Млечномедное OkoRaKonia. Откуда Дровишки? Из Сварги, вестимо!



страница8/23
Дата17.10.2016
Размер4.94 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

Интеллектуальное пространство данной проблематики фиксируется при помощи понятия "глобальные проблемы человечества". Под этим тезисом на рубеже 60-х и 70-х годов инициируется появление ряда интеллектуальных центров и международных неправительственных организаций, среди которых привлекает внимание тот же Римский клуб, созданный в 1968 г. во многом благодаря подвижническим усилиям АурелиоПеччеи и Александра Кинга. Одновременно на основе "Нобелевского симпозиума" были сформированы Международная федерация институтов перспективных исследований (IFIAS, 1972), а в результате переговоров по линии Запад-Восток создан междисциплинарный Международный институт прикладного системного анализа (IIASA, 1972), в чьей деятельности участвуют ученые противостоящих политических блоков. Идея мониторинга будущего, необходимости "искать пути понимания нового мира со множеством до сих пор скрытых граней, а также познавать... как управлять новым миром" кристаллизуется в виде задачи "создания принципов мирового планирования с позиций общей теории систем" 16 .

Вскоре появляется Трехсторонняя комиссия (1973), объединившая влиятельных лиц, перспективных политиков и ведущих интеллектуалов США, Европы, Японии, а затем, после вашингтонского совещания министров финансов крупнейших держав (1973), рождается и такой влиятельный институт наших дней, как ежегодные совещания "большой семерки" (1975).

Выделим по традиции три фактора, играющих ключевую роль в становлении глобального капитализма как универсальной системы. Во-первых, это появление "новых денег" (логическое завершение многовекового процесса "порчи монет"), на практике превратившихся из средства платежа в универсальную меру стоимости и инструмент управления. Доллар, окончательно утратив рудименты золотого стандарта (1971-1973), позволяет проявиться феномену ничем, в сущности, не обеспеченного (кроме умелого управления) алхимического кредита последней инстанции. Во-вторых, это масштабные финансовые технологии. Нефтяной кризис 1973 г. стал пусковым механизмом их реализации, ведя к образованию перманентного глобального долга. А с момента выхода ситуации за некоторые пределы и балансирования на грани глобальной нестабильности развивается параллельная система управления рисками, которая, кажется, претендует на то, чтобы сменить кредитный замысел в качестве камертона неоэкономической практики XXI в. Наконец, в-третьих, в те же годы разворачивается революция в микроэлектронике и средствах телекоммуникации, продуцируя активно осваиваемые и практически не ограниченные физическими параметрами информационные пространства. Появляются сеть ARPANET (1968) как прообраз Интернета и системы глобальной биржи, спутники связи, микрочип (1971), персональный компьютер, а также универсальные коды UPС-А и EAN-13 (1973) как основа будущего глобального каталога товаров и людей, трансформирующего субъекта в объект.



Специфику новой формулы мировой экономики можно определить следующим образом: если до некоторого момента она представляла сумму национальных экономик, которые были самостоятельными субъектами, действовавшими на глобальном поле, то теперь ситуация как бы переворачивается. Появляется глобальный субъект, "штабная экономика", которая через системы ТНК и ТНБ уверенно действует на национальных площадках, превращая их в универсальный объект. Одновременно утверждается единый тип хозяйствования, формируется система перераспределения (посредством финансово-правовых технологий) мировых ресурсов и дохода.

Все эти тенденции позволяют очертить контур третьей фазы капиталистической мир-экономики - геоэкономической. Ее базовая цель - получение системной прибыли уже не столько за счет теряющего былую привлекательность промышленного производства (как когда-то торгово-финансовые операции), сколько в результате развития многообразных форм контроля над хозяйственной деятельностью в целом, наиболее простым, хотя и частным, примером которых служат "ножницы цен". Новые финансовые технологии и организационные схемы придают этому процессу второе дыхание и глобальный размах.

В некотором смысле происходит как бы возврат к алгоритмам первой, торгово-финансовой, фазы, но уже на глобальном уровне, позволяющем осуществлять системные операции в экономике и реализовывать коды управления социальными процессами в мировом масштабе. И здесь социалистический эксперимент ХХ в. получает неожиданную перспективу. Опыт коммунистического Постмодерна можно в этом случае рассматривать как футуристическое забегание вперед, отрицание публичной власти ради полуанонимной, законодательно нечетко фиксированной, но фактически тотальной власти организации - треста или госкорпорации, которая через систему назначаемых управляющих (номенклатуру) контролирует пространство страны (группы стран, а в идеале - весь мир). Положение вещей, когда крупная транснациональная корпорация направляет деятельность марионеточного правительства небольшой страны "третьего мира", может тут сослужить роль своеобразной лабораторной реторты.

Создавшаяся ситуация есть своего рода завершение "гегелевской триады" становления глобального капитализма, где роль антитезы сыграл его временный союз с христианской инновационной динамикой и промышленной революцией. Институциональные же формы этой фазы со временем могут свести воедино все проклюнувшиеся ранее версии социального Постмодерна (запечатлев торжество обновленной и широкой конвергенции), проявив их столь неочевидную поверхностному взгляду типологическую родственность. Сохранится ли при этом уже сейчас отмирающий ярлык "капитализм"? И стоит ли подчеркивать, что мировоззренческая основа его "высшей стадии" выходит за пределы протестантской этики, вскрывая гораздо более интригующие истоки рукотворного универсума?

Моделью проектируемого геоэкономического мироустройства (геокона), своеобразного аналога гебдомады гностического космоса, может служить известный многоярусный "китайский шар" 17 . Геокон последовательно соединяет хозяйственные диады (сизигии) в единую сложноподчиненную конструкцию экономистичного универсума. На "нижнем", географически локализуемом, уровне - это добыча природных ископаемых и их использование природозатратной экономикой; другой, более "высокий" локус - производство интеллектуального продукта и его высокотехнологичное освоение. На транснациональном ярусе - это производство финансовых ресурсов и применение технологий универсальной процентной дани в качестве механизма управления индустриальными объектами (в свою очередь, плодящими потребность в данных ресурсах). Но транснациональна и изнанка, "подполье" геоэкономической конструкции - сдерживаемый цивилизацией порыв к инволюционному, хищническому использованию ее потенциала с целью извлечения краткосрочной прибыли, а также контроль над различными видами асоциальной практики. Отсюда в легальный сектор продвигаются правила игры, в которых правовой, а тем более моральный контекст утрачивает свое былое значение. Наконец, на "высшем" этаже - это находящаяся в становлении паутина "штабной экономики", система глобального управления метаэкономикой в направлении унификации источника легальных платежных средств, тотального контроля за их движением и выстраивания единой, диверсифицированной системы налоговых платежей, превращающих со временем все земли геоэкономического универсума в плодородную ниву Нового мира - волшебный источник специфической квазиренты.

Торжество "денежного строя", его влияние и амбиции стать основной мерой человеческой практики и устремлений очевидным образом свидетельствуют об истощении христианской нити кальвинистского вектора; иная же его компонента, напротив, усиливается и начинает доминировать, причем уже лишенная параферналии "призвания" и "предопределенности к спасению", по крайней мере в прежнем смысле. Идеалы заметно меняются: современные строители уходящей в дурную бесконечность конструкции говорят теперь на едином для всех стран и народов языке финансовых операций, на глазах обретающих смысл и жесткость "естественных законов" бытия, а социальная анатомия все чаще демонстрирует принципы и цели, в недавнем прошлом плохо различимые под флером христианской культуры. Прежние ценности при этом переживают не только девальвацию, но и семантическую коррупцию, выступая в роли своеобразных симулякров, скрывающих под ветхими одеждами новые смыслы.



Впрочем, семантическое двоевластие, по-видимому, продлится не так уж и долго: "...В отношении христианина к Новому времени оставалась постоянная неуверенность. Повсюду обнаруживал он идеи и ценности несомненно христианского происхождения, но объявленные всеобщим достоянием. Повсюду он сталкивался с тем, что было изначально присуще христианству, а теперь обращено против него. Откуда было ему взять уверенности и упования? Теперь, однако, двусмысленности приходит конец. Там, где грядущее обратится против христианства, оно сделает это всерьез. Секуляризованные заимствования из христианства оно объявит пустыми сантиментами..." - писал еще в середине XX в. немецкий теолог и философ Романо Гвардини 18 . К примеру, в сфере неоэкономики откровенно спекулятивный характер финансовой деятельности, переворачивая с ног на голову прежнюю архитектуру хозяйственной пирамиды, заодно повергает в прах логическую эквилибристику Кальвина, обосновывавшую легитимность взимания процентов, равно как и оговорку Адама Смита по поводу "законов справедливости", ограничивающих действие механизмов конкуренции.

Финансовый успех - уже не просто признак благодати, но сама благодать, истекающая из единого центра - квазиплеромы кредита последней инстанции, активно перераспределяемая нисходящими божествами - управляющими средне- и краткосрочными сценариями и рисками, при этом нижнее божество использует ее в самых низменных и преступных целях. В круговороте этой совсем не призрачной жизни цифр и множеств, тщательно взвешенных устремлений и просчитанных порывов финансовые ресурсы, заменив собой харизму, действенно определяют статус индивида, его положение в обществе, спектр возможностей в Новом мире, становясь творческими энергиями, источником созидания и уничтожения. Финансовый успех в качестве мерила здесь универсален, но по-настоящему крупный успех действительно все чаще оказывается выше личных усилий, труда и морали, являясь признаком особой благосклонности воплощенного Абраксаса.



В сущности, по крайней мере в эстетических категориях, все это напоминает то ли планомерное строительство химеры вселенского лабиринта, то ли воссоздание мистифицированного кафкианского Замка; кодовым же ключом к подобной сборной конструкции земных иерархий является нехитрая модель политкорректного Севера (мировой град) в обрамлении прo2клятых стран остального мира (мировая деревня) с их в общем-то не вполне легитимной, с точки зрения новой ситуации, и подведомственной властью.

Наши представления о глобализме, однако, до сих пор пребывают под влиянием социополитических стереотипов, между тем как вероятность реализации мегаломаничного проекта в формах, основанных на прежней логике социальных связей, вызывает серьезные сомнения. Новый статус мира, вектор его транснационализации, экспансия сетевых организаций, возросшая степень рисков - все это вынуждает систему переходить на другой, гораздо более широкий "режим" контроля: введение методов глобальной безопасности, осуществление тотального, мобильного надзора над личностью и неформальными организациями, построение планетарного каталога ландшафта, ценностей и людей. В рамках существующей сегодня социальной конструкции все это вряд ли осуществимо - ни характер политических институтов, ни мировоззренческая мотивация не позволяют эффективно управлять мобильной реальностью транснациональных сетей сотрудничества, тем более контролировать автономных и безликих субъектов. Привычная типология антиутопии предлагала моральный в своей основе конфликт тоталитарного зла и жертвенного, гуманистического протеста. Гораздо менее познанной оказалась ситуация прямой конкуренции различных способов управления и организационных начал, к примеру, противостояние институтов "гуманитарного тоталитаризма" и "террористического индивидуализма".

Новые организационные коды преображают общественные институты и методы их работы. Основа происходящего обновления - активная, пассионарная личность, деятельное, подчас агрессивное, целеполагание (проект), динамичная "виртуальная иерархия". Если старая среда была формальна, институциональна, то новая - турбулентна, субъективна, подчас иррациональна (по крайней мере может выглядеть и восприниматься таковой). Для нее характерны гибкость, мобильность, высокая степень разделения рисков, кластерные, синергетичные формы организации. Новая культура, подобно вирусам, может соприсутствовать в прежних институтах и социальных организмах, в недрах которых прочерчиваются свои границы новоявленного "столкновения цивилизаций" - конфликта между централизованной иерархией и "сетевой культурой", между администратором и творцом, между центростремительными и центробежными тенденциями. В экономике это выражается, к примеру, в расхождении (подчас значительном) оценки основных фондов корпорации с уровнем ее капитализации, в резком повышении роли "человеческого капитала", широком распространении аутсорсинга и т.д.

В 1995 г. в Сан-Франциско, в знаменитом отеле "Фермонт", состоялась встреча 500 ведущих политиков, предпринимателей, ученых планеты. В ходе одного из заседаний произошел показательный диалог между Дэвидом Паккардом, одним из основателей империи "Хьюлетт-Паккард", и Джоном Гэйджем, управляющим высшего звена уверенно развивающейся корпорации "Сан-Майкросистемс". "Сколько служащих вам на самом деле нужно, Джон?" - формулирует Паккард центральный в контексте данной темы вопрос. "Шесть, может быть, восемь", - отвечает Гейдж. Ведущий дискуссию проф. Рустум Рой обостряет ситуацию: "А сколько человек в настоящее время работает на „Сан-Системс"?" Следует молниеносный ответ: "Шестнадцать тысяч. Но все они, кроме небольшого меньшинства, являются резервом для рационализации" 19 .

В меняющемся контексте возникает и принципиально иной уровень угроз. Это не только борьба интеллекта, финансов, организационных принципов, технических возможностей и технологических решений, но прежде всего борьба мировоззрений, кодекса поведения прежней цивилизации и моральных начал новой культуры. Деградация прежней социальной среды все чаще напоминает историческую ситуацию поздней Античности - синкретизм и размывание культурных горизонтов, общее падение уровня морали и глобальное распространение идеологии "общества потребления". В этих условиях на планете выстраивается своего рода глобальный Undernet, эксплуатирующий открывающиеся возможности для иллегальных организаций, не скованных моральными ограничениями форм деятельности, где неформальность и гибкость подобных организмов оказывается их существенным преимуществом...

На сегодняшний день просматриваются, пожалуй, два стратегических сценария дальнейшего развития событий на планете. Одна логическая траектория, чей дизайн достаточно внятен, - завершение строительства геоэкономического каркаса Нового мира, или, проще говоря, создание глобальной и тотальной налоговой системы. Однако если наметившаяся каталогизация мира, трансформирующая социальный организм в механизм, все-таки споткнется о ряд возникающих противоречий и ограничений, то произойдет нечто иное: замена статичной схемы международных отношений на динамичную систему управления социальными процессами (в русле типологии управляемого хаоса). Результатом станет утверждение перманентного силового контроля, новых форм конфликтов и путей их урегулирования, отчуждение прав владения от режима их реализации, масштабное перераспределение объектов собственности, ресурсов и энергии - и еще, пожалуй, радикальное изменение структуры цен, в том числе за счет целенаправленно взорванного мыльного пузыря финансов...

И все-таки то, что наблюдается сегодня, - это лишь социальный Постмодерн, предместье призрачной цивилизации, полярного града освобожденного Франкенштейна, симбиоз разнородных, плохо сшитых меж собою систем, подчас, как и всякая химера, весьма причудливого свойства. Однако даже первые картинки волшебного калейдоскопа - распад СССР и Балканский кризис, "новая экономика" и виртуальная реальность, гиньоль на тему "золотого миллиарда" и карнавал антиглобализма, экзотические сетевые организации и системный терроризм - заметно изменили наши представления о мире, обществе, человеке. История, нанося ощутимые удары, творя прорывы и зигзаги, ускорения и перестройки, расплачивается по счетам особой, но полновесной валютой - опытом. Исследователь же открывающихся горизонтов, вычерчивая картографию постсовременного глобуса, рано или поздно задумывается над ключевым в данной ситуации вопросом: что принесет человеку торжество новых ценностей и каковыми окажутся радикально обновленные на их основе правила игры на планете?

Завершая данный экскурс, посвященный поиску корней Нового мира, начал его аксиологии, но также и его горизонтов, его "дальней границы", экскурс, нитью которого было, в сущности, искусство землемера (скорее, стремление очертить проблемные поля, нежели попытка дать уверенные ответы), заметим в качестве последней ремарки (отталкиваясь от формулы ЧеславаМилоша о причинах и свершениях), что временами слишком пристальный взгляд, брошенный в прошлое, рискует увидеть фрагменты невероятного будущего

http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1242&Itemid=9

Перепечатано: http://www.theology.kiev.ua/article.php?cid=13&aid=376


Уже давно в предначертаньях Писание заключено.

Такому — быть, чтобы печали вы не изведали о том,

Что перед вами появилось и миновало вас в былом,

Чтобы не радовались, если велик житейский ваш улов:

Не любит Бог высокомерных, Он презирает хвастунов!

Они на помощь людям скупы, ведь состраданье чуждо им.

Кто отвращается — ошибся: богат Создатель и хвалим!

Вручили Мы посланцам Нашим, когда тому пришли часы,

Господни знамения, Книгу и справедливые весы,

Чтоб люди знали честь и меру. Потом железо низвели;

В нем зло ужасное и польза для обитателей земли.

Желает знать Создатель, кто же Ему, послам Его помог,

Таясь от недруга. Всесилен в Своих мирах великий Бог!

Когда-то Ноя с Авраамом послали Мы к пучине зла.

В потомстве их пророки были и Книга ясная была.

Меж ними есть непогрешимый, идущий праведным путем,

И много есть из них распутных, те — невоздержные притом

Мы по следам пророков древних послов отправили опять,

Марии сына, Иисуса, вослед решили Мы послать,

Ему Евангелие дали и заложили до конца

Мы милосердие и кротость в ему внимавшие сердца.

Но жизнь безбрачную монаха они себе изобрели,

Мы не давали предписанья на это жителям земли.

Не соблюли они строптиво того, что должно соблюсти.

Из них Мы щедро наградили тех, кто на праведном пути.

Но есть немало и распутных в общине этой, между тем,

И перед Божьим увещаньем любой из них и глух, и нем.

О вы, кто верит! Бойтесь Бога, в посланца веруйте Его —

И ниспошлет вам Бог две доли благоволенья Своего:

Зажжет Он светоч негасимый, что вам дорогу осветит,

И прегрешенья вам былые по милосердию простит.

Средь обладающих Писаньем пускай известно будет всем,

Что нет, из милостей Господних они не властвуют ничем,

Их собрала в себе, покоя, Творца державная рука,

Она дарует их угодным Господня милость велика!

Коран в стихах Сура 57 Железо Поэтический перевод с арабского Теодора Шумовского http://readr.ru/koran-koran-poeticheskiy-perevod-shumovskogo.html?page=7#
Девою рожден будет Божич.

Повитухою будет Жива.

Свершится это в пещере на горе Сарачинской.

Запляшут над пещерою в небе Месяц и часты звездочки.

Произойдет от горы сияние в ночи, как от Солнца.

И соберутся к этой пещере сорок царей, сорок князей,

сорок волхвов от всех родов.

Увидят они у Младенца в руках Книгу Ясную.

И Книга эта станет учить волхвов,

и князей, и царей Земли.

И сделается Сарачинская гора – золотая.

Веды Руси. Книга Коляды.
«Ты куда идешь, страна?»

«Я иду тихонько на ...

На работу, на ученье ...

Просто на ... без уточненья».
Read more: http://naseledushapoyot.ru/chastushki-perestroyka#ixzz2iigk9xWj

Комментарий СК:

***** Александр Неклесса, назвавв Божественную Стратегию Вед от Посевного Земного Сиджжина до Небесного Иллийуна Огненной Сварги в Гнозисе Христианской ИсТории как «дурную бесконечность», Автор как искусный Наперсточник, через Римский Клуб и Съезд 500 Политиков и Предпринимателей, нам оставляет для рассмотрения в своей Работе ТОЛЬКО ОДНУ ВЫЖИВАТЕЛЬНУЮ СИСТЕМУ = гиньоль = куклу ЗОЛМа, окруженного Калейдоскопическим Идиотизмом Бесовского характера НЕВЕРНЫХ СЕКТ, обостренных до кровавого терроризма в своем крайнем Виде Бесноватости. Другой Выживательной Системы, кроме виртуального Гиньоля Глобального ЗОЛМа у Автора нет. Только эту Виртуальную Систему Автор подспудно и скрытно, в Духе Оккультного Гнозиса Иудаизма, наполняет лигитимной сетевой Управленческо = Политической Реальностью.

Не нашел другой Выживательной Системы, кроме Гиньоля ЗОЛМа Александр Неклесса в Иудейской ИсТории!
Нет у Александр Неклесса Вед, Книги Ясной в Христианстве и Коране.

Нет Райской Доктрины.

Нет Небесной Жизни для Земной Цивилизации.

Нет Элохимной Кармы.

Нет Кайвальи Огненного Сонцеализма Сварги.

И многого чего нет из Вед, кроме как ЗОЛМовской Куклы.
На «Нет» и Суда нет для Александра Неклесса?

Но ИсТорический Гнозис Александра Неклесса так нам отвечает на это:
«Сын человеческий! Я поставил тебя стражем... и ты будешь слушать слово из уст Моих и будешь вразумлять их от Меня. Когда Я скажу беззаконнику: „смертию у мрешь!" а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтоб остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтоб он жив был: то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих» (Иезекииль 3:17, 18).
Есть ли в Иудейском Оккультном Гнозисе и Его Знаковых Сектах Стратегия и Тактика Райской Доктрины?
В Нагорной проповеди, Иисус Христос сказал: “По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?”

Матф. 7:16
«Возвещаю вам, братия, что Евангелие, Которое я благовествовал, не есть человеческое». Галатам 1:11.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Типология продвижения этого нового цивилизационного стандарта в окружающий мир подчас напоминает методы освоения пространств планеты в предшествующее тысячелетие - процесса, приведшего в конце концов к образованию вокруг христианской Ойкумены "внешнего кольца" колонизированного Юга.

2 В 2000 г., объявленном католической церковью юбилейным годом, в акциях антиглобалистов заметным компонентом был призыв к прощению долгов беднейшим странам (в соответствии с библейскими нормами отпущения рабов и долгов). О "неподконтрольной народам и правительствам и не знающей пределов власти", сосредоточенной в транснациональных финансовых и экономических структурах, говорится в концепции социальной доктрины РПЦ. Вообще в документах, принятых за последнее время на международных встречах религиозных деятелей, отмечается драматичное изменение природы власти в эпоху глобализации, утрата демократически избранными правительствами контроля над ситуацией, а сама "глобальная власть" противопоставляется так и не сложившемуся на планете "глобальному гражданскому обществу".

3 Впрочем, генезис квазигосударственности ТНК можно отнести еще ко временам Ост-Индской компании, когда он проявился даже ярче: компания обладала собственными вооруженными силами (флотом), деньгами, администрацией и т.п.

4 Кстати, проекты именно класса "( l( интеллектуальный поп-арт", ориентированные на поддержание иллюзии принадлежности к престижной высокой культуре (hаutculture) или на своего рода духовный материализм и поиск специфического душевного утешения, считаются сейчас весьма перспективными в этом смысле.

5 Смысл и результат христианского творчества все-таки не спиритуалистичен, а реалистичен, конкретен и даже персоналистичен; его цель - не искусство как апогей бесконечного процесса, а спасение как торжество результата. Не идеальный проект здесь отделяется от какофонии случайного, но человеческая личность отъединяется от греха и его последствий (искажений), так что объект творчества охватывает своей рамкой в конечном счете весь мир, не предрешая, однако, результат, а воплощая его в соответствии с милосердием и свободой икономии спасения.

6 Так, сентенции типа: "Есть много на земле такого, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам..." противостоит почти банальное в своем скептичном реализме: "Ничто не вечно под луною...".

7 См.: Ле Гофф Ж. Цивилизация Средневекового Запада. М., 1992, с. 244.

8 Бродель Ф. Динамика капитализма. М., 1993, с. 50, 57, 58.

9 Некоторым не слишком приглядным аналогом тут может служить деятельность мафии в "классическом" смысле этого понятия, т.е. не как преступность сама по себе, а, скорее, как система управления сумеречным миром, контроля над ним, взимание дани.

10 Любопытно совпадение привычных "мест обитания" данных идеологий с ареалами преимущественного распространения определенных христианских конфессий (конечно же, не со стопроцентной точностью): коммунизм - православные страны, фашизм - католические, глобализм - протестантские.

11 В исторической реальности это все же третье потрясение христианского мира, если помнить об отпадении восточных православных церквей в V-VI вв.

12 Цит. по: Гобри И. Лютер. М., 2000, с. 315-316.

13 Тут, однако, вспоминается одна непростая логия из Нового Завета, содержащая призыв к подвижничеству - постоянной трансценденции себя и мира: "Царство Божие силою берется, и употребляющие усилие восхищают его".

14 Brzezinski Z. Between Two Ages.America's Role in the Technotronic Era. N. Y., 1976, p. 252.

15 Тогда же, к середине 60-х годов, в России - СССР также ощущался, если не осознавался, стратегический характер создавшейся ситуации, необходимость введения каких-то новых принципов социального и экономического управления, обновления политики. Однако после 1968 г. процесс реформ ставится "на реверс" и консенсус достигается в русле предложенной стратегии детанта. (Эта извилистая тема все еще ждет своего внимательного исследователя.)

16 Декларация Римского клуба. - Римский клуб. История создания, избранные доклады и выступления, официальные материалы. М., 1997, с. 310. В 1966 г. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) инициировала исследование одного из будущих отцов-основателей Римского клуба Эриха Янча "Перспективы технологического прогнозирования", в котором была выделена тенденция к интеграции прогнозирования и планирования, приводящая к новой области интеллектуальной рефлексии и практической деятельности - "активному представлению будущего". Название следующей записки Янча: "Попытка создания принципов мирового планирования с позиций общей теории систем". Основная идея работы - базовым элементом социальной эволюции является человек, способный формировать свое будущее. Критическое условие процесса - контроль над системной динамикой общества и окружающей средой. Схожие идеи содержатся в "Проекте-1969" АурелиоПеччеи, где формулируется необходимость "нормативного планирования от будущего к настоящему" для обеспечения контроля над "некоторыми важными вопросами" (демографическая ситуация, продовольствие, безопасность) (подробнее см.: Peccei A.TheChasmAhead. Toronto, 1969).

17 Подробнее см.: Неклесса А.И. Новая картография мира. - Экономические стратегии. М., 2001, № 1.

18 Гвардини Р. Конец нового времени. - Вопросы философии. 1990, № 4, с. 162.

19 Цит. по: Мартин Г.-П., Шуман Г. Западня глобализации. Атака на демократию и на процветание. М., 1999, с. 7

http://culturolog.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1242&Itemid=9

Перепечатано: http://www.theology.kiev.ua/article.php?cid=13&aid=376



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал