Экономика утилизации отходов обогащения урана


Таблица 3 Ожидаемое снижение себестоимости утилизации (конверсия+захоронение) и конверсии



Скачать 377.26 Kb.
страница2/3
Дата02.06.2018
Размер377.26 Kb.
1   2   3

Таблица 3

Ожидаемое снижение себестоимости утилизации (конверсия+захоронение) и конверсии

1 млн. т. ОГФУ за счет продажи плавиковой кислоты (долл. США)


Количество ОГФУ

Себестоимость утилизации ОГФУ

Себестоимость обесфтори-вания

Выручка от продажи HF на внешнем рынке

Прибыль от продажи HF

Итоговая себестоимость утилизации ОГФУ

Итоговая себестоимость обесфторивания

В расчете на 1 кг ОГФУ

$6,02

$1,26

$1,13

$0,56

$5,46

$0,7

В расчете на 1 млн. тонн ОГФУ

>$6 млрд.

$0,57 млрд.

>$500 млн.

>$250 млн.

>$5,7 млрд.

$0,7 млрд.

Отдельно необходимо остановиться на вопросе о рассмотрении ОГФУ как самостоятельного источника сырья для получения плавиковой кислоты. С учетом мировой цены 2,5 долл./кг себестоимость получения плавиковой кислоты из природных минералов будет гораздо ниже.

Для получения 1 кг плавиковой кислоты по технологии компании «Кожема» необходимо 2,1 кг ОГФУ. Себестоимость обесфторивания 1 кг ОГФУ составляет 1,26 долл. Таким образом, только себестоимость 1 кг плавиковой кислоты из ОГФУ составит 2,6 долл.

В итоге ОГФУ нельзя рассматривать в качестве коммерческого источника получения фтора.




  1. Утилизация обедненного урана в России

Ниже рассмотрены экономические проблемы, связанные с утилизацией обедненного урана, имеющего различное происхождение, включая Международный центр по обогащению урана и российско-казахский Центр по обогащению урана. Во всех случаях рассматривается безаварийный, не требующий дополнительных расходов на ликвидацию последствий аварии, сценарий развития событий. При рассмотрении принято, что частично расходы на утилизацию обедненного урана покрываются за счет реализации плавиковой кислоты, образующейся в результате обесфторивания ОГФУ, на мировом (более дорогом) рынке. За основу себестоимости утилизации урана приняты показатели компании URENCO. Соответственно принято, что утилизация подразумевает полную утилизацию обедненного оксида урана и обесфторивание ОГФУ. Многие данные оценены приблизительно в связи с общей закрытостью ядерной отрасли.


6.1. Обедненный уран отечественного происхождения
Стоимость утилизации. Существующие запасы ОГФУ отечественного происхождения, накопленные в России в основном в советский период, составляют порядка 700 000 тонн. Стоимость их обесфторивания по себестоимости URENCO составит 0,88 млрд. долл. Весь процесс утилизации с захоронением всего объема обедненного урана обойдется в 4,2 млрд. долл.

С учетом реализации плавиковой кислоты на мировом рынке, себестоимость всей утилизации обеденного урана составит порядка 4 млрд. долл. Себестоимость конверсии ОГФУ составит с учетом реализации плавиковой кислоты - 0,6 млрд. долл. Для сравнения, ежегодная выручка от продажи электроэнергии всех российских АЭС составляет порядка 3 млрд. долл., ежегодная выручка от продажи чуть более 5 млн. ЕРР в рамках контракта по продаже оружейного урана составляет свыше 0,4 млрд. долл.


Выбор способа утилизации. С одной стороны представители атомной отрасли утверждают, что контейнерное хранение ОГФУ гарантирует безопасность хранения до 100 лет. С другой стороны, в соответствии со «Стратегией развития атомной энергетики России в первой половине 21 века», одобренной федеральным правительством, обедненный уран рассматривается как сырье для крупномасштабной атомной энергетики на базе быстрых нейтронов после 2030 г. Это означает, что часть ОГФУ так или иначе должна быть обесфторена и храниться должным образом.

Росатом ведет работу по поиску технологий обесфторивания. В настоящее время в России планируется запуск одной промышленной установки по обесфториванию ОГФУ (W–ЭХЗ) на базе Электрохимического завода (ЭХЗ) по технологии компании «Кожема». Учитывая, что ежегодно в России оценочно нарабатывается свыше 4 тыс. тонн ОГФУ только из природного урана, добываемого в России, то одна установка W–ЭХЗ с объемом конверсии 10 тыс. тонн ОГФУ в год не способна быстро справится со всем объемом наработанного отвального гексафторида урана. Чтобы переработать уже накопленный объем российского ОГФУ с помощью одной установки потребуется 70 лет. С учетом вновь нарабатываемого ОГФУ период переработки превысит 100 лет. По заявлению генерального директора ЭХЗ, завод не будет завозить обедненный уран с других предприятий, так как «у нас своих отвалов хватит на десятки лет» [8].

Кроме французской технологии Росатом на базе Ангарского ЭХК ведет поиск отечественной технологии частичного обесфторивания.
Источники финансирования. Утилизация запасов ОГФУ отечественного происхождения – это закрытие долгов прежних десятилетий, когда мало кто задумывался о том, что атомная энергетика это не только «дешевая» энергия, но и дорогостоящие отходы. Обеденный уран – аналог того, что происходит с другими ядерными отходами, такими, как отработавшее ядерное топливо и того, что связано с выводом из эксплуатации атомных станций. Отложенные когда-то решения привели к тому, что их стоимость стала непосильным бременем для отрасли.

Например, в случае проблемы финансирования демонтажа старых АЭС предлагается решение, отложенное на несколько десятилетий. Но даже с учетом отложенных решений дефицит средств на вывод из эксплуатации уже составляет свыше 6 млрд. рублей и будет расти, так как закладываемые сегодня средства на вывод из эксплуатации мизерны1,3% от выручки от продажи всей электроэнергии российских атомных станций, что составляет порядка 1 млрд. рублей в год.

В качестве первого возможного источника финансирования можно теоретически рассматривать процесс обесфторивания. Но по экономическим показателям этот источник не окупает обесфторивание, не говоря уже о всей утилизации (см. п. 5). Это подтверждают представители отрасли, например, генеральный директор АЭХК, утверждает, что конверсия убыточна.

Вторым источником финансирования теоретически должны быть отчисления от стоимости услуг по обогащению урана. По заявлению генерального директора АЭХК, «стоимость услуг по обогащению урана учитывает все затраты, связанные с обращением гексафторида урана и продуктам его переработки» [18]. По утверждению экс-министра атомной энергии А.Ю. Румянцева, «в условиях контрактов специальной компенсации затрат разделительных предприятий по хранению и утилизации хвостов не предусматривается поскольку эти затраты учитываются в ценах на поставляемую продукцию действующих на мировом рынке» [19]. Из этих заявлений можно сделать вывод, что в целом отчисления на финансирование утилизации ОГФУ теоретически предполагаются в стоимости услуг по обогащению урана или в стоимости конечной продукции, но эти отчисления не выделены в отдельную статью в себестоимости. Это подтверждается тем фактом, что до сих пор не определена себестоимость обесфторивания и утилизации ОГФУ, а значит неизвестно, каковы должны быть размеры отчислений. До сих пор даже не сделан выбор технологии обесфторивания, а отечественные технологии находятся в стадии разработки.

Как вариант источника финансирования логично было бы создание специального фонда по аналогии с фондом вывода из эксплуатации атомных станций, который функционирует за счет отчислений из выручки атомных станций. Отчисления в этот фонд должны производиться из стоимости услуг на обогащение урана для отечественных и зарубежных АЭС.

Но, скорее всего, такого фонда, специального счета или резерва нет и не предполагается. Косвенно это подтверждает тот факт, что в течение последних месяцев, когда идет дискуссия вокруг утилизации ОГФУ Ангарского Электрохимического комбината, руководство комбината и Росатома не упомянули о таком фонде или резерве, что явно усилило бы позицию представителей ядерной отрасли в публичных дебатах. Но даже если бы этот фонд или резерв существовал, то отчисления, по крайней мере, из стоимости услуг для отечественных АЭС явно не соответствовали бы необходимому финансированию. Стоимость свежего топлива для отечественных АЭС ниже мировых цен приблизительно в 4-5 раз, что в основном обусловлено низкой себестоимость обогащения – приблизительно в 2-3 раза ниже мировой себестоимости (см. ниже). Даже с учетом паритета покупательной способности и «более экономичного обогащения» урана на отечественных предприятиях стоимость услуг обогащения не может включать достаточное резервирование средств на утилизацию ОГФУ. В таких условиях отчисления на утилизацию ОГФУ явно не соответствовали бы необходимым потребностям.

Третий возможный и вполне реалистичный источник финансирования конверсии и утилизации ОГФУ – федеральный бюджет. Можно с высокой долей вероятности ожидать, что в условиях дефицита средств на строительство новых АЭС Росатом обеспечит конверсию и хранение/захоронение обедненного урана очередной федеральной целевой программой с финансированием из федерального бюджета, как это происходит с финансированием строительства новых АЭС.


    1. Обедненный уран, ввозимый из Западной Европы


Происхождение западноевропейского обедненного урана. В Россию ввезено/планируется к ввозу как минимум 155 000 тонн ОГФУ из Западной Европы, из которых с учетом частичного возврата и внутреннего использования оставлено или будет оставлено на вечное хранение, по разным оценкам, 67-80% от изначально ввезенного ОГФУ [2, 3]. В настоящей работе объем отвального гексафторида урана западноевропейского происхождения, не представляющего экономической ценности с точки зрения дальнейшего обогащения, оценивается в 125 000 тонн. Часть западноевропейского ОГФУ (из Германии) хранилась и, возможно, хранится до сих пор на Ангарском Электрохимическом комбинате [18]. По данным Техснабэкспорта, ввоз ОГФУ из Западной Европы на Ангарский ЭХК продолжается по сей день.

Ввозимый ОГФУ с обогащением 0,3% закупается у западноевропейских компаний по символической цене – 0,6 долл. за килограмм урана (цена хлебобулочных изделий). Для сравнения, стоимость природного урана достигает 200 долл. за килограмм урана, что в более чем 300 раз дороже, чем западноевропейское урановое сырье. Это четко показывает, что западноевропейские компании никоим образом не рассматривают ОГФУ как «ценное энергетическое сырье». Покупаемое сырье переводится в федеральную российскую собственность и поставляется на четыре предприятия по обогащению урана. Общая стоимость ввозимого ОГФУ составляет порядка 140 млн. долл.

На обогатительных предприятиях западноевропейский ОГФУ обогащается в рамках отдельных контрактов на услуги по обогащению с компаниями-поставщиками ОГФУ. В результате переработки из ОГФУ выделяется обогащенный уран, который поставляется обратно в страны-поставщики обеденного урана. Объем направляемого обратно урана около 10% от ввозимого – около 15 000 тонн ОГФУ. Оставшиеся урановые хвосты после повторного обогащения проходят еще одно обогащение для внутренних нужд. В итоге после всех обогатительных операций в России остается до 125 000 тонн обедненного гексафторида урана западноевропейского происхождения с обогащением 0,1%.

С правовой точки зрения, контракты на покупку ОГФУ противоречили редакции пункта 3 статьи 48 федерального закона «Об охране окружающей среды», действовавшей на момент заключения контрактов. В соответствии с Законом, ввоз в Российскую Федерацию радиоактивных отходов и ядерных материалов из иностранных государств в целях их хранения или захоронения запрещается. Это противоречие послужило поводом для иска Гринпис России против компаний, занимающихся ввозом ОГФУ из Западной Европы. Несмотря на то, что иск не был удовлетворен (суд потребовал доказательства, что эти контракты действительно существуют), в апреле 2007 г. рассматриваемая статья федерального закона «Об охране окружающей среды» была изменена, и из нее было изъято упоминание «ядерных материалов», к которым относится ОГФУ. В новой редакции статьи контракты на ввоз ОГФУ из других государств с целью хранения оказываются полностью легализованными.

По заявлению руководителя Росатома, прозвучавшему в Ангарске на встрече с журналистами 22 июня 2007 г., больше такие контракты заключаться не будут, а действующие не будут продлены, поскольку до сих пор не решен вопрос химической опасности ГФУ. Возможно, что реальной причиной отказа является необходимость освобождения мощностей обогатительных предприятий под другие международные проекты (см. ниже).

Стоимость утилизации. Стоимость утилизации 125 000 тонн ОГФУ западноевропейского происхождения (оценка на основе различных данных [2, 3]), исходя из расчетов URENCO, составляет свыше 750 млн. долл., из которых обесфторивание составляет около 160 млн. долл. С учетом реализации плавиковой кислоты стоимость составит порядка 680 млн. долл. и 90 млн. долл. соответственно.

Источники финансирования утилизации. Приобретая ОГФУ из Западной Европы в федеральную собственность, Росатом берет на себя обязательства по утилизации всех отходов, которые образуются при переработке этого сырья. В этом случае (если не обращать внимания на подозрительно низкую цену покупаемого «ценного энергетического сырья») ОГФУ из Западной Европы становились бы частью ОГФУ отечественного происхождения. Но на самом деле помимо покупки сырья предприятия Росатома выступают и в качестве поставщика услуг по обогащению этого сырья. В качестве клиента услуг выступают компании-поставщики ОГФУ, и утилизация вторично обедненного урана, образующегося в результате до-обогащения должна входить в стоимость услуг по обогащению.

Западноевропейские компании оплачивают услуги обогащения, а предприятия Росатома теоретически должны распорядиться с получаемыми средствами таким образом, чтобы зарезервировать средства как минимум на конверсию ОГФУ и безопасное хранение обедненного урана. Однако в структуре цены по контрактам с зарубежными компаниями конверсия ОГФУ или тем более его утилизация отсутствует. В соответствии с письмом Минатома от 29 сентября 2003 г. № 01-5328-деп., «цены на оказание услуг по обогащению давальческого уранового сырья определяются на договорной основе с учетом текущих мировых цен на подобные работы. В связи с этим калькуляция себестоимости производимых работ в рамках международных контрактов не составлялась».

Сама выручка от обогащения западноевропейского ОГФУ, по данным Счетной палаты, «распределялась Минатомом ОАО «Техснабэкспорт» и предприятиями Минатома России на основании протоколов совещаний в Минатоме России» [20]. В результате распределения выручки ОАО «Техснабэкспорт» - официальный контрактор с российской стороны - получал 35% выручки, а выручка российских предприятий составляла 65%. Сложно сказать, каким образом при этом учитывались расходы на утилизацию урановых хвостов в результате переработки западноевропейского сырья. Скорее всего, таких расчетов не делалось.

Ниже приведена попытка оценить, какую часть в стоимости услуг обогащения западноевропейского ОГФУ должны занимать отчисления на утилизацию продуктов обогащения - 125 000 тонн ОГФУ с обогащением 0,1%.

Под «текущими ценами на обогащение» в письме Минатома подразумевается стоимость единицы разделительных работ. В случае с западноевропейскими компаниями, исходя из данных Cчетной палаты, стоимость ЕРР, скорее всего, составляет 70 долл. [20] Для сравнения, спотовая цена ЕРР на мировом рынке превышает 100 долл., а реальная себестоимость обогащения на российских обогатительных предприятиях по оценкам [4], а также расчетов сделанных на основе данных федеральных бюджетов составляет 20-35 долл. за ЕРР (см. ниже).

Всего для до-обогащения 155 000 тонн ОГФУ, было использовано (продано западноевропейским компаниям) оценочно порядка 25 млн. ЕРР [4].

Выручка от продажи этого количества ЕРР при стоимости ЕРР 70 долларов составила/должна составить порядка 1,75 млрд. долл., из которых, судя по данным Счетной палаты, 35% (0,61 млрд. долл.) оставалась у посредника сделок – ОАО «Техснабэкспорт», и 65% (1,14 млрд. долл.) уходила на счета предприятий. Таким образом, стоимость ЕРР, которая в итоге реализовывалась предприятиями, составляла 45 долл./ЕРР.

В результате до-обогащения образовывалось до 140 000 тонн ОГФУ с более низким обогащением (до 0,2%). Полученный ОГФУ проходил еще одну стадию до-обогащения с получением на выходе порядка 125 000 тонн ОГФУ с обогащением 0,1%. Полученный в результате уже второго до-обогащения полезный уран использовался для внутренних нужд российской ядерной отрасли: для получения урана природного обогащения и/или урана с обогащением 1,5% для разубоживания оружейного урана, продаваемого в США.

Допустим, что в процессе второго до-обогащения западноевропейского ОГФУ для внутренних нужд было/будет израсходовано порядка 57 млн. ЕРР: 53 млн. ЕРР для получения 13 000 т 1,5% ОГФУ и порядка 4 млн. ЕРР для получения природного урана.

Себестоимость услуг обогащения с целью получения 1,5% урана, в соответствии с данными федерального бюджета, из которого компенсируются работы по получению 1,5% урана, составляет порядка 35 долл./ЕРР: федеральный бюджет на оплату 5,3 млн. необходимых ЕРР [20] выделяет/компенсирует порядка 5,3 млрд. рублей. При этом США оплачивают услуги по обогащению по цене порядка 80 долл./ЕРР [4].

Себестоимость обогащения с целью получения природного урана можно также оценить в 35 долл./ЕРР.

В сумме выручка предприятий от реализации (в основном через федеральный бюджет) 57 млн. ЕРР, используемых для повторного до-обогащения, составляет 2 млрд. долл. Это средства, получаемые непосредственно обогатительными предприятиями.

Для обогащения всего объема западноеровпейского ОГФУ было/будет использовано 25+57=82 млн. ЕРР. В сумме выручка обогатительных предприятий составила/составит порядка 1,14+2=3,14 млрд. долл. приблизительно за 10 лет. При этом необходимо обратить внимание, что подавляющая часть всего до-обогащения осуществляется по мировым ценам ЕРР для стран Западной Европы и США, но значительная доля выручки оказывается в федеральном бюджете.

При необходимых расходах на утилизацию 680 млн. долл. (с учетом реализации плавиковой кислоты) необходимые отчисления для утилизации 125 000 тонн ОГФУ составят в среднем 8,3 долл./ЕРР или 18-23% от стоимости ЕРР для обогатительных предприятий, реализующих свои услуги за 35 и 45 долл./ЕРР.

С точки зрения расходов на обесфторивание, 90 млн. долл., необходимых для конверсии 125 000 тонн ОГФУ при условии реализации плавиковой кислоты на мировом рынке потребуют отчислений в размере 1,1 долл./ЕРР или 2,4-3,1% от стоимости ЕРР для обогатительных предприятий.

С учетом выручки утилизация 125 000 тонн ОГФУ составит 22% от всей выручки обогатительных предприятий и соответственно конверсия ОГФУ – около 3%.

Можно предположить, что указанные отчисления не производились и средства на конверсию и утилизацию ОГФУ западноевропейского происхождения в размере 90-680 млн. долл. соответственно не были аллокированы на отдельных счетах обогатительных предприятий.

Следует отметить, что приводимые средние данные не отражают соотношения ЕРР/кг ОГФУ, так как в каждом отдельном контракте при разных условиях обогащения образуется различное количество обеденного урана.

Необходимо помнить, что значительные средства от продажи услуг обогащения направлялись в федеральный бюджет. Если представить, что все средства оказываются у предприятий, то выручка от обогащения отвалов западноеровпейского происхождения составила бы 6 млрд. долл. из расчета 70 и 80 долл./ЕРР за обогащение в рамках контракта с западноевропейскими компаниями и контракта по продаже оружейного урана соответственно. В этом случае процент отчислений на утилизации ОГФУ составил бы 10-11% от стоимости ЕРР для обогатительных предприятий, что корреспондируется с данными URENCO, в соответствии с которыми доля отчислений на утилизацию ОГФУ в стоимости обогащения составляет 12,6%.
6.3. Обедненный уран, получаемый в рамках международных проектов
Наработка обедненного урана. Из планируемых проектов известны Международный центр обогащения урана (МЦОУ) и российско-казахский Центр обогащения урана. В обоих случаях проекты будут осуществляться на базе Ангарского ЭХК. Порядок работы проектируемого Международного центра обогащения урана пока не определен и количество ОГФУ, которое будет образовываться в МЦОУ неизвестно. Возможно, МЦОУ будет всего лишь правовой формой для реализации продукции российско-казахского Центра по обогащению урана.

Что касается российско-казахского Центра, то известно, что предприятие планирует перерабатывать 6 000 тонн урана в год. Для переработки такого количества урана будет использовано 5 млн. ЕРР. Если принять, что на выходе будет 700 тонн урана обогащением 4,5% и урановые отвалы обогащением чуть более 0,2%, то ориентировочно в результате обогащения 6000 тонн природного урана будет производиться 7 800 тонн ОГФУ в год.1


Стоимость утилизации. Стоимость утилизации 7 800 тонн ОГФУ, который будет ежегодно образовываться в российско-казахском Центре, составляет с учетом реализации плавиковой кислоты свыше 42 млн. долл., в том числе обесфторивание около 5,5 млн. долл.

При реализации услуг обогащения по цене 80 долл./ЕРР, ежегодная выручка предприятия за счет обогащения составит 400 млн. долл. Таким образом, доля конверсии и утилизации в стоимости услуг обогащения должна составлять 1,3% и 10,5% соответственно.

В пересчете на конечную продукцию каждый килограмм урана обогащенного до 4,5%, должен содержать в своей цене 60 долл. на утилизацию ОГФУ, в том числе 7,8 долл./кг на обесфторивание ОГФУ. В пересчете на единицу разделительных работ отчисления должны составлять 8,4 долл./ЕРР на утилизацию, в том числе 1,1 долл./ЕРР на обесфторивание.
Источники возможного финансирования.

Порядок и источники финансирования утилизации ОГФУ МЦОУ не определены. Доступной информации о том, из каких источников будет утилизироваться ОГФУ, образующийся в российско-казахском Центре по обогащению урана также нет.

Теоретически источником финансирования должны быть отчисления из стоимости услуг за обогащение. Конверсия и утилизация ОГФУ должны быть заложены в цену контрактов по обогащению урана отдельной строкой и резервироваться на отдельном счете по аналогии со специальным счетом для финансирования мероприятий по выводу из эксплуатации атомных станций.

В качество второго варианта финансирования может быть создание резерва, в котором изначально будут размещены средства на утилизацию ОГФУ. При указанных условиях обогащения и 20-летнем сроке работы такое резервирование должно составить 840 млн. долл. на утилизацию ОГФУ, в том числе 110 млн. долл. на обесфторивание. Мировая практика показывает, что это возможно. Компания LES – подразделение западноевропейской URENCO - при подаче заявки на лицензию на строительство предприятия по обогащению урана в 2004 г. в Lea County (США) мощностью приблизительно равной мощности планируемого совместного предприятия на базе Ангарского ЭХК, указала о резервировании 731 млн. долл. на утилизацию ОГФУ (по мнению некоторых экспертов, эта цифра явно занижена). Необходимо отметить, что это была четвертая попытка компании LES, так как предыдущие попытки построить завод по обогащению урана в других местах закончились неудачей из-за общественной оппозиции. Главной причиной обеспокоенности местного населения была как раз проблема хранения и утилизации обедненного гексафторида урана.

Тактика, выбранная компанией LES, четко показывает, что население не верит в то, что обогатительные предприятия обеспечат безопасное хранение и утилизацию ОГФУ. Накопленные запасы ОГФУ в США это хорошо иллюстрируют. Общественная дискуссия вокруг МЦОУ в России повторяет ситуацию с деятельностью компании LES в США.



  1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал