Историческая демография: теория и метод



страница7/13
Дата02.06.2018
Размер3.82 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Снова на восток и на юг

После великого кризиса XIV–XV вв., несмотря на то, что чума вызвала демографический спад и многие земли и населенные пункты оказались заброшены, движение на восток не прекратилось. Колонизация земель, захваченных у славян, стала неотъемлемой частью территориальной политики Пруссии и Австрии в XVI–XVII вв. Подсчитано, что с последней четверти XVII в. до окончания царствования Фридриха II (1786) Пруссия, расширившая свои пределы, приняла 430 тыс. иммигрантов, что способствовало росту и укреплению государства и последующей германизации территорий. Затем последовала эмиграция в Венгрию, которую Фенске за период с 1689 г. до конца XVIII в. оценивает примерно в 350 тыс. человек. Другой поток устремился в Поволжье по инициативе императрицы Екатерины, которая, стремясь укрепить восточные территории, с 1762–1764 гг. стала проводить политику поощрения иммиграции, каковая и продолжалась до самого конца столетия. В конце века некоторые переселенцы достигли Причерноморья. Значительным было и движение в Польшу.

Заселение Нижнего Поволжья заслуживает отдельного разговора. Перепись населения Российской империи 1897 г. фиксирует в Самарской и Саратовской губерниях, где и находились поволжские колонии, около 400 тыс. жителей немецкого происхождения (за вычетом вернувшихся на родину, ассимилировавшихся и пр.). Здесь тоже во всю силу проявился «эффект основателя»: 27 тыс. первоначальных колонистов, прибывших, как уже было сказано, на эти земли в 1762–1764 гг., увеличили свою численность по меньшей мере в 15 раз на протяжении немногим более чем четырех поколений, что свидетельствует о высоком потенциале развития хорошо спланированных поселений, располагающих земельными ресурсами, технически оснащенных и организованных.

Второе направление завоевания и заселения, происходившее в основном в XVIII в., осуществлялось внутри Российской империи и представляло собой движение на юг, к Черному морю. В том же 1764 г., когда была основана немецкая колония в Поволжье, началось и переселение в Новороссию, протянувшуюся от Западного Буга до Северского Донца и бывшую в то время приграничной территорией. После поражения Турции в русскотурецкой войне 1768–1774 гг. и окончательного присоединения Крыма в 1783 г. это движение крепнет стараниями Потемкина, который был назначен губернатором Новороссии и Азова.

Наконец, проблема безопасности границ с Турецкой империей вынудила Австрию способствовать расселению колонистовземледельцев разного, преимущественно немецкого, происхождения в приграничных зонах, в особенности вдоль Дуная, от впадения в него Савы до Железных Ворот. Тщательное планирование, наличие свободной земли, высокий уровень аграрной техники вместе с внедрением новых культур (картофеля, табака) привели к тому, что эта иммиграция тоже прошла успешно.

В конце XVIII в. завоевание пространства на континенте - и военнополитические действия, заселение, и размещение колонистов - окончательно завершается. Открытые, незаселенные пространства остались лишь на Крайнем Севере; не осталось больше слабо или недостаточно заселенных пространств, куда могли бы устремиться потоки переселенцев. Демографические процессы в Европе стабилизировались, и изменить их могли только насильственные военные действия.



Консолидация

Один из аспектов интенсивного освоения пространства заключается в развитии сети городов: это - решающий фактор стабилизации и консолидации населения. «Город» в основном определяется численностью населения, это - решающий критерий, хотя имеют немаловажное значение и другие факторы, такие как доля жителей, не занятых в сельском хозяйстве; наличие профессиональной специализации, плотность населения.

В таблице 2.1 урбанизация оценивается исходя из того, что городским считается население, проживающее в населенных пунктах с числом жителей более 10 тыс. чел.: это ограничение гарантирует наличие вышеупомянутых характеристик.

На рисунке же 2.4 городами считаются населенные пункты, превысившие порог в 12 тыс. жителей. Критерии равноценны, однако следует иметь в виду, что при чрезмерном занижении порога мы рискуем включить в число городов поселения с растущей численностью жителей, занятых в сельском хозяйстве, и низкой функциональной специализацией, а это может привести к чрезмерному размыванию понятия города и городского населения.





Источник: Bairoch P., Batou J., Chèvre P., La population des villes européennes de 800 à 1850, Droz, Genève, 1988.

Страна

1500

1550

1600

1650

1700

1750

1800

1 Скандинавия

0,9

0,8

1,4

2,4

4,0

4,6

4,6

2 Англия и Уэльс

3,1

3,5

5,8

8,8

13,3

16,7

20,3

3 Шотландия

1,6

1,4

3,0

3,5

5,3

9,2

17,3

4 Ирландия

0

0

0

0,9

3,4

5,0

7,0

5 Голландия

15,8

15,3

24,3

31,7

33,6

30,5

28,8

6 Бельгия

21,1

22,7

18,8

20,8

23,9

19,6

18,9

7 Германия

3,2

3,8

4,1

4,4

4,8

5,6

5,5

8 Франция

4,2

4,3

5,9

7,2

9,2

9,1

8,8

9 Швейцария

1,5

1,5

2,5

2,2

3,3

4,6

3,7

10 Северная Италия




15,1

16,6

14,3

13,6

14,2

14,3

11 Центральная Италия

12,4 (суммарно 10, 11, 12)

11,4

12,5

14,2

14,3

14,5

13,6

12 Южная Италия




11,9

14,9

13,5

12,2

13,8

15,3

13 Испания

6,1

8,6

11,4

9,5

9,0

8,6

11,1

14 Португалия

3,0

11,5

14,1

16,6

11,5

9,1

8,7

15 АвстрияБогемия

1,7

1,9

2,1

2,4

3,9

5,2

5,2

16 Польша

0

0,3

0,4

0,7

0,5

1,0

2,5

Регион






















1–6 Северозапад

6,6

7,2

8,2

10,9

13,1

13,6

14,9

7–9 Центр

3,7

4,0

5,0

6,0

7,1

7,5

7,1

10–14 Средиземноморье

9,5

11,4

13,7

12,5

11,7

11,8

12,9

15–16 Восток

1,1

1,2

1,4

1,7

2,6

3,5

4,2

Европа

5,6

6,3

7,6

8,3

9,2

9,5

10,0

Примечание: Процент населения городов с 10 тыс. и более жителей по отношению ко всему населению.

Источник: De Vries J., European Urbanization, 1500–1800, Harvard University Press, Cambridge (Mass.), 1984.

Рост урбанизации - надежный показатель устойчивости системы расселения. Появление городской структуры связано с наличием густонаселенной сельской местности, производящей прибавочный продукт, достаточный для обмена с городом и позволяющий последнему перейти к производственной и профессиональной специализации. Городские центры, за редкими исключениями, не возникают в кочевых или полускотоводческих культурах или на слабозаселенных площадях. Города, в свою очередь, консолидируют население и способствуют освоению пространства еще и потому, что, раз возникнув, они могут прийти в упадок, но исчезают довольно редко: по крайней мере, об этом свидетельствует опыт последних столетий. Де Врис насчитывает в Европе (кроме России и Балкан) в 1800 г. 364 города с населением 10 тыс. жителей; еще 15 городов достигли этой цифры вскоре после 1500 г., но не попали в перечень, относящийся к 1800 г. В этих 15 городах уровень населения сократился; но такие города составляют очень малую часть от вошедших в список 1880 г. городов, чье население уменьшилось (примерно каждый 25й), и немного более существенную, но все равно скромную долю (один из десяти) от тех 154 городов, в которых насчитывалось более 10 тыс. жителей в 1500 г. В таблице 2.1 представлено развитие урбанизации с 1500 по 1800 г. в Европе в тех ее пределах, какие были обозначены выше. Процент населения, живущего в городах с численностью более 10 тыс. чел., возрастает с 5,6 до 10%, но различными темпами в зависимости от региона: медленнее в Средиземноморье (уже в 1500 г. более урбанизированном, чем остальная часть Европы), быстрее - в западных и северных областях. В 1500 г. урбанизация была очень слабой на кельтской окраине Британских островов, в Скандинавии, Польше, Австрии и Богемии (между 0 и 2 %); средней в Англии, Франции, Германии (3–4 %) и в Испании (6 %); высокой в Италии (12 %); максимальной в Нидерландах (18 %). В 1800 г. северозапад Европы более урбанизирован (15 %), чем Средиземноморье (13 %); сильно отстают Скандинавия, Германия, АвстрияБогемия (5 %) и Польша. Однако рост урбанизации в этот период проходил неравномерно, с фазой ускорения между 1550 и 1650 гг. и фазой застоя в первой половине XVIII в.

Рисунок 2.4, на котором представлено распределение по европейской территории городов, в которых с 1500 по 1800 г. жили 12 тыс. и более жителей, дает ясное представление о том, насколько плотна была сеть городов: она явно разрежается к востоку от линии, образованной Адриатическим морем, направлением Венеция - Штеттин и проливами, отделяющими Скандинавский полуостров от континента. Со временем процесс урбанизации интенсифицировался по мере продвижения на север: если взять города, превышающие в течение каждого века предел в 50 тыс. жителей, то есть «большие города», можно увидеть, что к северу их становится все больше. В 1200 г. из семи городов, в которых число жителей предположительно превышало 50 тыс. чел., три находились в Испании (Кордова, Гранада и Севилья), два - в Италии (Палермо и Венеция); два оставшихся - это Париж и Кельн.

В конце XVIII в. завершается великий процесс освоения и консолидации европейского пространства. Продвижение на восток закончилось; расселение на севере достигло естественных пределов; крайний юговосток, граничащий с азиатскими степями, с укоренением там достаточного количества сельского населения приобрел четкие границы. Сформировалась густая развитая сеть городов. Ускоренный демографический рост XVIII в. вызвал повышенный спрос на продукты сельского хозяйства, и площади пашен и пастбищ повсеместно расширялись за счет лесов и пустошей. В Англии пахотные земли и пастбища увеличились с примерно 8 млн га в XVIII в. (Грегори Кинг, один из выдающихся политэкономов, оценивал количество пахотных земель в 4,45 млн га - Давенант уменьшил эту цифру до 3,6 млн - и пастбищ в 4,05 млн га) до 11 млн в 1800 г.; во Франции площадь обрабатываемых земель с середины XVIII до середины XIX в. увеличилась примерно на треть; аналогичный рост зафиксирован повсеместно. Но перед нами уже другой мир: технический прогресс и механизация позволяют обрабатывать земли, ранее целинные или залежные; появляются новые источники энергии; набирает силу индустриализация. Пространство перестает быть сдерживающим фактором: в следующем столетии оно будет колоссально расширено за счет колонизации огромных территорий на севере и юге Африки, в Сибири и в еще более дальних краях.



3. ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ

Неурожаи и голод

Неурожаи в Европе - обычное дело, они случаются по несколько раз при жизни одного поколения. Сопоставление статистических рядов, обозначающих цены на товары широкого потребления и смертные случаи, позволяют провести систематическое исследование связи между краткосрочными колебаниями первых и вторых, как то было предложено в 1946 г. Жаном Мевре. Логика исследования такова. Народонаселение доиндустриальной эпохи потребляло преимущественно зерновые в виде хлеба, булок, лепешек, каш и так далее - это и составляло основную пищу огромной массы населения. Когда, преимущественно по причине погодных условий, случался неурожай, цены росли. Тот, кому приходилось приобретать муку или хлеб для пропитания, убеждался в снижении своей покупательной способности, а в крайних случаях бывал вынужден отказаться от потребления. Иногда можно было пренебречь недостатком зерновых лучшего сорта, приобретая второстепенные зерновые, но чаще всего в неурожайные годы не хватало почти всех основных продуктов. Уменьшение доступности продуктов питания означало для многих ослабление организма и вероятную смерть от голода или, чаще, от инфекционных болезней с эпидемическим распространением. Таким образом, за резким повышением цен следовало увеличение смертности. Разумеется, неурожаи вели и к другим демографическим изменениям: снижались брачность и число зачатий, и почти всегда возрастала мобильность голодающих, обездоленных и нищих, игравшая заметную роль в распространении эпидемий.

В этой довольно прочной логической цепочке есть несколько слабых звеньев. Вопервых, цены обозначают рыночную стоимость пшеницы или другого зерна, но мы не знаем, какая часть продовольственных ресурсов покупалась на рынке (к тому же при резком росте цен потребление явно снижалось), а какая непосредственно производилась и потреблялась, обменивалась или предоставлялась в качестве выплаты за проделанную работу. К тому же возникновение эпидемии часто было социальным, а не биологическим следствием неурожая. В голодное время и без того значительное количество нищих и бродяг чрезмерно увеличивалось, усиливался приток людей в города; постоялые дворы, приюты и госпитали переполнялись; все это способствовало распространению эпидемических инфекций.

Хронология больших продовольственных кризисов в Европе, часто связанных с погодными условиями, в общих чертах довольно хорошо известна, особенно начиная с XVI в., периода, от которого сохранились многочисленные данные о ценах и смертных случаях. Сведения о предшествующих столетиях не столь точны и обильны, но большинство из них относятся ко второй половине XIII и первой половине XIV в., и это свидетельствует о том, что долгий демографический рост в Средние века начинает порождать сильную нехватку ресурсов.

В Англии повышение цен, указывающее на продовольственные кризисы, в общем и целом оказывало умеренное воздействие на количество смертных случаев. Взлет цен в 1647–1649 гг. не сильно повлиял на показатели смертности; в 1690е гг. выдалось несколько лет, отмеченных крайне высокими ценами в сочетании со значительным падением реальной заработной платы, но смертность оказалась даже чуть ниже среднего уровня. Точно так же очень высокие цены 1710 г., взлетевшие до небес вследствие неурожая, вызванного суровой зимой, не привели к скольконибудь заметному увеличению смертности.

Английская хронология не совпадает ни с шотландской, ни с голландской, ни с французской. Во Франции последствия продовольственных кризисов XVII и первой половины XVIII в. были очень тяжелыми: достаточно вспомнить кризис 1628–1632 гг., сопровождавшийся чумой; кризис «Фронды» в 1649–1654 гг. и еще два катастрофических кризиса, когда количество смертей удваивается - в 1693–1694 и 1709–1710 гг. К концу царствования Людовика XIV кризисы, характерные для традиционного типа воспроизводства, слабеют и сходят на нет. В Германии общая картина продовольственных кризисов, умноженных разрухой, которую причинила Тридцатилетняя война, показывает, судя по всему, что эта страна выходит из экономической ситуации, присущей традиционному типу воспроизводства, позже, чем Франция: если в 1693 и 1709 гг. кризисы поразили обе страны, то годы 1740–1741, 1771–1774 и 1816–1817 памятны как время голода и высокой смертности только в Германии.

Пиренейский полуостров и Италия были подвержены частым продовольственным кризисам в XVI–XVII вв., что засвидетельствовано документально, хотя разница в климатических и географических условиях не позволяет прийти к какимто обобщениям. В XVIII в. положение вроде бы улучшается, но кризис 1764–1767 гг. имел катастрофические последствия как для Испании, так и для Италии (особенно на юге), а общеевропейский кризис 1816–1817 гг. вызвал значительный рост смертности в Италии.

Сопоставление различных данных показывает, что с XVI до начала XIX в. значительные повышения цен на зерновые, как правило, вследствие сокращения доступного продовольствия, порождают заметное увеличение смертности, однако эту связь вовсе нельзя считать всеобщей и механической, что следует из рисунка 3.2, относящегося к кризису 1709 г. (когда весь континент покрылся льдом) в Англии, на севере Франции и в Тоскане.

На севере Франции (на рынках Бовези) увеличение цен на зерновые вдвое в 1709 г. вызывает в следующем году увеличение числа смертных случаев более чем вдвое, в то время как в Винчестере такой же рост цен не оказывает никакого влияния на английскую смертность, которая остается ниже средней, а в Тоскане увеличение смертности предшествует пику повышения цен на рынке Сиены в 1709 г., а не следует за ним. Вовторых, следует отметить, что увеличение числа смертных случаев почти всегда напрямую связано со вспышками совершенно определенных эпидемических инфекций, например тифа; часто положение осложняется также военными действиями или чумой. Втретьих, одинаковые повышения цен имеют разные следствия: они влияют на смертность в Англии меньше, чем на континенте; на юге Франции меньше, чем на зерноводческом севере; в зонах со смешанными культурами или с более широким спектром местных ресурсов меньше, чем в зонах, где преобладает монокультура; в XVIII в. меньше, чем в XVII. Невозможно определить, зависят ли эти различия от степени сокращения доступности продуктов питания (связанной с различной квотой автономного потребления, административными мерами, облегчающими участь бедняков, замещением основных продуктов второстепенными, наличием запасов и разницей в доходах) или от разной интенсивности эпидемических вспышек, вызванных социальными сдвигами, которыми сопровождаются продовольственные кризисы. Наконец, в первые десятилетия XIX в. питание в Европе перестает быть мощным ограничивающим фактором. Однако, это утверждение верно лишь в общих чертах, поскольку для многих областей, особенно периферийных, выход из ситуации с продовольствием, характерной для традиционного типа воспроизводства, происходит с запозданием.





Каталог: docs
docs -> Оценка рисков в Донецком бассейне Закрытие шахт и породные отвалы Филипп Пек
docs -> Потенциальные места трудоустройства выпускников огу в разрезе укрупненных групп направлений подготовки и специальностей
docs -> Наименование специализированных аудиторий и лабораторий Перечень оборудования
docs -> Инструкция по использованию «вак-системы»
docs -> Решение заказчика
docs -> Программа дисциплины корпоративные системы управления проектами фгос впо третьего поколения Профессиональный цикл
docs -> Круг обязанностей
docs -> Решение проблем формирования профессиональной компетенции педагога в условиях информатизации современного образования требует изменения содержания существующей
docs -> Iid-094 «Интегрированная корпоративная система отчетности (иксо)» Техническое задание москва 2015


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал