Координационный совет по делам молодежи в научной и образовательной сферах при


Не следует ожидать, что число статей должно быть прямо пропорционально расходам данного года, но вывод очевиден



страница6/23
Дата17.10.2016
Размер2.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Не следует ожидать, что число статей должно быть прямо пропорционально расходам данного года, но вывод очевиден: РФФИ является наиболее результативной и эффективной из всех государственных российских организаций, ведущих конкурсное финансирование научно-исследовательских работ.

Об успешности реализации СИР должно свидетельствовать не просто увеличение числа публикаций российских ученых в ведущих российских и международных научных журналах по данным Web of Science, но и повышение цитируемости российских публикаций. Соответственно, важны не только количественные, но и качественные показатели, характеризующие научные публикации, такие, как импакт-факторы журналов (импакт-фактор журнала – это показатель, характеризующий средний уровень цитируемости – число ссылок на статью в научной литературе - опубликованных в журнале статей в течение двух последующих за их публикацией лет), в которых опубликованы статьи. Проведенный наукометристами анализ [В.Маркусова, «Поиск», №50 за 2011 г.] показывает, что средний импакт-фактор журналов, в которых опубликованы статьи по результатам проектов РФФИ, равен 1,476, а средний импакт-фактор журналов, в которых опубликованы статьи по результатам проектов Минобрнауки, равен 1,417. Таким образом, нет оснований утверждать, что в рамках ФЦП финансируются работы более высокого научного уровня.

Ниже будет подробно рассмотрена результативность работы двух основных механизмов конкурсной поддержки НИР (РФФИ и программ Минобрнауки) на примере высокоцитируемых международных научных журналов.

Для сравнения была выбрана серия авторитетных международных физических журналов Physical Review (Physical Review A, Physical Review B, Physical Review C, Physical Review D, Physical Review E, Physical Review Letters), издаваемых Американским физическим обществом. Любой из этих журналов имеет импакт-фактор выше 3, что превышает импакт-фактор любого российского физического журнала.

Анализируя ссылку на поддержку со стороны различных организаций, нужно иметь в виду, что нередко статьи публикуются по результатам исследований, которые совместно проводят две или несколько научных групп, работающих в различных учреждениях (в т.ч. – в учреждениях различных стран). Работа таких групп может финансироваться из независимых источников. Поэтому в одной статье могут содержаться благодарности нескольким организациям, финансировавшим выполнением НИР. Также и работа одной научной группы может финансироваться из различных источников.

По данным Web of Science, в 2010 г. в шести указанных выше журналах серии Physical Review было опубликовано 18835 статей ученых из разных стран мира. Ученые, работающие в российских организациях, опубликовали 1069 статей, т.е. 5,7 % от общего числа опубликованных в этих журналах статей. Для сравнения результативности работы конкурсных программ Минобрнауки и РФФИ были подсчитаны ссылки на поддержку со стороны этих организаций в статьях российских ученых. Анализ показал следующее.

12,2 % статей российских ученых не содержали информации о том, какие организации финансировали выполнение НИР. 25,9 % статей российских ученых не содержали ссылок на поддержку со стороны российских организаций, т.е. исследования были проведены при конкурсной поддержке иностранных организаций и/или за рубежом. 30 % таких статей (т.е. 7,6 % от общего числа «статей российских ученых») не просто не содержали ссылок на конкурсную поддержку от российских организаций, но были опубликованы российскими учеными, в настоящее время работающими за границей на постоянной основе. Отождествление таких статей с Россией происходит за счет того, что эти ученые указывают как свое место работы не только иностранную организацию, но и российскую организацию, в которой они работали ранее (как правило, ученый при этом числится в российской организации в неоплачиваемом отпуске за свой счет). Ссылки на поддержку со стороны программ Минобрнауки содержали 21,3 % статей. Наконец, ссылку на поддержку со стороны РФФИ содержали 47 % статей российских ученых. Подчеркнем, что простое суммирование данных по всем источникам поддержки НИР не должно давать 100 %, поскольку НИР, результаты которых представлены в статьях, нередко выполнены несколькими научными группами из разных учреждений, работа которых финансируется из разных источников.

В 2011 г. финансирование РФФИ сохранилось на уровне 2010 г., а финансирование ФЦП резко выросло, как уже отмечалось выше. Однако, как и ранее, основным источником поддержки наиболее значимых российских НИР в области физики, как свидетельствует пример журналов серии Physical Review, остался РФФИ.

По данным Web of Science, в 2011 г. в шести указанных выше журналах серии Physical Review было опубликовано 19306 статей ученых из разных стран мира. Ученые, работающие в российских организациях, опубликовали 1105 статей, т.е. 5,7 % от общего числа опубликованных в этих журналах статей, как и в 2010 г. В значительной степени отличие от общей ситуации – падения числа российских публикаций – связано с физикой высоких энергий, в которой особенно развиты международные научные связи и у российских физиков есть возможности работать на уникальных международных установках вроде Большого адронного коллайдера.

9,1 % статей российских ученых в 2011 г. не содержали информации о том, какие организации финансировали выполнение НИР. 23,1 % статей российских ученых не содержат ссылок на поддержку со стороны российских организаций, т.е. исследования были проведены при конкурсной поддержке иностранных организаций и/или за рубежом. 31 % таких статей (т.е. 7,2 % от общего числа «статей российских ученых») не просто не содержали ссылок на конкурсную поддержку от российских организаций, но были опубликованы российскими учеными, в настоящее время работающими за границей на постоянной основе. Ссылки на поддержку со стороны программ Минобрнауки содержали 27,5 % статей, т.е. роль этих программ несколько выросла по сравнению с 2010 г. Ссылку на поддержку со стороны РФФИ содержали в 2011 г. 49,8 % статей российских ученых, т.е. роль РФФИ не только не упала, но даже незначительно выросла, несмотря на происходящее «инфляционное сокращение» финансирования фонда.

Таким образом, и анализ публикаций в высокорейтинговых международных журналах показывает, что именно РФФИ был и остается основным источником конкурсной поддержки научно-исследовательских работ высокого, международного уровня.

Соответственно, в области конкурсной поддержки проводимых научными группами исследовательских работ необходимо сделать ставку на грантовое финансирование. Однако следует отметить, что некоторые особенности бюджетного законодательства тормозят развитие грантовой системы. Установленный в Бюджетном кодексе Российской Федерации принцип выдачи субсидий бюджетным учреждениям по принципу подведомственности резко затрудняет проведение грантовых конкурсов. Наиболее рационально проводить конкурсный отбор без ограничения ведомственной принадлежности, однако в условиях действующего законодательства это создает определенные сложности, гораздо проще – с бюрократической точки зрения - не предоставлять субсидии (гранты), а проводить конкурсы по механизму государственных закупок, несмотря на то, что данный механизм слабо учитывает особенности научной сферы.

Рассматриваемая в настоящее время идея полного (или почти полного) перехода к грантам для физических лиц вместо грантов для юридических лиц формально может решить эту проблему, однако – во многих случаях - создаст ряд других. Гранты для физических лиц – приемлемая форма для выдачи индивидуальных зарплатных грантов, они могут использоваться для финансирования работ в общественно-гуманитарных науках, в области теоретической физики и математики, а также в ряде других случаев. Однако проведение масштабных экспериментальных работ, сопряженных с закупкой оборудования, в рамках таких грантов создаст множество проблем финансово-юридического характера (начиная от вопроса, кто становится собственником оборудования, и заканчивая невозможностью приобретения физическими лицами многих реактивов). Поэтому переход на финансирование экспериментальных работ через гранты для физических лиц нецелесообразно, гранты научных фондов и гранты в рамках федеральных целевых программ должны оставаться в значительной степени грантами для юридических лиц.
Расходование полученных на конкурсной основе средств
Серьезные проблемы существуют и на уровне организаций - получателей бюджетных средств:

- размер финансирования исследовательских проектов часто (в особенности – в случае грантов научных фондов) достаточен только для реализации крайне скромных исследовательских программ;

- избыточно жесткое регламентирование расходования бюджетных средств затрудняет их рациональное и эффективное использование;

- средства на проведение работ нередко поступают в середине и даже конце года, что резко осложняет проведение необходимых для реализации исследовательских программ закупок.

Крайне острой до последнего времени являлась проблема с расходованием полученного научными группами конкурсного финансирования, в т.ч. грантового, выделенного конкретному исследователю, для которого учреждение в этом случае является лишь «финансовым агентом». Грантополучатель (и часто - получатель средств в рамках госконтрактов) получает средства на выполнение конкретной исследовательской программы и имеет возможность по своему усмотрению расходовать их (выплачивать надбавки себе и своим сотрудникам, покупать необходимые расходные материалы и т.п.). Соответственно, он сам заинтересован в максимально эффективном использовании средств. Поэтому в данном случае применение конкурсных процедур, диктуемых законом 94-ФЗ, не имеет смысла.

Нужно иметь в виду еще одну особенность исследовательской деятельности: в области научных исследований процесс проведения закупок для реализации исследовательской программы невозможно распланировать заранее: он корректируется в зависимости от хода исследований. Т.е. для их успешного проведения необходимо иметь возможность оперативно вести закупки реактивов и иных расходных материалов. Однако расходование средств, поступивших на счет бюджетных учреждений, включая все полученные сотрудниками учреждения гранты, регламентируется законом 94-ФЗ. Это приводит к существенным задержкам в проведении работ из-за необходимости проводить предусмотренные законом 94-ФЗ конкурсные процедуры, причем исследователи иногда вынуждены покупать материалы низкого качества вследствие демпинга недобросовестных поставщиков.

Внесенные федеральным законом от 07.12.2011 № 418-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31.1 и 55 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» поправки несколько облегчили положение дел: было разрешено проводить закупки за счет средств грантов без проведения конкурсов (у единственного поставщика), а также без проведения конкурсов отбирать третьих лиц для оказания услуг, выполнения работ и поставки товаров в ходе выполнения государственных контрактов в области НИР.

Однако проблема расходования средств в ходе введения указанной поправки была решена не полностью: в частности, внесенные изменения не затрагивают средств, получаемых на выполнение НИР и НИОКР от коммерческих организаций (по хоздоговорам), что резко снижает конкурентоспособность бюджетных учреждений и мешает научным группам, работающим в бюджетных учреждениях, выполнять НИОКР в интересах наукоемкого бизнеса.

Поэтому существует необходимость максимально учесть специфику научно-образовательной сферы в процессе доработки и принятия проекта закона о Федеральной контрактной системе.

Существенные проблемы создают и задержки с перечислением грантовых средств исполнителям работ по проектам. Нередко средства на выполнение работ перечисляются не раньше начала второго полугодия, что серьезно затрудняет проведение исследовательских работ в первой половине года, а также лишает руководителя работ возможности выплачивать надбавки исполнителям работ в течение более чем половины года. Причем ситуация только ухудшается: если еще два года назад средства грантов РФФИ приходили в организации обычно не позже мая, то теперь – в июне – августе. При этом несвоевременно поступившие средства гранта нужно успеть израсходовать к началу декабря. Не предусмотрена возможность переноса средств на начало будущего года – в целях их более рационального использования или компенсации отсутствие финансирования в начале года.


2.3. Факторы, снижающие эффективность системных мер на уровне учреждений при реализации различных программ
Программы государственной поддержки ведущих российских вузов
Одной из основных тенденций развития научно-образовательной сферы в 2007-2011 году стало существенное увеличение финансирование высших учебных заведений. Причем основными источниками этого повышения стал не рост приема обучающихся на коммерческой основе, как это происходило в конце 90-х, а резкое увеличение государственного финансирования. Стратегическим решением Правительства Российской Федерации в этот период была концентрация финансовых ресурсов на поддержке ведущих вузов и приоритетная поддержка инновационных образовательных программ и проведения научных исследований в образовательном секторе. Старт целевой поддержки этих направлений был задан национальным проектом «Образование», существенные средства ведущие вузы страны получили по ФЦП развития образования.

Ключевыми направления, реализуемыми сегодня в рамках государственной поддержки ведущих российских вузов являются:



  • Поддержка программ развития Московского и Санкт-Петербургского университетов

  • Поддержка федеральных университетов в части модернизации научно-исследовательского процесса и инновационной деятельности

  • Поддержка национальных исследовательских университетов

  • Развитие кооперации российских вузов и производственных предприятий (т.н. Постановление Правительства № 218)

  • Привлечение ведущих учёных в российские вузы (т.н. Постановление Правительства № 220)

  • Развитие инновационной инфраструктуры в российских вузах (т.н. Постановление Правительства № 219).

Юридическое описание термина «федеральный университет» (ФУ) дано Федеральным законом № 18-ФЗ от 10 февраля 2009 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам деятельности федеральных университетов» как «высшее учебное заведение, которое:

  • реализует инновационные образовательные программы высшего и послевузовского профессионального образования, интегрированные в мировое образовательное пространство;

  • обеспечивает системную модернизацию высшего и послевузовского профессионального образования;

  • осуществляет подготовку, переподготовку и (или) повышение квалификации кадров на основе применения современных образовательных технологий для комплексного социально-экономического развития региона;

  • выполняет фундаментальные и прикладные научные исследования по широкому спектру наук, обеспечивает интеграцию науки, образования и производства, в том числе путем доведения результатов интеллектуальной деятельности до практического применения;

  • является ведущим научным и методическим центром».

Согласно концепции Минобрнауки, исследовательский университет - высшее учебное заведение, одинаково эффективно осуществляющее образовательную и научную деятельность на основе принципов интеграции науки и образования. Важнейшими отличительными признаками национального исследовательского университета (НИУ) являются способность как генерировать знания, так и обеспечивать эффективный трансферт технологий в экономику; проведение широкого спектра фундаментальных и прикладных исследований; наличие высокоэффективной системы подготовки магистров и кадров высшей квалификации, развитой системы программ переподготовки и повышения квалификации. Практически НИУ должен являться интегрированным научно-образовательным центром или включать ряд таких центров в виде совокупности структурных подразделений, осуществляющих проведение исследований по общему научному направлению и подготовку кадров для определенных высокотехнологичных секторов экономики.

Основной задачей государственной поддержки федеральных и национальных исследовательских университетов является вывод на мировой уровень образовательных организаций, способных взять на себя ответственность за сохранение и развитие кадрового потенциала науки, высоких технологий и профессионального образования, развитие и коммерциализацию в Российской Федерации высоких технологий.

Анализ результатов выполнения программ развития федеральных и национальных исследовательских университетов показывает, что в Российской Федерации в основном завершено создание сети ведущих университетов, призванных обеспечить развитие кадрового потенциала научно-образовательной сферы и высокотехнологичных отраслей экономики, за счет внедрения механизмов эффективного взаимодействия системы профессионального образования с реальным сектором экономики по прорывным направлениям развития. В то же время накопленный опыт позволяет сформулировать ряд нерешенных вопросов, незамедлительное решение которых позволит эффективно управлять инвестициями в развитие ведущих вузов.

Ключевым представляется вопрос корректировки показателей и целевых индикаторов выполнения программ развития федеральных и национальных исследовательских университетов (создание, структурирование, развитие материальной базы, изменение статуса и организационно-правовой формы на автономное учреждение). После принятия стратегий федеральных округов и завершения первого этапа развития ФУ возникла необходимость отражения роли ФУ в социально-экономическом развитии регионов, необходимости выработать единый подход к оценке деятельности данных категорий вузов.

Кроме того, для ведущих университетов (как ФУ, так и НИУ) ключевым представляется достижение международно признанных показателей, таких каких как число публикаций и цитирований в ведущих международных базах данных, международные патенты, всемирно признанные премии и, в итоге, вхождение в мировые рейтинги. Пересмотр индикаторов должен проходить в направлении усиления требований в части эффективности исследовательской и инновационной деятельности университетов, уровня их кооперации с научными центрами и ведущими бизнес-структурами.

Отсутствие достаточного уровня сетевого взаимодействия федеральных и научно-исследовательских университетов требует формирования и распространения эффективных механизмов координации и кооперации как между ведущими вузами, так и научно-образовательными учреждениями региона (отрасли). Необходимо обязательное взаимодействие как с региональными комплексными программами развития, так и с программами инновационного развития госкорпораций, приоритетами развития высокотехнологичных отраслей. Представляется важным актуализировать работы ведущих вузов по участию в разработке стратегии социально-экономического развития России и отдельных территорий. Должны быть разработаны механизмы вовлечения ведущих вузов в работу по корректировке и согласованию долгосрочных прогнозов. Экспертами также отмечается недостаточный уровень участия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в реализации программ развития федеральных университетов, инициаторами создания которых они выступали. Необходимо определить формы и механизмы усиления взаимодействия федерального центра и субъектов в части повышения эффективности реализации программ развития федеральных университетов. Для этого, по-видимому, следует использовать потенциал комплексных региональных программ модернизации профессионального образования, реализация которых предусматривает тесное взаимодействие федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений, работодателей, развитие межрегиональной кооперации с целью повышения эффективности удовлетворения региональными системами профессионального образования перспективных потребностей территориально-отраслевых кластеров.

В целях повышения эффективности реализации программ развития федеральных университетов необходимо принять меры по повышению уровня публичности и открытости реализации программ развития федеральных университетов. С целью повышения общего качества образования и научных исследований и наиболее эффективной загрузки необходимо предусмотреть систему мер, направленных на обеспечение доступности созданной материально-технической базы для исследователей из других вузов, академических институтов и промышленных предприятий.

При формировании государственных заданий с учетом задач и мероприятий программ развития - существенную часть финансирования выделять на поддержку НИОКР, что позволило бы в рамках существующих правил финансирования государственного образовательного заказа увеличить долю средств, выплачиваемых за научные исследования, и снизить норматив соотношения студент-преподаватель до 8 к 1, а в перспективе до 5 к 1.



При аккредитации ведущих университетов необходимо использовать повышенные критериальные показатели по научной, инновационной деятельности и международному признанию. В случае регулярного несоответствия целесообразным представляется лишения статуса ведущего университета и проведение нового конкурса на заполнение образовавшихся вакансий.

Анализ опыта выполнения Постановлений Правительства № 218 – 220 («Развитие кооперации российских вузов и производственных предприятий», «Привлечение ведущих учёных в российские вузы», «Развитие инновационной инфраструктуры в российских вузах») отражает, что в целом данные мероприятия показали высокую эффективность. Однако ключевым замечанием участников программы является недостаточная регулярность выделения средств бюджетным получателям, что в условиях действия закона 94-ФЗ существенно затрудняло корректное выполнение процедур закупок (подробнее этот вопрос обсуждался выше). Представляется целесообразным в случае несвоевременного выделения средств разрешить использование субсидий в следующем финансовом году (как это фактически произошло с средствами, выделенными в рамках программы «Привлечение ведущих учёных в российские вузы»). Кроме того, необходимо регламентировать взаимоотношений между вузом и промышленным предприятием, которые практически также иногда приводили к задержке финансирования выполнения проектов по программе «Развитие кооперации российских вузов и производственных предприятий».


Пилотный проект по внедрению отраслевой системы оплаты труда в Российской академии наук
Следует вкратце рассмотреть эффективность внедрения отраслевой системы оплаты труда в РАН, введенной в ходе реализации в 2006 – 2008 гг. пилотного проекта отраслевой системы оплаты труда. Этот проект предусматривал повышение уровня должностных окладов научных сотрудников РАН при 20 % сокращении численности персонала Академии. Он предусматривал, что в 2008 г. средняя зарплата научного сотрудника в РАН достигнет 30000 руб. Важной частью этого проекта была система стимулирующих надбавок на основе показателей результативности научной деятельности (ПРНД), ориентированная на поддержку исследователей, выдающих некоторый формально фиксируемый результат, в первую очередь – публикации в ведущих российских и международных рецензируемых журналах.

Как показывают приведенные выше (см. таблицу 6) данные, в целом система стимулирующих надбавок – наряду с заметным повышением уровня должностных окладов в РАН – сыграла свою положительную роль: весь рост числа публикаций российских ученых в последние пять лет приходится именно на РАН.

Однако введенная в РАН отраслевая система оплаты труда имела ряд недостатков. Она была ориентирована только научных сотрудников, что, хотя и было в целом оправдано, создало определенный разрыв в оплате труда научных сотрудников и инженерно-технического персонала. Имела ряд недостатков и система ПРНД. В частности, многие научные сотрудники резко критиковали прямую пропорциональность выплат в рамках ПРНД числу публикаций в научных журналах (с учетом их импакт-факторов): критики указывали, что при одинаковом уровне квалификации, качества научной работы и интенсивности труда двух научных работников уровень выплат по ПРНД мог отличаться для них в несколько раз вследствие специфики работы (теория, эксперимент, технология), а также специфики конкретного научного направления в пределах одной области науки. Учреждения имели возможность корректировать систему ПРНД, однако это приводило к тому, что система совершенствовалась - путем учета специфики деятельности данного института - только в тех организациях, где руководство было положительно настроено по отношению к системе стимулирующих надбавок по ПРНД. В других же организациях «совершенствование и настройка» системы сводилась, фактически, к устранению ее основополагающего принципа – поощрению активно работающих и публикующихся в реферируемых научных журналах работников. В ряде случаев имел место фактический саботаж системы выплат по ПРНД как целого. Это несколько снизило эффект от внедрения стимулирующих надбавок.

При этом после завершения пилотного проекта сложилась следующая ситуация. Считается, что учреждения РАН получают субсидии на выполнение работ по определенной тематике, и отход от «подушевого» финансирования к тематическому рассматривался как переход от неэффективного финансирования по штатному расписанию к финансированию, ориентированному на результат. Предполагается, что штатные сотрудники учреждения работают полный рабочий день над плановой тематикой учреждения, и лишь в дополнительное время могут работать в рамках грантовой, контрактной и хоздоговорной тематики. Такая формальная картина далека от реальности: выделяемых бюджетному учреждению субсидий от главного распорядителя бюджетных средств обычно достаточно только для выплаты должностных окладов и надбавок (на это идет основная доля выделяемых средств) и оплаты коммунальных услуг, и средства на обеспечение проведения собственно научных работ (в первую очередь – экспериментальных работ) не предусмотрены (даже на закупку дешевых расходных материалов).

В условиях, когда после завершения пилотного проекта отраслевой системы оплаты труда в РАН примерно 75 % бюджета Академии составляют расходы на оплату труда, поступающие в учреждения средства по научным программам РАН и другим программам, также не в состоянии обеспечить проведение исследовательских работ. РАН имеет очень небольшой объем средств, которые можно направить на решение крайне острых для всей научно-образовательной сферы проблем обновления устаревшего научного оборудования и модернизации инфраструктуры. Таким образом, проведение исследований по формально обозначенной тематике в принципе невозможно без получения финансирования извне (грантов, контрактов, хозяйственных договоров).

При этом размер грантов научных фондов или заключаемых в рамках ФЦП «Кадры» контрактов таков, что часто может обеспечить только реализацию крайне скромных исследовательских программ. Поэтому комбинирование различных источников финансирования для проведения исследовательских работ является в наших условиях, по сути, необходимостью. Однако с точки зрения контролирующих инстанций финансирование работы из разных источников является нарушением бюджетной дисциплины. Подобная постановка вопроса была бы закономерна, если бы типичные размеры финансирования грантов и контрактов были увеличены не менее чем на порядок и, таким образом, была бы обеспечена возможность проведения работ за счет средств одного проекта. До тех пор, пока это не условие не выполняется, следует допускать возможность комбинирования средств из различных источников для выполнения работ, закупок научного оборудования и т.д.




  1. Молодежный взгляд на долгосрочную стратегию российской науки и образования

Приведенный выше анализ состояния и эффективности мер государства по отношению к науке свидетельствует о том, что до сих пор в постсоветской России, несмотря на полное понимание руководством страны важности научных исследований для развития и безопасности страны, в качестве стратегической парадигмы поддержки самой научной сферы до определенного времени преобладал, так сказать, «социальный подход». Наиболее важным считалась не получение результатов от вложений, а «поддержка науки» как таковая, при этом финансовые вложения в науку были прежде всего дополнительным «вспомоществованием» для научных и научно-педагогических работников, а никак не программами развития. Так поддерживают социальные прослойки или группы, от которых почти не ждут отдачи. Масштабные федеральные целевые программы, реализуемые в последние годы, мыслились как попытка перейти от стратегии «поддержания» к стратегии концентрации финансовых ресурсов на прорывных направлениях, подразумевающей серьезную отдачу, также пока не дали ожидаемых результатов. О причинах этого говорилось выше. Возможно, это «болезни роста», освоения и государством, и самой наукой современного подхода к жизни науки и ее взаимодействия с государством и обществом.

Необходимо отметить также, что научно-обоснованное стратегическое планирование в нашей стране вообще достаточно «проблемная сфера», и даже не потому, что нет специалистов или методик, наоборот, сильных математиков, экономистов и социологов, да и просто умных людей в стране хватает. Дело, по-видимому, в том, что еще очень трудно договориться об «образе будущего», так есть к чему мы – страна, народ, граждане России – хотим прийти, какой хотим видеть государство через 10, 20, 50 или даже 100 лет. А может быть, дело еще в извечном для нашей страны «конфликте» между интересами безопасности и социально-экономическим развитием, который для наших огромных и недоосвоенных территорий в разы и на порядки «болезненней», чем в других странах.

По крайней мере, этот «конфликт» явно проявляется в некоторых стратегических документах, в частности в «Основах политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года», который сначала было предложено обсудить самому широкому кругу ученых, и который вызвал затем, вследствие своей противоречивости, бурное обсуждение на сайте Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию6, и финальной, принятой редакции которого невозможно найти в открытых источниках, очевидно, вследствие внесенных в него позже закрытых положений. Таким образом, понимание того, куда и как будет развиваться наша наука и технологии в ближайшее десятилетие для большинства представителей научной общественности так и останется тайной.

И все же, общая направленность и недавно принятые конкретные меры государственной политики в области науки, образования и поддержки инноваций вызывают определенный оптимизм в научной среде. «Шаги навстречу» должны делать и научная общественность, и государство. Пора многим ученым вспомнить, что наука – это мозг страны, и более деятельно и ответственно, по-государственному принимать участие в ее жизни. Очевидно, что эпоха «мертвой привязки» нашей экономики к мировым ценам на нефть должна пройти, и государству нужно иметь представление об экономическом эффекте от вложений в науку, пусть и отсроченном во времени, но прогнозируемом. Повышение потенциала науки может дать консолидация научно-образовательной сферы, налаживание каналов постоянного, открытого и эффективного (т.е. приводящего к конкретным решениям, проектам, изменениям, кадровой мобильности) диалога науки, государства и бизнеса, активное привлечение ученых, в том числе молодых, к экспертизе, стратегическому планированию (с учетом, естественно, глобальных трендов). Вскоре придет и конкретное понимание того, какой структурно и функционально должна быть российская научно-образовательная сфера на новом этапе развития страны.

Наиболее остро стоит вопрос даже не об эффективности системы воспроизводства кадров, а о том, существует ли научно обеспеченное понимание у государства и общества того, сколько и каких научных, научно-педагогических и инженерных кадров необходимо стране для обеспечения ее безопасности, экономического, социального и культурного развития сейчас и в будущем.

Следует признать, что пока наше управление научно-образовательной сферой ситуативно и проходит в основном не в стратегическом, а в антикризисном режиме, подчиняясь «провисанию» того или участка сложной системы: то научные кадры стареют, то демография ухудшается, то инженеров не хватает. Принимаемые стратегические документы почти лишены обоснованных расчетов, в лучшем случае – это экстраполяции без учета глобальной ситуации, возможных нелинейных изменений – кризисов, технологических переходов, прорывов, глобальных и региональных конфликтов и т.д.

Может быть, такое управление наукой и технологиями – общемировая практика? Пожалуй, это не совсем так. Приведем недавний пример. В феврале 2012 года Совет по науке и технологиям при Президенте США подготовил доклад «Заботьтесь об успехе заранее, создав 1 миллион дополнительных мест в вузах для подготовки инженеров и специалистов в естественных наук, технологиях и математике»7. Как видно из названия, в докладе предлагается увеличить в ближайшие годы число вузовских абитуриентов, готовящихся по специальностям с естественно-научной, инженерной и математической подготовкой на миллион человек, чтобы к 2018 году покрыть прогнозируемую потребность экономики в таких специалистах. Главный для нас урок: ученые в США активно привлечены к планированию будущего своей страны, их инициативы открыто публикуются, к их советам прислушиваются власти всех уровней. Научная общественность «встроена» в систему принятия решений, что далеко не всегда приходится наблюдать в России. Методология прогноза, сделанного в США, опубликована, почему и нам не воспользоваться этим опытом? Руководством страны планируется увеличение числа инновационных рабочих мест на 25 млн. в ближайшее десятилетие – очевидно, что уже сейчас, можно сказать, в высшей степени срочно необходимы конкретные расчеты того, кто и как будет готовить и переподготавливать людей, которые придут работать на эти места.

Наконец, последнее замечание: конечно же, реформирование и реструктуризация науки (как и высшей школы) не могут проводиться без учета долгосрочных перспектив развития страны, и самое главное – существующих и будущих глобальных тенденций.

Ниже мы приведем некоторые идеи членов и экспертов Координационного совета по вопросу о долгосрочной стратегии развития отечественной научно-образовательной сферы.

Итак, долгосрочная стратегия, по мнению молодых ученых, должна способствовать:

1. развитию научно-технического, образовательного и инновационного уровня Российской Федерации;

2. сохранению и развитию высококвалифицированного кадрового потенциала и научных школ;

3. поиску, поддержке и развитию перспективных фундаментальных и прикладных направлений;

4. научной, научно-образовательной и производственной интеграции государственных академий, вузов, государственных научных центров, частных исследовательских и инновационных структур и крупных компаний.

5. созданию эффективной научно-образовательно-производственной системы.



Основные положения долгосрочной стратегии, которая должна реализовываться после комплекса первоочередных мер и мер среднесрочного характера, по мнению наших экспертов, таковы:

  1. Ключевым фактором сохранения и развития российской науки и образования является стабильное финансирование, которое не должно опускаться ниже критического уровня, после прохождения которого необратимо деградирует как в качественном, так и в количественном отношении кадровый состав и научно-техническая продукция.

  2. Стратегия развития науки и образования должна быть основана на интеграции науки и образования: на четкой взаимосвязи образовательных учреждений, государственных академий, научно-исследовательских институтов, инновационных предприятий и наукоемких производств.

  3. В совокупности опыта отечественного образования, производства и науки, именно взаимосвязь ведущих университетов, государственных академий и наукоемких производств должна являться ключевым фактором устойчивого научно-технического развития России.

  4. Необходимо дифференцировать материальную поддержку областей индивидуальных исследований, связанных (в основном) с теоретическими задачами, и областей, связанных с проведением исследований научными группами: решением экспериментальных задач, сопровождаемых материальными расходами.

  5. Каталог: sites -> default -> files
    files -> Водных объектов в зоне влияния свалок
    files -> Информация о подготовке ко Дню правовой помощи
    files -> Нормы морфологии и синтаксиси трудные случаи морфологии
    files -> Большой зал Детской филармонии Общее количество мест – 500 (+ 4 для людей с офв) На сцене рояль –
    files -> Печатная Сб Научно-методическая конференция «Вопросы совершенствования предметных методик в условиях информатизации образования» Славянск на Кубани 2011 0,3


    Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал