Отношение советской власти к верующим (на примере семьи Дубининых)


Глава 2 История семьи Дубининых как летопись жизни верующих в годы советской власти



страница2/6
Дата24.08.2017
Размер2.17 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6
Глава 2 История семьи Дубининых как летопись жизни верующих в годы советской власти

2.1. Воспоминания о довоенной жизни в с. Чеботарево

Политика государства по отношению к церкви естественно отражалась в судьбе каждого верующего. Проследим за духовной жизнью верующих в советское время из бесед с прихожанкой храма Покрова Пресвятой Богородицы г. Кувандыка Дубининой Л.В. (ПМА-1). Отец Любови Валентиновны Дубининой Валентин Владимирович родился 18.01.1910 в Зилаире с. Таналык, Новоорского района. Сейчас на этом месте находится водохранилище Ириклинское. В семье было много детей, он был четырнадцатым ребенком. Его родители: мать Юрина Татьяна Андреевна, отец Владимир Александрович Дубинин (1862-1921). Отец был зажиточным купцом I гильдии, имел 2х этажный магазин, а также магазин в Оренбурге на Форштадте.

Старшая их дочь Анна во время репрессий была сослана в Сибирь. С собой ей позволили взять лишь сундук. Она смогла пронести сквозь годы ссылки старинные, в кожаном переплете, церковные книги и газеты, 1905 года. Книги эти Л. В. Дубинина передала уроженцу Кувандыка священнику Ефимию Козловцеву, а газеты хранит до сих пор. По рассказам Анны члены НКВД вырывали из разных газет портреты царя, святых и делала из них сигары. Анну с шестимесячным ребенком гнали по этапу… Выгрузили их на станции, бросив в соснах, забрав у детей перины. Домой они вернулись лишь спустя четверть века.

Братья Владимира Александровича были взяты в армию, одного из них в 1917 году зарубили красные, другого расстреляли в госпитале города Архангельска, остальные погибли в ВОв. Когда в 1916 году сгорел дом Дубининых, семья стала жить по квартирам до 1923 года, отец же их стал заниматься крестьянством.

Мать Любови Валентиновны, Зобова Стефанида Антоновна, родилась в селе Чеботарево Кувандыкского района. Ее дядя, Чудин Иван Иванович, был расстрелян в 1927 году по чьему-то донесению за ношение маленького карманного Евангелия. Второй дядя, белый казак, был зарублен красными в госпитале г. Астрахани. Остальные дяди погибли в ВОв. Отец, Антон Павлович, был богатым и грамотным человеком, учительствовал; имел базар, трактир, чайную, занимался ремеслом: делал сани, пряхи, ободья, имел кожевыделовочный цех. Все заботы по содержанию дома и другого имущества разделял с детьми. В с. Чеботарево построил церковь на собственные деньги, где был старостой и регентом. Стефанида училась в церковной школе и пела на клиросе. Дважды ее отец ходил пешком, в лаптях, в Киево-Печерскую лавру, был глубоко верующим человеком. После революции семью Зобовых раскулачили, отец вскоре от горя скончался (1919г.) Большой дом их приглянулся председателю сельсовета, а мать с детьми выгнали в неотапливаемую баню, а затем и вовсе сослали на 20 лет в Сибирь. Впоследствии дом разобрали, сруб отвезли в Зиянчурино и там сделали амбулаторию, которая стоит до сих пор.

Перед войной с церкви сняли колокола, но частично удалось сохранить церковное имущество. Первое время храм использовали в качестве зернохранилища. Вспоминает жительница села Г. Белоновская: «В 1929  государство начало проводить политику раскулачивания. Наша семья оказалась в числе  раскулаченных. Нас выгнали из дома в чем были одеты, забрали все имущество и хозяйство. Удалось спасти только некоторые церковные книги и зеркало.  Трое наших братьев  оказались в тюрьме». Зеркало это хранится до сих пор у родственников Белоновских в г.Кувандыке.(ПМА-5). Жительница с. Чеботарево Пасечная З.П., 1926 г.р., вспоминает, как в 30-е гг., когда вся ее большая семья голодовала после раскулачивания, она случайно оказалось в подвале дома своей подружки, дочери председателя сельсовета, где стояли полные бочки соленой рыбы, соленья, вина. Боль и обида на советскую власть не прошли до сих пор (ПМА -6).

Во время Великой Отечественной войны в церкви были размещены военнопленные: немцы, румыны, итальянцы. Жители вспоминают, как им было жалко этих оборванных, голодных, обмороженных немцев, как они их подкармливали, будучи сами голодными, и как старший из немцев бил своих палкой за то, что они брали от жителей подаяния.

  В послевоенные годы здание церкви использовалось как местный клуб. Молодежь ходила туда на танцы, смотрели фильмы, различные постановки, в то время как на них смотрели лики святых, которые проступали сквозь побелку. В 1968 году церковь была полностью снесена. На ее месте стали возводить школу. Когда копали котлован под фундамент, обнаружили останки священнослужителей, захороненных при храме. Последним из них был Казанцев. Жители глумились над прахом священников, впоследствии  они так и не были перезахоронены. На прицерковной территории  находилось футбольное поле, весной это место раньше всех в округе оттаивало и высыхало. Ребята с радостью играли там в футбол.  Церковь в с. Чеботарево не восстановлена до сих пор.(ПМА)

Стефанида Зобова и Валентин Дубинин поженились в 1936 году в городе Кувандыке. Для того, чтобы получить паспорт, им нужна была справка о том, что по социальному положению они бедняки, иначе они не имели прав избирателя и их могли сослать как врагов народа. Чтобы достать такую справку, Дубининым пришлось продать корову. Справка эта до сих пор хранится в семье как реликвия (см. Приложение 2)

Шестеро детей Дубининых жили с глубоко верующими бабушками Александрой Ивановной и Татьяной Андреевной, которые с раннего детства приучали детей к молитве. Но тогда это было вне закона, поэтому они завешивали окна темной тканью и молились тайно, тщательно пряча иконы.



2.2. Духовная жизнь в г. Кувандыке в послевоенные годы.

После войны семья Дубининых переехала в г. Кувандык. В 1946 году ученики школы №1, в том числе и Любовь Валентиновна, стали часто забегать в молельный дом, который открылся напротив школы, по ул. Н. Крупской. Об этом стало известно, и после антирелигиозного родительского собрания, в 1949 г. молитвенный дом был закрыт. Мать Любовь Валентиновны, вернувшись в слезах с этого собрания, сказала: «Антихрист уже сел на престол». Учителя детям запрещали носить кресты под страхом, что не дадут хлеба (тогда детям по карточкам по 200 грамм в день давали хлеб на большой перемене). По воспоминаниям Дубининой Л.В., Копыловой В.И.- учениц школы 40-х гг.- дети были голодные, и чтобы получить хлеб они крестики прятали, вешали на лямочки. После досмотра им выдавали хлеб. Ученики тех лет вспоминают, что учителя В.С.Лобачева (пришедшая с фронта), Сагалаева В.В. и др. строго следили за тем, чтобы дети не носили крестики, т.к. часто приходили в школы с проверкой. Один раз во время такой проверки учительница спрятала крестик верующей девочки у себя в сумке.

6.06.1962 появились два постановления ЦК КПСС, вводившие жесткие меры для пресечения распространения религиозных идей среди детей и молодежи. Было выдвинуто предложение лишать родительских прав тех, кто воспитывал детей в религиозном духе. Родителей стали вызывать в школу и в милицию, требуя от них, чтобы они не водили детей в храм, в противном случае угрожая принудительно поместить детей в интернаты. Ученики школы тех лет Слава Копылов, Витя и Саша Коростовы служили в церкви пономарями. В школе их дразнили «попята», смеялись и издевались над ними. Когда дети Копыловы окончили четвертый класс, учительница написала им в характеристике, что они из очень религиозной семьи, что означало тогда «из очень темной, необразованной» семьи.

Священник в то время не имел права приходить в школу даже на родительское собрание своих детей, иначе ему запретили бы служить. Верующие вспоминают такой случай: пришла как-то матушка о. Николая Холопова в класс, где учились их дети и сфотографировала всех. А потом принесла всем детям фотографии. В этот же день учительнице этого класса, Таисии Петровне Арцыбасовой, устроили допрос в НКВД о посещении матушкой школы (доносчики были повсюду). (ПМА -2).

После разгрома Казанского кафедрального собора Оренбурга в Кувандыке скрывались инокиня Миланья и ее послушница Надежда Панченко. (см. Приложение 3). Они имели много книг, в том числе и богослужебных, вывезенных из кафедрального собора. По этим книгам тайно молились, собираясь по домам верующих Дубининых, Гетмановой Натальи, Кирдиной Пелагеи.

В начале 50-х приехал в Кувандык священник Никита Корыстов. Никита Федорович Корыстов ранее работал в п. Ташла в вагонном депо мастером. Он успешно продвигался по служебной лестнице, все пророчили ему должность директора, но Никита с юности тайно мечтал быть священником. И он им стал. Во времена гонений на веру христианскую о. Никита был сослан на семь лет в лагерь. Все послевоенное время шли аресты православных священников. Согласно сводному отчету ГУЛАГа, на 1.10.1949 количество священников по всем лагерям составляло 3523 человек.

О. Никита рассказывал, что вместе с несколькими сотнями священнослужителей от архиерея и ниже гнали их по этапу пешком, охрана ехала верхом на лошадях. Пригнали их в Сибирь к реке Иртыш и заставили переплывать в октябре или в ноябре месяце. Река у берега была покрыта льдом. Их заставили сделать плоты, на которых позже поплыли члены НКВД, ссыльных же заставили перебираться через Иртыш вплавь. Сказали: «Плывите сами». Отец Никита вспоминал, что владыка, с которым он был, предложил раздеться, все сложить в узел, привязать его ремнем к голове. Поплыли тысячи три, выплыли 300 человек. Сняли одежду, развели костры, охранники грелись, а ссыльным сказали: «Берите топоры, рубите хвою и живите». Веток нарубили и на них спали. Много претерпел он в лагерях скорбей и унижений.

Освободившись, отец Никита стал служить в Бузулуке до тех пор, пока там не разрушили церковь. Прихожанка храма Дубинина Л.В., хорошо помнит, как впервые она встретила батюшку Никиту (Коростова). Он шел по улице и спросил у играющих у дома детей, дома ли их родители? Долгое время отец Никита жил в их семье по ул. М. Горького. (см. Приложение 4) Он крестил всех детей и сам был им крестным отцом; венчал родителей Любовь Валентиновны в Кувандыке. Господь привел его в верующую семью, где он нашел будущего своего бухгалтера. Это был Дубинин Валентин Владимирович. Отец Никита познакомился с верующими Копыловым Иваном, Фокиным Василием, Марченко и другими верующими. Постепенно образовалась церковная двадцатка (см. Приложение 5). Церковная двадцатка стала собирать деньги на покупку молитвенного дома. Собирали по домам как в городе так и по селам.

С середины 1948 г. давление государства на Церковь усилилось. 25.08.1948 Совет по делам РПЦ вынудил Свящ. Синод принять решение о запрещении крестных ходов из села в село, духовных концертов в храмах во внебогослужебное время, поездок архиереев по епархиям в период сельских paбот, служения молебнов на полях. Несмотря на многочисленные просьбы верующих об открытии храмов, с 1948-го по 1953 г. ни один храм не был открыт.

В Кувандыке в центре города и в более удобных местах покупать дом под церковь власть не разрешила, тогда миряне стали искать место по окраинам. На улице М. Горького, в самом конце у р. Сакмары, был большой, деревянный дом Баширова. Его и купили под молитвенный дом.(см. Приложение 6) Вспоминает жительница с. Бискужа Чичкина Мария (1928 г.р.): «Я собирала подписи для прошения, чтобы нам разрешили открыть церковь в Кувандыке. Записала всю улицу в Бискуже. А когда стали проверять списки, выяснилось, что в список попал коммунист Табаков Семен. Вызвали его в райком, разбирали, он отрицал свое участие в этом. Еле замяли дело. Церковь строили всем миром. Заметили, что по ночам кто-то подвозил доски к церкви, свалит на берегу Сакмары и уедет. Стали караулить по ночам и выяснили, что это коммунист Семен Табаков тайком дело доброе делает. Молимся и за Семена». Через всю жизнь пронесла Чичкина М.И. веру во Христа. Во время войны молодая девушка Мария работала на тракторе. Куда бы их с бригадой не направили, всегда у нее с собой была святая вода и молитвослов. Помнит она, как сама окрестила в р. Урал двух трактористок из своей бригады: Тамару и Мензималу.(ПМА -4)

Освящать новый храм в 1948 г. приезжал владыка Мануил Лемешевский (Мануил (Лемешевский), архиепископ Чкаловский и Бузулукский. Мануил (Виктор Викторович Лемешевский), митрополит Куйбышевский и Сызранский. Родился 18 апреля/1 мая 1884 г. в г. Луге Ленинградской области. С 1/14 февраля 1945 г. — епископ Чкаловский. В июле 1945 г. получил титул — Чкаловский и Бузулукский. 21 апреля 1946 г. на Пасху возведен в сан архиепископа. С 5 сентября 1948 г. по 11 декабря 1955 г. епархией не управлял. Скончался в 1968 г). Прихожане встречали его с радостью, всю дорогу от вокзала подстилали ему под ноги головные платки. Из нынешних прихожан Копылова Вера Ивановна и Дубинина Любовь Валентиновна вспоминают, что они забегали вперед и снова стелили платки под ноги владыке. На открытие церкви собрались тысячи жителей. Под ноги священнослужителям бросали цветы. Не обошлось и без казуса: кто – то вместе с цветами бросил зажженную свечу и она попала в кудрявую голову молодого послушника владыки - Ванюшу (будущего митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева). (Любовь Валентиновна вспоминает, что Господь сподобил ее причаститься у владыки Иоанна в Санкт-Петербурге незадолго до его кончины).

Новый дом освятили и начались службы. Служили отец Федор, отец Никита и отец Георгий, диакон Василий (см. Приложение 3). В храме служил и теперешний митрополит Владимир (Слабодан) и владыка Одесский и Измаильский Агафангел. После отца Георгия служил Николай Холопов (сейчас проживает в Орске). Диакон Василий уехал в Оренбург. Приезжал в храм и владыка Варсонофий, который останавливался в доме Василия Марченко. В этом же доме священники крестили тех, кто хотел это сделать тайно (церковь была под наблюдением), что было очень опасно в те времена, т.к. за это могли запретить служить (так сняли священника Стефана из Медногорска за то, что он выезжал в село крестить людей). В частном доме Марченко В.М., о. Никита тайно повенчал коммуниста Копылова Ивана. Для того, чтобы выйти из партии, Копылов И. придумал, что у него украли партбилет и его за это благополучно исключили из партии.

В 1962 г. был введен жесткий контроль над совершением треб – крещений, венчаний и отпеваний. Они заносились в книги с указанием фамилий, паспортных данных и адресов участников, что в иных случаях приводило к преследованиям их.

Дубинина Л.В. вспоминает, что лето 1949 года выдалось очень жаркое и засушливое, земля потрескалась. О.Никита объявил, что молебен будут служить в лесу, за Сакмарой. Через реку была брошена запань (бревна, связанные веревкой), Бревна были мокрые и скользкие и все участники крестного хода были вынуждены ползком перебираться на другую сторону. Батюшка обратился к детям: «Просите дождя у Господа!» Дети вместе со взрослыми плакали и просили Бога о ниспослании дождя. Не успел молебен закончиться, как появилась тучка и хлынул «тропический» ливень. Все мокрые и довольные благодари Господа за это чудо.

Причащающимся давали в храме конфету. Приходили причащаться даже башкиры. Молодежь – это Селезнев Владимир, Копылов Вячеслав, дети отца Никиты Виктор и Александр и другие, часто ходили в храм. Постепенно стали расширять этот дом: добавили пристройку, панихидную, колокольню. По воспоминаниям прихожан, храм был большой, деревянный и всегда полон народа. В храме было очень красиво: позолота, старинные иконы, хрустальная люстра. (Приложение 7).На службу созывал колокольный звон. На престольный праздник Покрова (14 октября) многие жители выходили из своих домов, встречали крестный ход, угощали друг друга, батюшка с хором заходил в дома, освящал их - был всенародный праздник. По большим праздникам райфо контролировало выручку церкви и накладывало дополнительный налог.

16.10.1958 Совет Министров СССР принял новые постановления, направленные против Церкви: «О монастырях в СССР» и «О налоговом обложении доходов предприятий епархиальных управлений, а также доходов монастырей». В них предусматривалось сокращение земельных наделов и количества монастырей. 28 ноября ЦК КПСС принял постановление «О мерах по прекращению паломничества к т. н. «святым местам»». Властями были учтены 700 святых мест, для прекращения паломничества верующих к ним предлагались самые разные меры: засыпать источники и разрушать часовни над ними, огораживать, ставить милицейскую охрану. В тех случаях, когда паломничество прекратить не удавалось, арестовывали его организаторов.

Видя, какой оборот принимает новая волна преследований, Патриарх Алексий сделал попытку встретиться с первым секретарем ЦК КПСС Н. С. Хрущевым, чтобы обсудить проблемы во взаимоотношениях Церкви и государства, но эта попытка окончилась неудачей. В 1959 г. власти сняли с регистрации 364 православные общины, в 1960 г.– 1398

«Закрытие храмов и монастырей стало у нас теперь повседневным и повсеместным явлением, и мы уже не протестуем, а просто примирится как с неизбежным, которое коснулось такого-то объекта в очередном порядке. Что и говорить, план разработан детально и с большим искусством, а потому и удивляться не приходится его успешному выполнению», - писал в конце 1961 г. один знакомый протоиерей. К концу 1963 года в Оренбургской епархии из 25 приходов осталось 14 с 28 священниками и 8 дьяконами. В IV квартале 1961 года стал применяться метод косвенного закрытия храмов – снятие уполномоченными с регистрации священнослужителей за те или иные обвинения в нарушении закона.

Службы в новом храме шли до 1961 года. Затем церковь решено было закрыть. Одна из официальных причин закрытия храма была такая: недалеко от храма был карьер. В Сакмаре стоял земснаряд, намывающий гравий. От карьера мимо церкви шла железная дорога, по которой на станцию везли гравий. В праздники в храм шли прихожане на ночные службы. Поезд шел на подъем, люди часто не слышали гудка, мешали движению, и это раздражало директора карьера Тяна. Как раз в это время опять начались гонения на церковь. Дубинина Л.В. поименно помнит всех виновных в разрушении церкви: председателем горсовета был Александр Бертенев, председателем райисполкома Анастасия Шевякова, они и дали указание разрушить церковь.

5 сентября, вскоре после праздника Успения Божией Матери, Кувандыкская церковь была разрушена. Церковь находилась на самой окраине и была крайним зданием глухого переулка, упиравшимся в берег реки Сакмары. При ней был причтовый дом, гараж и хозяйственные постройки.

Было решено ее уничтожить так, чтобы не осталось и следа. Может быть, поэтому операцию закрытия поручили провести не местным организациями, а соседним, Медногорским. По воспоминаниям старосты церкви В.И. Кугата накануне многих мужчин из Кувандыка вызвали в военкомат якобы на трехдневные сборы. Их привезли в Медногорск, а на рассвете подвезли к церкви и приказали ее ломать. К 6 часам утра 5 сентября к Кувандыкской церкви подъехало много машин. Часть из них была с рабочими разборочных бригад. В составе поезда были медицинская и пожарная машины. Вызвали членов церковного совета. Настоятеля (о.Николая Холопова) не было. Он уехал по каким-то делам в Оренбург. По воспоминаниям очевидцев, пригнали много машин, окружили соседние улицы, людей не пускали. Верующие стояли позади, плакали, кричали. Приехали А. Бертенев, Шевякова А., Тян и другие члены райисполкома и стали просить ключи от церкви, но староста их не отдал. Тогда члены райисполкома сказали: «кто смелый, ломай замок на двери». Вокруг стояли мужчины, но никто из них не взял в руки лом, чтобы свернуть замок. Решилась посягнуть на святое А.Шевякова. Она взяла лом, вытащила пробой, и все рванулись в церковь, стали срывать иконы, вытаскивать книги, грузить в машины. Верующие кричали со слезами на глазах, что Господь накажет их за святотатство, за поругание святыни.

Вот как описана эта ночь в книге Н. Стремского: «На купола набросили привезенные тросы и прицепили их к тягачам. Несколько мощных рывков – крыша и перекрытия были сорваны. Началась ломка здания. Сбежался встревоженный народ, но забор из грузовых машин не позволял ему подходить близко к разрушаемой церкви. Верующие стояли стеной. У большинства на глазах – слезы, а у некоторых плачущих стиснуты губы и зубы…» (5)

Утварь и кое-какое имущество бросили в машины и отправили в Медногорский храм. Часть икон с этого храма так и осталась в Никольском храме Медногорска (икона Пресвятой Богородицы недавно обновилась). После разрушения храма, многие люди разбирали из-под обломков иконы, вещи. Так, например, люстра из церкви оказалась в доме по ул. Советской. Верующие подбирали книги, если была возможность. Одновременно разрушили жилой дом, гараж и сараи. На месте бывших зданий лежала груда мусора. Ее разгребли бульдозером, им же завалили колодец. Остался торчать лишь колодезный журавль как напоминание о варварстве.

По рассказам старожилов, жители близлежащих домов после разгрома церкви видели в дни больших праздников, что место, где находился разрушенный храм, светилось и видели горящие свечи. Усадьба эта много лет не продавалась. В семье, которая стала жить на этом месте, произошла трагедия. Трагически же сложилась судьба всех пяти человек, рушивших храм: Бертенев Александр задохнулся в машине, его увезли в морг и, по слухам, врач, вскрывавший его, взял в руки бьющееся сердце. Тян разбился на машине на ровном месте. У машины отказали тормоза, она перевернулась, Тяна проткнуло рулем насквозь, а ехавшие с ним молодые люди нисколько не пострадали. Зеленского завалило глиной в карьере, у одного поездом отрезало ноги. А.Шевякова была парализована и умерла, а единственный дом, разрушенный оползнем в Кашкукском долу, принадлежал тому, кто сбросил крест с купола (этот крест сейчас находится на могиле одной из прихожанок храма).

Но молитвенная жизнь верующих после разгрома церкви не прекратилась. Молились по домам. Собирались у инокини Мелании, у Щетининых, Ковалевых, Дубининых, много молились у Кирдиной Пелагеи. Пока не было своего храма, верующие часто ездили в Медногорск, в храм Николая Чудотворца, там крестились, исповедовались, причащались.

Прихожане не могли смириться с потерей любимого храма. Начались многочисленные и многотрудные хлопоты. Куда только не писали, куда только не ездили. В это время и отношение власти к церкви стало меняться. С прошением ездили к владыке Леонтию в город Оренбург и потом по благословению в Москву. Верующие просили здание старой железнодорожной школы. Много сил положили в этих богоугодных хлопотах Василий Иванович Кугат, Анастасия Вежняева, Чичкина Мария и др.



2.3 Восстановление приходской жизни в постсоветское время

Когда дали разрешение открыть молитвенный дом, стали собирать деньги и искать место для храма. Отец Дубининой Л. был активным членом церковной двадцатки. Были разные предложения, где открыть молитвенный дом. Это и Кашкук и Шанхай. Хотели купить дом на ул.Чапаева у Волкова Михаила, но власти не дали разрешения. Предложила свой дом под церковь А. Вежняева. Для выбора места под молитвенный дом пригласили митрополита Леонтия, он и благословил дом в Черемушках. Сначала купили дом для батюшки у Анны Вавиловны, а напротив - для молитвенного дома (1988год).

Прислали батюшку отца Леонида с матушкой Евой. Молитвенный дом был освящен в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Первыми венчал отец Леонид в молитвенном доме Татиану (дочь Л.В. Дубининой) и Сергия Самарыгиных, крестил их дочь Анну (внучку Любови Валентиновны). Первым бухгалтером стала Анна Филипповна Ефименко, потом была Вежняева Анастасия, кассиром - Вера Ивановна Копылова. Проработали бухгалтерами и Дубинина Любовь, Татьяна Листратова, в иконной лавке трудились Ширинских Александра Марковна, Евгения Маркова, Евгения Александровна Скрипникова, Зинаида Кугат.

В 1989 году на праздник Воздвижения Креста Господня настоятелем был назначен отец Симеон (Антипов), брат отца Леонида. Вскоре он начал духовно-просветительскую деятельность в школе №3, теперешней гимназии. Здесь начались занятия воскресной школы, куда ходили и внуки Любови Валентиновны. Горсовет выделил место под строительство церкви на берегу Кураганки, на месте бывшей райисполкомовской гостиницы.

Начали сбор средств на строительство церкви. Церковная «двадцатка» (см. Приложение) собирала средства на строительство храма: Кудашева Анастасия (1 тыс. руб), Силантьева Нюра (1тыс. руб), Калдышева Марфа (2тыс. руб.), Славкина Екатерина (1 тыс. руб.), одинокая жительница Бухарчи Артемкина сдала 1 тыс. руб., шерстяные носки, масло, и еще многие жители города и села вносили средства на строительство нового храма.

В праздник Петра и Павла после литургии крестным ходом прихожане пришли на новое место, где должен был строиться храм, митрополит Леонтий (Бондарь) торжественно освятил камень, положенный в основание церкви (Владыка Леонтий был тем самым архипастырем, который 7 июня 1990 года, когда колокол Троице-Сергиевой Лавры возвестил об избрании пятнадцатого Всероссийского Патриарха, как старейший по хиротонии архиерей Русской Православной Церкви произнес новоизбранному Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II слова поздравления).

Для новой церкви требовались книги и иконы и о. Симеон благословил Дубинину Л.В., Владимира и Евгения Нагаевых, Владимира Адамова на поездку в Лавру. Трижды ездила Любовь Валентиновна в Сергиев Посад за товаром, отправляла контейнер из Софрино. Вежняева А. помогала хлопотать место под храм, ездила за кирпичом в город Новотроицк для нового храма. Администрация города помогла небольшой суммой денег и иногда выделяла на строительство машину. Уже в 1994 году храм был достроен (архитектор С.Сорокин) и освящен схиархимандритом Серафимом Томиным, который освятил уже более 40 храмов. (Ныне здравствующий гражданин Греции о. Серафим прожил на Афоне 6 лет, является игуменом Андреевского монастыря). Церковь Покрова Пресвятой Богородицы города Кувандыка является первым приходом в Оренбуржье, открывшимся после гонений.

В новый храм была возвращена часть икон, которые хранились в храме Медногорска и у верующих. Так, иконы Спасителя и Пресвятой Богородицы, расположенные на иконостасе, это иконы старого храма. Но многое было утрачено.



Теперь Любовь Валентиновна поет в церковном хоре, ее старший внук женился на племяннице о. Георгия из с. Платовка, у них растет сын Никита; в верующей семье внучки Анны подрастает дочь Вера.

Таким образом, несмотря на запреты и лишения, духовная жизнь верующих кувандычан не прекращалась в советские годы: тайно совершались обряды, люди молились и верили. Благодаря подвижнической деятельности многих священнослужителей и прихожан, церковь вновь и вновь возрождалась из руин, и новый храм Покрова Пресвятой Богородицы открыт для всех нуждающихся в духовном окормлении.



Каталог: baza
baza -> Сайты зарубежных организаций, поддерживающих международную активность других вузов
baza -> 2. Энергосбережение Содержание
baza -> ИМ. Е. А. Букетова тестовые задания по дисциплине
baza -> 5. Городские сети Содержание
baza -> Выбор параметров элементов городских систем электроснабжения низкого напряжения на основе математического моделирования режима их работы
baza -> 6. Электротехнические комплексы нефтегазодобычи
baza -> Название предприятия, почтовый адрес, контактные телефоны, факс, электронный адрес и адрес Интернет сайта


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал