История екатеринбургской епархии


Численность духовенства Свердловской епархии в апреле — октябре 1944 г.150



страница7/9
Дата24.08.2017
Размер1.75 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Численность духовенства Свердловской епархии в апреле — октябре 1944 г.150


Ориентация

Епископы

Священники

Диаконы

На 1 апреля 1944 г.










Патриаршая

1

27

3

Обновленческая

1

12

3

На 1 июля 1944 г.










Патриаршая

1

31

4

Обновленческая

-

9

3

На 1 октября 1944 г.










Патриаршая

-

33

4

Обновленческая

-

7

3

В 1944 г. принесли покаяние и воссоединились причты и общины церквей:

  • Свято-Троицкой Красноуфимска;

  • Иоанно-Предтеченской в Нижних Сергах;

  • Екатерининской Алапаевска;

  • Николаевской села Ницинское Ирбитского района;

  • Успенской села Савиново Манчажского района;

  • Богоявленского молитвенного дома поселка Верхние Серги.

В 1945 г. были приняты в патриаршую церковь главные очаги обновленчества — причты и общины церквей:

  • Михаило-Архангельской Кушвы;

  • Свято-Троицкой и Пантелеимоновской Ирбита.

Начиная с 1944 г. в государственные органы посыпались заявления об открытии церквей. До этого заявления насчитывались единицами и носили случайный характер. За 1944 г. по области поступило 93 ходатайства, из них только четыре были удовлетворены. Открылись церкви:

  • Казанская Карпинска;

  • Всехсвятская на Михайловском кладбище Свердловска;

  • Параскевинская села Савино Пышминского района;

  • Николаевская села Быньги Невьянского района.

В 1945 г. подано 79 ходатайств, однако открыта лишь одна церковь — Казанская села Бруснятское Белоярского района.

В том же году отмечено два случая самовольного открытия молитвенных домов: в Верхотурье и поселке Левиха Кировградского района. Молитвен­ные дома были ликвидированы.

Несмотря на трудности военного времени и собственные трудности, Сверд­ловская епархия внесла свой немалый вклад в дело защиты родины. За девять месяцев 1944 г. собрано на оборону страны 1 371 752 руб., не считая подписки на государственные займы.

К 1 января 1945 г.:



  • Иоанно-Предтеченская община Свердловска перечислила 2 225 621 руб.;

  • Казанская община Нижнего Тагила — 461 974 руб.;

  • Иннокентиевская община Красноуфимска — 338 715 руб.;

  • Всехсвятская община Свердловска — 334 700 руб. К 1 января 1945 г. из личных сбережений перечислили:

  • протоиерей Николай Адриановский — 364 720 руб.;

— протоиерей Илья Наумов — 103 280 руб.;

— протоиерей Анатолий Стахиев — 53 300 руб.151

Петро-Павловская община Талицы, возглавляемая протоиереем Стахиевым, в годы войны пожертвовала в Фонд помощи семьям бойцов Красной Армии 32 822 руб., на танк «Дмитрий Донской» - 46 251 руб., на самолет -48 730 руб., на теплые вещи бойцам - 6251 руб. Михаило-Архангельская община Кушвы, возглавляемая протопресвитером Фесвитяниновым, только в ноябре 1944 г. перечислила на постройку самолетов 100 тыс. руб152

. В отношении патриотизма Сергиевские и обновленческие общины были едины.

С 1941 г. по 1944 г. церковные общины Свердловской области пере­числили на патриотические цели 4 853 тыс. руб. В 1945 г. собрано еще 6 412 тыс. руб. В 1946 г. — 4 314 тыс. руб.

Общее количество денежных средств, внесенных Свердловской епархией на, государственные счета в 1941 —1946 гг., составило 15579 тыс. руб153

. В февра­ле 1947 г. сбор средств решением правительства был прекращен. Епископ

Товия, протоиерей Николай Адриановский и протоиерей Дмитрий Фесвитянинов за свою патриотическую деятельность правительством страны награждены меда­лями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг.».

В 1946 г. продолжали поступать, хотя и в меньшем количестве, ходатай­ства об открытии церквей, но практически на все давались мотивированные отказы.

Если в 1946 г. подано 52 заявления, то в 1947 г. подано 53, а в 1948 г. – лишь 37154

.

В основном заявления поступали из городов и поселков рабочего типа тех районов, где не имелось действующих церквей. В 1946 г. в Свердловской области насчитывалось 450 церковных зданий (в этом числе 31 действую­щая церковь). Из 419 зданий было свободно 23. Остальные 396 считались занятыми под культурно-хозяйственные нужды155



. Но даже перестроенный храм не останавливал просителей. Особенно настойчивые ходатайства по­ступали из Каменского, Режевского, Слободо-Туринского районов. В 14 рай­онах движение за открытие церквей отсутствовало. Так, из Ачитского, Гаринского, Ивдельского, Новолялинского, Таборинского районов за три года не было подано ни одного заявления. По одному заявлению поступило из Буткинского, Исовского, Нижнесалдинского, Краснополянского районов.

Из отчета уполномоченного: «Обком ВКП(б) и Облисполком рекоменду­ют не проявлять мягкости в удовлетворении ходатайств, делать это только в крайнем случае, после тщательной проверки, когда будут использованы все возможные меры. Причем требуют, чтобы для открытия церквей были вес­кие основания и наличие действительно больших групп верующих»156

.

В 1946 г. открылась Успенская церковь в Верхотурье, а в 1947 г. — Петро-Павловская церковь в поселке Нейво-Шайтанка Алапаевского района и Илиинский молитвенный дом в Серове.



Была еще одна церковь, намеченная в 1948 г. к открытию, — Успенская кладбищенская в Березовском, закрытая в 1942 г. из-за отсутствия священ­ника и имевшая хорошую сохранность как снаружи, так и внутри. Облиспол­комом было принято решение о передаче, одобренное Советом по делам РПЦ и распоряжением Совета Министров СССР, но в силу противодей­ствия местных партийных органов решение через год пришлось отменить.

Количество действующих церквей в уральских областях157


Область

На 1 янв. 1944 г.

На 1 янв. 1947 г.

Всего открыто за три года

Челябинская

Пермская


Свердловская

1

15 25


30

54 31


29 39 6

С 1945 г. Совет по делам РПЦ ввел обязательный учет выполнения религиозных обрядов. В Свердловской области в 1945 г. совершено 11216 кре­щений и 476 венчаний, в 1946 г. — 15 047 и 1101 соответственно. Увеличе­ние крещений произошло в основном за счет новорожденных.

Из отчета уполномоченного за 1946 г.: «...Участились случаи, когда де­вушки группами, в возрасте 17 — 20 лет, культурного вида, присутствуют на богослужениях, молятся, ставят свечи... Увеличилось посещение церквей детьми, подростками с выполнением обрядов говения и причащения...

В вербное воскресение число причастников Ивановской церкви доходило до 1500 чел...»158

Из доклада настоятеля нижнетагильской церкви протоиерея Николая Лопатина правящему архиерею: «Несмотря на крайнюю разнородность пришлого многотысячного населения Тагила, люди, пережившие ужасы войны на фронте, в большинстве своем изжили то предубеждение к вере и церкви, которое так было свойственно молодежи. Она убедилась, что церковь не только не враг народа, а его печальница и сердобольная мать... Об этом говорит и значительная посещаемость нашего храма мужской молодежью, ее участие в домашнем богослужении, которое мы совершаем по вызову старших, их участие в качестве воспреемников при крещениях и, наконец, самостоятельное восприятие ею святых таинств церкви — браки, исповеди и причащение. Еще более реальный и уже массовый сдвиг в душевной жизни женской. Совершенно изжита теперь та стыдливость, с которой многие из женщин так недавно прятались в своем религиозном чувстве... Вообще сердце народное ожило. Об этом свидетельствует и большое число говеющих, особенно в воскресные и праздничные дни...»159

.

В послевоенные годы законом разрешалось совершать крестные ходы и богослужения под открытым небом только в праздники Крещения, Пасхи и преполовения Пятидесятницы. Ежегодно предпринимались попытки отдельных групп верующих к совершению молебнов и крестных ходов о даровании дождя или прекращения засухи, они своевременно предотвращались. В Сверд­ловске, Нижнем Тагиле и других городах крестные ходы были запрещены под предлогом помех уличному движению. В Красноуфимске 19 января 1947 г., в праздник Крещения Господня, состоялся санкционированный крестный ход, собравший 4 тыс. человек. Этого явно не ожидали местные власти160



.

Из отчета уполномоченного за 1947 г.: «Мною лично была посещена Ивановская церковь г. Свердловска в праздник «благовещения» 7 апреля, совпавшего с рабочим днем. Общее количество присутствующих было свы­ше 3000 чел. при нормальной вместимости церкви до 1000 чел. Таким обра­зом, никаких проходов в церкви не было, молящиеся стояли буквально «впри­тык», не имея возможности креститься и т. д., много народа было на улице у открытых справа, слева дверей и паперти. Несмотря на настежь открытые двери, температура в церкви напоминала парильную комнату, все стояли мок­рые. Стены церкви отпотели. В этот день проходило 3 литургии... и все три службы были многолюдны из-за большого количества говеющих. Преобладающее число молящихся — женщины, среднего и выше возрастов. Мужчи­ны насчитывались единицами»161

.

Кроме зарегистрированных общин имелось некоторое количество незарегистрированных, проводивших службы летом на кладбищах, а зимой в частных домах. Такие общины были в Егоршинском и Ивдельском районах, в Верхоту­рье, Камышлове, Нейво-Рудянке. Службы проводили в основном заштатные


священники. В 1946 г. 15 священников, не имевших регистрации, занимались выполнением религиозных обрядов, из них трое — в Свердловске162

.

В результате перемены государственной политики по отношению к Церкви случались и курьезы. Из отчета уполномоченного: «Председатель Молотовского (ныне Верх-Исетского. — Авт.) райсовета Свердловска Сурганов в 1944 г. санкционировал взятие заимообразно в Ивановской церкви денег на покупку картофеля для сотрудников. Настоятель общины и казначей, до­вольные обращением к ним райсовета, вместо 30 одолжили 50 тыс. руб. ...



В селе Бруснятское при недостаче рабочих рук в период уборочной кам­пании в 1946 г. председатель сельсовета Брусницын пригласил настоятеля церкви священника Гаряева и просил оказать воздействие на верующих кол­хозников и население в скорейшей помощи по уборке урожая. Настоятель с амвона сделал специальный призыв и, кроме того, вместе с исполнительным органом принял участие в молотьбе»163

.

В партийной печати упоминался случай, когда настоятель Нижнесергинской церкви священник Поляков к 31-й годовщине Октябрьской революции пред­ложил горсовету финансовую помощь в проведении торжественного вечера.



Происходило и прямо противоположное: «В 1945 г. председатель Бере­зовского сельсовета Артинского р-на Матвеев вызвал настоятеля церкви священника Чебыкина и потребовал освободить церковь для засыпки зерна. При отказе последнего со стороны Матвеева прозвучала нецензурная брань. Чебыкин заявил, что обжалует решение сельсовета в район и область. Наут­ро он отправился пешком в Арти, но по дороге умер. Были ли причиной смерти пережитые нервные потрясения или его преклонный возраст (70 лет), но это обстоятельство вызвало усиленные толки среди верующего населе­ния, которое обсуждало происшедшее как гонение на церковь». Этот случай, конечно, был исключением, поскольку далее мы читаем: «...но в большинстве работники на местах зачастую безотчетно содействуют религиозному движе­нию, рассматривая церковь как источник дохода государству или активным помощником в хозяйственно-политических кампаниях»164

.
л 12 Русской Православной Церкви была разрешена издательская деятельность,

однако весьма ограниченно. В послевоенные годы «Журнал Московской Патриархии» поступал в епархию в количестве всего лишь 100 экз. Из них лишь четверть оставалась в Свердловске. Большинство предназначалось ду­ховенству и членам приходских советов. Интерес к церковной жизни рядо­вых верующих оставался невостребованным.

В сентябре 1947 г. с разрешения соответствующих органов был образо­ван Епархиальный совет. Тогда же впервые за долгое время приобретен дом для канцелярии епископа.

12 декабря 1947 г. Свердловский епископ Товия посетил в Москве пред­седателя Совета по делам РПЦ Карпова и обратился к нему с просьбой рассмотреть вопрос о передаче мощей праведного Симеона Верхотурского в Иоанно-Предтеченский кафедральный собор. Воспользовавшись нормализа­цией государственно-церковных отношений и зная от работников музея о том, где мощи находятся, епископ рассчитывал на положительное решение вопроса. Он даже обосновывал необходимость их передачи влиянием на людей, находящихся вне патриаршей церкви, и стремлением ликвидировать раскол внутри епархии165

. Однако мощи не вернули.

Из переписки Г. Г. Карпова с областным уполномоченным: «Вас, т. Смир­нов, все вопросы церковной жизни должны интересовать не с церковной, а с политической стороны, и освещать эти вопросы необходимо с политических позиций и нашим советским языком»166

. Здесь же указывается на недопустимость переговоров с епископом о передаче мощей.

В 1947 г. прекратили свое существование свечные мастерские при Иоанно-Предтеченском соборе Свердловска, поскольку с этого года они подлежа­ли обложению налогом. Мастерские обеспечивали не только Свердловскую область, но и Курганскую, Тюменскую и Челябинскую.

К 1 января 1947 г. в Свердловской епархии было зарегистрировано 47 свя­щенников и 7 диаконов. Из них с дореволюционным стажем 31 (57 %).

В 1947 г. четверо ставленников рукоположены в сан священника и один в сан диакона. К 1 января 1949 г. в епархии уже 58 священников и 12 диако­нов. Поскольку в 1948 г. рукоположений в сан не было, увеличение числа духовенства объясняется тем, что закончились десятилетние сроки заключе­ний.

Сведения о служителях культа, привлекавшихся к судебной ответственности167

.

Область

Всего

духовенства

Из них привлекалось

Священников

Диаконов

Свердловская




69

30

28

2

Челябинская




64

22

20

2

Пермская




ПО

60

60

-

В 1948 г. при 33 действующих приходах состояло 55 священников и 11 диаконов. В Свердловской области имелись 423 недействующие церкви, из них 23 — свободные, 37 — разрушенные, непригодные, 131 — под склада­ми зерна, 105 — под промышленными предприятиями, 127 — под клубами.

В соседней Пермской области при 73 действующих церквах было 475 недей­ствующих. Духовенства насчитывалось 89 священников и 19 диаконов168

.

11. Епархия в 1949—1958 гг.

Частичное возрождение церковной жизни в послевоенные годы вызва­ло беспокойство партийных органов, и в постановлении Свердловского обкома партии факт открытия в области 8 церквей был резко осужден. Отмечалось, что это произошло «при попустительстве советских органов и уполномоченного Смирнова», после чего последний был заменен. Нача­ло 1949 г. характеризовалось в Свердловской области целым рядом ад­министративных мер в отношении церкви и духовенства. В храмах были отключены электрическое освещение, водопровод, сняты телефоны. Уси­лено налогообложение священнослужителей. Для изменения ситуации потребовался приезд председателя Совета по делам Русской Православ­ной Церкви Карпова169

.

В 1950 г. из-за разногласий с епископом вынужден был перейти в другую епархию настоятель Иоанно-Предтеченского кафедрального собора протоиерей Николай Адриановский. Вынесший на своих плечах все трудно­сти организации епархиальной жизни в военные годы, он имел огромный авторитет как среди верующих, так и среди областных властей. Среди его заслуг - помощь епископу в деле ликвидации церковных раздоров, которые более двадцати лет разъедали уральскую духовную среду. Если в первые годы епископ Товия вынужден был с ним считаться, то постепенно конфликт стал неизбежен.



В 1950-е гг. наблюдалось снижение общественного интереса к Церкви. Особенно это было заметно в сельской местности, где упала посещаемость, а соответственно и доходность. Поскольку в половине районов области действующих церквей не имелось, духовенство стало практиковать разъез­ды с совершением треб в домах верующих. Замеченные священнослужите­ли снимались уполномоченным с регистрации. Так, священник Яков Кашин при поездке в Асбестовский район крестил около 40 детей, а вскоре вы­нужден был перейти в другую епархию170

. В храмах городов Нижние Серги, Верхний Тагил, поселка Нейво-Шайтанка Алапаевского района, в селах При­стань Артинского района и Бруснятское Белоярского района число штатно­го духовенства было сокращено с двух священников до одного. Если в военные и первые послевоенные годы церковные службы проводились ежедневно в большинстве церквей области, то теперь ежедневная служба стала проводиться только в церквах крупных городов. На посещаемость городских храмов существенно влиял приезд верующих из ближайших рай­онов, где не было церквей. Доходность церквей епархии в 1950 г. упала до 6 млн руб., тогда как в 1945 г. она составила 9,5 млн руб.171

В связи с огромным наплывом людей в городские храмы встала про­блема их расширения. В Иоанно-Предтеченском кафедральном соборе в 1952 — 1957 гг. были пристроены боковые тамбуры. В нижнетагильской Казанско-Богородицкой церкви в 1952 г. освящен новый Пантелеимоновский придел, а сама церковь указом Патриарха в 1959 г. возведена в степень собора.

По-прежнему остро стояла проблема подготовки кадров. В 1945—1958 гг. окончили духовные семинарии лишь десять священников и один диакон. С 1945 г. по 1950 г. рукоположено в сан священника семь человек и в сан диакона четыре Человека.172

Большинство представителей духовенства (около 70%) находилось в пре­клонном возрасте. Местных уроженцев, желающих стать священниками, прак­тически не было, а на тех немногих, кто к этому стремился, оказывали такое воздействие, что навсегда отбивали охоту. Епископ приглашал духовенство из других районов страны (с Украины, Белоруссии, Кубани), однако уполно­моченный под различными предлогами сдерживал их приток.

Из докладной уполномоченного: «Епископ Товия свое основное внимание сосредоточил на решении проблемы кадров. Епископ производит частое пе­ремещение духовенства, ведет переписку со слушателями — выпускниками Московской духовной семинарии, которым во время учебы оказывается де­нежная помощь... Ожидается прибытие 4 выпускников МДС... Епископ стре­мится увеличить число поступающих из епархии... В 1952 г. подано лишь одно заявление»173

.

Все рукоположения в священный сан жестко контролировались Советом



по делам РПЦ. Так, из четверых посвященных в 1953 г. в сан священника трое были выпускниками семинарии, а один рукоположен с личного разре­шения Патриарха (читай — Совета). В 1954 г. рукоположений не было, в 1955 и 1956 гг. рукоположено в сан священника два и три человека соответ­ственно. В 1957 г. был рукоположен один священник и один диакон, в 1958 Г. — ни одного174

.

В 1950-е годы духовенство епархии пополнилось священнослужителя-



ми, вернувшимися из Китая, где они оказались в послереволюционные годы. Это протоиереи Валентин Синайский, бывший заместитель предсе­дателя Русской Духовной миссии в Пекине, Михаил Воронцов, бывший эконом той же миссии, Николай Мухин, бывший преподаватель Богословс­кого института в Харбине, священники Петр Опик, Иван Телятьев, Павел Стрельников.

К чести епархии, в эти годы в ней служил протоиерей Александр Введен­ский, магистрант богословия и автор множества трудов. Он был одним из немногих в стране священнослужителей, получивших до революции выс­шее духовное образование. В 1920-е гг. Введенский подвизался в Одессе, где его хорошо знали по диспутам с обновленцами. Уполномоченные по­стоянно информировали Москву об опасности пребывания Введенского в епархии. Он был хорошо знаком с протопресвитером Николаем Колчицким, управляющим делами Московской Патриархии, прекрасно знал высшее духовенство и мог охарактеризовать каждого иерарха. Известен такой слу­чай: Введенскому попалось в руки первое издание учебника «История СССР» под общей редакцией профессора Шестакова (а этот учебник ре­дактировали Сталин, Киров и Жданов), и он сделал ряд критических заме­чаний и направил их в Москву. По указанию Жданова Шестаков долго беседовал с Введенским и вынужден был согласиться и внести поправки в последующее издание175

.

Разделение общества на верующих и атеистов не лучшим образом сказывалось на их взаимоотношениях. В 1953 г. в поселке Висим Нижнетагильс­кого района умерла ученица 8-го класса Людмила Уткина, и ее родители решили устроить гражданские похороны с привлечением всех учащихся шко­лы. В процессии участвовало несколько сот человек. Когда процессия по­равнялась с кладбищем, из церкви появилась группа верующих — родствен­ники умершей. Они потребовали совершения обряда отпевания и захватили гроб, пытаясь внести его в храм. Родственники — неверующие оказали сопротивление. Завязалась драка, гроб умершей несколько раз переходил из рук в руки, от одной группы к другой, был избит председатель поселкового совета. После того как гроб занесли в церковь, участники процессии разош­лись по домам176



.

В том же году при проведении Пасхального крестного хода в селе Лая Нижнетагильского района в ограде церкви раздался взрыв, в результате которого двум верующим были нанесены тяжелые увечья. Следствием уста­новлено, что трое рабочих геологоразведочной экспедиции выточили снаряд весом до 10 кг и зарядили его порохом. Они закопали снаряд в землю и при помощи бикфордова шнура произвели взрыв177

.

В 1954 г. духовенство церквей Свердловска и Кушвы перешло на оклад­ную форму оплаты труда. Священникам Иоанно-Предтеченской церкви был установлен месячный оклад в размере пяти тыс. руб. Подоходный налог составлял около трех тыс. руб.



В 1954—1957 гг. наблюдалось значительное увеличение числа совершае­мых религиозных обрядов и, соответственно, доходности церквей. Это свя­зано как с известными изменениями в руководстве страны, так и с укрепле­нием кадров духовенства. Так, среди 55 священников Свердловской епархии с высшим духовным образованием было пять человек, со средним духовным образованием — 22 человека, остальные закончили различные духовные училища, богословско-пастырские курсы и имели большой практический опыт. Содержание храмов в хорошем состоянии, обновление живописи и позолоты, отличные профессиональные хоры — все это только способствовало при­влечению людей в церковь.

В 1950-е гг. епископ Товия сосредоточил основное внимание на Челябинс­кой епархии, где храмов было вдвое больше, чем в Свердловской. Кроме того, приходы Курганской области тоже нуждались в окормлении. Многочисленные заботы подорвали здоровье архипастыря. В марте 1957 г. последовал перевод владыки на Пермскую кафедру, а в мае епископ Товия скончался. Свердловским епископом был назначен епископ Донат (Щеголев), через недолгое время перемещенный в Великие Луки.

В августе 1957 г. на Свердловскую кафедру прибыл епископ Мстислав (Волонсевич). Деятельность свою он начал с того, что увеличил число священников кафедрального собора (с пяти до семи) и диаконов (с двух до трех) для усиления торжественности богослужений. За четыре месяца Мстислав принял в епархию 11 новых священников, по преимуществу молодых.

Владыка обратил также внимание настоятелей церквей на необходимость лучшей подготовки псаломщиков с расчетом их дальнейшего продвижения. С этой целью он стал сам подбирать кандидатов. Оказывал епископ поддержку и группам верующих, добивавшихся возвращения храмов. Начиная с января 1958 г. владыка стал проявлять большую активность по открытию в Свердловске третьей церкви. В праздник Крещения Господня в кафедральном соборе епископ заявил во всеуслышание, что добьется открытия Александро-Невского собора (собор в 1942 г. был капитально перестроен и занят военными складами). В феврале Мстислав вызвал к себе двух женщин: Денисову и Накорякову и поручил им сбор подписей. Однако в начале марта было получено уведомление о переводе Мстислава в Омск. Группа верующих во главе с О. Денисовой отправила в Патриархию требование об оставлении епископа в Свердловске, к которому приложили большую часть подписей о возвращении собора. 19 марта владыка встретился с иеромонахом Константином (Шипуновым), которого многие почитали как прозорливца. После этого последний стал говорить верующим, что видел сон о возвращении Мстислава в Свердловск. Однако ни предсказания старца, ни надежды епископа не оправдались.


Каталог: userfiles -> CPSH -> Metodicheski kabinet -> 2stupen -> Sobor
userfiles -> Учебное пособие для школьников Москва 2012 Содержание Методы исследований в экологии 3 Растения, растущие вокруг 20
userfiles -> Как известно в Internet есть всё то же, что и в реальной жизни. Однако для того, чтобы эти миры пересекались, необходимо прилагать некоторые усилия
Sobor -> К началу XX в. Свято-Николаевский монастырь достиг вершины своего развития
Sobor -> Монах в одеждах странника
Sobor -> Практическая работа. 1 Знакомство с книгой «Жития Екатеринбургских святых»
Sobor -> Вошедший в покой. Св. Иоанн (Кевролетин) 7 января – память святого преподобного Иоанна (Кевролетина) «тщимся убо внити в покой оный…»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал