Отношение советской власти к верующим (на примере семьи Дубининых)



страница1/6
Дата24.08.2017
Размер2.17 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6

Отношение советской власти к верующим (на примере семьи Дубининых)

автор: Карабанова Татьяна Юрьевна, ученица 11 класса МОУ «Гимназия №1 города Кувандыка Кувандыкского района Оренбургской области» руководитель: Кожухова Марина Юрьевна, замдиректора по УВР МОУ «Гимназия №1 города Кувандыка Кувандыкского района Оренбургской области», преподаватель воскресной школы, к.п.н.

Оренбург 2011

Содержание

Введение……………………………………….…….…………… ……………….3

Глава I Сведения о жизни верующих Оренбургской области в 20 веке

1.1 Оренбургская епархия накануне революции…………………..……………..5

1.2 Отражение антирелигиозной политики государства на жизни верующих в советское время………………………….……………………………………..…...7

1.3.Возрождение православия в Оренбуржье в наши дни….................................14

Глава II История семьи Дубининых как летопись жизни верующих в годы советской власти

2.1. Воспоминания о довоенной жизни в с. Чеботарево…………………..…..18

2.2. Духовная жизнь в г. Кувандыке в послевоенные годы………….. …..……20

2.3 Восстановление приходской жизни в постсоветское время…..………….29

Заключение……………..……………………………………...…………………31

Список литературы ……………………………………………………………….32

Приложение……………………………………………………………………….33

Введение

Прихожанка нашего храма, певчая церковного хора, Любовь Валентиновна Дубинина, 1941 г.р., уроженка с. Чеботарево Кувандыкского района Оренбургской области, личность ничем не примечательная, обычная жительница нашего города. И в то же время, она одна из немногих верующих, которые хранят веру от своих предков, которые пронесли ее через «горнило» советских времен, кто не сломался и устоял, те «белые платочки», которые не прекращали молиться и в годы гонений, сохранили традиции православия. Именно они могут донести до нас рассказы непосредственных наблюдате­лей постреволюционной жизни и поделиться своими воспоминаниями о послевоенном времени.



А для нашего города они, к сожалению, единственный источник информации, т.к. в советские годы все архивные материалы, связанные с церковной жизнью Кувандыка и Кувандыкского района, были уничтожены (ни в местном, ни в областном архиве нет подобного материала). Из печатных изданий в Кувандыкской энциклопедии (4) есть только краткое перечисление имеющихся в послереволюционные годы церквей в районе и в книгах Н.Стремского есть упоминание о разрушении Покровского храма в Кувандыке в 1961г. (5,6). Изучив подшивку местной газеты «Новый путь» с 1947 по 1985 годы, мы также не обнаружили там ни одной статьи или упоминания о церкви или о верующих.

Как показывает опрос, даже среди старожилов города мало кто знает, где у нас была церковь в 50-е гг., и лишь единицы слышали о церковной жизни кувандычан в первой половине 20 в. А ведь именно тогда православные миряне соблюдали еще во многом не разрушенные христианские тра­диции, о которых они могут рассказать потомкам. Как жили верующие при советской власти, как сказывалась на их судьбах антирелигиозная политика государства, как разрушались многовековые устои церковной жизни – на эти вопросы еще предстоит ответить историкам, многие материалы уничтожены или до сих пор засекречены и поэтому особенно ценны для нас воспоминания очевидцев тех событий и на примерах их жизней складывается наиболее полно картина тех лет.

Все вышеизложенное актуализирует тему нашего исследования: «Отношение советской власти к верующим (на примере семьи Дубининых)».

Объектом нашего исследования отношение советской власти к православию, а предметом – описание духовной жизни семьи Дубининых в годы советской власти.

Цель исследования: на примере семьи Дубининых проследить политику государства по отношению к верующим в годы советской власти

Задачи исследования:

  1. Собрать сведения о храмах и молельных домах Оренбургской епархии до революции и в советское время.

  2. Собрать и проанализировать сведения о политике государства по отношению к верующим.

  3. Изучить историю церковной жизни кувандычан в годы советской власти.

  4. На примере семьи Дубининой Л.В. проследить изменения в жизни верующих в зависимости от политики государства.

Основным методом исследования является беседа с прихожанами Храма Покрова Пресвятой Богородицы г. Кувандыка, анализ литературы, работа с архивами, сравнение, обобщение.

Новизна исследования заключается в том, что впервые были собраны и обобщены воспоминания верующих прихожан – участников, свидетелей и хранителей православного уклада жизни в Кувандыке и Кувандыкском районе, на примере семьи Дубининых показано отношение советской власти к верующим, описано строительство и разрушение храмов нашего города, собраны сведения о некоторых священнослужителях того времени.

Материалы данного исследования могут использоваться для описания отношения советской власти к верующим, истории православной церкви в нашей епархии, для уроков краеведения и этнографии; для сохранения и продолжения православных традиций, для укрепления веры прихожан.

Глава I Сведения о жизни верующих Оренбургской области в 20 веке


    1. Оренбургская епархия накануне революции

По данным переписи населения 1897 г., жителей в Оренбургской губернии насчитывалось 1600145 человек. Православных в епархии насчитывалось 1 млн. 175 тыс., магометан – 366 тыс., раскольников – 50 тыс. На 1907 г. в пределах Оренбургской епархии числилось: 701 церковь, часовен – 194, молитвенных домов – 87, всего – 981 (Государственный архив Оренбургской области, далее – ГАОО фонд 173, опись 5, дело 10586). Данные 1912 г.: церквей - 721, часовен - 87; монастырей - 9 (7 женских); духовная семинария, 2 духовных училища (Оренбургское, Челябинское), 1 епархиальное женское училище, 553 церковные школы; библиотек при церквях - 552; больниц - 4, богаделен - 4 [1]. В отчете секретаря Оренбургской Духовной Консистории за 1914 г. господину Обер-Прокурору Святейшего Правительствующего Синода (ГАОО ф. 173 оп. 5 д. 10593) значится, что всего по епархии церквей и молитвенных домов – 862. До 1918 года в Оренбургском уезде было 14 благочинных округов. Ниже приводится перечень церквей по материалам страховых оценок в российском государственном историческом архиве города Санкт-Петербурга, а также списка церквей, молитвенных домов Оренбургской епархии (по благочиниям) и клировым ведомостям по материалам, хранящимся в Оренбургском областном государственном архиве. (см. Приложение1. Перечень церквей, монастырей и других сооружений Оренбургского уезда).

До октябрьского переворота 1917 г. в Оренбургской епархии действовали 11 монастырей – четыре мужских: Богодуховский общежительный (г. Оренбург), Успенско-Макарьевский (г. Оренбург), Николаевский общежительный (с. Покровка), Спасо-Преображенский (г. Бузулук); и семь женских: Успенский (г. Оренбург), Николаевский в г. Илецкая защита (Оренбургский уезд), Покровский возле Верхней и Средней Каинкуловых (Исенгуловых) Илецкого благочинного округа (Оренбургский уезд), Покровский (г. Орск), Покровский (г. Бугуруслан), Тихвинский (г. Бузулук), Ключегорский Казанско-Богородицкий (Бузулукский уезд). В 1860 г. было открыто Оренбургское Духовное училище, 1884 г. – Оренбургская Духовная семинария, 1889 г. – Оренбургское епархиальное женское училище. В 1895 г. был построен и освящен Оренбургский Казанский кафедральный собор – четвертый в России по величине. В 30-х гг. XX века он был разрушен безбожниками. Ныне в полтора раза уменьшенная копия этого собора построена в Саракташе – это собор Святой Троицы, освященный в 2010 г.

До 1917 г. в городе Оренбурге имелось около 60 ученых, просветительских, благотворительных обществ и союзов, из них общество вспомоществования нуждающимся учащимся в Духовном училище – попечение о нуждах учащихся, взнос платы, снабжение учебниками и прочее; таковое же в Духовной семинарии; Оренбургское Михаило-Архангельское братство – миссионерская деятельность по просвещению инородцев, раскольников и сектантов; Оренбургский епархиальный комитет православного миссионерского общества, находившийся в благочинническом округе градо-оренбургских домовых церквей епархии.

По неполным данным, основанным на воспоминаниях старожилов и опубликованной в Кувандыкской энциклопедии информации (4) в начале 20 века на территории нынешнего Кувандыкского района действовало около 20 православных церквей: Петропавловская единоверческая в п.Сара (построена в 1892/96 гг.), в с. Имеля-Покровка, в с.Новопокровка и в с.Карагай-Покровка (единоверческая церковь), Богословская церковь в с. Шубино, две Пророко-Ильинских церкви в с. Ильинка (1744;1828) и в с. Подгорное, Свято-Дмитриевская в с. Куруил (1888), две Михаило-Архангельских в с. Кайракла (1889) и на хуторе Ершовский Иоанно-Богословская единоверческая церковь, в с.Чукари-Ивановка (1895)- Николаевский храм, молельный дом в с. Новоуральск (1894-1930).




1.2 Отражение антирелигиозной политики государства на жизни епархии в советское время

С приходом советской власти в конце 1917 г. начались гонения на РПЦ, которые приняли массовый и ожесточенный характер уже в 1918 г., после издания 23 января декрета «Об отделении Церкви от государства», и продолжались на протяжении всего советского периода, т. е. до конца 80-х гг. Сразу после Октябрьской революции власти поставили цель арестовать как можно больше священно- и церковнослужителей и мирян, аресты тогда исчислялись тысячами и для многих завершились мученической кончиной. В годы коммунистического режима, начиная с 1917 года большевистское руководство теснило Церковь актами об отделении от государства и школы; конфискацией монастырских земель в ходе реализации «Декрета о земле»; массовыми репрессиями против церковнослужителей в годы гражданской войны; осквернением святых мощей в ходе «культурной революции».

Так же было во время организованной советской властью кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 г., когда по стране было проведено множество судебных процессов, часть которых окончилась расстрелами. В 1923–1928 гг. были арестованы сотни священнослужителей и мирян, но почти не было приговоров к смерти. Усиление террора в отношении Церкви во всероссийском масштабе, приведшее к массовым расстрелам и арестам, произошло в 1929–1931 гг., а в некоторых областях продолжалось до 1933 г.

В 1928 г. власти стали готовиться к широкомасштабной высылке крестьян, большую часть которых составляли православные, сохранившие старый религиозный уклад жизни, для которых вера была не только образом мысли, но и соответствующим ей образом жизни. Во многих селах, не исключая самых глухих, были старосты храмов, действовали двадцатки, продолжали существовать многие монастыри, в 20-х гг. получившие от властей юридический статус кооперативов, товариществ и коммун. В конце 1928 г. Политбюро начало подготовку гонения, в основу которого был положен документ, очерчивающий его границы и масштабы.

24.01.1929 ЦК ВКП(б) утвердил окончательный текст указа «О мерах усиления антирелигиозной работы», и он был разослан всем ЦК нацкомпартий, крайкомам, обкомам, губкомам и окружкомам, т. е. всем представителям власти в Советской России. Этот документ положил начало массовым арестам священнослужителей, мирян и закрытию храмов, и в нем, в частности, писалось: «Усиление социалистического строительства… вызывает сопротивление буржуазно-капиталистических слоев, что находит свое яркое выражение на религиозном фронте, где наблюдается оживление различных религиозных организаций, нередко блокирующихся между собою, использующих легальное положение и традиционный авторитет Церкви... Наркому Внудел и ОГПУ. Не допускать никоим образом нарушения советского законодательства религиозными обществами, имея в виду, что религиозные организации... являются единственной легально действующей контрреволюционной организацией, имеющей влияние на массы. НКВД обратить внимание на то, что до сих пор жилые, торговые муниципализированные помещения сдаются в аренду под молитвенные дома, нередко в рабочих районах. Школы, суды, регистрации гражданских актов должны быть полностью изъяты из рук духовенства. Партийным комитетам и исполкомам необходимо поставить вопросы об использовании загсов в целях борьбы с поповщиной, церковными обрядами и пережитками старого быта. Кооперативным организациям и колхозам обратить внимание на необходимость овладеть вегетарианскими столовыми и другими кооперативными объединениями, созданными религиозными организациями... Куспромсоюзам озаботиться о создании новых кустарных промыслов в районах изготовления предметов религиозного культа, иконописи и т.п. Фракциям советов необходимо взять на себя инициативу разработки ряда мероприятий, около проведения которых можно было организовать широкие массы на борьбу с религией, правильное использование бывших монастырских и церковных зданий и земель, устройство в бывш. монастырях мощных сельскохозяйственных коммун, сельскохозяйственных станций, прокатных пунктов, промышленных предприятий, больниц, школ, школьных общежитий и т. п., не допуская ни под каким видом существования в этих монастырях религиозных организаций» (АПРФ. Ф. 3. Оп. 60. Ед. хр. 13. Л. 56–57).

В 30-е годы Сталиным была объявлена так называемая «безбожная пятилетка» (1932-1937), во время которой СССР должен был «покончить с Богом» раз и навсегда. В 1938 году в Чкаловской (Оренбургской) области не осталось ни одного действующего храма и монастыря. В 1940 году в городе Чкалове проходила 2 областная конференция СВБ, на которой была принята программа борьбы с Церковью. В Оренбурге были закрыты все духовные школы, в том числе знаменитая Духовная семинария и Духовное Епархиальное женское училище. Десятки тысяч священнослужителей и верующих были ограничены в гражданских правах и подвергнуты репрессиям. Установлено, что в годы гонений в Оренбуржье за 1937-1938 г.г., по данным архива УКГБ, репрессии коснулись 12 тыс. человек. В одной только Зауральской роще покоятся семь с половиной тысяч безвинно убиенных мучеников. Тысячи верующих мирян, сотни священнослужителей пострадали за Христа.

По официальным данным с 1931 года по 1938 год, в Оренбургском крае подверглись репрессиям около 600 священнослужителей и клириков, из них только в 1937 году было расстреляно более 100 человек, остальные были сосланы в лагеря, из которых возвращались единицы. В 1934–1936 гг. число арестов уменьшилось, смертные приговоры почти не выносились. В 1937–1938 гг. террор вновь усилился, были арестованы почти все священнослужители и многие верующие миряне, закрыто более 2/3 действовавших в 1935 г. храмов, существование церковной организации оказалось под угрозой. В послевоенные годы храмы продолжали закрываться, хотя число арестов и смертных приговоров в отношении священнослужителей сократилось. Для борьбы с религиозными пред­рассудками в стране вводилась пятидневная рабочая неделя со скользящим выходным днем.
В начале 1937 г. была проведена перепись населения СССР. По предложению Сталина в эту перепись был включен вопрос о религии, на который отвечали все граждане начиная с 16 лет. Правительству, и в особенности Сталину, хотелось узнать, каковы же их реальные успехи за 20 лет борьбы с верой и Церковью, кем называют себя люди, живущие в государстве, исповедующем в качестве религиозного суррогата воинствующее безбожие. Всего населения от 16 лет и старше в Советской России оказалось в 1937 г. 98,4 млн. чел., из них 44,8 млн. мужчин и 53,6 млн. женщин. Верующими себя назвали 55,3 млн. чел., из них 19,8 млн.– мужчины и 35,5 млн.– женщины. К неверующим себя отнесла меньшая, но все же достаточно значительная часть – 42,2 млн. чел., из них 24,5 млн.– мужчины и 17,7 млн.– женщины. Не пожелали ответить на этот вопрос всего лишь 0,9 млн. чел. Но и это было не все: православными себя назвали 41,6 млн. чел., или 42,3% всего взрослого населения РСФСР и 75,2% всех, назвавших себя верующими. Из переписи с ясностью следовало, что население страны осталось православным, сохранив национальные духовные корни.

Предпринятые с 1918 г. усилия в борьбе с Церковью и народом, осуществленные как с помощью судов, так и с помощью внесудебных административных преследований, не привели к желаемому результату, а если исходить из данных переписи населения, то можно сказать, что они потерпели крах (Там же. Оп. 56. Ед. хр. 17. Л. 211–214). Согласно отчету Уполномоченного по делам Русской Православной Церкви Чкаловской (Оренбургской) области, в начале 1944 г. в области не осталось ни одной действующей церкви.

Власти не собирались останавливать процесс закрытия храмов, он продолжался, и неизвестно, каков был бы его конец, если бы не Великая Отечественная война (1941–1945). Однако ни начало войны, ни поражения первых месяцев, ни оставление обширных территорий врагу нисколько не повлияли на враждебное отношение Советского правительства к РПЦ и не побудили прекратить гонение. Лишь после того, как стало известно, что немцы попустительствуют открытию храмов и на оккупированных территориях открыто 3732 храма, т.е. больше, чем во всей Советской России, а на территории собственно России, без Украины и Белоруссии, немцы способствовали открытию 1300 храмов, власти пересмотрели свою позицию. 4.09.1943 состоялась встреча митрополитов Сергия (Страгородского) со Сталиным.

В объяснительной записке 1948 г. Совет по делам РПЦ привел следующие данные о количестве церквей и молитвенных домов в Советской России: «На 1 января 1948 г. в СССР было 14 329 действующих церквей и молитвенных домов (11 897 церквей и 2432 молитвенных дома, что составляет 18,4% к количеству церквей, молитвенных домов и часовен в 1914 г., когда их было 77 767). Количество церквей в Украинской ССР составляет 78,3% к их числу в 1914 г., а в РСФСР – 5,4%... Увеличение числа действующих церквей и молитвенных домов произошло по следующей причине: в период войны на территории, подвергавшейся немецкой оккупации, было открыто 7547 церквей (фактически еще больше, так как значительное число церквей после войны перестало функционировать ввиду ухода духовенства вместе с немцами и вследствие изъятия нами у религиозных общин школьных, клубных и т. п. зданий, занятых ими во время оккупации под молитвенные дома)

Во все время Великой Отечественной войны не прекращались аресты духовенства. В 1943 г. было арестовано более 1 тыс. православных священников, из них расстреляно 500. В середине 1944 г. в Чкаловской (Оренбургской) области было две действующих церкви (ГАОО Р. 617, оп. 1, д. 43, лл.3-5). В 1949 г. общее число приходов равнялось 22 (годовой отчет о деятельности Чкаловской епархии за 1949 г., ГАОО Р. 617, оп. 1, д. 94). Число бесприходных (приписных церквей и молитвенных домов) – 2. Таким образом, в 1949 году общее число приходских и приписных храмов было равно 24

В конце 50-х–60-х гг. усилилось государственное давление на Церковь, в основном заключавшееся в закрытии храмов и попытках влиять на высшее церковное управление через Совет по делам религий.

К концу 1963 года в Оренбургской епархии из 25 приходов осталось 14 с 28 священниками и 8 дьяконами. Ветшали и разрушались тысячи храмов, уничтожались церковные книги, иконы, религиозная атрибутика, уничтожались традиции монашества.

Закрывались церкви и в Кувандыкском районе: в с. Шубино церковь заняли под клуб (ныне пустует); молельный дом в с. Крым стал складом для хранения зерна (ныне разрушен); церковь в с. Куруил в 1938 году закрыта, в 1959 разрушена и разграблена; в церкви с. Новопокровка в 1930-60-х размещался районный Дом Культуры, в 1990-х от здания оставался лишь фундамент; церковь в с. Имела - Покровка начала строиться в конце 19 века, в 1928 закрыта, была зерноскладом, клубом, вновь складом, в 1954 здание разобрано; церковь в деревне Адаево закрыта в начале 1930-х, в годы войны разобрана на хозяйственные нужды; храм в с. Поим в 1935 перестроили в клуб, верх сняли и использовали для здания колхозного правления (ныне здание заброшено); молельный дом в с. Новоуралец отдан в 1930г. под магазин, в настоящее время выкуплен Б. Сукачем для восстановления (ПМА)

В Кувандыке до революции и в первые годы после было, как рассказывают старожилы, несколько церквей. Каменная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, возведенная до революции, находилась на улице Оренбургской и действовала до становления советской власти, затем не стало священнослужителей и в здании устроили советское учреждение. В последние годы в здании бывшей церкви был отдел народного образования, а в тридцатые годы здание было разрушено. По другим сведениям церковь была там, где сейчас детский сад возле КБО, а через дорогу, там, где был отдел народного образования, находилась гостиница или заезжая для приезжающих в церковь. Дом священника находился на улице Октябрьской напротив нынешней налоговой инспекции. (ПМА)

На окраине Кувандыка в п. Кашкук до революции и до начала 30-х гг., по воспоминаниям старожилов, действовала церковь, которая располагалась на расстоянии 50 метров от здания школы, на берегу Сакмары. В праздничные дни со всех окрестных деревень съезжались сюда обозы с верующими, они молились и крестили детей в этой церкви. На месте школы №4 располагалось здание церковно-приходской школы, открытой в 1914 году. Перед войной эта церковь была уже частично разрушена, не было оконных проемов, службы не велись, но стены и купол оставались целыми. В здании церковно-приходской школы располагался военный госпиталь. В разрушении церкви активно участвовали жители п. Кашкук Ерыгин (впоследствии оставшийся без ног) и Зеленков (его завалило глиной в карьере). Здание церкви было разрушено в 70-е годы, берег, на котором стояла церковь, в настоящее время смыт рекой Сакмарой. (ПМА)

По данным правительственной Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937 г. было арестовано 136 900 православных священно- и церковнослужителей, из них расстреляно 85 300; в 1938 г. арестовано 28 300, расстреляно 21 500; в 1939 г. арестовано 1500, расстреляно 900; в 1940 г. арестовано 5100, расстреляно 1100; в 1941 г. арестовано 4 000, расстреляно 1900 (Яковлев. С. 94–95).

Репрессии коснулись и священнослужителей Кувандыкского района. В III-й книге Стремского Н. (5) собраны сведения о священных мучениках нашего района: Белоусове Данииле Кирилловиче (1880-11.10.37), священнике п. Кувандык, осужденным тройкой УНКВД на десять лет; Калининой Марии Васильевне (1887-16.09.37), осужденной тройкой УНКВД на десять лет ИТЛ; Кузнецове Николае Алексеевиче (1871-16.09.37), священнике п. Кашкук, приговорен тройкой УНКВД к ВМН; Кулешове Александре Васильевиче (1885-11.10.37), осужденным тройкой УНКВД на десять лет ИТЛ.

В 1938 г. советская власть завершила 20-летний период гонений, в результате которых процесс разрушения был доведен до состояния необратимости. Если уничтоженные или превращенные в склады храмы можно было в обозримой перспективе восстановить или отстроить заново, то расстрелянные более 100 архиереев, десятки тысяч священнослужителей и сотни тысяч православных мирян стали невосполнимой утратой для Церкви. Последствия этих гонений сказываются и в наши дни. Массовое уничтожение святителей, просвещенных и ревностных пастырей, множества подвижников благочестия понизило нравственный уровень общества, из народа была выбрана соль, что привело его в угрожающее состояние духовного разложения.

1.3. Возрождение православия в Оренбуржье в наши дни

В 70–80-х гг. гонения приняли почти исключительно административный характер, аресты священнослужителей и мирян стали единичными. Окончание гонений можно отнести к концу 80-х–началу 90-х гг., что было обусловлено изменением политического строя в стране.



В 70-х годах церковная жизнь оставалась относительно стабильной и протекала без потрясений, подобных тем, какие выпали на долю Церкви десятилетие назад, в годы хрущев­ских гонений. Государственная политика по отношению к Церкви оставалась в основных своих чертах неизменной, ка­кой она сложилась после отставки Хрущева: жесткий, тоталь­ный контроль за всеми проявлениями церковной жизни, противодействие попыткам расширить сферу дозволенного для Церкви, но без массовых репрессий против духовенства или верующих мирян, без массового закрытия церквей и без шум­ных пропагандистских атеистических кампаний.

В 1975 году Президиум Верховного Совета СССР своим Указом внес изменения в сохранявшее силу Постановление ВЦИК и СНК РСФСР 1929 года «О религиозных объединени­ях». Эти изменения, главным образом, коснулись имуще­ственных прав Церкви. Указом отменялась формулировка Постановление 1929 года: «Религиозные объединения и груп­пы верующих не пользуются правом юридического лица». В то же время в нем не декларировалось и усвоение религиоз­ным объединениям такого права. Вместо этого в указе гово­рилось о том, что «религиозные общества имеют право при­обретения церковной утвари, предметов религиозного культа, транспортных средств, аренды, строительства и покупки стро­ений для своих нужд в установленном законом порядке». Однако другие дополнения, внесенные указом, еще более су­жали круг дозволенной законом церковной деятельности: «Религиозные общества имеют право производить складчины и собирать добровольные пожертвования только на цели, свя­занные с содержанием молитвенного здания, культового иму­щества, наймом служителей культа и содержанием исполни­тельных органов. Религиозные шествия, совершение религи­озных обрядов и церемоний под открытым небом, а также в квартирах и домах верующих допускается с особого каждый раз разрешения исполнительного комитета районного, город­ского Совета депутатов трудящихся».

Ничего нового в советское законодательство, касавшееся статуса религиозных общин, не вносила и принятая в 1977 году очередная Конституция СССР, 52-я статья которой гла­сила: «Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеисти­ческую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в свя­зи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа от Церкви». Нерав­ноправие граждан СССР в зависимости от их отношения к религии очевидным образом вытекало из этой статьи Консти­туции, несмотря на декларируемый в иных местах этого до­кумента принцип равенства всех граждан СССР независимо от национальности, расы, пола, отношения к религии. Граждане с атеистическими убеждениями, согласно Конституции, могли свободно пропагандировать их, а верующим предостав­лялось лишь право «отправлять религиозные культы». Столь откровенное неравноправие граждан разных категорий сооб­щало Советскому Союзу черты сословного государства.

Значительные перемены в правовом статусе Русской Право­славной Церкви и других религиозных объединений про­изошли на исходе существования Советского Союза. Первого октября 1990 года был принят Закон СССР «О свободе сове­сти и религиозных организациях», утвердивший за отдельны­ми приходами, церковными учреждениями, в том числе и Патриархией, права юридического лица. У Церкви появилось право иметь в собственности недвижимость, защищать свои интересы в судебном порядке, религиозные организации мог­ли теперь участвовать в общественной жизни и пользоваться средствами массовой информации.

Исключительно важное положение нового Закона содержа­лось в 6-й статье, которая, хотя и подтверждала принцип от­деления школы от Церкви, тем не менее, открывала юридичес­кую возможность для религиозного обучения детей. «Религиоз­ные организации, имеющие зарегистрированные в установлен­ном порядке уставы (положения), вправе в соответствии со сво­ими установлениями создавать для религиозного образования детей и взрослых учебные заведения и группы, а также прово­дить обучение в иных формах, используя для этого принадле­жащие или предоставляемые им в пользование помещения». Закон запрещал командованию воинских частей препятствовать участию военнослужащих в богослужениях в свободное время; он дозволял совершение «религиозных обрядов» в больницах, госпиталях, домах для престарелых, в тюрьмах и лагерях, при­чем администрации этих учреждений предписывалось оказы­вать содействие в приглашении священнослужителей.

Новый Закон был более благоприятным для Церкви, чем действовавшее до тех пор Постановление ВЦИК 1929 года, но действовал он недолго - всего 15 месяцев - ровно столь­ко, сколько оставалось существовать СССР.

Спустя месяц после издания союзного закона был принят Российский закон «О свободе вероисповеданий». Он не предус­матривал уже правительственного учреждения, подобного Со­вету по делам религий; вместо него в Верховном Совете была образована Комиссия по свободе совести и вероисповеданиям. Положение об отделении школы от Церкви формулировалось в Российском Законе в более деликатной форме: «Государ­ственная система образования и воспитания носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии». При этом, однако, преподавание вероучения на факультативной основе допускалось в любых дошкольных и учебных заведениях и организациях. Препода­вание же «религиозно-познавательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин» могло входить в учебную программу государственных учебных заведений». 26 сентября 1997 года после длительной и острой дискус­сии как в парламенте, так и в обществе был принят закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», заменивший прежний российский закон «О свободе вероисповеданий».

К началу 90-х годов Оренбургская епархия насчитывала 14 храмов. На сегодня их число возросло более чем в 10 раз, в связи с чем духовенство епархии сталкивается не только с проблемой строительства и восстановления поруганных святынь, но и малой церковностью населения Оренбургской области. Население Оренбуржья отличается весьма разнообразным этноконфессиональным составом, что заставляет духовенство при его катехизации действовать весьма осторожно.

Информация на 2010г.: приходов – 237, монастырей – 3, храмов — 211, строящихся храмов – 47, часовен – 24, воскресных школ – более 60, священников – 177, диаконов – 27 [2]

В Кувандыкском районе к 1961 году были закрыты все церкви. Единственно действующим храмом оставался Никольский храм в г. Медногорске (18 км от Кувандыка). После прекращения репрессий в Кувандыке был открыт молитвенный дом в 1988г. Прислали батюшку отца Леонида с матушкой Евой. Молитвенный дом был освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В 1989 году на праздник Воздвижения Креста Господня настоятелем был назначен отец Симеон (Антипов), брат отца Леонида. Вскоре он начал духовно-просветительскую деятельность в школе №3, теперешней гимназии. Здесь начались занятия воскресной школы. Горсовет выделил место под строительство церкви на берегу Кураганки, на месте бывшей райисполкомовской гостиницы. Уже в 1994 году был достроен храм (архитектор С.Сорокин) и освящен покойным митрополитом Оренбургским и Бузулукским Леонтием.




Каталог: baza
baza -> Сайты зарубежных организаций, поддерживающих международную активность других вузов
baza -> 2. Энергосбережение Содержание
baza -> ИМ. Е. А. Букетова тестовые задания по дисциплине
baza -> 5. Городские сети Содержание
baza -> Выбор параметров элементов городских систем электроснабжения низкого напряжения на основе математического моделирования режима их работы
baza -> 6. Электротехнические комплексы нефтегазодобычи
baza -> Название предприятия, почтовый адрес, контактные телефоны, факс, электронный адрес и адрес Интернет сайта


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал