Книга реформирование высшей школы Беларуси в соответствии с



страница1/15
Дата25.10.2016
Размер2.91 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Общественный болонский комитет

БЕЛАЯ КНИГА
Реформирование высшей школы Беларуси

в соответствии с

целями, ценностями и основными направлениями политики Европейского пространства высшего образования.


Содержание

Предисловие


1. Беларуское высшее образование в межстрановой перспективе

1.1. Введение

1.2.Показатели образованности

1.3.Затраты на образование

1.4.Интернационализация высшего образования

1.5. Выводы


2. Беларуская и Болонская модели высшего образования. Гармонизация структуры и инструментов

2.1. Структура высшего образования

2.2. Применение системы зачетных единиц (ECTS)

2.3. Компетентностный подход и результаты обучения

2.4. Приложение к диплому

2.5. Основные выводы


3. Уровень институциональной автономии беларуских вузов

3.1. Введение

3.2. Организационная автономия

3.2.1. Процедура избрания исполнительного главы университета (ректора)

3.2.2. Выбор процедуры избрания ректора

3.2.3. Освобождение от должности исполнительного главы вуза

3.2.4. Сроки пребывания в должности главы университета.

3.2.5. Включение внешних членов в университетский управляющий орган.

3.2.6. Отбор внешних членов управляющего органа

3.2.7. Способность принимать решения, касающиеся академической структуры

3.2.8. Способность создавать юридические лица

3.3. Финансовая автономия

3.3.1. Продолжительность государственного бюджетного периода

3.3.2. Тип государственного финансирования

3.3.3. Возможность использования бюджетных остатков

3.3.4. Возможность денежной ссуды

3.3.5. Возможность владеть зданиями

3.3.6. Возможность устанавливать плату за обучение национальных студентов

3.3.7. Возможность устанавливать плату за обучение иностранных студентов

3.4. Кадровая автономия

3.4.1. Возможность принимать решения о процедурах найма старшего академического персонала

3.4.2. Возможность принимать решения о найме старшего административного персонала

3.4.3. Возможность принимать решения относительно заработной платы старшего академического персонала

3.4.4. Возможность принимать решения относительно заработной платы старшего административного персонала

3.4.5. Возможность принимать решения об увольнении старшего академического персонала

3.4.6. Возможность принимать решения об увольнении старшего административного персонала

3.4.7. Возможность продвигать по службе старший академический персонал

3.4.8. Возможность продвигать по службе административный персонал

3.5. Академическая автономия

3.5.1. Возможность устанавливать количество студентов вуза

3.5.2. Возможность отбирать студентов

3.5.3. Возможность открывать и закрывать образовательные программы

3.5.4. Возможность выбирать язык обучения

3.5.5. Возможность выбирать процедуры контроля качества

3.5.6. Возможность выбирать провайдера процедур контроля качества

3.5.7. Возможность конструировать содержание образовательных программ, ведущих к получению диплома

3.5. 8. Выводы
4. Гарантии качества в высшей школе Беларуси

4.1. Введение

4.2.Европейские и беларуские механизмы контроля качества

4.3. Перспективы разработки национальной рамки квалификаций

4.4. Выводы

4.5. Приложение. Европейская рамка квалификаций (ЕРК). Дескрипторы, определяющие уровни Европейской рамки квалификаций


5. Социальное партнерство в системе высшего образования Беларуси

5.1. Введение

5.2. Социальное партнерство в системе высшего образования

5.3. Роль социального партнерства в обеспечении гарантий занятости выпускников вузов

6. Наука и инновации в системе высшего образования стран ОЭСР, ЕС и Беларуси

6.1. Тренд на усиление исследовательских программ и университетской науки

6.2.Исследования в вузах Беларуси: между советским наследием и европейской перспективой

6.3. Финансирование высшего образования и исследовательских программ в странах ОЭСР, ЕС и Беларуси

6.4.Интеграция вузов в инновационную систему Беларуси

6.5. Студенты исследовательских программ в секторе третичного образования стран ОЭСР, ЕС, G20 и Беларуси

6.6. Проблемы

6.7. Рекомендации


7. Студенческое участие в управлении высшими учебными заведениями Беларуси

7.1. Введение

7.2. Правовые возможности для развития студенческого самоуправления и теоретический базис для анализа

7.3. Анализ состояния системы студенческого самоуправления в Беларуси

7.4. Роль Белорусского республиканского союза молодежи (БРСМ) в системе студенческого самоуправления

7.5. Роль профсоюза студентов в системе студенческого самоуправления

7.6. Региональные и национальная организации студенческого самоуправления

7.7. Выводы и рекомендации


Рекомендации по совершенствованию законодательной базы высшей школы Беларуси в соответствии с требованиями к кандидатам на вступление в Болонский процесс

Стр.

4-6
6-19

6-8

9-12

12-14

14-19

19

20

20-30

30-34

34-40

40-42

42-43
43-

43-44

44-47

44-45
45

45
45

45
45-46

46
46

47-50

47
47-48

48

48

48-49

49-50
50
50-54

51
51
51-52
52
52
52
52-53
53

54-58

54-55
55

55-56
56

56-57
57
57-58

58
59-72

59-60

60-67

67-69

69

69-72


72-79

72-73

73-77

77-79
80-100
80-81
81-85
85-88
88-89

89-91
91-93

93-101
101-115
101-102

102-104
104-108
108-110
110-111
111-113
113-114
115-129







Предисловие
Публикация белых книг – тематических сборников, посвященных состоянию образования в постсоветских странах, стала уже привычным явлением у наших соседей. В Беларуси мы впервые предпринимаем такую попытку. В нашей Белой книге мы попытались дать детальный анализ состояния и перспектив присоединения беларуской высшей школы к Европейскому пространству высшего образования (Болонскому процессу). В 2012 г. попытка вступления Беларуси в ЕПВО закончилась неудачей. Саммит министров образования стран-членов ЕПВО не стал рассматривать заявку беларуского Министерства образования из-за того, что наша высшая школа не отвечает пока требованиям к кандидатам на присоединение к Болонскому процессу. В ответе Болонского секретариата отмечалось, что главным препятствием на пути к ЕПВО является конфликт беларуских и европейских академических ценностей. Прежде всего, это касается положения дел с академической свободой, уровнем институциональной автономии и участием студентов в управлении высшим образованием. Поскольку признание основополагающих ценностей, целей и направлений образовательной политики ЕПВО является условием вступления страны в Болонский процесс, решено дать Беларуси время для модернизации высшей школы и вернуться к беларускому вопросу на саммите министров образования в 2015 г.
Эта Белая книга является результатом коллективной работы экспертов Общественного Болонского комитета, представляющего собой площадку для коммуникации и координации усилий различных НГО и независимых экспертов, направленных на содействие реформированию беларуского высшего образования.
Общественный Болонский комитет ведет мониторинг состояния и перемен в высшем образовании нашей страны и разрабатывает предложения по реформированию высшей школы, направленные на сближение c целями, ценностями и основными направлениями политики Европейского пространства высшего образования. Мы стремимся в максимальной степени интернационализировать экспертизу, для чего привлекаем для оценки наших предложений специалистов из стран, участвующих в программе «Восточное партнерство».

Авторов этой работы объединяет убеждение в том, что для всех, кто принадлежал или принадлежит университетскому сообществу, вполне естественно разделять европейские академические ценности. На базе таких ценностей, как академическая свобода и университетская автономия, можно добиться реального повышения качества и интернационализации беларуского высшего образования.


Хотя Беларусь не практикует международно признанные методы оценки качества своего высшего образования, есть немало свидетельств того, что наше высшее образование нуждается в серьезных реформах. Недавно опубликованный доклад Мирового банка показал, что работодатели в Беларуси более чем в любой из соседних стран считают навыки работников основным или весьма существенным сдерживающим фактором экономического развития. Эти исследования свидетельствуют и о более высоких, чем в соседних станах, темпах роста неудовлетворенности качеством подготовки специалистов и, следовательно, качеством человеческого капитала.

Эти тренды снижения качества не компенсируются ростом доступности высшего образования.

Массовый характер высшего образования вступает во все более очевидный конфликт с традиционной моделью высшей школы индустриальной эпохи. Ответом на этот вызов беларуская система высшего образования в недавнем прошлом предлагала не решительное реформирование анахроничной модели, а ностальгическое возвращение к советскому прошлому.
Решение власти присоединиться к Европейскому пространству высшего образования можно было бы считать важным поворотом в образовательной политике, если бы это сопровождалось решительным отходом от старой архитектуры, целей и, главное, ценностей высшей школы. К сожалению, пока невозможно однозначно оценить результаты этой работы.
В последний год Минобру удалось сделать ряд шагов в нужном направлении. Удалось немного сблизить беларускую и европейскую архитектуры высшего образования. Восстановлена т.н. практико-ориентированная магистратура, сокращена продолжительность обучения на первой ступени. Однако программы первого уровня представляют собой во многом только адаптацию старых программ подготовки специалистов с урезанным гуманитарно-социальным блоком. Магистерские программы в Беларуси нередко разрабатываются с очень узким фокусом на предшествующую программу I ступени. Программы третьего цикла (аспирантура, докторантура) вообще остаются за пределами архитектуры высшего образования.
Используемый беларуской системой высшего образования понятийный аппарат (модуль, кредит, компетентностный подход, результат обучения и др.) лишь внешне напоминают Болонскую терминологию, а по сути не соответствует содержанию терминов, принятых в Болонском процессе. Белорусская высшая школа пока не использует существующие в ЕПВО инструменты, способствующие прозрачности и взаимному признанию степеней и имеющие центральное значение для реализации болонских реформ, - такие, как Европейская система перевода и накопления кредитов (ECTS), Приложение к диплому (DS), а также в полной мере не обеспечивает реализацию компетентностного подхода при создании и осуществлении образовательных программ.

Жесткая регламентация на законодательном уровне образовательных программ (образовательных стандартов) вплоть до структуры и содержания учебных планов, перечня и содержания программ учебных дисциплин, последовательности их изучения не позволяет создавать гибкие траектории обучения, а, следовательно, не способствует повышению конкурентоспособности выпускников белорусских вузов на европейском и международном рынке труда.


Зачастую традиционная образовательная практика просто переводится в термины болонского словаря, не затрагивая сути процессов. Если бы проблема была только в ошибочном истолковании смысла болонских инструментов, то это было бы поправимо в процессе образовательных мероприятий. Хуже то, что во многих случаях искажение смысла связано с принципиальным конфликтом систем ценностей - европейских и беларуских. В нашей стране внешняя мотивация академического поведения считается не просто более важной, чем внутренняя, но рассматривается как единственно возможная. Поэтому часто понятийные сдвиги мотивированы желанием сохранить авторитарную систему управления высшим образованием.

Вся законодательно-нормативная база высшего образования пронизана недоверием к студентам, академическому персоналу, работодателям. Она ориентирует на использование только инструментов внешнего управления высшей школой.


Однако нашей целью является не простая констатация многочисленных проблем беларуской высшей школы. Мы стремимся очертить понятную и обоснованную программу действий, которая позволила бы нашей стране решительно продвинуться по пути модернизации системы высшего образования.

Общественный болонский комитет подготовил рекомендации в Кодекс об образовании, которые позволят на нормативно-законодательном уровне не только снять претензии по трем ключевым вопросам, препятствующим вступлению Беларуси в ЕПВО, но и обеспечить предпосылки значительного повышения качества подготовки специалистов и, следовательно, качества человеческого капитала.




1. Беларуское высшее образование в межстрановой перспективе
1.1. Введение.

Публикация в 2010 г. индекса образования в 182 странах1 формально поставила Беларусь на уровень мировых лидеров в этой сфере. Двадцать шестое место в мировом рейтинге стало для властей и официальных экспертов поводом в очередной раз объявить об отсутствии необходимости менять что-либо в беларуской образовательной политике. Индекс образования является составной частью общего показателя – индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), методика расчета которого разработана специалистами ООН. Индекс образования измеряет относительные достижения страны как в повышении грамотности взрослого населения, так и в увеличении общего показателя поступивших в начальные, средние и высшие учебные заведения страны. Вес в две трети приходится на индекс грамотности взрослого населения и вес в одну треть – на индекс общего показателя поступивших в учебные заведения.

На первый взгляд, не только индикаторы ООН, предназначенные для оценки того, насколько в развивающихся странах начальное образование является всеобщим, но и данные последней переписи населения Беларуси демонстрируют положительную статистику роста уровня образования населения страны. Уже 90% беларусов в возрасте 15 лет и старше имеют высшее, среднее или базовое образование, а доля имеющих самый низкий уровень грамотности за время, прошедшее после переписи 1999 г., сократилось в 2,3 раза. Заметно выросла доля обладателей диплома о высшем образовании. За 10 лет она увеличилась на 5%: с 14% до 19%. По уровню охвата высшим образованием Беларусь хотя и отстает от лидеров, сравнялась с Испанией, Венгрией, Польшей и опередила ряд развитых стран, таких как Франция, Италия, Япония. Спрос на высшее образование в Беларуси уже достиг того уровня, когда численность студентов, принятых на первый курс вузов, превосходит число выпускников средней школы этого же года.

Однако реальную оценку беларуского высшего образования может дать его сравнение с показателями развития высшей школы наиболее развитых стран мира, прежде всего, со статистикой Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей 34 государства, на долю которых приходится 60% мирового ВВП. ОЭСР, наряду с ЮНЕСКО, является одной из наиболее авторитетных организаций, представляющих образовательную статистику по образованию в странах организации и ряде стран Большой двадцатки, которые не являются членами ОЭСР.

К сожалению, корректное сравнение показателей развития высшего образования в Беларуси и странах ОЭСР представляет значительную трудность. Индикаторы, которые используются Белстатом, с одной стороны, и статистиками ОЭСР, с другой, заметно различаются. Некоторая релевантная информация о беларуском образовании, собранная по международно признанным методикам, содержится в отчетах ЮНЕСКО. Однако Беларусь не всегда представляет полную и достоверную информацию для таких отчетов. В отчетах ЮНЕСКО существует довольно ограниченный набор индикаторов, которые можно использовать для сравнения состояния беларуского образования с показателями развития высшей школы в странах ОЭСР. Тем не менее, можно попытаться сравнить тенденции, обозначившиеся в последнее время в беларуском высшем образовании и в образовании развитых стран.

В основе анализа лежат данные образовательной статистики, сгруппированные по системообразующим международным показателям. Источниками такой информации являются:



  • ежегодные всемирные доклады по образованию Института статистики ЮНЕСКО (Global Education Digest);

  • материалы Организации экономического сотрудничества и развития ежегодные отчеты по образованию по странам ОЭСР и партнерам (Education at a Glance − OECD Indicators);

  • данные Белстата и Министерства образования Беларуси.

Для сопоставления данных образовательной статистики разных стран используется Международная стандартная классификация образования (МСКО), утвержденная Генеральной конференцией ЮНЕСКО в ноябре 1997 г. Схема МСКО–1997 предлагает методологию перевода национальных учебных программ в международно сопоставимый набор категорий для определения ступеней образования. Характеристика уровней МСКО и соответствующие эквиваленты беларуского образования представлены ниже.

Характеристика ступеней МСКО



Название ступени по МСКО 1997 г.

Эквивалент в беларуской системе образования

МСКО 0 – допервичное образование

Начальная стадия организованного обучения, предназначенная, прежде всего, для подготовки детей младшего возраста к обучению в условиях школы.



Дошкольное образование

МСКО 1 – первичное образование

Обычно предусматривает предоставление учащимся базовых знаний в области чтения, письма и математики.



I ступень — начальное образование (I – IV классы)

МСКО 2 – нижний уровень вторичного (среднего) образования

В целом продолжает базовые программы первичного уровня. Обучение в большей степени осуществляется по отдельным предметам и предполагает преподавательский состав более высокой квалификации.



II ступень — базовое образование (V – IX классы)

МСКО 3 – верхний уровень вторичного (среднего) образования

Заключительная стадия среднего образования в большинстве стран ОЭСР. Преподаватели обычно имеют более высокую, чем на уровне МСКО 2, квалификацию по отдельным предметам..



III ступень — среднее образование (X – XI классы, в вечерних школах –X – XII классы, вечерние классы – X – XII классы).

МСКО 4 – поствторичное (послесреднее) нетретичное образование.

С точки зрения международных сопоставлений эти программы находятся на границе между верхним уровнем вторичного (среднего) и послесредним образованием. Обычно эти программы предназначены для расширения знаний учащихся, освоивших программы МСКО 3. Учащиеся обычно старше, чем на уровне МСКО 3.



Профессионально-техническое образование

МСКО 5 – первый уровень третичного образования.

Программы этого уровня более углубленные по сравнению с МСКО 3 и 4 и подразделяются на 2 типа: 5В и 5А. Программы МСКО 5В являются более практически/технически/профессионально ориентированными, чем программы МСКО 5А. Программы МСКО 5А носят в значительной степени теоретический характер и готовят учащихся к переходу на следующую ступень образования или к занятию профессией, требующей высоких профессиональных навыков.


Среднее специальное образование


Высшее профессиональное образование

МСКО 6 – второй уровень третичного образования (углубленные исследовательские программы).

Программы готовят к получению ученой степени и ориентированы на углубленное изучение отдельных дисциплин и самостоятельные исследования.



Послевузовское образование, аспирантура, докторантура

Образовательная политика любой страны преследует цель сбалансировать три основных параметра образовательной системы: доступность, качество и затраты. Доступность образования наиболее очевидно проявляется в уровне образованности населения.


1.2. Показатели образованности

В странах ОЭСР наблюдался устойчивый рост образованности. Число обладателей дипломов третичного образования (уровни 5 и 6) возросло с 1997 по 2010 гг. в группе 25-64 года с 21% до 31%. Эта динамика особенно заметна при сравнении уровня образования в возрастных группах, разделенных тридцатилетним интервалом: среди молодежи в возрасте 25-34 года получивших образование третичного уровня насчитывается 38%, а в группе 55-64 года – 23%. Основываясь на статистике поступлений в вузы (уровень 5А), в странах ОЭСР прогнозируется, что 62% сегодняшней молодежи в течение своей жизни будет получать высшее образование. Причем 49% поступят в вузы в возрасте до 25 лет. Ожидаемый уровень поступления на программы высшего образования среди женщин на 25% выше, чем среди мужчин. А 2,8% молодежи выберет программы 6-го уровня (аспирантура, докторантура). И хотя докторские программы сравнительно малочисленны (только 2% от всех программ третичного уровня), в последние десять лет наблюдался их устойчивый рост на 5 % ежегодно. Если в 2000 г. 1% молодежи заканчивал докторантуру, то в 2010 г. 1,6%2.

Сравнение уровня образования стран ОЭСР с беларуской статистикой образования затрудняется тем, что у нас не рассчитываются важные прогнозные индикаторы, основанные на анализе синтетической когорты: такие как ожидаемый показатель поступления или ожидаемый показатель выпуска. Например, показатель поступления представляет собой долю возрастной когорты, которая, как ожидается, поступит в вуз в течение жизни. Аналогично рассчитывается и показатель выпуска. Кроме того, Белстат дает сведения об уровне образования в других возрастных интервалах, чем принято в отчетах ОЭСР. Эти и другие причины делают сравнение данных отчетов ОЭСР с беларуской статистикой не всегда простой задачей. Однако это не исключает возможности сравнивать тренды.

В Беларуси мы наблюдаем те же тенденции роста образованности населения, что и в странах ОЭСР. По данным ЮНЕСКО, в интервале 1999 – 2009 гг. так называемый общий показатель регистрации или доля лиц с третичным образованием в Беларуси выросла с 51% до 77%. При этом, как и в ОЭСР, быстрыми темпами шел процесс феминизации третичного образования. Индекс паритета GPT за эти годы вырос с 1,30 до 1,44. То есть, если в 1999 г. доля мужчин с образованием 5-го и 6-го уровней составляла 44% населения Беларуси, а женщин – 58%, то в 2009 г. разница в уровне образованности еще больше увеличился в пользу женщин – 63% и 91%3.

Распределение по уровням образования показывает общую для Беларуси и стран ОЭСР тенденцию опережающего роста доли лиц с образованием уровня 5А и стабилизации или сокращения доли лиц с уровнем 5В. По данным ЮНЕСКО, в Беларуси распределение по уровням в 2009 г. выглядело следующим образом: 5А – 72%, 5В – 27%, 6 –1%. Это соотношение сохраняется и в настоящее время4. Сравнение данных переписи населения 1999 г. и 2009 г. демонстрирует тенденцию относительной стабилизации доли лиц со средним специальным образованием (5В) в трудоспособном населении Беларуси: в 1999 г. – 27,0%, в 2009 г. – 31,1% при опережающем росте доли лиц с высшим образованием (16,4% и 21,1% соответственно). Эта тенденция, совпадающая с направленностью процессов повышения уровней образования в ОЭСР, особенно четко прослеживается при пересчете данных переписи по методике сравнения возрастных интервалов, принятой в отчетах ОЭСР. Если в возрастной группе 55-64 года имеющих образование пятого уровня доля лиц с высшим образованием составляет около трети (14,4% с образованием 5А при 43,15%, имеющих пятый уровень образования), то в возрастной группе 25-34 года доля лиц с высшим образованием достигает почти половины обладателей пятого уровня (29,81% из 60,65%)5. Надо отметить, что показатели образованности населения Беларуси выглядят даже более впечатляюще, чем в среднем по ОЭСР. Доля лиц с высшим образованием в сопоставимом возрастном интервале 25-64 года в Беларуси достигает 23,82% (21,33% – у мужчин и 25,0% – у женщин). Хотя, конечно, при достаточно высоких показателях Беларусь еще заметно отстает от лидеров, таких как США, Норвегия или Израиль. Доля лиц с высшим образованием в этих странах превышает 30%.

Распределение студентов вузов по профилям обучения также в целом аналогично ситуации в высшем образовании стран ОЭСР. Данные ЮНЕСКО позволяют представить ситуацию в терминах международной классификации профилей обучения. 41% выпускников программ 5 и 6 уровней образования 2009 г. получали подготовку по профилю «социальные науки, бизнес и право», 26% – «наука и технологии», 12% – «образование», 5% – «гуманитарные науки и искусство», 8% – «сельское хозяйство», 4% – «здоровье и социальная защита», 4% – «услуги».

Как и в странах ОЭСР, беларуское образование сталкивается с задачей преодоления дефицита инженерных кадров в народном хозяйстве и отсутствием достаточной мотивации у молодых людей для поступления на специальности этого профиля. Одной из причин этого как в ОЭСР, так и в Беларуси является, несмотря на общую феминизации высшего образования, медленный рост доли женщин в программах инженерного образования. Эта доля в университетах стран ОЭСР в 2010 г. составляла 27%, практически совпадая с процентом женщин, обучавшихся в то же время по этому профилю в вузах Беларуси – 28%6.

Однако есть достаточно важные параметры беларуской системы образования, которые указывают на ее глубинные отличия от высшей школы стран ОЭСР. Прежде всего, это касается архитектуры высшего образования. Многие новые явления в высшем образовании стран ОЭСР связаны с Болонским процессом.

Хотя Болонскую декларацию подписали далеко не все страны ОЭСР, влияние Болонского процесса сказывается и за границами Европейского пространства высшего образования.

По данным отчета Education at a Glance 2012 г., 39% студентов получат первую академическую степень, часто именуемую бакалавр. В разных странах ОЭСР продолжительность обучения по таким программам различается. В некоторых странах они продолжаются 3 года, в других – 4 года. Но наблюдается тенденция быстрого сокращения числа программ, ориентированных на длинные циклы обучения типа пятилетних программ подготовки специалистов, которые остались в наследство от университетов XIX века. Беларусь также начала сокращать программы подготовки специалистов до 4 лет. Это сокращение уже коснулось более четверти программ. А с 2012–2013 гг. приобретает тотальный характер. Такая гармонизация архитектуры высшего образования, возможно, могла бы приветствоваться, если бы дополнялась развитием полноценных программ второго цикла (магистратура). Однако если в странах ОЭСР, основываясь на данных 2010 г., 15% студентов получат магистерскую степень, то в Беларуси, по данным минобра, только 1,15% студентов обучаются на программах второго цикла7. При сокращенном первом цикле обучения отсутствие реальной перспективы получения второй ученой степени может означать серьезное снижение качества профессиональной подготовки в системе высшего образования Беларуси.

Еще одним отличием беларуского высшего образования от высшей школы в странах ОЭСР является недостаточное развитие программ третьего цикла (аспирантура, докторантура). Повестка дня Болонского процесса на текущее десятилетие предполагает увеличение вклада высшего образования в процесс формирования Европы знания, что требует значительного расширения подготовки кадров с исследовательскими компетенциями. Программы третьего цикла в странах ОЭСР в настоящее время обеспечивают 2% выпуска 5–6 уровней образования. На основании модели выпуска 2010 г. можно ожидать, что в странах ОЭСР 1,6% молодежи закончит программы 6 уровня. В Беларуси в аспирантских программах обучается только 1% студентов высшей школы. По данным Министерства образования, в 119 организациях Беларуси, имеющих аспирантуру (адъюнктуру), обучались 4725 человек: 2730 (57,8%) – на дневной форме обучения, 1995 (42,2%) – на заочной. В 37 организациях Беларуси, имеющих докторантуру, обучались 98 докторантов8. Доля аспирантов и докторантов в Беларуси в два раза ниже, чем в среднем в странах ОЭСР. В нашей стране еще более снижает значимость программ этого уровня очень низкая эффективность аспирантуры. Только 3,2% обучающихся на программах такого уровня успешно их завершают.

Одна из тенденций, отмечаемая в странах ОЭСР, – рост численности студентов вузов за счет абитуриентов старших возрастов. Это тенденция связывается с новой философией высшего образования – образование на протяжении всей жизни (lifelong learning). Одним из аспектов этого нового подхода является создание условий для получения качественного высшего образования всеми без исключения группами населения. «Повестка дня 2020», определяющая стратегию развития Европейского пространства высшего образования (Болонского процесса), предусматривает разработку в каждой стране специальных мер по поддержке наиболее уязвимых категорий населения, гарантирующих доступ и завершение ими образования на всех его этапах. Эта стратегия не только включает в процесс обучения тех, кто ранее не воспользовался возможностью получить высшее образование, но, что важно, меняет отношение к ценности трудового опыта, полученного до поступления в вуз. В странах ОЭСР, по данным отчета Education at a Glance 2012 г., 20% студентов, поступивших в 2010 г., были старше 26 лет9. Беларусь, уменьшая масштабы заочного обучения под предлогом его низкого качества, не облегчает доступ к высшему образованию людям старших возрастов. По данным беларуского Министерства образования, в том же 2010 г. в составе студентов было только 13% лиц в возрасте старше 26 лет10.



Правда, до 2012 г. в беларуских вузах шел процесс некоторого роста этой возрастной группы среди студентов. Но он был довольно медленным и не рассматривался как приоритетная задача системы образования. Сокращение программ заочного обучения может негативно отразиться на доступности высшего образования для лиц старших возрастов, поскольку рост численности этой группы происходил преимущественно за счет заочного обучения.

Если увеличение доли выпускников программ третичного образования свидетельствует о повышении качества человеческого капитала, то это не может не отражаться на размере дохода на душу населения. Во всяком случае, так должно быть. Беларуские обществоведы усердно цитируют основоположников теории человеческого капитала, доказавших его ключевую роль в постиндустриальном развитии экономик, росте ВВП на душу населения и повышении уровня и качества жизни. Они охотно ссылаются на результаты исследований Всемирного банка, свидетельствующие о том, что 64% роста в странах с переходной экономикой обусловлены качеством человеческого капитала, что 40% валового национального продукта производится за счет развития эффективной системы образования и что 1 доллар затрат на образование дает 3-6 долларов прибыли. Но тогда остается неясным, почему страна со столь образованным населением не может пока догнать Ботсвану по размеру ВВП на душу населения? Почему Беларусь, находящаяся в топе мировых лидеров по уровню образованности, занимает восемьдесят четвертое место в рейтинге стран по ВВП на душу населения, уступая в десять раз мировому лидеру по этому показателю?11 Конечно, можно списать отсталость Беларуси на отсутствие экономической свободы и неблагоприятную бизнес-среду, но и в тех постсоветских странах, где обстановка для предпринимательства более благоприятна, экономическая отдача от образования не соответствует формальным показателям его развития. Российские и украинские исследователи отмечают, что в межстрановой перспективе общества этих стран демонстрируют атипичные случаи экономической неэффективности человеческого капитала: необычное сочетание высоких показателей образованности людских ресурсов со сравнительно низким душевым доходом. То, что в Швеции, Финляндии, Ирландии и многих других странах обеспечило поразительные успехи в модернизации производства и росте национального богатства, не приносит отдачи в постсоветских странах. Следует ли считать, что законы экономики не действуют на этих территориях? Или причина коренится в анахроничной системе образования, которая не способна отвечать на вызовы современности? Для оценки качества образования и его отдачи мы не можем воспользоваться стандартными индикаторами, используемыми в отчетах ОЭСР. В Беларуси не проводятся исследования по методике PISA (Programme for International Student Assessment), нет оценки отдачи от инвестиций в образование на основе расчетов NPV. Эти расчеты делаются в отчетах ОЭСР как для частной, так и для общественной отдачи от инвестиций в образование, как для монетарной, так и для немонетарной отдачи. Беларусь не предоставляет достаточно информации для оценки вклада высшего образование в рост ВВП и социальных последствий полученного образования. Методики расчета подобных показателей постоянно совершенствуются в исследованиях ОЭСР, и они могли бы помочь прояснить ситуацию с причинами экономической неэффективности высшего образования Беларуси. Пока о качестве образования можно судить косвенным образом по двум доступным показателям: затратам на образование и международной привлекательности беларуской высшей школы.
Каталог: images -> uploads -> 2013
2013 -> О проекте решения Совета депутатов муниципального округа Преображенское «Об исполнении бюджета внутригородского муниципального образования Преображенское в городе Москве за 2012 год»
2013 -> Мс от 28. 03. 2013 г. Об отчете главы администрации муниципального округа Преображенское за 2012 год
2013 -> Отчета об исполнении
2013 -> Мс 28. 03. 2013 г. О принятии плана работы Совета депутатов муниципального округа Преображенское на 2 квартал 2013 года
2013 -> Г. №04/01-01-03мс об информации директора государственного бюджетного учреждения Территориального центра социального обслуживания №15 о результатах деятельности за 2012 год
2013 -> Г. №02/01-01-03мс об информации руководителя государственного казенного учреждения города Москвы «Инженерная служба района Преображенское» о работе учреждения в 2012 году


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал