Ж. Б. Иванова Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Коми академии государственной службы и управления; докторант Российского университета



Скачать 252.08 Kb.
Дата16.08.2017
Размер252.08 Kb.



Ж.Б. Иванова

Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Коми академии государственной службы и управления; докторант Российского университета дружбы народов

Международно-правовое

регулирование охраны и

ресурсопотребления котиков

и тюленей в середине ХХ века как

условие стабильного развития гражданского общества

В статье рассматриваются проблемы кодификации норм международного морского права и проблемы охраны и потребления водных морских ресурсов.
Ключевые слова: кодификация; нормы международного морского права; конвенции, международные конференции; межправительственные организации.


Актуальным вопросом 50-х гг. ХХ столетия встала проблема о сохранении запасов котиков. Возникла настоятельная потребность в изучении их биологических особенностей и путей миграции2. Это, несомненно, явилось одной из главных причин созыва в 1955 году четырехсторонней Конференции о котиках в северной части Тихого океана (с участием СССР, США, Японии и Канады). По результатам Конференции была выработана и в 1957 году в Вашингтоне принята Временная Конвенция о сохранении котиков в северной части Тихого океана сроком на 6 лет (страной-депозитарием Конвенции являются США), вступившая в силу 14 октября 1957 года1. Временная Конвенция установила запрет на морской промысел, необратимо подрывающий структуру популяций этих животных. При этом отмечалось, что промысел разрешался только на лежбищах, находящихся под суверенитетом СССР и США, которым принадлежало и право собственности на шкурки (ст. 3 Конвенции).

Таким образом, принцип воздержания или добровольного отказа от пелагического промысла, то есть ведение его только на берегу, первоначально заложенный Конвенцией 1911 года, был подтвержден Конвенцией 1957 года. Впоследствии отказ от пелагического промысла ластоногих в коммерческих целях был закреплен в ряде международных соглашений. За соблюдение принципа «воздержания» или отказа от пелагического промысла котиков в соответствии с п. 2 ст. 8 Конвенции СССР и США как государств происхождения котиков, ведущие их промысел на островах, из общего объема добычи в конце сезона выделяется Канаде и Японии по 15% добытых шкурок2.

С целью реализации основных положений Конвенции согласно ст. V была создана Комиссия (НПФСК), у которой отсутствовала часть обычных атрибутов Международной Межправительственной организации (далее: ММПО): штаб-квартиры, а задачи постоянно действующего органа в межсессионный период осуществлялись депозитарием (США).

Решения Конвенции были нацелены на достижение максимальной проду-ктивности ресурсов северных морских котиков, позволяющей обеспечить уве-личение добычи в сочетании с промыслом других видов живых морских ресур-сов в северной части Тихого океана. Комиссия была наделена широкими полномочиями, определяющими среди которых явились – координация национальных научно-исследовательских программ содействия разработке и осуществлению в рамках Комиссии международных программ, обеспечение обмена научными кадрами и т.д. Наряду с координационными функциями является регулятивная функция НПФСК, реализация которой обеспечивается в соответствии с резолюцией № 25, принятой на первой сессии Комиссии. Подводя итог, отметим, что на Научный Комитет возлагалась основная роль – обеспечить осуществление регулятивной функции НПФСК на научно-обоснованной базе.

Разрабатываемые Научным комитетом рекомендации об уровне промысло-вых изъятий касались стран-участниц (СССР и США) и входили в общий док-лад Научного комитета, представлялись в Комиссию для одобрения. При этом в одобрении рекомендаций по предлагаемому объему промысловых выловов участвуют только те страны, которые имеют долю в шкурках из этого стада (п. 4. ст.V), т.е. если обсуждается вопрос о половозрастном составе промысла советской популяции животных, то США не участвуют в голосовании и наоборот.

Таким образом, государства-происхождения – каждое в отдельности - обладают, в известной степени, преимущественными правами по определению порядка, характера и объема промысла на островах. Специфика сессионной работы НПФСК заключается в том, что принцип единогласия в принятии решений создал необходимый и успешно применяемый концессуальный характер подготовки и принятия решений, рекомендаций, резолюций. Контроль за соблюдением основного положения Временной Конвенции 1957 года – отказа от коммерческого пелагического промысла – осуществляется в соответствии со ст. VIII, пограничными, портовыми и таможенными службами всех стран-участниц1.

Конвенция 1957 года в отличие от большинства других международных договоров по регулированию морского промысла в Мировом океане является срочным и временным соглашением. Такой характер договора вытекал из необходимости сохранения запасов данного вида живых морских ресурсов (в том числе и млекопитающих), ограничения локальным международным договором общего принципа международного права – свободы открытого моря, т.е. ограничивались правом промысла в открытом море Канады и Японии.

Срочный характер Конвенции позволили сделать гибким механизм регулирования запасов котиков путем периодических продлений с одновременным внесением дополнений и изменений в договор. Двусторонний характер договора обеспечивает невозможность присоединиться к нему другим государствам. Поэтому, нельзя согласиться с точкой зрения К.А.Бекяшева, который указывает, что «устав НПФСК не содержит каких-либо ограничений для вступления любого государства»1.

Попутно отметим, что пятью протоколами продлевался не только срок действия названной Конвенции (2 раза на 6 лет и 3 раза – на 4 года). С учетом новых международно-правовых условий были частично изменены положения договора. К примеру, Протоком 1963 года была упразднена громоздкая и мало эффективная таблица распределения квот промысла в научно-исследовательских целях и согласно ст. Ш Протокола было установлено общее число животных, допустимых к добыче в вышеуказанных целях – в восточной (2300 шт.) и западной (2500 шт.) частях Тихого океана2.

Протоколом от 16 октября 1980 года внесены поправки во Временную Конвенцию о сохранении котиков северной части Тихого океана 1957года. Внесено дополнение, отражающее расширение юрисдикции прибрежных государств. В ст. 3 Протокола изменены положения ст. 6 Конвенции относительно досмотра должностными лицами стран-участников судов, подозреваемых в морской добыче котиков в открытом море. В первой редакции Конвенции такое право имело место, если подозреваемое судно находилось за пределами территориальных вод. Статья 6 Конвенции в новой редакции закрепила положение, если «эти Действия стали невозможны в районах, в которых другое государство (договаривающаяся сторона) осуществляет юрисдикцию в области рыболовства»3.

Подводя итог некоторого анализа введенных новшеств, отметим, что практика периодических продлений текста Конвенции несколько расширяла функции НПФСК. В частности, с 1963 года встала задача изыскания путей возможного совмещения пелагического промысла с промыслом на берегу. Начиная с 1976 года, Комиссия начала заниматься вопросами взаимного влияния увеличивающихся запасов морских животных на промысел других живых морских ресурсов Тихого океана. Это стало необходимым в связи с депрессией, постигшей обе популяции в начале 70-х гг. ХХ столетия2. Вопросами прилова котиков и запутывания их в обрывках сетей Комиссия начала заниматься с конца 70-х гг. ХХ столетия, однако официально они вошли в сферу компетенции Комиссии только после вступления в силу очередного Протокола 1984 года.

Сказанное выше подтверждает добровольный отказ Японии и Канады от пелагического промысла, а также закрепление прав и обязанностей СССР и США на ведение промысловых операций. К примеру, Протоколом 1984 года, подписанным странами-участниками, вновь подтверждены преимущественные права этих стран как государств происхождения на принятие необходимых законодательных мер по обеспечению сохранения запасов котиков при возникновении непредвиденных обстоятельств. Такой подход к решению проблемы было связано с тем, что произошло дальнейшее приближение международно-правового статуса северных морских котиков к статусу анадромных видов.

Подчеркнем, что созданный Конвенцией механизм международно-правового регулирования сохранения, исследования и использования запасов морских котиков позволяет гибко реагировать не только на различные факторы, влияющие на состояние регулируемых запасов, но и на изменившиеся условия морепользования. Именно этим во многом объясняется эффективность и жизнеспособность Конвенции в условиях изменяющегося международно-правового режима Мирового океана, что позволило ей до настоящего времени оставаться действенным международно-правовым средством сохранения и рационального использования котиков северной части Тихого океана и служить примером конструктивного сотрудничества заинтересованных государств1.

Другая ситуация сложилась в северной части Тихого океана в правовом регулировании и сохранении популяции гренландского тюленя. Регулирование международно-правового промысла названных животных началось, к сожалению, когда запасы этого вида были на стадии исчезновения – всего 30-40 тыс. голов в северо-восточной части Атлантического океана2.

В 20-х гг. ХХ столетия его запасы превышали 4 млн. голов. При этом поясним, что запасы гренландского тюленя состоят из трех популяций: ньюфаунлендское стадо (район Ньюфаунленда до 80 градусов северной широты канадского сектора Арктики и залив Святого Лаврентия), Ян-Майенское стадо (район острова Ян-Майен) и беломорское стадо (район Баренцева моря и Белого моря до архипелага Северная Земля). По мнению специалистов в рассматриваемый период, ежегодно тюленей данного вида добывалось около 260 тыс. голов (150-180 тыс. ньюфаунлендского стада, 60-80 тыс. голов Ян-Майенского и беломорского)3. Подчеркнем, что промысел гренландского тюленя занимает одно из ведущих мест в промысле морских млекопитающих. Это, в свою очередь, вызывает необходимость принятия международно-согласованных мер по их рациональному использованию.

Между Канадой, Норвегией и Данией в начале 50-х гг. ХХ столетия действовало так называемое «джентльменское» соглашение, согласно которому уста-навливалось время начала и окончания промысла и районы, в которых он велся4. Здесь уместно отметить, что в эти годы СССР и Норвегия договорились об ограничении количества и тоннажа судов, участвующих в котиковом промысле (до 50-60 судов средней тоннажности).

В 1957 году было подписано Соглашение между СССР и Норвегией о промысле тюленей в северо-восточной части Атлантического океана. Это Соглашение явилось началом международного сотрудничества в сохранении и использовании гренландских тюленей; оно продемонстрировало реальные возможности приарктических государств в области рационального использования одного из видов живых морских ресурсов Арктики.

На основе данного Соглашения осуществлялось регулирование промысла гренландского тюленя, тюленя-хохлача и морского зайца. Согласно ст. 3 Соглашения была учреждена комиссия, призванная на основе научных данных вносить договаривающимся правительствам предложения о регулировании промысла тюленей, а также координировать научные исследования и контролировать выполнение решений комиссии и положений Соглашения.

Основные меры регулирования содержатся в приложении, являющемся неотъемлемой частью Соглашения. Причем Приложение согласно ст. 4 и 7 изменяется и дополняется в связи с развитием мер регулирования промысла. Применение положений Соглашения способствовало увеличению поголовья животных. Немалую роль при этом сыграла и эффективная деятельность комиссии, явившаяся жизнеспособным инструментом международного регулирования1.

К примеру, с 1963 года был запрещен промысел самок гренландского тюленя в Баренцевом море в период размножения. Запрещен промысел хохлача на линных залежах в Датском заливе, ограничен его промысел в районе Ян-Майен с 1961 года. На последующих сессиях Комиссии рекомендовалось введение запрета на промысел неполовозрелого хохлача, а также промысел в восточных льдах. Так, в 1980 году рекомендовано к добыче по конвенционному району 50 тыс. голов гренландского тюленя, соответственно 16 тыс. для Норвегии и 34 тыс. – для Советского Союза1. В 1983 году промысел был увеличен до рекордного в последующие 10 лет – до 82 тыс. голов2.

Конвенцию о сохранении антарктических тюленей от 1 июля 1972 года США подписали 28 июля 1972 года. Конвенция, в частности, предусматривала такие меры управления запасами антарктических тюленей, как «допустимую величину промысла; сезоны, открытые и закрытые для промысла; промысловые лимиты, относящиеся к размеру, полу и возрасту отдельных видов тюленей; ограничения «по времени и продолжительности промыслового усилия», а также «по методу промысла»; обязательный сбор «статистических и биологических данных»; процедуры обзора и оценки научной информации и др. (ст. 3 Конвенции). Для исполнения конвенционных предписаний каждое государство - участник обязано принять необходимые «законы, правила или иные меры» в отношении своих граждан и судов под его флагом (ст. 2).

Предусмотрено также обязательство каждого участника Конвенции предоставлять другим участникам, а также Научному комитету по изучению Антарктики информацию об исполнении конвенционных мер управления, а также о принятии национальных законов, правил и мер (ст. 5 Конвенции). В Конвенции не предусмотрено специальных положений об обеспечении исполнения конвенционных предписаний или об использовании наблюдателей одного договаривающегося государства на судне другого договаривающегося государства, ведущего промысел тюленей.

При подписании в Лондоне Заключительного акта конференции, на которой была принята Конвенция 1972 г., делегация США сделала заявление. В нем отмечено, что, по мнению американской стороны «Конвенция должна была предусматривать более жесткие положения о наблюдении за промысловыми операциями и об обеспечении исполнения правил, особенно в отношении использования наблюдателей одних договаривающихся сторон за каждой промысловой экспедицией других договаривающихся сторон».

В заявлении США далее отмечалось, что противодействие большинства участников Конференции таким более жестким положениям обусловлено «не юридическими, а коммерческими интересами». Тем не менее, поскольку «Конвенция является новым и ценным международным соглашением», содержащим «многие положения, важные для целей сохранения тюленей и предотвращения их чрезмерного промысла», делегация США решила «подписать Заключительный Акт и представить Конвенцию своему правительству1. Не относясь к государствам экспедиционного промысла, США делали и делают акцент на меры сохранения и в рамках другой многосторонней антарктической конвенции - Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики от 20 мая 1980 г.

На ХХV сессии Комиссии, проходившей в 1983 году в г. Бергене (Норвегия), отмечено значительное увеличение поголовья гренландского тюленя у восточного побережья Финмаркена в результате долговременного сотрудничества двух сторон. В течение своей многолетней деятельности Комиссия принимала эффективные меры регулирования и различные ограничения по полу и возрастному составу животных, регулировала районы и сроки промысла, а также вводила меры, аналогичные мораторию на определенные виды и соответствующий срок. Наиболее широкомасштабный промысел морского зверя до 1983 года велся на базе двустороннего соглашения между Норвегией и Канадой, вступившего в силу в 1971 году.

Конвенционным районом данного соглашения являяются воды Северо-Западной Атлантики от 45 градуса северной широты до 45 градуса западной длины. В рамках соглашения согласно ст. 3 функционирует смешанная комиссия, которая дает рекомендации относительно охраны запасов, определяет национальные доли морского промысла, виды и методы гуманного убоя и определяет также формы инспекционных проверок, контроля за соблюдением как рекомендаций комиссии, так и положений соглашения3.

Согласно ст. 7 соглашения рекомендации относительно мер регулирования вступают в силу не позднее 2-х месяцев с момента их принятия. Сверх установленной квоты гражданам Договаривающихся Сторон разрешен промысел как в конвенционном районе, так и в территориальных водах друг друга; в целях научных исследований, для нужд местного населения (аборигенный промысел) и для нужд экспедиций в качестве провианта для людей и собак. Следует отметить, что среди двусторонних соглашений о регулировании промысла гренландского и других видов тюленей немаловажную роль играет Соглашение между СССР и Финляндией о рыболовстве и тюленьем промысле от 13 июля 1969 года4. Необходимость в заключении названного соглашения вызвана тем, что возникла угроза состояния запасов тюленей в Балтийском море из-за полного отсутствия международно-согласованных мер регулирования промысла и загрязнения этого моря в десять раз превышающей допустимые пределы1.

Согласно соглашению СССР предоставляла право заниматься промыслом тюленей финским рыбакам в районах советских территориальных вод в Финском заливе. Финский промысел в этих районах регулировался нормативными актами СССР. Также определялся порядок и условия ведения промысла и порядок возмещения ущерба за повреждение навигационных знаков. Промысел, согласно названному соглашению, имел весьма ограниченные размеры и, в основном, осуществлялся в научных целях (не более 200 голов в год). Такая ситуация была связана, в первую очередь, с неблагополучным состоянием популяции балтийских тюленей2.

Сказанное дает основания полагать, что запасы гренландского тюленя с 50-х гг. ХХ столетия стали объектом международно-правового регулирования, главным образом на двусторонней основе. Начиная с 1963 года в рамках Организации по рыболовству в северо-западной части Атлантического океана (далее: ИКНАФ) также была начата выработка мер по сохранению гренландского тюленя и тюленя-хохлача3. Вначале вопросами научных исследований и регулирования промысла тюленей занимался постоянный комитет по науч-ным исследованиям и статистике (СТАРКЕС), а после заключения канадо-норвежского соглашения в ИКНАФ был организован подкомитет по тюленям и тюленьему промыслу СТАРКЕС/КОСС.

На подкомитет были возложены обязанности по регулированию экономи-ческих, социально-политических и экологических проблем, вытекающих из данного промысла. В функции Комитета входила выработка рекомендаций на базе предложений правительства Канады, а также Европейского экономического союза (далее: ЕЭС) и Международного Совета по исследованию моря (далее: ИКЕС), поскольку регулировалась только ньюфаунлендская популяция по вопросам о мерах сохранения и рационального использования указанных видов морских млекопитающих1.

В процессе проводимых Организацией по рыболовству в северо-западной части Атлантического океана (далее: ИКНАФ/КОСС) научных исследований было установлено, что популяция может быть поддерживаема на уровне максимально устойчивой добычи, если при сохранении самок тюленей изымать в промысловых целях 40-60% приплода. В 1977 году при промысловом изъятии в 250 тыс. гренландского тюленя приплода насчитывалось 260-290 тыс. голов – при общей численности популяции 1,2 – 1,3 млн. голов.

Ежегодно выделялось 10 тыс. голов животных для нужд местного населения канадской Арктики и Гренландии. В 1971 году на начало комплексного регулирования, то есть тремя двусторонними и двумя многосторонними договорами ньюфаунлендской популяции гренландского тюленя насчитывалось около 1 млн. голов, в 1979 – 1,3 – 1,4 млн. голов, а к 1986 – 1988 гг. – около 1,6 -1,9 млн. голов при ежегодном промысловом изъятии 170-180 тыс. голов2.



В заключение раздела нельзя не согласиться с В.П.Хлыстовым, что:

«1. Стремительное развитие экспедиционного китобойного промысла... явилось в значительной мере предпосылкой к становлению в международном морском праве принципа свободы рыболовства как органической части принципа свободы открытого моря.

2. Появление принципа свободы рыболовства основывалось на концепции неисчерпаемости живых ресурсов Мирового океана. Однако по мере интенсификации нерегулируемого промысла морские млекопитающие подверглись хищническому истреблению. Поэтому государства с развитым китобойным и зверобойным промыслом начали предпринимать шаги по национально-правовому регулированию охраны ресурсов морских млекопитающих и промысловой деятельности у своих берегов.

3. Неэффективность национальных актов доконвенционного периода в отношении управления промыслом млекопитающих привела к необходимости координации усилий заинтересованных государств в рамках межгосударственных соглашений, направленных на сохранение и рациональное использование морских млекопитающих.

4.Особенностью довоенного процесса формирования международно-правового режима промысла ресурсов морских млекопитающих состоит в том, что он формировался для каждого вида отдельно. Низкая эффективность довоенной договорной практики в области международно-правового регулирования промысла некоторых видов морских млекопитающих объясняется отсутствием необходимого уровня научных исследований, международного механизма координации промысловой деятельности.

5. Основу современного международно-правового режима рационального использования, сохранения и изучения морских млекопитающих составляют международные договоры, заключенные в послевоенное время на двусторонней и многосторонней основе. Отмечается их тесная связь и преемственность с довоенными договорами, устойчивый состав государств-членов и стабильность пространственной сферы применения - для китов глобальная, для различных видов тюленей - региональная или субрегиональная.

6. Наиболее эффективными до середины 70-х годов ХХ века были договоры с ограниченным членством и достаточно узким спектром целей, что дало возможность в короткий срок добиться сбалансированного подхода к установлению международно-правового режима регулирования использования отдельных видов морских млекопитающих. Особая роль этих договоров заключается в том, что ими был закреплен специальный международно-правовой режим использования ресурсов с особыми биологическими характеристиками.

7. Становление современного режима сохранения и рационального использования морских млекопитающих осуществлялось в основном при активном участии Межправительственной организации по рыболовству (далее: МПРО). Усложнение экологических и экономических условий использования и охраны морских млекопитающих объективно повышают роль МПРО в совершенствовании механизма международно-правового регулирования такого процесса, что соответственно приводит к развитию в этих организациях координационных, консультативных, научно-исследовательских, регулятивных функций.1


© Иванова Ж.Б., 2012


2 International Law International and the Conservation of Biological Divtrsitu. Londjn. 1996. P. 7.

1 Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 21. Ст. 522.

2 См. об этом подробнее: Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.


1 См. подробнее: Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

1 Бекяшев К.А., Сапронов В.Д. Международные рыболовные организации. Некоторые вопросы структуры и дея-тельности. –Мировое рыболовство. Экономические и международно-правовые вопросы. Обзорная инфорцация. ЦНИИЕЭИРХ. 1973. Вып. 2. С. 3-19.

2 Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ратификации Протокола о внесении поправок во Временную Конвенцию о сохранении котиков в северной части Тихого Океана». Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 17. Ст. 203.

3 Подробнее см. по: Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального исполь-зования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

2 Proceedings of the Pacific Fur Seal Commission. Part. 1958-1982ю Washington. D.S. 1984. P. 13-47.

1 Подробнее см. по: Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

2 См. подробнее: Ивашин М.В., Попов Л.А., Цапко А.С. Указ. соч. С. 16-18.

3 Mammals in the seas. V. II. Op. cit. . 76-80, 86-90.

4 Назаренко Ю.М. Биология и промвсел беломорской популяции гренландского тюленя //Морсакие млекопи-тающие. Под. Ред. А.В. Яблокова. М. Наука. 1984. С. 109-117.

1 Подробнее см. по: Хлыстов В.П. Указ. соч. М. 1988.

1 Тимошенко В.К. Состояние исследований и перспективы промысла кольчатой нерпы в Белом, Баренцевом и Карском морях. В цит. кн.: Морские млекопитающие. 1984. С. 104-109.

2 Назаренко Ю.И. Биология и промысел беломорской популяции гренландского тюления. Там же. С. 109-117.

1


1 Treaties and Othen International Agreements on Fishries.

3 Подробнее см. по: Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

4 Сборник соглашений СССР. 1973. С. 379-386.

1 Тормосов Д.Д., Филатов И.Е. Современное состояние популяций Балтийского моря и Ладожского озера. В цит. Кн. Морские млекопитающие. С. 276-284.

2 SCOR Report The Status and management of the seal in the n0rth-east Atlantic. Marine Pollution Bulletin. 1981. V. 14. № 27. P. 243-259.

3 См. указ. Сборник Соглашений СССР 1973 года. С. 43-49. Proteegings of the 20-th Annual Meeting ICNAF 1970. Doc. /S-2456. S-2369.

1 См. подробнее: Тимошенко Ю.К. Перспективы использования ресурсов промысловых видов ластоногих ньюфаунлендских вод. В кн.: Морские млекопитающие. 1984. С. 93-99.

2 Doc. NAFO-Redbook, Scientific Council Report 1979/1980. Dortmut. Kanada. 1980. P. 23-27; Report of ad-hoc working group on assessment 0f harp andn hoobed seals in the North Atlantic –Doc. IGES. 1982. PROCES-VERBAL DE LA REUNION. 1982. Copenhague. P. 130-149.

1 Подробнее см.: Хлыстов В.П. Международно-правовое регулирование сохранения и рационального использования ресурсов морских млекопитающих». Автореф. дис...канд. юрид. наук. М. 1988.

Каталог: pdf -> 2012
2012 -> Ix международная научная конференция «Высшее образование для XXI века» 15–17 ноября 2012 года IX international scientific conference «Higher education for the twenty-first century»
2012 -> Образовательная модель подготовки ученых в неразрывном контексте науки и образовании
2012 -> О подготовке специалиста к профессиональной деятельности в области ландшафтного дизайна
2012 -> Неправительственные инициативы и противодействие экстремизму в контексте информационной безопасности
2012 -> цели и задачи естественнонаучного образования
2012 -> Конференции
2012 -> Мотивация иностранных инвесторов в теориях прямых иностранных инвестиций: макроэкономический подход


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал