О. Ю. Крючкова Тенденции и факторы словообразовательной динамики русского языка



Скачать 125.95 Kb.
Дата14.06.2018
Размер125.95 Kb.
О.Ю. Крючкова
Тенденции и факторы словообразовательной динамики русского языка
В развитии словообразовательной системы русского языка в целом и отдельных ее подсистем обнаруживаются многообразные тенденции, задействованы многие факторы – от морфонологических до когнитивных и социокультурных. Многовекторность и полидетерминированность словообразовательных процессов делает словообразование важным источником сведений о динамике языка в целом, обусловливает высокую значимость данных словообразования в лингвистических исследованиях структурно-типологической, когнитивной, коммуникативной направленности. Словообразовательная система является чутким "барометром" языкового развития, поскольку динамическая и творческая природа словообразовательного акта делает словообразование максимально отзывчивым к значимым языковым изменения разных уровней и одновременно "мощным источником гипотез о динамике языка" [Гинзбург 1979: 251].

В данной публикации мы остановимся на некоторых общих для разных словообразовательных подсистем и разных синхронных срезов взаимодействующих динамических процессах:

– аффиксальное усложнение как путь пополнения словообразовательного инвентаря;

– жанрово-стилистическая дифференциация словообразовательных средств;

– развитие оценочности и качественности в словообразовательной семантике;

– образование и устранение словообразовательной синонимии и дублетности.

Обсуждая проявления названных тенденций в системе (подсистемах) русского словообразования, мы попытаемся определить факторы, обусловливающие развертывание и конкретную направленность соответствующих процессов.
1. Аффиксальное усложнение как путь пополнения словообразовательного инвентаря.

Значимость процесса усложнения аффиксов (особенно суффиксов) в русском (и шире – славянском) словообразовании отмечена Н.В. Крушевским, А. Мейе, современными исследователями (работы В.В. Лопатина, И.С. Улуханова, Ж.Ж. Варбот, А.И. Кузнецовой). Хрестоматийным уже стало высказывание А. Мейе: "Древние суффиксы в славянских языках удерживаются исключительно при условии сочетания их с другими, что способствует образованию таким путем новых суффиксов, достаточно объемистых и выразительных для их сохранения" [Мейе 1951: 276]. "Чрезвычайную ... способность" суффиксов русского языка "сочетаться друг с другом и образовывать новый суффикс" отмечал Н.В. Крушевский [Крушевский 1883: 80].

Исследователями также подчеркивается непрерывность процесса образования новых, сложных по своему составу аффиксов. "Процесс объединения суффиксов в устойчивые цепочки, функционирующие как единый, хотя и сложный по своему составу, суффикс, – пишет А.И. Кузнецова, – наблюдается не только в праславянский или древнерусский периоды, но и в настоящее время – в современном русском языке" [Кузнецова 1987: 98]. Ср., например, сложные по своему происхождению суффиксы, образовавшиеся на разных этапах языковой диахронии: -ость (< *-es/-os + *-tь), -ств (< *-tь + -*tv), -ниц (*-n + *-ic), -ствиj (< -ство + -иj), -чик (< -ец + -ик), -овск (< -ов + -ск), -инск (< -ин + -ск), -изациj (< из(ова) + -ациj). Рядом исследователей отмечена также возможность образования сложных префиксальных формантов: пона-, повы-, поза-, попри-, попро-, распре- и др. Новые усложненные форманты формируются в русском языке также и на основе иноязычных аффиксов. По наблюдениям В.Г. Демьянова, словообразовательная система современного русского языка располагает целым рядом так называемых "суффиксов-контаминантов", включающих в свой состав иноязычные элементы: -аль-н(ый), -ист-ик, -ич-еск(ий), -лез-ск(ий), -эз-ск(ий), -иан-ск(ий), -ет-к(а), -оз-н(ый), -иоз-н(ый), -ар-н(ый), -иаль-н(ый), -абель-н(ый), -ибель-н(ый), -ар-иус (ср.: конго-лез-ск-ий, гену-эз-ск-ий, гранд-иоз-н-ый, ордин-ар-н-ый и др.). Компоненты таких суффиксальных композиций объединены общностью словообразовательного значения [Демьянов 1994: 152].

Причины аффиксального усложнения в целом многообразны и своеобразны в различные исторические периоды и в различных конкретных случаях. Например, А. Мейе обратил внимание на формальную обусловленность процессов аффиксального усложнения, отметив, что значащие единицы языка стремятся к большей выразительности: «более длинный морф как носитель определенного значения формально выразительнее, чем более короткий, особенно одно– или двуфонемный [Мейе 1951: 276].

Аффиксальное усложнение может быть вызвано причинами семантического порядка. Например, продуктивность моделей с нанизыванием диминутивных суффиксов и формирование на этой основе сложных диминутивных формантов (-чик, -очк/-ечк и др.) обусловлено двумя семантическими процессами: регулярной деэтимологизацией (утратой уменьшительного значения) первичных диминутивных производных и интенсивным развитием в диминутивной подсистеме оценочной семантики, регулярным осложнением размерного значения субъективно-оценочным. Образование форманта -изациj на основе объединения глагольного суффиксального элемента -из и именного -ациj вызвано сменой мотивационных отношений при деривации имен с процессуальной семантикой: отношения «глагол → имя» (инвентаризовать → инвентаризация) стали активно вытесняться отношениями «имя → имя» (доллар → долларизация, ваучер → ваучеризация, суверенитет → суверенизация). В основе указанной динамики мотивационных отношений лежит семантико-когнитивная потребность в «укрупнении» референции процессуальных имен, становящихся именами событий.

В формировании других сложных аффиксов значительную роль играет стилистический и прагматический факторы. Например, формант -ствие формируется в древнерусском языке как средство высокого книжного стиля; префиксально усложненные форманты выступают в современном русском языке как разговорно-просторечные элементы (ср.: попризабыть, позабросить, распремилый); осложнение заимствованного словообразовательного элемента исконно русским становится средством адаптации лексических единиц к системе принимающего языка. Развитию аффиксального усложнения дублирующего и синонимического типа в истории русского языка посвящена монография [Крючкова 2000].

Выявляя причины, лежащие в основе образования конкретных генетически сложных формантов, необходимо иметь в виду и наиболее общий фактор аффиксального усложнения, связанный с взаимодействием агглютинативных и фузионных тенденций в процессах русской словообразовательной деривации. На всех этапах языковой диахронии можно наблюдать действие и взаимодействие двух противоположно направленных тенденций: аффиксальная агглютинация, линейное соединение морфем в составе русского производного слова постоянно сопровождается их фузионной спайкой, увеличению длины и глубины слова сопутствует постоянное "возвращение" "к двухкомпонентным цепям" [Ширшов 1980: 104] (в [Крючкова 2002] эти процессы рассмотрены на примере суффиксальных композиций с усложняющим элементом -к-; см также [Крючкова 2006] ).

2. Жанрово-стилистическая дифференциация словообразовательных средств.

Среди многих факторов (собственно языковых и внеязыковых), влияющих на эволюцию словообразовательных средств, значений, моделей, значительная роль принадлежит функционально-стилистическому фактору. Состояние стилистической системы литературного языка (набор функциональных стилей, степень их разработанности, иерархия соответствующих жанров) в каждую историческую эпоху влияет на динамику словообразовательной системы русского языка.

Так, если языковая ситуация в период русского средневековья характеризовалась не только различием языковых идиомов, используемых в устной и письменной речи, но и несовпадением (гетерогенностью) языковых образований, применяемых в разных жанрах письменности – книжно-славянской (богослужебная, переводная литература, жития, ораторская проза) и некнижной (памятники делового и бытового содержания) [см.: Ремнева 2003], то в соответствии с этим "противопоставление стилистически маркированных (славяно-книжных) и нейтральных форм составляло основную оппозицию в сфере словообразо­вания на ранних этапах развития русского литературного языка" [Николаев 1991: 74].

Жанрово-стилистическая система русского языка в целом развивается по пути ослабления книжных стилей, характеризующихся строгой церковнославянской нормой, и усиления разговорного начала в письменной речи, свидетельствующего о ее демократизации. Словообразовательная норма также в целом развивается в русле ослабления продуктивности словообразовательных моделей, обслуживающих потребности текстов книжно-славянской языковой ориентации (напр., модели nomina abstracta на -ствие; глагольно-префиксальных моделей с приставками воз-, из-, прh-, съ-), и нарастания продуктивности моделей, формирующихся в рамках деловой и бытовой письменности (напр., моделей существительных различных семантических классов с суф. ; диминутивных моделей; глагольно-префиксальных моделей с приставками по-, отъ-, вы-).

Становящаяся все более очевидной стилистическая дифференциация письменной речи обусловливает активное структурно-семантическое развитие словообразовательных подсистем, дальнейшую стилистическую дифференциацию словообразовательных средств (о жанрово-стилистической динамике словообразовательных средств в истории русского языка см. в [Крючкова 2005] ).

3. Развитие оценочности и качественности в словообразовательной семантике.

Процесс развития субъективно-оценочных и качественных значений, вызванный усилением антропоцентризма в языковой картине мира, охватывает словообразовательные подсистемы всех частей речи.

В истории субстантивного словообразования заметная роль принадлежит динамическим процессам в области диминутивного словообразования, связанным с интенсивным осложнением параметрической семантики оценочными (мелиоративными и пейоративными) значениями [см., напр.: Крючкова 1991], сложению специализированных словообразовательных типов экспрессивов [см., напр.: Азарх 1980].

В истории словообразования имен прилагательных развитие средств выражения качественности непосредственно связано со становлением прилагательного как особой части речи, относительно поздно выделившейся из категории недифференцированного имени. Историческое развитие класса имен прилагательных шло от значения индивидуальной относительности (принадлежность) к более общей родовой относительности (отношение к чему-л.) и далее к абстрагированной от конкретной предметности окачествленной относительности (независимый безотносительный признак). О таком направлении семантико-когнитивного развития имен прилагательных писал, в частности, Л.П. Якубинский. Отмечая, что генетически все прилагательные русского языка были относительными, Л.П. Якубинский пишет: «Лишь постепенно, с развитием отвлеченного мышления, признак обособляется как таковой и мыслится отдельно. Тогда образуется качественное прилагательное – категория более отвлеченная, чем относительное» [Якубинский 1953: 210]. Данная тенденция находит свое выражение и поддержку в таких деривационных процессах, как удвоение адъективных формантов, активно развивавшееся в древнерусский и старорусский периоды (ср.: др.-русск. воловыи – ‘прилаг. к волъ’ и воловьныи – 1. ‘прилаг. к волъ’, 2.’медленный, ленивый’; медовыи – ‘относящийся к меду, напитку из меда’ и медовьныи – ‘свойственный меду’; подробнее о роли суффиксального удвоения в укреплении качественной семантики прилагательных см. в [Крючкова 2000]), образование отадъективных существительных – имен отвлеченного качества (смелость, красота, удобство и под.), выделяющих качественные прилагательные как семантический центр адъективного класса1.

Процесс развития качественной и оценочной семантики находит яркое выражение в истории глагольной префиксации. Семантическое развитие глагольных приставок направлено в истории русского языка в сторону ослабления пространственных («реальных») значений и усиления значения общей результативности, которое уже в древнерусском языке становится базой для формирования специально-результативных значений (значений способов глагольного действия), характеризующих особенности протекания действия. В области глагольной деривации русский язык, по выражению К.С. Аксакова, обратил внимание «на внутреннюю сторону или качество действия», поставил относительно действия вопрос «как?» [Аксаков 1855: 15]. Исторические процессы делокализации общеславянских по происхождению глагольных префиксов и формирования у них на восточнославянской почве широкого спектра количественно-временных оттенков смысла – значений полноты, исчерпанности, результативности, крайней степени действия, распределения действия на множество объектов, ограничительного, прерывисто-длительного, диминутивного значений –проанализированы в целом ряде работ [см., напр.: Ляпунов 1929; Богданова 1961; Белозерцев 1966; Дмитриева 1977 и 2005]. Результатом названной тенденции развития глагольной префиксации стала отмечаемая исследователями современного словообразования субъективно-оценочная ориентация глагольной префиксации, активно отражающей субъективную позицию человека по отношению к действию [Земская 1992:85].

Развитие оценочно-качественной семантики в разных частеречных подсистемах русского языка стимулировало активное пополнение модификационных словообразовательных типов и категорий. Продуктивным в русском языке является внутричастеречное словопроизводство, результативные единицы которого отличаются от своих мотивирующих не новым денотативным значением, а многообразными значениями, качественно характеризующими или оценивающими тот же денотат.


4. Образование и устранение словообразовательной синонимии и дублетности.

Конкуренция синонимических и дублетных словообразовательных средств – процесс, с большей или меньшей интенсивностью развивающийся на всех этапах исторического развития русского языка в разных его деривационных подсистемах. Условия сложения и развития словообразовательной синонимии и дублетности разнообразны: синонимия и дублетность генетически различных, стилистически гетерогенных словообразовательных средств, синонимия и дублетность усложненных и исходных формантов, синонимия и дублетность модификационно-оценочных аффиксов как их характерологическое свойство и др. Общим фактором словообразовательной синонимии и дублетности является фузионность русского языка, выражающаяся, в том числе, в нестандартности словообразовательных средств, при которой одно и то же деривационное значение может выражаться более чем одним аффиксом.

В процессах конкуренции синонимических и дублетных словообразовательных средств активно проявляется характерное для истории русского словообразования взаимодействие фузионных и агглютинативных факторов. Если формирование словообразовательной синонимии и дублетности отвечает фузионному характеру языкового строя, то исход конкурентной борьбы синонимических и дублетных словообразовательных типов и их производных (устранение синонимии и дублетности) свидетельствует о действии агглютинативных тенденций. В духе агглютинативности развивается специализация словообразовательных средств – выразителей определенного значения; черты агглютинативности обнаруживаются в разрешении конкурентной борьбы словообразовательных средств в пользу аффиксов с более четким значением, вытесняющих конкурирующие с ними многозначные, семантически диффузные аффиксы. Ср., например, наблюдения Е.А. Земской об устранении возникшей в XIX в. конкуренции словообразовательных типов имен прилагательных с префиксами по- и после- (повоенный и послевоенный), над- и сверх- (надмерный и сверхмерный) в пользу приставок после- и сверх-, наиболее определенно выражающих соответствующее значение [Земская 1965].

Однако агглютинативноподобное развитие конкуренции словообразовательных средств никогда не достигает в русском языке своей полноты. Фузионные свойства словообразовательных формантов (многозначность, склонность к деэтимологизации) служат постоянно действующим фактором развития словообразовательной синонимии и дублетности, являются основой сближения ранее не синонимических словообразовательных типов. Например, Г.А. Николаев отмечает синонимическое сближение в современном русском языке ранее не синонимичных словообразовательных типов имен на -ение и -ость (напряжениенапряженность), имен на -ние и -ство (воспроизведениевоспроизводство) [Николаев 1979].


Действие всех обсуждаемых в данной статье тенденций словообразовательной динамики обусловило словообразовательную специфику русского языка:

– наличие рядов функционально близких словообразовательных средств различной степени сложности;

– наличие стилистически дифференцированных словообразовательных средств;

– продуктивность модификационного словопроизводства;



– многокомпонентность словообразовательных категорий, включающих в свой состав синонимические словообразовательные типы, различающиеся тонкими семантико-стилистическими нюансами.
Литература:

Азарх Ю.С. К истории существительных с суффиксами субъективной оценки в русском языке // Общеславянский лингвистический атлас. Мате­риалы и исследования. 1978. М., 1980

Аксаков К. О русскихъ глаголахъ. М., 1855.

Белозерцев Г.И. О соотношении элементов книжного и народного языка в памятниках ХV-ХVII вв. (на материале глаголов с приставками вы- и из- выделительного значения) // Лексикология и словообразование древнерусского языка. М., 1966.

Богданова В.А. Приставки вы- и из- древнерусском языке // Вопросы русского языкознания. Саратов, 1961.

Гинзбург Е.Л. Словообразование и синтаксис. М., 1979.

Демьянов В.Г. О роли иноязычных словообразовательных формантов в ис­торическом процессе формирования словообразовательных средств русского языка // Исследования по историческому словообразованию. М., 1994.

Дмитриева О.И. Динамика взаимодействия структурных компонентов производного глагольного слова: Русские глаголы с приставкой по-. Дисс. ... канд. филол. наук. Саратов, 1990.

Дмитриева О.И. Динамическая модель русской внутриглагольной префиксации, Саратов, 2005.

Земская Е.А. История словообразования прилагательных в русском литературном языке нового времени. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1965.

Земская Е.А. Словообразование как деятельность. М., 1992.

Крушевский Н.В. Очерк науки о языке. Казань, 1883.

Крючкова О.Ю. Вторичная деминутивно-оценочная деривация: современное состояние и развитие. Дисс....канд. филол. наук. Саратов, 1991.

Крючкова О.Ю. Редупликация как явление русского словообразования. Саратов, 2000.

Крючкова О.Ю. О формантном статусе аффиксальных композиций // Филологические науки. Научные доклады высшей школы. М., 2002. № 6.

Крючкова О.Ю. Функционально-стилистическая динамика русского языка как фактор словообразовательной эволюции // Язык и общество в синхронии и диахронии. Саратов, 2005.

Крючкова О.Ю. Агглютинация и фузия в аффиксальных композициях русского производного слова // Предложение и слово. Саратов, 2006.

Кузнецова А.И. Морфемные блоки и их роль в морфем­ной и словообразо­вательной структуре слова // Морфемика: Принципы и ме­тоды системного описания. Л., 1987.

Ляпунов Б.М. Семасиологические и этимологические заметки в области славянских языков: приставка из- // Slavia, 1929, roč VП, ses. 4.

Мейе А. Общеславянский язык. М., 1951.

Николаев Г.А. Типы словообразовательной синонимии в русском языке // Slavia Orientalis. 1979. № 2.

Николаев Г.А. Формы именного словообразования в древнерусских тек­стах // История русского языка. Лексикология и грамматика. Казань, 1991.

Ремнева М.Л. Пути развития русского литературного языка XI-XVII вв. М., 2003.

Ширшов И.А. К проблеме морфемного комплекса // Актуальные проблемы русского словообразования. Материалы III Республиканской научной конференции. Ташкент, 1980. Ч.II.

Якубинский Л.П. История древнерусского языка. М., 1953.






1 Образование имен существительных со значением отвлеченного качества от относительных прилагательных (русскость, женскость) свидетельствует об окачествлении значения общей относительности.

Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files
files -> Исследование в психологии. Специфика психологического исследования на разных уровнях методологии
files -> Отчет о научной работе
files -> Отчет о научной работе факультета нано- и биомедицинских технологий
files -> Вопросы к экзамену «история русской литературы XIX века
files -> Образовательная программа «Организационная психология»
files -> «Планирование теоретического и эмпирического исследования» Вопросы к зачёту
files -> Образовательная программа «Организационная психология»
files -> Рефератов Система современных исследовательских методов в психологии. Проблема выбора метода исследования в психологии
files -> Н. Б. Рогачева Язык и стиль вторичных речевых жанров: на материале Интернет-общения


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал