Н. Н. Мишутушкин и российско-вануатуанские связи Красильникова Д. А



страница5/22
Дата18.10.2016
Размер1.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Из Австралии в ГУЛАГ

Австралия пронизала метафизическое пространство ГУЛАГа самым причудливым образом. В застенках сталинских тюрем и лагерей сошлись судьбы российских австраловедов и путешественников по Австралии, реэмигрантов и австралийцев. В докладе прослеживаются истории натуралиста Александра Ященко, революционера Александра Зузенко, поэта- песенника Сергея Алымова, австралийки Корал Сатклиф-Митяниной и коммунаров из Кэрнса, приехавших в Кирсанов.

Каневская Галина Ивановна

(ДВГУ)


Вклад русских австралийцев в развитие науки пятого континента



Научная деятельность русских иммигрантов на пятом континенте свидетельствует об их заметном вкладе в науку Австралии. Они достигли высоких научных степеней, заняли посты в ведущих научных учреждениях, стали профессорами австралийских высших учебных заведений. Им принадлежат научные открытия, изобретения, патенты. Русские проявили себя в различных отраслях науки, внесли вклад в медицину, в изучение флоры и фауны пятого континента. При этом следует учесть, что русским иммигрантам, дипломы которых не признавались, пришлось преодолеть немало трудностей, чтобы доказать свой профессионализм и подтвердить свои ученые степени. В Австралии работали русские ученые с мировым именем, но в России о них мало кто знает.

Одним из основоположников австралийской науки общепризнано считается Н.Н. Миклухо-Маклай. Но мало кому известно, что значительных успехов на научном поприще добились в Австралии и русские иммигранты, особенно приехавшие после Второй мировой войны. При этом выдающаяся роль принадлежит прибывшим из Китая, так как русскую эмиграцию в этой стране отличала значительная концентрация интеллигенции. Это и был тот золотой «стартовый капитал», с которого развивалась русская научная жизнь в Австралии.

Уже сложившимися учеными из Китая приехали: синолог А.П. Хионин, археолог и этнолог В.В. Поносов, исследователь истории Дальнего Востока И.И. Гапанович, энтомолог М.И. Никитин, экономист и географ В.Н. Жернаков, – все они продолжили свою деятельность и на пятом континенте.

Русские иммигранты проявили себя в различных отраслях научных знаний. Но, прежде всего, следует отметить, что именно они положили начало развитию русистики в Австралии. Изучение русского языка и литературы на университетском уровне началось в 1946 г. Основательницей русистики на пятом континенте стала Н.М. Кристесен-Максимова (1911–2001). К концу 1970-х годов в Австралии в пяти университетах: Мельбурнский университет (1946), Австралийский национальный университет (АНУ, Канберра, 1955), Университет Монаша (Мельбурн, 1963), Квинслендский университет (1963), Университет НЮУ (Сидней, 1967), – существовали русские кафедры и аспирантуры при них. Русские кафедры не только давали знание языка, русской истории и культуры, но и вели научную работу, разграничив направления своих исследований. Мельбурнский университет стал ведущим центром по изучению русской литературы и лингвистики, Квинслендский – истории, а АНУ провозгласил своей специализацией СССР. В 1967 г. в Мельбурнском университете начал издавать журнал «Melbourne Slavonic Studies» под редакцией Н.М. Кристесен, а в 1970 г. под ее руководством была образована Ассоциация австралийских и новозеландских славистов.

Внесли свою лепту русские иммигранты и в развитие востоковедения. Как уже было отмечено выше, в Австралии оказался Алексей Павлович Хионин (1879–1971), один из выдающихся русских синологов, выпускник Восточного института (ВИ) во Владивостоке.  Еще будучи студентом, он в октябре 1902 г. сопровождал в Китай в качестве переводчика Приамурского генерал-губернатора Н.И. Гродекова. В благодарственном письме на имя директора ВИ А.М. Позднеева генерал-губернатор дал высокую оценку знанию языка и эрудиции Алексея: «Хионин – студент выдающийся и вероятно сослужит хорошую службу русскому делу на дальнем востоке».  Предвидение генерал-губернатора полностью оправдалось.

Хотя Алексей Павлович приехал в Австралию на закате своих дней, он все же не оставлял научной деятельности и подготовил к печати «Новейший китайско-английский словарь», который насчитывал 9 060 отдельных иероглифов и более ста тысяч словосочетаний. Он предлагал отдать свои труды для издания в СССР или в Австралии, но никто не заинтересовался, и где теперь они, неизвестно.

Несколько соратников и учеников А.П. Хионина, окончивших созданный им в Харбине Институт ориентальных и коммерческих наук (ИОКН, 1925–1941), также иммигрировали в Австралию. Среди них был Валентин Дмитриевич Огарев (1912–1984). Знание четырех языков способствовало тому, что он был принят на кафедру политических наук АНУ в качестве специалиста по экономике и администрации СССР, где проработал двадцать лет. Его солидный труд «Лидеры Советских республик (1970–1981 гг.)» получил признание и в австралийских академических кругах, и за рубежом. 

В Мельбурне в Университете Монаш 15 лет работал Викторин Иванович Степаненков, окончивший ориентально-экономический факультет Института Св. Владимира в Харбине. Он подготовил внушительных размеров словарь растений, применяемых в тибетской медицине, написанный на санскритском, тибетском и китайском языках, который не был издан. 

Блестящим знатоком китайского (52 тыс. иероглифов!) и японского языков был Владимир Григорьевич Савчик, приехавший в Австралию в 1957 г. из Харбина, где он преподавал в ХПИ. В Австралии он продолжил свою педагогическую деятельность, открыв в Сиднее частную школу «Линго клаб». 

К востоковедам русские австралийцы относят и известного поэта Михаила Николаевича Володченко (1914–1997, псевдоним Волин). В 1950 г. он впервые в Австралии организовал в Сиднее школу восточной гимнастики, так называемой «Хатха Йоги». Йога – философия здоровья и долголетия – быстро приобрела популярность у любящих спорт австралийцев. Вместе с австралийской писательницей Н. Фелон он написал восемь книг по разным аспектам философии йоги. Одна из них «Йога для женщин» переведена на все главные европейские языки и выдержала одиннадцать изданий. В Австралии М.Н. Волин считается «отцом йоги». 



Деятельность русских востоковедов способствовала возникновению интереса австралийцев к их азиатским соседям.

Проявили себя русские ученые и в области изучения австралийской фауны и флоры. Людям, приезжающим впервые в чужую страну, удается увидеть много такого, чего не замечают те, кто живет в ней годами. Русские иммигранты смогли взглянуть на Австралию острым, много замечающим взглядом. Так, изучением птицы-лиры увлекся Константин Константинович Халафов (1902–1969), годами наблюдая за этим редкостным обитателем леса. Он первым из исследователей положил птичьи песни на ноты и записал их на пластинку. Кроме того, он создал фильм и подготовил ряд статей о жизни птицы-лиры. Труды К.К. Халафова были признаны специалистами, и он стал членом Общества австралийских орнитологов.

Известный в Китае энтомолог Мстислав Иванович Никитин (1911– 1986) работал в Государственном департаменте сельского хозяйства и занимался изучением австралийских насекомых. М.И. Никитину удалось обнаружить на пятом континенте новый вид бабочки, названный его именем. Свои богатейшие коллекции насекомых ученый завещал Сиднейскому музею. Энтомологическое общество штата НЮУ присвоило М.Н. Никитину звание Почетного члена. 

Ученым с мировым именем в области ихтиологии стал Владимир Анатольевич Иванцов (1938, Шанхай). Он преподавал в Университете Маккуори, читая лекции по биологии позвоночных. Под его руководством было защищено 10 докторских диссертаций и создан музей биологии. В связи с основной темой его научных исследований – «Систематика рыб» – он объездил весь мир, собирая и изучая различные виды рыб. В.А. Иван­цов поддерживал тесные научные контакты с российскими учеными, был почетным иностранным редактором журнала, издаваемого Институтом океанологии РАН. 

Известность в области ботаники завоевал Николай Николаевич Доннер, работавший в Государственном гербарии при Аделаидском ботаническом саду. Он собрал более 11 тыс. австралийских растений, изучал их систематику и географию распространения, открыл несколько новых видов австралийской флоры, и один из найденных им лишайников назван его именем. 

Нельзя оставить без внимания вклад русских иммигрантов в австралийскую медицину. Серьезные научные исследования в области использования лазера в зубопротезном деле проводил Игорь Николаевич Чернавин (1946, Германия). Он являлся представителем Австралии в международном обществе «Лазеры в зубоврачебном деле». Как первооткрыватель использования лазера в стоматологии он стал всемирно признанным экспертом в этой области. Игорь Николаевич – автор научных работ, ряд из них написаны совместно с физиками из Ленинградского института точной механики и оптики, с которыми он сотрудничал более десяти лет. Символично, что квалификация матери И.Н. Чер­навина, врача-дантиста, не была признана в Австралии, а он сам экзаменовал иммигрантов-стоматологов, чтобы дать им возможность жить и практиковать в новой стране. 

Оставил свой след в медицине Австралии и Георгий Иванович Репин (1928, Сидней), сын известного предпринимателя И.Д. Репина, который пятнадцать лет был Генеральным секретарем Австралийской медицинской ассоциации (1972–1987) и преподавал в Университете НЮУ. 

Тесно связанным с медициной оказался доктор физических наук Георгий Георгиевич Косов (1935, Шанхай). Он выбрал основным направлением своей научной деятельности отрасль, которая только начала развиваться, – применение ультразвука в акушерстве, справедливо заслужив среди специалистов известность пионера в развитии ультразвукового изображения. Он опубликовал 235 научных трудов и получил 23 патента. Г.Г. Косов был руководителем ряда международных научных обществ, в том числе являлся президентом Мировой федерации ультразвука в медицине и в биологии (1979–1985). В 1999 г. доктор Косов был награжден Орденом Австралии, высшей наградой страны.

Весьма внушительными не только в развитии австралийской экономики, но и в науке оказались заслуги русских инженеров. Одно из наиболее громких имен среди них – Александр Юрьевич Самарин (1935, Харбин), который в 1988 г. за вклад в науку в области технологии строительных материалов был избран действительным членом Австралийской Академии технологических и инженерных наук, число членов которой не превышает 300. Имя всемирно известного ученого, члена многих зарубежных научных обществ академика А.Ю. Самарина внесено в книгу «Кто есть кто». 

35 лет посвятил сахарной промышленности Квинсленда инженер Александр Петрович Саранин (1921, деревня Рудянка, Урал). Он, совмещая исследовательскую и административную деятельность, внес много новаций в технологию производства сахара и признан крупнейшим специалистом в сахарной индустрии – одной из ведущих отраслей экономики Австралии. За свои изобретения в области сахарной и химической промышленности доктор технических наук А.П. Саранин неоднократно награждался австралийским правительством.  

Итак, русские иммигранты в Австралии достигли высоких научных степеней, заняли посты в ведущих научных учреждениях, стали профессорами австралийских высших учебных заведений. Им принадлежат научные открытия, изобретения, патенты. При этом следует учесть, что русским иммигрантам, дипломы которых не признавались, пришлось преодолеть немало трудностей, чтобы доказать свой профессионализм и подтвердить свои ученые степени. Некоторые из них (инженер М.С. Носарь, стоматолог И.Н. Чернавин) сами стали членами комиссий по признанию иностранных квалификаций и дипломов. В конечном итоге русским ученым удалось добиться признания, и они нередко удивляли австралийцев своими знаниями и нестандартным решением проблем в науке. К сожалению, в России о них мало кто знает.

Загородникова Татьяна Николаевна

(ИВ РАН)



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал