Н. П. Бабушкина М. В. Черепанова



страница3/30
Дата17.10.2016
Размер2.16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Однако переход к естественной убыли населения обусловлен не только снижением рождаемости, но и значительным ухудшением здоровья населения и ростом смертности. И, как показывают исследования, особенно неблагополучная демографическая ситуация сложилась в городах России. Для простого замещения поколений родителей детьми при современном уровне повозрастной смертности необходимо, чтобы в расчете на каждую женщину в течение жизни приходилось не менее 2,1–2,2 рождений. У горожан же суммарный коэффициент рождаемости в 1992 г. составил всего 1,36, а на селе 2,18 [72, с. 8–13]. Одной из актуальных проблем по-прежнему остается высокая младенческая смертность, уровень которой во многом отражает состояние здоровья населения и развитие здравоохранения в стране. Уровень перинатальной смертности в РФ в 80–90-е годы вырос на 13,3% (с 15,8% на 1000 родившихся живыми и мертвыми в 1980 г. до 17,9% в 1990 г.), причем этот рост произошел преимущественно за счет повышения уровня ранней неонатальной смертности – с 6,8 до 8,9%. В 90-е годы рост ранней неонатальной смертности продолжился, а мертворождаемость несколько снизилась, в результате чего показатель перинатальной смертности также несколько уменьшился (1991 г. – 17,5%, 1992 г. – 17,2%). Среди причин перинатальной смертности преобладали асфиксии, кровоизлияния в мозг, родовая травма, врожденные аномалии развития, внутриутробные инфекции [101, с. 6–15; 119, с. 16–21]. При росте ранней неонатальной смертности общий показатель младенческой смертности в этот период медленно снижался (с 22,1% на 1000 родившихся в 1980 г. до 17,4% в 1990 г.). Во многих экономически развитых странах (Япония, Великобритания, США и др.) показатель младенческой смертности за этот период снизился до уровня 6–9%. В России снижение младенческой смертности происходило за счет уменьшения смертности детей в возрасте старше первого месяца жизни (с 12,9% в 1980 г. до 6,5% в 1990 г. на 1000 родившихся) в основном от болезней органов дыхания, пищеварения, инфекционных и паразитарных болезней, в связи с чем существенно изменилась структура причин младенческой смертности [281, с. 13–15]. До 1985 г. в ней преобладали болезни органов дыхания. В 1985 г. впервые среди причин смерти младенцев ведущее место заняли состояния, возникающие в перинатальном периоде. Также впервые доля эндогенных причин (врожденные аномалии развития, перинатальные состояния) превысила долю экзогенных причин (инфекционные болезни, болезни органов дыхания, пищеварения, травмы и отравления). Одновременно в Российской Федерации происходил рост интенсивных показателей смертности младенцев от врожденных аномалий развития (с 3,08% на 1000 родившихся в 1970 г. до 4,07% в 1993 г.) и перинатальных причин (соответственно с 6,18 до 8,05%). С 1991 г. начался рост общего показателя младенческой смертности (табл. 1.2).

Это явилось отражением социально-экономического и санитарного неблагополучия в стране, ухудшения питания младенцев и ухода за детьми. В 1994–1996 гг. отмечена некоторая стабилизация показателя младенческой смертности (табл. 1.2).

Таблица 1.2

Младенческая смертность в России в 1988–1996 гг.
на 1000 родившихся живыми (Транковская, 1998)


Год

1988

1989

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

Смертность

18,9

17,8

17,4

17,8

18,0

19,9

18,6

18,1

17,0

Большую тревогу вызывает и уровень смертности детей в возрасте старше 1 года жизни. Уровень этого показателя в России значительно выше, чем в экономически развитых странах мира. После 20-летнего периода медленного снижения показателей смертности детей в возрасте от 1 года до 14 лет с 1985 г. наблюдалась их стабилизация на высоких показателях, а с 1991 г. отмечается их быстрый рост [295, с. 8–14; 150, с. 58–63]. Наряду с ростом смертности детей отмечается и ухудшение качественных показателей здоровья выживших. Увеличивается доля детей с отклонениями в физическом развитии. Это сопровождается нарушениями полового созревания, появлением сопряженных заболеваний, а в дальнейшем может обусловить отклонения в репродуктивном поведении [30, с. 40–42]. Растет число детей с наследственной и врожденной патологией, психическими расстройствами, хроническими болезнями органов дыхания, пищеварения, мочеполовой системы, аллергическими состояниями. Особенностями современной патологии детского возраста является учащение перехода острых форм заболеваний в рецидивирующие и хронические, а также учащение первично хронической патологии внутренних органов. Последствиями врожденной и приобретенной хронической патологии у детей могут быть различные нарушения их умственного и физического развития, приводящие к ограничению тех или иных форм жизнедеятельности, свойственной возрасту ребенка, а в наиболее тяжелых случаях к его инвалидизации и социальной недостаточности. Исходя из наметившейся в последние годы тенденции к ухудшению здоровья рождающихся детей, в ближайший период следует ожидать ухудшение здоровья подрастающего поколения во всех возрастных группах. В дальнейшем это неизбежно скажется на воспроизводстве следующих поколений [101, с. 6–15; 295, 8–14; 164, с. 35–38].


1.2. Экологическое состояние
городской среды


Помимо социально-экономической нестабильности последнего десятилетия для большинства территорий России характерна неблагополучная экологическая ситуация. В России в атмосферный воздух ежегодно поступает свыше 30 млн т вредных веществ промышленных предприятий и около 20 млн т в результате деятельности автотранспорта, что в расчете на одного жителя дает нагрузку в 400 кг. Исследования гигиенистов показали, что только 15% городского населения России проживает на территориях с уровнем загрязнения атмосферы в пределах допустимых концентраций, а 73% – в условиях постоянного превышения ПДК токсичных веществ в 5–10 раз. Около 50 млн человек проживает в городах, где уровень загрязнения воздуха систематически в 10 и более раз превышает допустимый. Проблема загрязнения атмосферного воздуха остается острой, несмотря на значительный спад промышленного производства [37, с. 50–52; 245, с. 6–10; 151, с. 51–53; 134, с. 6–8; 332, с. 218–225; 312, с. 331–335; 314, с. 751–761]. Одним из источников загрязнения окружающей среды в современном городе является автомобильный транспорт. Один легковой автомобиль в течение суток может выбрасывать до 1 кг выхлопных газов, в составе которых содержится около 3% угарного газа, 0,6% окиси азота, 0,5% углеводородов, 0,006% окиси серы, 0,004% альдегидов. Попадает в воздушный бассейн также резиновая пыль, образующаяся в результате истирания покрышек. Помимо выбросов токсичных веществ, все виды городского транспорта создают на своих маршрутах линейные очаги пыли, поднимая в атмосферу значительное количество твердых частиц с проезжей части. В атмосфере под действием солнечной радиации на выделенные вредные вещества в результате фотохимических реакций образуются новые токсические соединения и может возникать фотохимический смог. Вклад автотранспорта в общий выброс учитываемых вредных веществ составляет в нашей стране в среднем 47%, а в ряде регионов на его долю приходится более половины всех выбросов [2, с. 21–25; 113, с. 17–21].

Отметим, что долгое время у нас в стране и за рубежом важнейшими загрязнителями окружающей среды считались угарный и углекислый газ, оксиды серы и азота, синтетические органические вещества. В последние десятилетия на первый план в загрязнении урбанизированных территорий выступают тяжелые металлы. Это связано с фактами появления отравлений и развитием заболеваний, вызываемых тяжелыми металлами, а также с тем, что тяжелые металлы имеют тенденцию к накоплению, переходя из одних соединений в другие и из одной среды в другую, вступая в геобиологический круговорот. Из атмосферы тяжелые металлы попадают в почву и воду, из почвы – в воду и растительность, из воды и растительности – в организмы животных, в донные осадки или опять в почвы, из донных осадков – в водную растительность и опять в воду в результате взмучивания или химических реакций, из организмов животных – в почву, из почвы – в атмосферу с пылью и т.д., медленно рассеиваясь и загрязняя значительные по площади территории и акватории. Рядом с промышленными предприятиями образуются расширяющиеся техногенные биогеохимические провинции с повышенным содержанием в биосфере Pb, As, F, Hg, Cd, Mn, Ni, Cu и других элементов. Микроэлементные загрязнения определяются не только на территории самих промышленных предприятий и непосредственно вблизи них, но и на значительном удалении. Это загрязнение происходит в результате трансгрессии загрязнителей воздушными и водными потоками [5, с. 496; 212, с. 672]. В результате оценки пространственного распределения микроэлементов в снежном покрове, почве городов получены данные о мозаичности их геохимической структуры. Центральные части аномалий в почвах городов, где содержание химических элементов в десятки и сотни раз превосходит фоновое, всегда приурочены к источникам выбросов и, как правило, в 1,5–3 раза больше площади официальной промышленной зоны. Это обусловливает интенсивное загрязнение промышленной площадки, а в городах старой традиционной застройки – высокую степень загрязнения примыкающих к предприятиям жилых массивов [220, с. 14–18; 210, с. 50–54; 67, с. 20–23; 13, с. 46–49]. В государственном докладе о санитарно-эпидемиологической обстановке в России в 2001 г. отмечается, что для ряда регионов страны характерно интенсивное загрязнение природных сред тяжелыми металлами. Повсеместно в районах с высоким уровнем загрязнения окружающей среды отмечаются неблагоприятные медико-демографические показатели. Наиболее негативные тенденции имеют место в регионах, где традиционные виды загрязнения сочетаются с геохимически неблагополучными ситуациями. При этом в большей степени страдают дети [81, с. 4–6; 119, с. 16–21].





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал