Н. А. Иванова поведение домохозяйств на рынке труда в трансформационной экономике


Институциональный анализ поведения домохозяйства на рынке труда



страница2/9
Дата18.10.2016
Размер1.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

2 Институциональный анализ поведения домохозяйства на рынке труда
2.1 Модель стандартного поведения домохозяйства на рынке труда

Одной из основных функций домохозяйства как экономического субъекта является его включение в экономические отношения с другими экономическими субъектами (государством, фирмой, домохозяйствами), в том числе и в качестве носителя рабочей силы или работодателя.

Экономической теорией определены условия, характеризующие домохозяйство как институт и экономический субъект на рынке рабочей силы. К ним относится окончательное превращение большей части рабочей силы в товар, связанное с сокращением усилий домохозяйств в сферах домашней экономики и самозанятости в пользу производственной деятельности на фирмах (по найму). Сюда можно причислить подчинение правовым нормам, регулирующим рыночные отношения, и отсутствие попыток обойти эти нормы, а также равноправие в отношениях с другими хозяйствующими субъектами. Эти условия являются нормами и соответствуют неоклассической концепции, в рамках которой домохозяйство и индивид рассматриваются как тождественные понятия. При этом домохозяйство трактуется как хозяйствующий субъект, действующий полностью рационально, функционирующий при отсутствии неопределенности и не нарушающий формальные правила игры и моральные нормы.

Представленные условия и характеристики домохозяйства с неоклассических позиций позволяют лишь частично описывать его поведение на рынке рабочей силы в современной России. Поэтому при выявлении особенностей поведения данного субъекта на рынке рабочей силы в трансформационной экономике, выберем допущение об отождествлении домохозяйства с отдельным работником (индивидуумом) согласно неоклассической теории и обратимся к институциональному анализу, представленному Р.Нуреевым, позволяющему рассматривать экономический субъект в изменяющейся институциональной среде. Институциональный анализ учитывает следующие характерные условия: степень ориентации на законные/ незаконные способы обогащения; степень ориентации на наемный труд/ «самозанятость»; степень ориентации на патерналистские/ партнерские отношения домохозяйства с работодателем. Проследим, насколько эти условия соответствуют различным моделям поведения домохозяйства на рынке рабочей силы в трансформационной экономике.

Модели поведения домохозяйства выделены по пяти основным секторам российской экономики (А.Белоусов называет их «структурообразующими блоками отраслей»), соответствуют отдельным формам стандартной и нестандартной занятости на рынке рабочей силы и учитывают характер проявления инерционных тенденций, в частности, нерешенные вопросы в области трудовых ресурсов, унаследованные от советского периода; ряд негативных тенденций, сформировавшихся в период реформ; наконец, новые тенденции и проблемы, возникшие на этапе экономического роста и развертывания кризисных явлений в экономике.

Соответственно выделены модели «стандартного» поведения, непостоянной (временной), неполной занятости, модели недозанятости и сверхзанятости, самостоятельной занятости, занятости в домашних хозяйствах, неформальной занятости, модель безработных и экономически неактивного населения. Сравнительные характеристики моделей поведения домохозяйства на рынке рабочей силы представлены в приложение А.

Модель «стандартного» поведения домохозяйства («стандартных» работников (standard employee) является универсальной, так как легко вписывается в рамки любой экономической системы и любого сектора экономики; подразумевает занятость по найму в режиме полного рабочего дня на основе бессрочного трудового договора на фирме. Мотивом трудовых отношений выступает экономическое принуждение к труду, определяемое наличием у домохозяйства базисных потребностей, от которых зависит его существование. В трансформационной экономике в модели «стандартного» поведения трудовая мотивация конкретизируется следующими характеристиками: отсутствием идеологического принуждения к труду, но сохранением отдельных элементов административного принуждения, развитием косвенного экономического принуждения к труду, сохранением и усилением технологического принуждения к труду. Косвенное принуждение к труду определяется наличием у домохозяйств (работников) относительной свободы выбора в маршрутах трудового поведения, способах решения социальных трудовых проблем, определенных гражданских прав и свобод. Однако уровень удовлетворения базовых (первичных) потребностей в период радикальных трансформаций остается близким к критическому, и доминирующим мотивом домохозяйства на рынке рабочей силы остается выживание и поддержание условий своего существования. Административное принуждение реализуется через систему отрицательных стимулов в отношении работников: наличие различных запретов, правил, инструкций, положений, приказов, распоряжений, требований, решений, указание на ответственность, обязанности, требование наведения порядка, дисциплины, наличие различных списков для контроля, учета и присутствия работников, объявление очередности, наличие угроз в письменной и устной форме и пр. Технологическое принуждение формируется на основе узкой специализации работника, связано с его профессиональной деятельностью и отсутствием возможности перемены места приложения труда; особенно проявляется в экспортно-сырьевом секторе и отраслях инфраструктуры.

Динамика численности занятого по найму населения представлена в приложение Б, свидетельствует по-прежнему о доминировании данной модели на российском рынке рабочей силы. Но, по мнению отдельных аналитиков, границы данной модели постепенно «размываются», этот процесс представляется объективно обусловленным. В России это связано со снижением доли традиционной крупной промышленности, предъявлявшей основной спрос на стандартную занятость, и также как в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) – с характером трудового законодательства. Применительно к стандартным условиям занятости формируются трудовое законодательство, система социальной защиты (процедуры коллективных договоров, социального партнерства и пр.), осуществляются инвестиции в человеческий капитал. «Жесткое» законодательство по защите занятости повышает трудовые издержки и сокращает спрос на услуги «стандартного» работника. Формальные правила, надежно защищающие постоянных работников от увольнений, ограничивают «гибкость» занятости, рабочего времени, содействуют сжатию модели «стандартного» поведения домохозяйств, выталкивая из нее, прежде всего, неквалифицированных работников, пожилых людей и женщин.

Остальные модели поведения домохозяйства на рынке рабочей силы основаны на нестандартных формах занятости.
2.2 Модели нестандартной занятости домохозяйства в трансформационной экономике
Модели нестандартного поведения домохозяйства на рынке рабочей силы представлены непостоянной (временной), неполной формой занятости, моделями недозанятости и сверхзанятости, самостоятельной занятости, занятости в домашних хозяйствах и неформальной занятости.

Модель непостоянной (временной) занятости (temporary or fixed-term employment) включает домохозяйства и работников, заключивших трудовые контракты на определенный срок или на выполнение конкретного объема работ, в том числе сезонную, случайную или разовую работу. Данная модель распространена во внутренне-ориентированном секторе (в отдельных отраслях промышленности, строительстве, сельском хозяйстве), торговле, охватывает около четверти всех занятых в российской экономике. Широкая распространенность данной модели в трансформационной экономике объясняется, во-первых, изначально недостаточным объемом инвестирования секторов, что обусловило низкий уровень и нерегулярность выплат заработной платы, стимулировало интенсивный отток работников, тем самым, определив превращение модели занятости по найму в режиме полного рабочего дня в модель занятости на определенный срок (выполнение конкретного объема работ). Во-вторых, возможностью дополнительного разового заработка, прежде всего, у неквалифицированных работников, пенсионеров, студентов, домохозяек. Анализ, сделанный А.В.Аистовым показывает, что существуют многочисленные социально-демографические группы населения, чья включенность в занятость временна или эпизодична. Прежде всего, это крайние возрастные группы и лица с низким уровнем образования, для которых стабильная и хорошо оплачиваемая занятость зачастую труднодоступна. Обратная связь между образованием индивидуумов и вероятностью оказаться временным или случайным работником характерна не только для России, но и для стран ЦВЕ. Эти работники, как правило, не являются носителями специфических навыков, накопленных в результате внутрифирменных специфических инвестиций в обучение, предложение их на рынке труда достаточно и они легко заменимы. Также отметим, что непостоянная занятость как модель поведения на рынке рабочей силы представляется преимущественно городским явлением.

В Приложение В представлена численность и динамика непостоянно занятых в РФ за период 1992-2011 гг. За данный период уровень непостоянной (временной) занятости увеличивался с 2,8% до 12,6% от всех занятых в экономике, в последние годы приблизился к отметке 9,2 – 8,1%. Резкое повышение уровня непостоянной занятости прослеживалось с 2003 г., что составляло 12 % от общей численности занятых. По результатам Росстата, удельный вес только временной занятости в 2003-2007 гг. составлял 12-12,6%. Иначе говоря, на стадии экономического роста эта форма занятости населения на рынке туда оставалось основной моделью, в которой отмечалось увеличение числа рабочих мест. С 2008 г. наблюдается снижение доли непостоянно занятых в общей численности занятых по найму, но при этом статистические данные не отражают численность занятых на выполнение определенного объема работ и самозанятых; если к доле временных работников добавить самозанятых, то получается около четверти нестабильных рабочих мест. Таким образом, даже в условиях экономического кризиса новые рабочие места все же создавались, но в первую очередь на временной или/и неформальной основе, а постоянные – либо ликвидировались, либо преобразовывались, переходя в категорию непостоянных [16].

С 2009 г. ведущими группами в структуре непостоянной занятости являются группы работников, занятых на определенный срок или на выполнение определенного объема работ, хотя, по-прежнему, велика доля работников, занятых по устной договоренности. Так, в 2011 г. доля занятых по устной договоренности в обшей численности работающих по найму на основной работе по видам трудового договора составила 3,9% относительно 4,2% занятых на определенный срок. Рост численности занятых на условиях срочного трудового договора характерен не только для России, но и для стран ЦВЕ, что отражает общую тенденцию к формированию гибкого рынка труда и снижению издержек оборота рабочей силы.

Для предприятий трансакционные издержки оборота рабочей силы при использовании договоров постоянного найма являются значительными. Следствием выступает удовлетворение спроса на труд с помощью «дешевых» срочных контрактов, сфера которых для предприятий законодательно ограничена, но стремление к их использованию усиливается. При этом уменьшается роль специфического человеческого капитала, который воплощается в длительном стаже и защищается высокими издержками увольнения. Далее рост непостоянной занятости может отражать увеличение удельного веса фирм малого и среднего бизнеса, занятость по найму в которых нестабильна в силу высокой неопределенности деловой и экономической конъюнктуры, а законодательные ограничения на использование срочных договоров здесь гораздо слабее. Наконец, значительная доля временно занятых приходится на неформальный сектор, включающий некооперированные предприятия и индивидуальных предпринимателей. Здесь рост временной занятости может отражать развитие неформального сектора.

Состав непостоянной (временной) занятости неоднороден, при этом разделение ее на занятость, связанную с выполнением определенного объема работ, временную и случайную занятость во многом условно. Общее увеличение численности в модели временно занятых происходит за счет увеличения случайной (разовой) занятости и частично занятости по срочным контрактам. В работах В. Гимпельсона отмечен рост соответствующих показателей и показан прирост числа временно занятых «в основном за счет случайной занятости, определение принадлежности к которой может быть весьма чувствительным к формулировкам вопросов» [19]. В дальнейшем можно прогнозировать распространение данной модели поведения домохозяйств на рынке рабочей силы в трансформационной экономике, так как эта модель в меньшей степени регламентируется административными мерами, однако в значительной степени ограничивается экономическими факторами. Основным мотивом трудовой деятельности выступает косвенное экономическое принуждение к труду, дополненное факторами незащищенности отдельных домохозяйств, усилением бедности и крайне слабой системой социальной защиты.

К модели неполной занятости (part-time employment) относят работников, обычная продолжительность рабочего времени которых меньше нормальной величины (как правило, 30-35 рабочих часов в неделю); тех, кто имеет трудовые контракты на неполное рабочее время. Одним из проявлений неполной занятости является неэффективное использование труда (вынужденная неполная занятость) или скрытая безработица, размер которой в определенной степени характеризуется численностью работников, работающих неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, и численностью лиц, которым были предоставлены отпуска без сохранения или с частичным сохранением заработной платы по инициативе администрации.

Статистические данные, представленные в приложение В, показывают, что наибольшие размеры модели неполной занятости соотносятся с периодом второй половины 90-х гг. ХХ в., в целом уровень неполной занятости в российской экономике на протяжении переходного периода составлял приблизительно 10%. Однозначно, этот показатель занижен, так как уровень скрытой безработицы не учитывается органами официальной статистики. В дальнейшем положительные темпы экономического развития могут обеспечить сокращение данной модели поведения домохозяйств, ее распространение станет возможным только в условиях относительно закрытых рынков или кризисных процессов. Это свидетельствует о преимущественно вынужденном характере существования модели. В настоящее время модель неполной занятости применима во внутренне-ориентированном секторе (станкостроение, автомобильная промышленность, гражданское авиастроение, легкая промышленность) и секторе социальных услуг. Экономическое принуждение к труду в данном случае рассматривается на личностном уровне, что объясняется низким уровнем конкурентоспособности работника, особенностями его трудового сознания; на операциональном уровне – через отношение администрации к персоналу, стиль и методы руководства, политику вознаграждений, найма и увольнения, соблюдения прав работников, предоставления социальных гарантий.

Модель недозанятости (underemployment) домохозяйств (работников) на рынке рабочей силы также, по оценке экономистов, не является распространенной. Динамика недозанятости работников сходна с динамикой неполной занятости в российской экономике. В середине 90-х гг. ХХ в. ее уровень приближался к 4%, но после возобновления экономического роста понизился до менее чем 1%. Модель характеризуется временным отсутствием работников на рабочем месте или трудовой деятельностью работников меньше чем обычное рабочее время (имеются отдельные черты сходства с моделью неполной занятости) по не зависящим от них причинам, таким как отпуска по инициативе работодателей, вынужденный перевод на сокращенный график работы, отсутствие клиентов или заказов и т.д.

На рубеже 1980-1990-х гг. была законодательно уменьшена продолжительность стандартной рабочей недели (с 41 до 40 часов), увеличена минимальная продолжительность отпусков (с 18 до 24 рабочих дней), появились общенациональные «каникулы» в начале января и в начале мая, был резко расширен круг занятых с льготными режимами рабочего времени. Позднее к этому добавились административные отпуска и вынужденные переводы сотрудников на работу в режиме неполного рабочего времени, к которым стали активно прибегать предприятия, находившиеся в тяжелом экономическом положении. По аналогии с предыдущей эта модель распространена во внутренне-ориентированном секторе, секторе социальных услуг и инфраструктурных отраслях. Трудовые мотивы просматриваются на всех уровнях формирования вынужденной мотивации – институциональном, операциональном и личностном. Содержание последних двух уровней представлено в модели неполной занятости домохозяйств. На институциональном уровне факторами вынужденной мотивации выступают все формы принуждения к труду, как прямое, так и разновидности косвенного принуждения (экономическое, административное и социально-нормативное принуждение).

Модель сверхзанятости (overtime employment) образуют домохозяйства (работники), продолжительность рабочего времени которых больше определенной пороговой величины (обычно свыше 40 рабочих часов в неделю). Исходя из данных Выборочного обследования населения по проблемам занятости (ОНПЗ) о продолжительности обычной рабочей недели, в настоящее время уровень сверхзанятости в российской экономике чрезвычайно низок — около 1,6%. Однако можно предположить, что этот показатель занижен. Данные о продолжительности фактической рабочей недели, представленные в модели В. Гимпельсона, определяют уровень сверхзанятости в рамках 9-10%. Экономическое принуждение к труду только в рамках данной модели ориентирует домохозяйства на приобретение новых благ, видимое улучшение материального положения. В предыдущих моделях экономическое принуждение домохозяйств к труду было связано с выживанием и поддержанием условий их существования, с удовлетворением базовых потребностей, уровень которых в трансформационный период остается близким к критическому. Также в модели сверхзанятости домохозяйств на рынке рабочей силы частично возможно действие рыночных механизмов мотивации (вознаграждение побуждения), отличных от механизмов принуждения. Результатом их действия является творческое отношение к работе, проявление инициативности, активности, ведущих к повышению производительности труда, совершенствованию организации производства в целом. Формирование рыночных механизмов мотивации в российской экономике является насущной необходимостью. Во многих странах ЦВЕ наблюдается постепенное формирование и осознанный переход к рыночным механизмам мотивации на институциональном уровне. Но в условиях незавершенности трансформационных процессов оптимальным решением выступает формирование этих механизмов на операциональном уровне, то есть внимание к проблемам мотивации труда со стороны администрации, руководства, менеджеров высшего звена.

Модель сверхзанятости домохозяйств распространена, прежде всего, в экспортно-сырьевом секторе, который по уровню заработной платы опережает другие секторы экономики и является лидером российской экономики по уровню производительности труда. Также частично во внутренне-ориентированном секторе (пищевая промышленность, энергетическое, подъемно-транспортное и железнодорожное машиностроение, военное авиастроение, производство бытовой техники, жилищное строительство), торговле, инфраструктурных отраслях (транспорт, связь).

Модель самостоятельной занятости (self-employment) охватывает работодателей, членов производственных кооперативов и самозанятых в узком смысле (own-account workers). Согласно классификации, закрепленной в резолюции 15-й Международной конференции по статистике труда (1993 г.) в группу самозанятых включаются:

а) работодатели (использующие наемный труд);

б) индивидуальные предприниматели, работающие индивидуально или с привлечением неоплачиваемого труда членов своих семей;

в) члены производственных кооперативов;

г) неоплачиваемые работники семейных предприятий (помогающие индивидуальным предпринимателям члены их семей);

д) лица, занятые производством товаров и услуг для собственного потребления или потребления в домашнем хозяйстве, если производимые ими блага составляют важную часть потребления их семей.

Этому определению в целом следуют и российские Методологические положения по статистике. Согласно этим положениям, кроме перечисленных выше категорий, к самозанятым следует отнести и занятых производством в домашнем хозяйстве товаров или услуг, предназначенных для продажи. Данная категория населения будет представлена ниже в модели занятости в домашних хозяйствах населения (household employment).

Согласно оценкам экономистов, сокращение численности «стандартных» работников в России частично компенсировалось ростом самозанятости. Необходимо подчеркнуть, что доля самозанятых в России низка и составляет последние 5 лет в среднем не более 8 %, что существенно меньше, чем во многих странах ЦВЕ. В соответствии с данными Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2008 г. среди европейских стран с развитой рыночной экономикой самозанятость получила наибольшее распространение в Австрии (13,7%), Бельгии (14,1%), Ирландии (17,2%), Испании (17,6%) и Италии (25,5%), в то время как самые низкие (менее 10%) показатели самозанятости в 2008 г. были зарегистрированы в Люксембурге (5,9%), Норвегии (7,8%), Дании (8,7%) и Франции (8,9%) [78].

Статус самозанятого разделили малые предприниматели и индивидуальные самозанятые. Последние по некоторым признакам относятся к предпринимателям («челноки»), а по другим - к наемным работникам. К группе малых предпринимателей в соответствии с российским законодательством отнесены руководители малых предприятий и индивидуальные предприниматели, не регистрирующие юридическое лицо. Другая особенность, в том, что мелкий бизнес и индивидуальное предпринимательство в российской экономике есть разные организационно-правовые формы хозяйствования, в то время как на Западе они совпадают, так как одновременно являются носителями отношений капитала [12].

В настоящее время в России индивидуальное предпринимательство не может служить чистой капиталистической формой производства, так как его носитель, как правило, есть «работающий собственник». Группа предпринимателей, обладая повышенной внутренней неоднородностью, разбросанностью количественных параметров, в отношении других социально-профессиональных групп населения выступает как относительно однородная общность, отличительными чертами которой являются более высокий уровень образования, квалификации, материальное благосостояние и прочее (мобильность, экономическая активность, трудолюбие). Индивидуальные самозанятые также демонстрируют повышенную трудовую мобильность, но их материальные притязания не всегда подкреплены соответствующим достатком.

Таким образом, основные социальные силы, представляющие модель самостоятельной занятости, включают в себя мелких предпринимателей, полупредпринимателей (совмещающие функции предпринимателя и работника по найму) и самозанятых индивидуально-трудовой деятельностью. В целом поведение этой группы людей на рынке труда совпадает с назначением и функциями их как экономического субъекта в трансформационной экономике, мотивом хозяйственной деятельности которых выступает получение дохода и удовлетворение потребностей. Но в условиях нестабильности экономики и сокращения стандартной занятости для большинства домохозяйств в рамках данной модели основным мотивом трудовой деятельности стало выживание, отсюда можно наблюдать лишь попытки проявления в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта.

Для отдельных категорий домохозяйств в модели самостоятельной занятости, таких как неоплачиваемые работники семейных предприятий, характерно внеэкономическое принуждение к труду. Это становится возможным в трансформационной экономике, если домохозяйство еще не выступает самостоятельным институтом, отличным от института семьи. Модель отражает один из этапов (добуржуазный социум, как отмечает Р.Зидер) становления домохозяйства как специфического рыночного института, являющегося по природе своей экономическим субъектом [14].

Отдельной моделью выступает занятость населения в домашних хозяйствах (household employment). Данная категория охватывает тех, кто производит товары или услуги в домашних условиях либо для продажи на рынке, либо для собственного потребления. В странах ЦВЕ и в России, лица, производящие продукты исключительно для собственного потребления, не рассматриваются как занятые и включаются в состав экономически неактивного населения. Модель выделена не только по причине масштабного распространения в российских условиях нестандартной формы занятости в личном подсобном хозяйстве (занятость в ЛПХ), но и в качестве доказательства единства в трансформационной экономике семьи и домохозяйства как одного института и отсутствия обособленности домохозяйства как экономического субъекта. Семья является социальным институтом и проявляет себя хозяйствующим субъектом лишь в функции самообеспечения. Поэтому основу трудовой мотивации в данной модели составляют внеэкономическое принуждение и частично экономическое принуждение, нацеленные на выживание.

Выделяют следующие типы ЛПХ:



  • приусадебные хозяйства семей, проживающих в небольших городах и поселках городского типа;

  • садово-огородные участки городских семей, расположенные за городом;

  • дачные участки горожан; приусадебные хозяйства горожан, приобретших дома в сельской местности;

  • фермерские хозяйства.

Последние исключаем из модели по причине достаточно большого объема производства и уровня товарности производимой продукции. В переходный период модель занятости населения в домашних хозяйствах выступала способом адаптации домохозяйств к новым экономическим условиям, и превращение ее в один из основных постоянных источников обеспечения населения продуктами питания, имеющий особое значение для сельских домохозяйств. Как свидетельствуют статистические данные, в период 1990-2003 гг. проявилась устойчивая тенденция к увеличению удельного веса ЛПХ в структуре производства продукции сельского хозяйства, а с 2004 г. отмечается некоторое снижение по причине отказа отдельных городских семей от дачных участков и приусадебных хозяйств, расположенных за городом. По мере роста благосостояния домохозяйств данная модель утратит свое производственное значение и выступит в форме осуществления рекреационной функции (любительский труд). В настоящее время содержание данной модели образуют традиционные домашние работы и самоуслуги.

Распространение моделей нестандартных форм поведения домохозяйств на рынке рабочей силы (самостоятельной занятости, занятости в домашних хозяйствах населения, непостоянной и неполной занятости, недозанятости и сверхзанятости работников) в странах с трансформационной экономикой связано с рядом факторов: во-первых, отметим экономические мотивы принуждения к труду при выборе данных моделей (материальную заинтересованность, появление дополнительных источников дохода и возможность их сокрытия от налогообложения); во-вторых, с характером трудового законодательства и величиной трансакционных издержек, сокращение которых потребовали от работодателей и от наемных работников большей гибкости в трудовых отношениях (в России, в сравнении со странами ЦВЕ, отмечают более тесное переплетение жестких правил, зафиксированных в трудовом законодательстве, и массовых неформальных договоренностей, позволяющих обойти эти правила); в - третьих, сужением возможностей создания стандартных — полных и постоянных рабочих мест в связи с ростом безработицы и снижением темпов экономического роста.

По аналогии, в европейских странах нестандартную занятость представляют как одну из форм защиты от безработицы. Далее технологический прогресс и информационные технологии способствовали не только распространению технологического принуждения к труду, но и обеспечили технические предпосылки для развития небольших гибких производств. При наличии компьютера, современных средств связи и доступа в Интернет возможно выполнение многих видов работ в условиях территориального удаления от организации-работодателя или заказчика и в гибком временном режиме, что также способствует формированию и распространению моделей нестандартного поведения домохозяйств (работников) на рынке труда. Следующим фактором являются демографические сдвиги в структуре рабочей силы. В странах ЦВЕ уже наблюдается расширение предложения «нестандартного» труда со стороны студентов, пенсионеров, замужних женщин с сокращенным рабочим временем и гибким графиком работы. Такое явление получает распространение и в России на современном этапе. При этом «нестандартная» рабочая сила в основной своей массе заинтересована лишь в дополнительном доходе и не требует законодательных гарантий занятости, рассматривая свое участие в экономике на данном этапе жизни как нечто второстепенное.

Ни один из рассмотренных факторов, способствующих распространению моделей нестандартной занятости работников и домохозяйств нельзя считать единственным, ведущим и общим для всех стран; но каждый обусловливает выбор определенной модели поведения на рынке рабочей силы.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что в обозримом будущем будут продолжаться формирование, развитие и функционирование моделей нестандартного поведения на рынке рабочей силы, определяя изменения в привычных стандартных трудовых маршрутах домохозяйств (приобретение статуса самостоятельного работника, освоение новых, востребованных видов деятельности помимо основного места работы, вторичная занятость, самозанятость, домашнее хозяйствование и др.), в способах решения социальных трудовых проблем и в трудовом сознании. Последнее является основным при формировании моделей нестандартной занятости домохозяйств и определяется изменениями в системе знаний, мотивов, переживаний по поводу путей интеграции в хозяйственную жизнь общества и в отношении себя как субъекта хозяйственной жизни.


Каталог: UMP
UMP -> Учебно-методическое пособие для выполнения курсового проекта по дисциплине «Экономика предприятия»
UMP -> Методические основы преподавания онкологии для врачей первичного звена здравоохранения
UMP -> Е. В. Криволапова физическая и коллоидная химия учебно-практическое пособие
UMP -> Курс лекций Для студентов, обучающихся по специальности 080109. 65 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит»
UMP -> Историческое и рациональное в методологии социального познания
UMP -> Учебно-методическое пособие по дисциплине «Концептуальные основы логистики и управления цепями поставок» для студентов направления подготовки 080200. 62 «Менеджмент»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал