Книга рассчитана на широкий круг читателей


Документально-иллюстративный материал



страница13/20
Дата17.10.2016
Размер5.27 Mb.
ТипКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   20

Документально-иллюстративный материал.

1


1779 г. июня 29. – Грамота о введении в разряд казённых (сахасо) жителей селений Малой Лиахви, Потниси, Гудиси, Чипрани и Тлиа.
Милостью Божьею мы, Иесиан-Давитиан-Соломониан-Панкратован, царь картвелов, и царь кахетинцев и державный владетель Казаха, Борчало и Шамшадина, Ираклий II и супруга наша, дочь Дадиани, царица Дареджан, патрон Георгий, патрон Леон, патрон Юлон, патрон Вахтанг, Антоний, Мириан, Александр, Фарнаоз, Арчил и дети сыновей наших: Давид, Иоанн, Баграт и Соломон эту твёрдую и неотменную милость и клятвенную грамоту дали вам, всем дворянам, служилым людям, слугам, крестьянам и осетинам ущелья Малой Лиахви, а также жителям Хвидиси и осетинам Потниси, тлийцам и чипранцам, так что вы издавна являлись крепостными ксанского эристава. Бывший эристав Георгий вероломно поступил с нами, изменил нам, собрал лезгинское войско, привёл их и укрепил крепости. Мы против него двинули войска и с Божьей помощью отняли у него крепости, а самого пленили и, так как он стал нашим изменником, мы всё его имение перевели в казённое (сахасо), а все горные земли Ростома Эриставишвили тоже изъяли и взамен этого дали ему на плоскости. Ксанским эриставством владел Гиви Амилахвари, у которого мы с Божьей помощью и нашего оружия отняли эриставство и дали его ксанским эриставам, но они взамен такой милости стали нашими изменниками. Не раз и не два раза изменял нам бывший эристав Георгий и ещё его брат Зураб. Кроме того, Шанше Эристави ещё больше коварства и измены учинил нам, ещё больше, чем бывший эристав Георгий.

Благодаря таким вероломствам этих эриставов и вы тоже много раз подвергались большим убыткам, разгромам и разорениям. Наши верные подданные из карталинцев и кахетинцев тоже понесли убытки и часто отрывались от своих дел. В постоянных смутах и междоусобицах в Грузии причиной всегда являлись означенные ксанские эриставы, и по этим причинам мы вас перевели в разряд сахасо и теперь мы на это вам эту грамоту дали в надежде на Бога. Пусть Бог будет вашим поручителем в том, что мы из вас ни одного дыма никому не отдадим. Вы будьте уверены, что вас не отдадим никому из рода Эриставов.

Одну такую грамоту мы вам и раньше пожаловали, но, благодаря некоторым злым людям, в верности той грамоты вы что-то усомнились и поэтому мы повторно дали эту грамоту, и это клятвой доказали вам. Клянёмся именем нашего отца, что ни мы, ни наши сыновья не выдадут вас, но если кто-нибудь из наших сыновей или внуков сделает это, то он пусть будет проклят отцом, как Ной проклял сына своего Хама (…).
Царь Ираклий, Дареджан, Георгий, Леон, Юлон, Вахтанг, Антон, Мириан.
ЦГИА ГССР, ф. 1449, док. 719 (копия).

Опубл.: История Осетии в документах и материалах (С древнейших времён до конца XVIII века). Составители Г. Д. Тогошвили и И. Н. Цховребов. С.135 – 136.


2
1782 г. декабря 21. Обращение царя Картли и Кахетии Ираклия II к императрице Екатерине II с просьбой о принятии его страны под покровительство России.
Всепресветлейшая, державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая.

Всемилостивейшими вашего величества указами повелено о принятии под всемилостивейшее вашего величества покровительство нас и об отправлении войск для подкрепления нас.

За таковые монаршия ваши милости приносим всенижайшую нашу благодарность, и ваше величество всенижайше осмеливаемся просить, дабы всемилостивейше повелено было отправить к нам войска в непродолжительном времени, чтоб милосердием вашего величества могли мы избавлены быть от неверных, и пожаловать нам войска числом четыре тысячи регулярного, или в то число половину нерегулярного, и повелеть оному находиться особливо в наших областях, дабы мог я обще с ними действовать против турок; ибо прежде бывшия у нас российския войска не имели времени находиться всегда с нами. Притом как я имею следовать по возможности нашей советам главной над оными присылаемыми войсками начальника, так чтоб и оной главной командир принимал мои советы, поелику я имею довольное сведение о состоянии и обстоятельствах здешних дел.

Как из древних времён предки наши были царями, то потому ваше величество прошу всемилостивейше повелеть, дабы и я с потомками моими вечно оставался без перемены в моём достоинстве, но, однако ж, под послушанием и при оказании вашему и. в. таких услуг, какие ниже сего описаны.

Каталикос имеет также оставаться в своём сану без переменыI. Как помощию Божию и счастием вашего величества многие из грузинцов, находясь в Крыму пленными, получили себе свободу, то потому ваше величество всемилостивейше осмеливаюсь просить, повелеть, дать им позволение возвратиться в своё отечество. Вашего и. в. войска когда прибудут в наши области, и мы обще с ними отнятые у нас неприятелями наши области обратно завладеем, то между тем сколько денежной казны на оной корпус издержано будет, из тех завоёванных мест в несколько лет толикое ж число в казну вашего величества имеем мы взнесть.

Вашему величеству представлять и утруждать хотя за немалое дерзновение признаю о нижеследующем, однако ж когда войска прежде сего из России вступили в Грузию, то в оное время в перевозке их тягостей принуждён был я издерживать деньги, да притом когда я и свои войска неоднократно собирал, то довольно нам коштовало, и по тому естьли востребуются деньги, то всенижайше прошу пожаловать нам заимообразно на содержание наших войск оных денег, которые в казну вашего величества опять внесены быть имеют.

Всемилостивейшая монархиня! При сём всенижайше осмеливаюсь донесть, дабы повелено было нынешнею весною приступить к завоеванию Ахальцихской областиII, и когда воспоследует с султаном мир, то и тогда не оставлять оную под турецким владением, ибо оная область Ахальцихская лежит на Грузинской земле, народ имеет там грузинской язык и много находится там християн, да и множество таких, кои с недавних времён превратились в магометанство.

Когда щастием вашего и. в. владение наше получит свободу от неверных и будет пребывать в мире, то как из нынешняго нашего древняго царства, так и впредь из новозавоёванных мест ко услугам вашего и. в. представлять имеем солдат с толикого числа дворов, с коликого числа душ в Российской империи набирается. Ежели Божиею помощию и вашего величества щастием сверх отнятых от нас собственных наших земель завоёваны будут нами помощию вашего величества корпусом и другия неприятельские области, то со оными поступлено быть имеет так, как на то вашего величества соизволение воспоследует.

Ваше и. в. осмеливаемся мы всенижайше просить о оказании ваших монарших милостей нам, и притом представляем со стороны нашей те самыя наши услуги, о которых и пред сим ещё 1771-го года 30-го декабря вашему и. в. всенижайше доносили мы и которые оказывать признаваем мы себя в состоянии. А ваше и. в. явите ныне такое матернее ваше милосердие нам, какое из всевысочайшей вашего величества воли сами соблагосоизволите.

Ираклий
ЦГВИА, ф. 52. Г. А. Потёмкин-Таврический, оп. 1/194, № 20, ч. 6, л. 20 – 21 об. (подлинник), л. 36 – 40 об. (перевод).

Опубл.: Вопросы истории. 1983. № 7. С. 110 – 112.

Сноски даны в кн.: Абдулатипов Р. Г. Национальный вопрос и государственное устройство России. М., 2000.


3
1782 г. декабря 21. Письмо царя Картли и Кахетии Ираклия II императрице Екатерине II с подтверждением верности присяге, данной 30 декабря 1771 г.
Всепресветлейшая, державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая.

Всенижайше осмеливаюсь донести, что когда вашего и. в. милостию и могуществом, вошед я в здешние места, Персии и Туреции принадлежащия, овладев оными, и прибретем себе славу и честь, то и тогда признавать нас подчинёнными вашего и. в. рабами.

Вашему и. в. представлено было мною прошение за собственным моим подписанием, которым обязывался оказывать вашему и. в. услуги наши, и потому, подвергая себя и ныне, а также и потомков своих, о принятии нас в вечное подданство, всенижайше осмеливаюсь просить, дабы вашего и. в. рабами твёрдо называемы мы были и признаваемы в Азии в околичностях наших.

А я ту самую присягу мою, писанную моею рукою, и за подписанием моей фамилии и с приложением печатей, которая всевысочайшему вашего и. в. двору представлена была мною ещё прошлого 1771-го года 30-го декабря и которого я со всею моею фамилиею пред всемогущим Богом, животворящим крестом и пред святым Евангелием клялся и обещался быть верным к службе вашего и. в. и притом всенижайше просил о принятии меня в подданство вашего и. в., то по той самой моей прежней присяги, обещаюсь и ныне оказывать вашему и. в. нашу верность. Да кроме сего для изящнейшего уверения всевысочайшему и всепресветлейшему вашему соизволению подвергаю себя, и что от вашего величество повелено будет, обязываемся мы исполнять по возможности нашей, в протчем имея мы твёрдое упование, что ваше и. в. монаршую вашу милость по повелениям вашим соизволите оказать нам, и по ожидании всемилостивейшего решения по прозьбам нашим остаёмся мы.

Ираклий
ЦГВИА, ф. 52. Г. А. Потёмкин-Таврический, оп. 1/94, № 20, ч. 6, л. 31 (подлинник), л. 41 – 42 (перевод).

Опубл.: Вопросы истории. 1983. № 7. С. 112.


4
1783 г. июля 24 / августа 4. Договор о признании царём Карталинским и Кахетинским Ираклием II покровительства и верховной власти России (Георгиевский трактат).
Во имя Бога всемогущего единого в Троице святой славимого.

От давнего времени Всероссийская империя по единоверию с грузинскими народами служила защитой, помощью и убежищем тем народам и светлейшим владетелям их против угнетений, коим они от соседей своих подвержены были. Покровительство всероссийскими самодержцами царям грузинским, роду и подданным их даруемое, произвело ту зависимость последних от первых, которая наипаче оказывается из самого российско-императорского титула. Е. и. в., ныне благополучно царствующая, достаточным образом изъявила монаршее своё к сим народам благоволение и великодушный о благе их промысел сильными своими стараниями, приложенными о избавлении их от ига рабства и от поносной дани отроками и отроковицами, которую некоторые из сих народов давать обязаны были, и продолжением своего монаршего призрения ко владетелям оных. В сём самом расположении снисходя на прошения, ко престолу её принесённые от светлейшего царя карталинского и кахетинского Ираклия Теймуразовича о принятии его со всеми его наследниками и преемниками и со всеми его царствами и областями в монаршее покровительство е. в. и её высоких наследников и преемников, с признанием верховной власти всероссийских императоров над царями карталинскими и кахетинскими, всемилостивейше восхотела постановить и заключить с помянутым светлейшим царём дружественный договор, посредством коего, с одной стороны, его светлость, именем своим и своих преемников признавая верховную власть и покровительство е. и. в. и высоких её преемников над владетелями и народами царств Карталинского и Кахетинского и прочих областей, к ним принадлежащих, ознаменил бы торжественным и точным образом обязательства свои в рассуждении Всероссийской империи; а с другой, е. и. в. такожде могла бы ознаменить торжественно, каковые преимущества и выгоды от щедрой и сильной её десницы даруются помянутым народам и светлейшим их владетелям.

(…)
Образец, по которому его светлость царь Карталинский и Кахетинский

Ираклий Теймуразович учинит клятвенное обещание на верность е. и. в.

самодержице всероссийской и на признание покровительства и верховной

власти всероссийских императоров над царями карталинскими и кахетин-

скими
«Аз нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред святым его Евангелием в том, что хощу и долен е. и. в. всепресветлейшей и державнейшей великой государыне императрице и самодержице всероссийской Екатерине Алексеевне и её любезнейшему сыну, пресветлейшему государю цесаревичу и великому князю Павлу Петровичу, законному всероссийского императорского престола наследнику, и всем высоким преемникам того престола верным, усердным и доброжелательным быть. Признавая именем моим, наследников и преемников моих и всех моих царств и областей на вечные времена высочайшее покровительство и верховную власть е. и. в. и её высоких наследников надо мною и моими преемниками, царями карталинскими и кахетинскими, и вследствие того отвергая всякое надо мною и владениями моими, под каким бы то титулом или предлогом не было, господствование или власть других государей и держав и отрицаясь от покровительства их, обязываюсь по чистой моей христианской совести неприятелей Российского государства почитать за своих собственных неприятелей, быть послушным и готовым во всяком случае, где на службу е. и. в. и государства всероссийского потребен буду, и в том во всём не щадить живота своего до последней капли крови. С военными и гражданскими е. в. начальниками и служителями обращаться с искреннем согласии. И ежели какое-либо предосудительное пользе и славе е. в. и её империи дело или намерение узнаю, тотчас давать знать. Одним словом, так поступать, как по единоверию моему с российскими народами и по обязанности моей в рассуждении покровительства и верховной власти е. и. в. прилично и должно. В заключение сей моей клятвы целую слова и крест Спасителя моего. Аминь».

Сей образец имеет служить и будущим впредь царям карталинским и кахетинским для учинения клятвенного обещания при вступлении их на царство и при получении подтвердительной грамоты со знаками инвеституры, от российского императорского двора жалуемой.

В достоверие сего нижеподписавшиеся полномочные по силе их полных мочей тот образец подписали и приложили к нему свои печати в Егорьевской крепости июля 24-го дня 1783 г.

На подлинном подписано:

Павел Потёмкин.

Князь Иван Багратион.

Князь Гарсеван Чавчавадзе.
АВПР, ф. Трактаты, оп. 2, д. 178, л. 3 – 8 (подлинник), л. 9 – 16 об. (перевод).

Опубл.: ПСЗРИ. Т. XXI. № 15835; Грамоты и другие исторические документы XVIII в., относящиеся к Грузии. Под ред. А. А. Цагарели. Т. 2. СПб., 1898. Вып. 1. С. 99 – 100.


5
1783 г. сентября 30. Письмо императрицы Екатерины II царю Картли и Кахетии Ираклию II о ратификации Георгиевского трактата.
Светлейший карталинских и кахетинский царь Ираклий Теймуразович, нам вернолюбезным и искренний. Утвердив императорскою нашею грамотою договор с вашим высочеством, постановленный о признании вами наших и преемников престола нашего императорскаго над царями и царствами Карталинским и Кахетинским верховной власти и покровительства и о дарованных от нас сим владетелям и народам их преимуществах и выгодах, мы и при сём случае с удовольствим повторяем удостоверения наши об отличном нашем благоволении к вашему высочеству и ко всеми царскому дому вашему. В новое тому доказательство пожаловали мы светлейшей царице, супруге вашей орден наш святыя Екатерины, котораго знаки при сём для возложения на нея посылаются. В прочем Богу Всемогущему ваше высочество со всем домом вашим поручая, пребываем к вам доброжелательны.

Подлинной подписан собственною е. и. в. рукою тако:

В Санкт-Петербурге сентября 30 дня 1783 года.
Екатерина
ЦГВИА, ф. 52. Г. А. Потёмкин-Таврический, оп. 2, № 28, л. 27 (копия).

Опубл.: Вопросы истории. 1893. № 7. С. 117.


6


Прошение помещиков Заза и Елизбара Мачабели правителю Грузии об отказе крестьян-осетин служить им.
Мы от древних царей имели грамоту о подданстве осетинцев, которые грамоты и ныне имеем, и они были наши подданные. Ныне же те осетинцы нам ни в чём не служат, для того просим Вашего превосходительства нашим подданным осетинцам приказать, чтобы они нас слушали, и ежели вы будете иметь к нашим осетинцам какие дела или службы, то не приказывайте никому, а приказывайте нам, какую службу прикажете, исполним, и ежели не во гнев будет, мы наших подданных осетинцев никому не отдадим, ибо они наши поддданные и от вашего превосходительства просим, чтобы не сделать нам обиды, и ежели что благословите приказать нам, то просим вашего превосходительства приказать нам на бумаге, о сём нашем прошении учинить милостивое рассмотрение.
1802 г. декабря
ГАЮО (ныне ЦГА РЮО), ф. «Правитель Грузии», св. 1, д. 1, л. 63. Копия машинописная.

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 124.


7


Рапорт генерала Головина военному министру графу Чернышёву об учреждении главного пристава в Юго-Осетии.

Осетия, несмотря на близость к центру управления здешним краем, распространяясь по хребту и ущельям Кавказа, до сих пор не вся ещё нам подвластная. Часть её, лежащая на южной покатости гор, после экспедиции, в 1830 году бывшей, разделена на четыре приставства, и управление оными поручено особым чиновникам из грузинского дворянства с производством на первый раз жалованья: приставу по 200 руб., письмоводителю при нём – 150 руб. и канцелярские расходы по 50 руб., а всего по 400 руб. серебром из сельских доходов, для каждого пристава.

Приставы сии впоследствии подчинены главному надзору: один – управляющему горскими народами по Военно-Грузинской дороге, а три – горийскому окружному начальнику. Разделение это существует и поныне. Но управление осетинами, присоединёнными к Горийскому округу, оказалось вовсе неудобным. Окружной начальник, имея постоянное жительство в городе Гори и будучи занят собственною многосложною своею должностью по полицеской и судной частям, не имеет ни времени, ни способов посещать Осетию, а потому надзор его ограничивается одними распоряжениями через приставов и разборов дел сих горцев вне их земли по жалобам, приносимым ими друг на друга или на своих приставов.

Неудобство сие замечено было ещё с 1832 года. Предместник мой, генерал-адъютант барон Розен, как усматривается из дела, предполагал улучшить управление Осетиею, но предположение его осталось неисполненным. Для самих осетин весьма ощутительны недостатки настоящего образа правления над ними по отдалённости от них главного местного начальства и потому, что нынешние приставы из грузинских князей и дворян редко даже у них бывают и никогда не ползуются их доверенностью, что в особености препятствует первоначальному образованию сего (…) народа, который начинает, однако, чувствовать пользу оного и постигать преимущество мирной жизни. Доказательством этого служит то, что некоторые осетинские общества, в числе коих и не признававшие над собою никакой власти, присылали поверенных от себя к прежнему начальству, а ныне и ко мне, прося дать им главного пристава, но только из русских чиновников, а отнюдь не из грузин, завести училище для образования детей и проложить чрез их земли удобную по Кавказскому хребту дорогу, о чём они просят неотступно, побуждаясь к сему и тем, что другие общества, обитающие в отдалённейших ущельях, нарушая в глубине гор безопасность мирных соплеменников своими разбоями и грабежами, вынуждают их не токмо к защите себя, но и к кровомщению, которое по обычаю их служит единственным удовлетворением за оскорбление и обиды и считается священною обязанностью пред прахом родственника, погибшего от руки другого.

Полагая, что одна лишь гражданственность, постепенно вводимая между буйственными (…) племенами страны сей, может обуздать их обычай и указать им путь к образованию и распространению христианства, согласно желанию самих их и не теряя случая, признал весьма полезным назначить для всех, ныне известных, и впредь имеющих оказаться осетинских обществ по сию сторону хребта Кавказского одного главного пристава из военных русских офицеров и определяю уже туда состоящего по кавалерии, по корпусу капитана Васильева, оставив под ведением его и при нём в роде помощников трёх частных приставов.

Главный пристав сей должен действовать сообразно наставлениям, данным в 1930 году князем Варшавским для ныне существовавших приставов, но с тем, что он, подчиняясь грузинскому губернскому начальству с управляемыми им осетинами, на том самом основании, как подчинены одному горские народы, по Военно-Грузинской дороге обитающие, не должен состоять в ведении грузинского окружного начальника и земского суда. При назначении главного осетинского пристава я нашёл справедливым сравнить его в окладе жалованья с управляющим горскими народами по Военно-Грузинской дороге, получающим на основании высочайшего повеления 700 руб. серебра в год. (…) Равным образом увеличил жалованье до 300 руб. серебром и частного осетинского пристава Джамурского ущелья, причисленного к дистанции управляющего горскими народами по Военно-Грузинской дороге, оставя при нём письмоводителя с жалованьем по 150 руб. и с отпуском на канцелярские расходы 50 руб., так как ущелье его отстоит далеко от прочих управляемых главным приставом, не имеющим с ним через хребет гор прямых сношений и должно находиться отдельно в ведении управляющего горскими народами.

(…) Один взгляд на карту удостоверяет, что земля сия во многих отношениях заслуживает особенного внимания правительства. Прочное владычество в Осетии утвердит господство наше на большем пространстве хребта Кавказских гор, тогда как ныне мы владеем им вполне на одной лишь Военно-Грузинской дороге.

Все вообще жители Осетии сохраняют в памяти своей, что они были некогда христиане, многие из них и ныне привержены к церкви. Целые общества ходатайствуют о присылке к ним священников и о заведении у них училищ. (…) Относительно заведения у них училищ, я приказал объявить им, что правительство всегда будет готово в этом содействовать, на первый же случай, если кто из них желает, то может представить детей своих в ближайшее Горийское уездное училище.

С учреждением главного приставства я назначил чиновнику сему пребывание в одном из осетинских селений, где найдёт выгоднейшим и удобнейшим для сообщения, снабдив его небольшею воинскою командою, дабы предоставить ему возможность распространять постепенно влияние своё на отдалённые ущелья, нам не токмо непокорные, но ещё и не вполне известные.

Представляя вашему сиятельству о сих моих на первый раз распоряжениях в Осетии, которые я признал необходимыми к водворению там лучшего порядка и, чтобы тем показать им намерение правительства, пекущегося о их благосостоянии, - покорнейше прошу довести оные до сведения государя императора и исходатайствовать высочайшее его императорского величество благосоизволение и утверждение сей временной меры.


Генерал-лейтенант Головин

1838 г. июля 22


ЦГИА СССР, ф. 1268, оп. 1, д. 84, 1838 г., лл. 1 – 6 (подлинник).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 63 – 66.


8


Из предписания главного управления Закавказского края грузино-имеретинскому гражданскому губернатору об образовании Осетинского округа // ЦГИА ГССР, ф. 16, д. 6721, лл. 1 об., 2, 3 об., 4. Цит. по: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 67 – 68.
(…) Вследствие сего, назначив Белоканским окружным начальником Апшеронского пехотного полка подполковника Сахновского и образовав из горских племён два округа: Осетинский – из участков горского, 1 и 2 осетинских, и Тушинон-Пшаво-Хевсурский – из участков сего же наименования, под управлением: первый – подполковника князя Авалова и второй – капитана князя Чолокаева, предлагаю вашему превосходительству к надлежащему исполнению.
По округам Осетинскому и Тушино-Пшаво-Хевсурскому
1) Окружные начальники подчиняются непосредственно губернскому начальству, а затем уездные начальники: горийский, тифлисский и телавский никакого не имеют влияния на участки, в состав округов входящие.

(…)


4) Влияние уездных попечителей государственных имуществ на поселян в состав округов входящих отстранить.

5) Местопребывание осетинского окружного начальника по-прежнему оставить в урочище Квишхеты.


К начертанию для окружных начальников упомянутых выше инструкций сделано мной распоряжение в Совете главного управления и будут доставлены вашему превосходительству, а до того земская полиция имеет руководствоваться общими уставами.
Главноуправляющий – Головин.

1842 г июня 8.


ЦГИА ГССР, ф. 16, д. 6721, лл. 1 об., 2, 3 об., 4.

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 67 – 68.


9


Доклад комиссии, учреждённой наместником кавказским, для рассмотрения дела об отыскании осетинами свободы от князей Мачабеловых // ГАЮО, ф. «Канцелярия кавказского наместника», св. 2, д. 5, лл. 107 – 112. Копия машинописная. Цит. по: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 160 – 163.
(…) 1) В грамотах и приказах, представленных князьями Мачабеловыми к делу, не определено с точностью какое имение или селения осетинские и в каких ущельях были пожалованы грузинскими царями князьям Мачабеловым. В грамотах же царя Теймураза 20 сентября 1750 г. и царя Ираклия 16 и 23 апреля 1776 г. положительно названы селения: Мсхлеб, Джава, Коши, Гверцавы (Корсев. – Авт.), Тонтобет, Гуфта, Коды и Земотхвиси, Модрав, Залда, но комиссия полагает, что и они, документы, едва ли имели надлежащую силу при Грузинском правительстве, потому что осетинам с их же селений давались от царей грамоты и приказы, более или менее подверждающие, что осетины сии были свободными.

Представленные осетинами ущелий Рукского, Джомагского и Урсджварского документы о непричастности их князьям Мачабеловым заключают в себе сущность царских приказов, чтобы осетинам, когда они будут в Грузии, не делать обид, и документы сии давались в одно время, когда выдавались и грамоты царские, на которые ссылаются Мачабеловы.

2) Многие представленные Мачабеловыми документы не были в рассмотрении существовавшей здесь высочайше учреждённой комиссии, и потому едва ли можно считать их неподлежащими сомнению.

3) Два документа, данные грузинскими царями на свободу всем осетинам Джавского ущелья, представлены ими, один (…) грузинскому гражданскому губернатору в 1836 г., и другой – государю императору в 1837 г., во время пребывания его величества в Тифлисе, но эти документы не отысканы.

Горийский уездный суд решением, 31 мая 1845 г.состоявшимся, присудил князьям Мачабеловым осетин, живущих ныне в ущельях: Урсджварском, Джомагском, Рукском и Джавском, во всегдашнее потомственное владение, так как они Мачабеловы, пользовались ими, и осетинам в иске отказал.

Комиссия находит это решение неправильным:

а) Князья Мачабеловы положительно никаких актом не доказали своих помещичьих прав на владение осетинами, и крестьяне эти с открытия здесь российского правительства, признавая себя свободными от помещичьей власти, не повиновались им, Мачабеловым, не платили никаких податей и повинностей, как это открылось по произведённым следствиям и по донесению местного начальника горских народов, и, наконец, осетины достаточно доказывают непринадлежность свою князьям Мачабеловым показаниями свидетелей, документами, представленными к делу, и перепискою, производившейся по разным случаям.

б) Суд, между прочим, говорит, что осетины не представили некоторых документов, боясь, что документы эти уничтожены силою, данной князьям Мачабеловым царём Ираклием в грамоте 28 декабря 1795 г., но заключение этого уездного суда комиссия признаёт неосновательным, потому что грамотою этой, которая однако ж не представлена Мачабеловыми к делу, утверждались те только грамоты, в которым наименованы были селения, жалованные князьям Мачабеловым, и уничтожались документы, данные царями на свободе живущим в тех имениях людям, но сила этой грамоты не могла распространяться на прочие селения и ущелья, непоименованные в грамотах жители коих пользовались свободою.

в). По манифесту 1801 г., данному грузинскому народу, князья Мачабеловы удерживали права на тех только крестьян, которые согласно бесспорным и ясным документам им принадлежали, а не на свободных людей.

В заключение комиссия объясняет, что осетины, ищущие от князей Мачабеловых свободу, хотя и пропустили срок на принесение апелляционной жалобы в Палату уголовного и гражданского суда на решение Горийского уездного суда, присуждающее их во владение князьям Мачабеловым, и только трое из них подали апелляцию, но этого нельзя ставить в вину осетинам (…) как по незнанию всей важности этого обряда. Посланные осетинам повестки о явке их к выслушанию решения были не приняты осетинами и, как видно из дела, прибиты к дверям домов их, но, вероятно, это было сделано не самими должностными полицескими чиновниками, а чрез рассыльных людей, которые не знали и не могли объяснить осетинам важности этих повесток. Осетины же, не зная никакой грамоты, не могли сами читать повесток.

Два члена комиссии, надворный советник Сараджев и титулярный советник Мамацов, не согласились с заключением комиссии и представили особое мнение. (…)
1847 г. декабря 24.
ГАЮО (ныне ЦГА РЮО), ф. «Канцелярия кавказского наместника», св. 2, д. 5, лл. 107 – 112 (копия машинописная).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 160 – 163.

10
Прошение крестьян 16 дымов Кешельтского ущелья директору канцелярии кавказского наместника, действительному статскому советнику Сафонову о разрешении им переселиться из владений Мачабеловых.
(…) Из нас первые 16 дымов кешельтских жителей в конце прошлого, 1840 года, за неповиновением российскому правительству были покорены оружием и вместе с тем разорены до такой степени, что лишились всего имущества и состоящие 15 дымов. А вторые из нас, коренные жители Хидиставского участка, из коих 3 дыма грузины, а остальные 12 – осетины, проживают на земле князей Цициановых. Первые 16 дымов, не повинуясь даже и царям (грузинским. – Авт.), (…) подать казне и по раскладке повинность земли ежегодно отбывали, и все эти 16 дымов значатся записанными и по камеральному описанию за казною.

(…) Ныне ими извещены, что князья, подпоручик Реваз и Давид Мачабелов, подали просьбу в Палату, просят распоряжения её, чтобы она приостановилась переселением нас на отысканную землю, называя нас собственными крестьянами, тогда как кешельтцы не повиновались и грузинским царям. Хидиставские тоже (…) в первый раз наслышаны, что будто Мачабеловы начали неправильно присваивать во крестьянство.

Почему мы принимаем смелость убедительно просить ваше превосходительство об оказании нам защиты, за что мы по жалобе жителей нашей будем молить всевышнего творца о здравии и долгоденствии лет вашего превосходительства.

Поверенные кешельтской деревни – казённый крестьянин Антон Кочишвили и Хидиставского участка 25 дымов.

Казённый крестьянин – Георгий Комекашвили.
1849 г., марта 14.
ЦГИА ГССР, ф. 3, д. 207, лл. 8 – 9 (подлинник).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 173 – 174.


11


Отношение начальника гражданского управления Закавказского края Тифлисской палате уголовного и гражданского суда о жалобе крестьян Кешельтского ущелья на помещиков Мачабеловых.

Поверенные жителей Осетинского округа Джавского участка Кешельтского ущелья, Гиктор Коташвили и Дохчико Келахсашвили в поданной князю наместнику просьбе жалуются на князей Мачабеловых, присваивающих их себе во крестьянство, тогда как они до 1840 года не знали никакой помещичьей власти, в чём удостоверился и присланный к ним в 1845 году, по распоряжению его сиятельства, майор, ныне подполковник Демонкаль.

Усматривая на дела канцелярии наместника, что права князей Мачабеловых на осетин, отыскивающих от них свободу, рассматриваются в Палате уголовного и гражданского суда, я считаю нужным настоящую просьбу поверенных крестьян Кешельтского ущелья передать на обсуждение и разрешение оной Палаты, прося о последующем объявить просителям и меня уведомить.
Генерал-лейтенант - князь Бебутов.
Начальник отдела - Невский.
1849 г. марта 21.
ЦГИА ГССР, ф. 3, д. 207, л. 2 (подлинник).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 175 – 176.

12
Прошение дворян Махамата, Тасолтана, Ибака и Чобака Томаевых наместнику кавказскому Воронцову о помиловании их.
Главнокомандующему Отдельным Кавказским Корпусом

Господину Генерал-Адъютанту и Кавалеру Князю

Михайле Семёновичу Воронцову
Горийского уезда Джавского участка имения Роки,

Дворян Магомета, Тасолтана, Ибака и Чобака Томаевых


Прошение
Во-первых, осмеливаемся объяснить, что как праотцы наши, так и мы, состоя из дворянского происхождения, имели жительство в Осетии, Горийского уезда, Джавского участка, в селении Руки, и праотцы наши, как именовавшиеся дворянами и знавшие православие, первые изъявили согласие принять христианскую веру и потом предпринимали все свои меры к склонению и других жителей в Осетии к принятию христианства; таким образом, с содействия наших праотцов как знатных дворян вся Осетия была склонена в христианство; после того положились на одного всегда покорными русскому правительству состоять во всём в повиновении; в недавнее же время известная фамилия Мачабеловых, происходившая также из дворян, не знаем с какого поводу начала требовать от нас подати, но мы, как имевшие такое же происхождение, как и эта фамилия, отказались от платежа податей; через это фамилия Мачабелова завела с нашею фамилиею спор и ссору и требовала от нас безотступно платежа податей; причём, мы и вся наша фамилия, считая себя весьма униженными против них, объявили, что мы никогда не решимся платить им подати, да и не за что, и нет таких правил, а если угодно будет возложить на нас подать русским правительством, то мы во всякое время готовы на то, даже до последней капли крови, но только не фамилии Мачабеловых. Чрез несколько же времени был направлен на нас отряд, и мы, полагая, что таковой отряд направлен на нас никем другим, а Мачабеловыми, приняли на себя смелость в защищение себя произвесть выстрелы и только тогда узнали, что этот отряд русский, то в то же время бросили своё оружие, выдали начальнику отряда детей своих в аманаты.

Обстоятельства эти вместе с подносимыми при сём на благоусмотрение о происхождении нашем документами, в подлиннике и в копиях, осмеливаемся представить вашему сиятельству и всемилейше просим покровительства и защиты вышей, не оставьте, ваше сиятельство, простить нас за сделанные нами ошибочно противозаконные пред правительством поступки и пред богом согрешения, оставить нас без подозрения в том и свободными и водворить нас в Куртатинском обществе во уважение и тех обстоятельств, которые, как праотцы наши, так равно и мы по происхождению нашему, по благосклонности к нам народов в Осетии, так равно и по поручению как грузинского, так и русского правительства, мы делали весьма важные и полезные для правительства исполнения, за что и получили неоднократно денежные награждения и особенные милости, что можно видеть из прилагаемой при сём описи документов, описанных вкратце; как уже вашим сиятельством угодно изъявить милость, мы льстим себя надеждою ожидать таковой и помилования.

1850 года сентября 15-го дня сел. Рук. К сему прошению по незнанию русской грамоты прикладывают просители перста свои, чернильные знаки. Махамат Томаев, Тасолтан Томаев, Ибак Томаев, Чобак Томаев.
Архив ЮОНИИ АН ГССР, ф. 4, д. 28, л. 11 (копия машинописная).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 507 – 508.


13
Постановление Сената об освобождении крестьян Южной Осетии от помещиков Мачабели и о зачислении их в число казённых крестьян.
Указ его императорского величества, самодержца всероссийского, из Тифлисской палаты уголовного и гражданского суда Горийскому уездному суду по указу его императорского величества, в сей палате слушали указ правительствующего Сената по 4 департаменту, от 23 июля за № 4009, коим даёт знать, что правительствующий Сенат слушал: предложение г. министра юстиции правительствующему Сенату 10 июля следующего содержания: решением 4 департамента правительствующего Сената, состоящимся 31 января 1851 года, по делу осетин, отыскивающих свободу из владения князей Мачабеловых, определено князьям Мачабеловым отказать в домогательстве о признании крепостного их права над осетинами. Решение сие исполнено посылкою указов 19 февраля того года Палате уголовного и гражданского суда и г. наместнику кавказскому. Ныне управляющий делами Кавказского комитета сообщил ему, г. министру юстиции, что г. наместник кавказский всеподданнейше представлял на благоусмотрение государя императора следующее по означенному делу предложение: 1) заключить с князьями Мачабеловыми сделку, по которой взамен всех прав, претендуемых ими на крепостное право над осетинами в ущельях Джавском, Паца, Джамурском, Кешельтском, Зрогском, Рукском и Кошкинском, назначить им потомственный пенсион в шесть тысяч рублей серебром в год; 2) так как при князьях Мачабеловых остаётся право собственности на землю в тех ущельях, то те осетины, которые по перечислении их в казённое ведомство захотят продолжать жить на принадлежащих князьям Мачабеловым землям, обязаны за пользование мачабеловыми землями выделять им, Мачабеловым, десятую часть урожая всех земных произведений; 3) затем прекратить все спорные дела князей Мачабеловых с помянутыми выше осетинами насчёт присвоения сих последних первыми в крепость, в каких бы судебных местах эти споры теперь не находились, государь император на таковом представлении князя наместника в 6 день июля месяца 1852 года высочайше соизволил собственноручно написать «Согласен, желаю притом знать, нет ли ещё других родов, коим потребоваться может подобное же вознаграждением». О таковом высочайшем повелении г. министр юстиции, предлагая правительствующему Сенату для зависящего в чём будут следовать распоряжения, присовокуплять, что об оном статс-секретарь Бутров уже уведомил г. наместника кавказского, которому им сообщено та же о доставлении сведений о родах, коим может потребоваться указанное высочайшей резолюцией вознаграждение, для предоставления сих сведений его императорскому величеству по Кавказскому комитету. А потому правительствующий Сенат определил о таковом высочайшем повелении сей палате: дать знать указом с тем, чтобы она производящееся в оной дело об отыскании осетинами свободы из владения князей Мачабеловым назначено конченным. По справке оказалось: в правительствующем Сенате находилось на ревизии дело об отыскании осетинами из владения князей Мачабеловых свободы, решением, объяснённым в указе его от 19 февраля 1851 года за № 692, отказать князьям Мачабеловым в домогательстве о признании крепостного их права над осетинами. Исполнение этого решения палата указом от 31 мая того же года за № 1777 возложила на Горийский уездный суд. Приказали о содержании настоящего указа правительствующего Сената дать знать Горийскому уездному суду для зависящего со стороны его распоряжения сентября 12 дня 1852 года.
Советник – Павловский.

Секретарь – Жаблов.

Столоначальник – Туманов.

С подлинного указа списал и сверил архивариус Горийского управления – Д. Михайлов.

1852 г. сентября 15.
Архив ЮОНИИ АН ГССР, д. 110, лл. 424 – 425 (копия, заверенная нотариусом).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. II. Сталинир, 1960. С. 197 – 198.


14


Газетная корреспонденция о положении крестьян-хизанов в Душетском уезде.
Три года тому назад в нашей литературе хизанский вопрос вызвал большие разговоры, но, к несчастью, этот значительный вопрос не получил своего должного разрешения.

Хизанский вопрос ещё не уточнён и запутан. Никакими юридическими нормами не определены взаимоотношения помещиков к хизанам. Наоборот, судьба этих последних зависит от помещиков, от воли которых зависит размер арендной платы. Конечно, жизнь постепенно затрудняется, усложняется, и к тому же и человеческие потребности увеличиваются, увеличиваются и аппетиты помещиков и вместе с этим по геометрической прогрессии повышаются налоги на хизанов. Это явление мы считаем весьма несправедливым по следующей причине. Помещики, например, в Душетском уезде хизанов поселяют на такие негодные земли, где были неприступные леса, болота и ущелья. Хизаны (…) столько труда положили, что эти неприступные массивы были превращены в прекрасные пахотные земли. Негодные земли трудом и работой хизанов превратились в прекрасные угодья, и поскольку они постепенно улучшаются, так же и помещики повышают арендную плату. Это явление расхолаживает хизанов, к обработке земли относятся бездушно, поэтому от этого не только помещики и хизаны в убытке, но и сама сельскохозяйственная культура застыла на одном уровне.

(…) Как-то однажды были разговоры, что власти взялись за разрешение и хизанского вопроса, но и этот вопрос не минует той участи, которая всегда сопутствует у нас всяким реформам… Желательно, чтобы власти как можно скорее взялись бы за разрешение хизанского вопроса и освободили бы от неясного положения как землевладельцев, так и самих хизанов. По нашему, было бы справедливым, чтобы власти выкупили от помещиков те земли, которыми пользуются хизаны, и выкупили бы их на тех условиях, на каких были выкуплены земли крепостных. Печально, что некоторые земли помещиков, населённые хизанами, распродаются за долги и вместо того, чтобы их выкупали сами же хизаны, они попадают в совсем чужие руки.

Например, в Душетском уезде есть два селения, Чонтили и Кантамамзваре, которые принадлежат Чилашвилевым. Уже приходит пятое поколение, как в этих селениях поселились осетины. Те места, где раньше обитали только дикие звери, сегодня они превращены в наилучшие пахотные земли трудом этих осетин, а помещики подымные подати повысили с одного рубля до двадцати четырёх. (…) Вся эта площадь была в этом году продана с торгов за долги (…).

Торги состоялись в Тифлисе, и сами хизаны до сих пор об этом ничего не знают. Справедливость требует, чтобы об этих торгах были бы заранее оповещены и те, которые огромный труд вложили в эти земли. Мы уверены, что чонтильские и катамамзварские осетины влезли бы во всевозможные долги и этих земель никому бы не уступили.
Дроеба (Время) 1883, 4 апреля. С. 14.

В кн.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. III. Цхинвал, 1961. С. 164 – 166.


15


Телеграмма тифлисского губернатора горийскому уездному начальнику об аресте крестьян, выступивших против.
Согласно донесению цхинвальского полицейского пристава по делу и сопротивлении ему осетин-хизанов князей Мачабеловых, предлагаю вам выехать на место происшествия и, если протокол пристава во всём подтвердится, то арестовать главных виновных и выслать таковых в Тифлис.
За губернатора – князь Шервашидзе
1885 г. сентября 14
ЦГИА ГССР, ф. 17, доп. 1, д. 2138, л. 21 об. (подлинник).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. III. Цхинвал, 1961. С. 245.


16
Резолюция Тифлисского губернского по крестьянским делам пристутствия относительно спорных вопросов крестьян и князей Палавандовых.
Резолюция губернского присутствия не раз имела суждение по жалобам и несогласиям, возникшим в 1883 году между князьями Палавандовыми и поселёнными в их имении хизанами по предмету пользования хизан помещичьими землями и лесом и платежа следуемых помещикам поземельных повинностей.

(…) Губернское присутствие, приступая к рассмотрению сих предметов, признаёт необходимым проследить ещё раз, какие были принесены хизанами князей Палавандовых присутствию жалобы и какие по ним последовали от присутствия меры и распоряжения, чтобы, изложив то и другое с некоторыми необходимыми объяснениями, затем по результатам, полученным членом присутствия действительным статским советником кн. Чавчавадзе, которому была поручена по жалобам хизан и предложению его сиятельства господина главнокомандующего проверка действий мирового посредника – постановить своё заключение.

(…) Губернское присутствие, усмотрев из описания хизан, что хизане имения князей Палавандовых пользовались помещичьими землями не общинно, а подворно, что они имели неодинаковые по платежу помещикам повинностей обязанности и что каждый из них уплачивал помещику повинности за себя на основании существующих между каждым из них или с несколькими помещиками условий, нашло, что не было никакого основания мировому посреднику устанавливать вновь один общий размер повинностей для всех вообще хизан имения Палавандовых, а следовало оставить их при платеже тех же повинностей, какие существовали до возникновения между хизанами и кн. Палавандовыми несогласий именно до 1883 года, и потому, утвердив часть решения посредника о порядке пользования лесом, отменило таковые в отношении повинностей и указало посреднику, что он, разбирая поступаемые к нему по делам хизан князей Палавандовых с одной или с другой стороны жалобы, обязан постановлять по каждой из них отдельные решения, не обобщая дел и не давая им характера общей жалобы.

(…) На жалобы поверенных, что действия посредника заключают превышение власти, что он постановляет отдельные решения, возбуждает новые тяжбы, тогда как между ними и помещиками никаких уже претензий нет, подвергает решения немедленному исполнению, сажает некоторых под арест и производит лишнии взыскания с копий, и чтобы потому все отдельные его решения были бы в ожидании разрешения правительствующим сенатом их жалоб отменены, им вновь было разъяснено, что каждый из хизан, до кого касается решение или действие мирового посредника, имеет право приносить установленным порядком жалобу, которая и получит надлежащее решение, что общие подобные жалобы не могут быть удовлетворены, так как в них не объяснено, по каким именно делам постановлены называемые в них неправильные решения и какие именно решения сии заключают в себе неправильности, и что право подвергать решения немедленному исполнению предоставлено мировому посреднику по закону, наконец, по жалобам поверенных хизан, в которых они описывали действия посредника при исполнении решений в самом безобразном виде, что посредник с помещиками, приставом, есаулами и множеством людей приезжал в их селения, что все они разъезжали как тур-башибузуки по неснятым полям, рубили скотину и тащили на сожрание, отбирали рогатый скот, а то и лошадей и продавали за бесценок, что дебоширствуя в продолжении нескольких дней заели их и прочее. (…) Мировой посредник при личных объяснениях заявил князю Чавчавадзе, что вышеозначенным 19 крестьянам аресты определены за уклончивость от явки к разбору дела, за подговоры к ослушанию распоряжениям посредника, за грубость посреднику и обращение с ним непристойно и в высшей степени грубо (…) и что главным поводом жалоб хизан служит то, что он по каждой жалобе помещиков и крестьян постановлял отдельные решения, но что в таких действиях он руководился указаниями губернского присутствия, ему преподанными.


1886 г.
Архив ЮОНИИ АН ГССР, д. 34, лл. 129 – 138 (копия).

Опубл.: История Юго-Осетии в документах и материалах (1800 – 1864 гг.). Составитель И. Н. Цховребов. Т. III. Цхинвал, 1961. С. 261 – 268.




17
Чудинов В. Окончательное покорение осетин.

Осетия лежит между 42 градусами 5 минутами, 43 градусами 20 минутами северной широты и между 61 градусом 10 минутами, 62 градусами 20 минутами восточной долготы. Она граничит к северу на протяжении 75-ти верст землею кабардинцев, а далее казачьими станицами (нынешняго Грозненского округа) и аулами ингуш; восточная граница ея упирается в северо-восточный угол владикавказско-осетинской равнины и направляется по ея восточной окраине в ущелье военно-грузинской дороги. На северном склоне хребта осетинские аулы отделяются от ингуш и кистин рекою Тереком и близ перевала отклоняются от дороги на 5 – 6 верст; на южном склоне восточною границею их служит р. Арагва, именно юго-восточное колено ея, где она отходит от военно-грузинской дороги, и г. Душет. По ширине перевала к Осетии прилегают земли хевсур и пшавов. Южную границу представляют предельныя осетинския поселения от г. Душета по подошве хребта и потом через реку б. Лиахву немного выше с. Цхинвала (в Горийском уезде), далее по правым притокам этой реки к с. Часавали и, наконец, к верховьям Риона до горы Пасимта. Западная граница тянется от истоков Риона через главный кавказский хребет по горным вершинам, окаймляющим с левой стороны течение р. Уруха и его верхних притоков, до выхода Уруха из гор на равнину. Все протяжение этой границы 85 – 90 верст. Таким образом, в общих очертаниях Осетия представляет неправильный овал, распространяющийся почти в центр перешейка по обоим склонам главного кавказского хребта. Диаметр этого овала между крайними поселениями на севере и на юге 125 – 130 верст, а на востоке и на западе 95 – 98 верст, т. е. 205 – 210 квадр миль.

С. 4.
Главный хребет, отбрасывая от себя на западе Осетии у горы Сонгуты-хох боковой отпрыск, направляющийся к юго-востоку, разделяет им страну на две части – северную Осетию и южную. Последняя входит в состав нынешних уездов Горийскаго, Душетскаго и частью Рачинского и занимает пространство, известное прежде под именем Двалетия.

С. 4.
Что касается ущелий восточнаго и северо-восточнаго района южной Осетии, как например: арагвскаго, магладолетскаго, джамурскаго или верхне-ксанскаго, то они представляют резко очерченные углубления (…); ущелья же меджурское, рехульское, нижнексанское имеют наклоны своих боковых поверхностей гораздо отложе и притом покрытые лесом. Из других ущелий заслуживают внимания рокское, джамагское, зикарское, эриманское, зругское, кошкинское, кешельтское, кударское, бритаулькое и др.

С. 5 – 6.
Общая длина большой Лиахвы до 95 верст, а южной Осетии она принадлежит, до выхода на равнину, на протяжении 65 верст.

С. 7.
Кавказский сборник. Т. XIII. Тифлис, 1889. С. 1 – 114.


18


Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос.


(…) Поднявшаяся сверху волна воинствующего национализма, целый ряд репрессий со стороны «власть имущих», мстящих окраинам за их «свободолюбие», - вызвали ответную волну национализма снизу, переходящего порой в грубый шовинизм. Усиление сионизма среди евреев, растущий шовинизм в Польше, панисламизм среди татар, усиление национализма среди армян, грузин, украинцев, общий уклон обывателя в сторону антисемитизма, - всё это факты общеизвестные.
С. 291

Каталог: sites -> default -> files -> attachment
attachment -> Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности 01. 01. 07 «Вычислительная математика» по физико-математическим наукам
attachment -> Программа государственной итоговой аттестации выпускников по профессии 150709. 02 «Сварщик»
attachment -> Правила и область применения расчетных показателей, содержащихся в основной части нормативов градостроительного проектирования
attachment -> 8 сентября 2013 года
attachment -> Вологодская торгово-промышленная палата


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   20


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал