикл России

Рис. 2
Фактическая динамика ВВП США и сумма шести циклических колебаний, моделируемых гармоническими функциями различных периодов, наложенных на послевоенный тренд американской экономики, представлены на графике (рис. 1).

При построении расчетной траектории учтен дополнительно мультипликатор спада, который действует в период кризиса, и отражающий взаимное акселерирующее воздействие финансовой и производственно-экономической составляющих кризиса на этапе спада. Среднее значение кризисного мультипликатора в послевоенный период оценивается в 1,5, но в наиболее глубокие кризисы 1982 и 2009 годов оно возрастало до 1,8 - 2 крат.

Российской или советской экономике тоже были свойственны циклические колебания: индустриальный цикл с периодом около 10 - 12 лет, послевоенная восстановительная волна и циклы экономических реформ, активные фазы которых отделяются друг от друга интервалом времени примерно в 17 лет. Но все возникшие циклы не приобрели устойчивости и были "заторможены" и "погашены" в период структурной перестройки 1990-х годов, а трансформационный спад, начавшийся в 1989 году, имел переломную точку в 1998 году и сменился экономическим подъемом в начале 2000-х годов, который и завершил основную волну трансформационного цикла к 2008 году (рис. 2). Финансово-экономический кризис 1998 года завершил трансформационный спад и был вызван, в основном, внутренними причинами, но дополнительный импульс ему придало снижение мировых цен на нефть в конце 1997-х начале 1998 года и финансовый кризис, затронувший страны Юго-Восточной Азии.

В последнее десятилетие российская экономика все больше встраивается в мировую экономическую систему и в мировые циклические процессы, отвечая им колебаниями своей экономической динамики и одновременно выстраивая под их влиянием свою систему циклов.

Если мировой кризис 2000 - 2001 годов еще в малой степени повлиял на экономические показатели России, поскольку Россия перед этим только пережила очень глубокий внутренний структурный кризис и находилась на стадии восстановительного роста, то мировой кризис 2008 - 2010 годов оказался значительно более существенным для российской экономики. Падение цен на нефть и внешнего спроса, ипотечный кризис, отток капитала и падение дохода экспортеров мультиплицировано, но не однородно отразилось на динамике отраслей экономики.

С учетом возросшего воздействия мировых кризисов на российскую экономику при разработке прогноза социально-экономического развития на долгосрочную перспективу важно предвидение возможных спадов активности мировой экономики и оценка последствий их влияния на экономику России.

Хотя точное предвидение начала замедления и рецессии мировой экономики весьма затруднительно в силу наложения действия ряда разнонаправленных факторов, как ускоряющих, так и задерживающих переход к очередной фазе развития, тем не менее с достаточно высокой вероятностью можно говорить о неизбежности повторения фаз экономического спада, замедления или рецессии в силу сохранения действия внутренних процессов, формирующих циклическую динамику экономического развития, и прежде всего американской и европейской экономик в их взаимодействии.

Соединенные Штаты уже более 80 лет являются главным источником формирования мировых экономических циклов и их экспансии в Европу, а в последнее время и в Россию. В наибольшей степени втянуты в экономическую зависимость от США Великобритания, страны Евросоюза, а в последнее десятилетие и Россия. Зависимость Великобритании и стран Евросоюза от экономической цикличности США иллюстрируется следующим графиком на примере регрессионных зависимостей колебаний ВВП Германии от колебаний ВВП США относительно трендовых значений в послевоенные годы:

Степень зависимости достаточно велика, коэффициент регрессии между отклонениями от трендов немецкой и американской экономик составляет около 0,7. Единственно, для Германии в период 1990-х он был несколько ниже этого значения, что было связано с тем, что в этот период Германия была занята в большей степени внутренними проблемами (освоение восточных земель). Обратная зависимость американской экономики от европейской существенно меньше. Вместе с тем некоторая степень "заражения" США кризисом в Европе остается.

С учетом исторического анализа экономической динамики американской экономики и определяющих ее факторов можно говорить о трех возможных, но разновероятных сценариях ее развития.

Один из них отвечает ситуации инерционного развития уже сформировавшихся циклов без активного формирования новых финансово-инвестиционных волн, в частности, при непринятии активных мер поддержки кризисных экономик и отказе от масштабного использования фондов стабилизации, т.е. в условиях проведения жесткой политики финансовой консолидации, направленной на сокращение государственного долга.


Соотношение циклов США и Германии

В этом случае неизбежно понижение темпов американской экономики в 2013 - 2014 годах до 1 - 2%, замедление мировой экономики при развитии рецессии в Европе. В последующие годы ожидается, напротив, повышение темпов роста, которое с учетом развития инвестиционного цикла должно затем смениться паузой в экономическом росте или даже рецессией в районе 2017 - 2018 годов, а также во второй половине третьего десятилетия (2027 - 2028 годы). Эти сроки учитывают некоторое ускорение циклических процессов в экономике в последние десятилетия, в частности, сокращение сроков между нижними фазами циклов.

Вместе с тем в 2020-е годы после подготовительного периода и возможного технологического прорыва на рубеже 15 - 20-х годов вступает в положительную фазу VI кондратьевская волна, базирующаяся на новых достижениях био-, нано-, энерго- и материало-технологий, которые могут повысить средний темп роста американской экономики примерно на 0,5 п. пунктов, как это произошло в период развития и внедрения IТ-технологий.

Второй вариант прогноза соответствует продолжению политики поддержки модернизации американской экономики в сочетании с медленной сдержанной бюджетной консолидацией и успешным ослаблением зависимости от импорта энергоносителей в результате "сланцевой революции". Финансовая подпитка национальной экономики обеспечит (и уже обеспечивает) смягчение неизбежной фазы понижения темпов экономического роста в 2013 - 2014 годах с последующим их повышением в 2015 - 2017 годах до 2,5% и более. Вместе с тем и в этом случае средние темпы национальной экономики в 2010-е годы будут ниже, чем в предыдущие пятилетия, поскольку еще не решены основные бюджетно-финансовые проблемы, а недостаток новых технологических решений еще не создает достаточной потребности в наращивании инвестиционной активности. Этим сегодняшняя ситуация кардинально отличается от ситуации, сложившейся после кризиса 1981 - 1983 годов, когда вызванная кризисом последующая инвестиционная волна была направлена на обеспечение актуальных потребностей внедрения энергосберегающих технологий, электронизации технологических процессов и развития и внедрения новых IТ-технологий. По этой причине вплоть до 2021 года большая часть циклической волны может быть ниже долгосрочного тренда, сложившегося в послевоенные десятилетия. После подъема в 2015 - 2017 годах последующее циклическое замедление будет неизбежно, но уже со сдвигом до 1 - 2 лет, т.е. придется на период 2018 - 2020 годов. Не менее сильная кондратьевская волна в 2020-х годах ожидается и в этом варианте. Примерный вид динамики циклических колебаний экономики США и долгосрочного тренда представлен на рис. 3.


Прогноз цикла ВВП в США

Рис. 3
Возможен также сценарий, когда для преодоления углубляющейся рецессии в Европе и ее негативных последствий для американской и других экономик потребуются более масштабные финансовые вливания, чем планируется, с увеличением дефицита бюджета в 2013 - 2015 годах. В этом случае мощное финансовое стимулирование экономики приведет не только к восстановлению роста в 2014 - 2017 годах, но и к нарастанию нерешенных финансовых диспропорций, следствием чего будет и последующая неизбежная рецессия, но со сдвигом на 1 - 3 года по отношению к ожидаемой в основном варианте, т.е. уже 2020 - 2022 годы. При этом картина рецессии и последующего подъема будет более смазанной. Это обусловливается тем, что новая финансово-инвестиционная волна будет действовать в противофазе с инвестиционной волной, сложившейся еще в докризисные десятилетия и призванной обеспечить новую фазу обновления основного капитала в начале 2020 годов. Из-за этого сдвига и наложения инвестиционных волн может быть смазана и кондратьевская волна, поскольку масштабное финансирование нововведений начала 2020-х годов будет сдвинуто на более поздний период.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   49


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал