Православные старицы ХХ века


Мироносица раба Божия Вера



страница26/82
Дата24.08.2017
Размер8.47 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   82

Мироносица раба Божия Вера


(1923-2003 гг.)

Из воспоминаний   дочери Веры Николаевной Емелиной, Людмилы Ивановны: «Родилась Вера Николаевна 23 февраля 1923 года в Херсонской области, г. Геническ. Семья была верующая. Родители с детства прививали любовь к Богу. Мама была домохозяйкой, дом был огромный и большое хозяйство, работы хватало. Отец с утра до ночи работал. Детей было 4, двое девочек умерли от болезни, осталась она и младший брат...

На все праздники приходили священники и известные люди. Двери комнат открывали и ставили большие столы, накрывались белые скатерти и ставились прекрасные яства. После ухода священников мыли посуду и вновь накрывали столы белыми скатертями и яства были такие же прекрасные, как и для священников, но это уже было для нищих... Отец мало того, что угощал и давал с собою угощение, но и покупал для них одежду и давал деньги. Он всю жизнь работал за десятерых и никогда ничего не жалел для людей и любил всех.

И вот такого замечательного человека пришли и арестовали...  У мамы случился инфаркт, ноги опухли, и она почти не могла ходить. НКВДешники... приехали на большой машине и забрали все, что им показалось ценным и все запасы  продуктов... оставили бедную женщину и детей голодными. Вдобавок они разломали в доме печь и полы, искали еще драгоценности.

   Вере Николаевне было 10 лет, когда семья осталась без средств к существованию. И Верочка пошла к людям носить воду из колонки, два ведра на коромысле и третье в руке, чтобы доливать в два ведра, которые расплескивались по дороге. За эту тяжелую работу давали два пирожка, она их относила маме и брату. А ей давали испорченную кашу или кислые щи с огрызками хлеба. Маме она говорила, чтобы она не беспокоилась, что она сидит с ребенком и ее там хорошо кормят. (Когда ей исполнилось 13 лет ее взяли санитаркой в больницу.)

Единственное, что им оставили в доме, это корову, не хотели связываться. Наверное, знали, что на корову будут большие налоги. Денег не было, чтобы заплатить, дали огромный штраф, который они тем более не могли заплатить и мать с двумя детьми выгнали на улицу и закрыли дверь. Вероятно, желали прибрать к рукам дом. Но Верочка очень умная и ответственная поехала в Москву к Калинину и дом и корову вернули ... (но) забрали в тюрьму маму.

Началась война. Вера Николаевна работала в больнице, ухаживала за ранеными, вытаскивала их с поля боя. Брат хоть и молодой, пошел в партизанский отряд.

Кончилась война, не обращая внимания на то, что брат был в партизанском отряде, его посадили, отправили сидеть в Ленинград. Брат передал Вере Николаевне с оказией записку: «Веруня, приезжай я умираю с голоду». Она бросила свой дом и поехала спасать брата. Она работала и подкармливала его. Вышла замуж за человека, который никогда не был против того, что она почти каждый день ездила в Церковь.

Столько сил и энергии было в ней.   Вокруг нее всегда было много людей. Не имея образования, она имела мудрость и подход к людям, просто она их любила. К ней приходили письма со всех краев страны. Она могла просто поговорить с человеком, и ее уже не могли забыть. Ей не только писали, но приезжали со всего Союза. У нее была феноменальная память, она помнила все обо всех, все даты, все, что волновало людей, и она людям сочувствовала и всегда помогала советом. Она очень любила людей. И люди ее помнят и жалеют о ее кончине.

Вера Николаевна имела медаль «За доблестный труд» во время войны. У нее было много знакомых священнослужителей, и все ее уважали и ценили».

Из воспоминаний р. Б. Надежды (по благословению протоиерея Димитрия Шпанько): «С Верой Николаевной Емелиной мы познакомились осенью 2002 года, в нелегкие для нас с дочерью дни, когда в надежде на помощь Божию и молитвы блаж. Ксении, мы решили ехать в Санкт-Петербург. Одна знакомая подсказала остановиться у бабушки, которой дважды являлась сама матушка Ксения. Созвонились. Оказалось, нас очень ждут и с радостью примут. Приехали в Санкт-Петербург рано утром, с мамой и маленькой дочкой, наугад почти добрались до поселка Металлстрой, на окраине северной столицы – неприметный, по питерски серый уголок, который теперь стал нам таким родным! Как примут нас и ждут ли вообще? Дверь открылась, и все сомнения сразу рассеялись. Тонкий голосок весело зазвенел: «Дорогие мои! Как рада вас видеть». В маленькой комнатке помню все до мелочей. Справа у окна святой уголок с иконами. Почти каждая из них благословение духовников матушки Веры, среди которых были архиепископ Лука Войно-Ясенецкий*, схиигумен Савва**, архиепископ Мелитон.***

Некоторые иконочки были подписаны этими Светильниками собственноручно. В этом самом углу в один из сорока (сороковых) дней по успении Верочки Николаевны сама зажглась лампадка. По двум сторонам комнаты три железные кровати, стол, за которым писались утешительные полные любви письма, цветок в кадке и на стене множество открыток, поделок от любимых внуков.

Вера Николаевна сготовила обед, составила план нашего паломничества и сказала, что будет нашим проводником. И все дни она ни на минуту не покидала нас, со слезами молилась о нас у матушки Ксении, на других святых могилках Смоленского кладбища, просила за нас св. Иоанна Кронштадтского. Без устали шагала по улицам Санкт-Петербурга в свои почти 80 лет, и мы еле успевали за ней. Долгими уютными вечерами рассказывала Вера Николаевна про свою жизнь, и как жаль, что половина того, что она рассказывала стерлась из памяти. Остались лишь самые яркие воспоминания. Простите, если буду неточной.

Родилась Вера Николаевна... в семье глубоко верующей. Отец был специалист высокого класса, кондитер-гастроном, дом был большой и в нем часто собирались священники. В большие праздники был обычай накрывать большие столы для детей. Священникам дарили облачения. В доме была комната для молитвы. Вера Николаевна маленькой девочкой вошла туда однажды. Перед большой иконой Господа (от пола да потолка) она просила: «Господи не дай мне богатства, а то я забуду Тебя. Не посылай бедности, а то я роптать на Тебя буду». Так вся жизнь ее и прошла по середине.

Она с ранних лет ухаживала в госпитале за больными и рассказала однажды такой случай: «Иду я однажды из госпиталя и думаю: как много добрых дел я сделала, довольна собой. Ночью же снится сон: «Стоит прекрасный юноша с золотыми локонами, в белой нежной одежде, (ангел), а перед ним Книга огромная, а в руке у него тросточка. Ей он ставит в этой книге звездочки за добрые дела людей. У кого-то большая звездочка, у кого-то поменьше. Ну, думает, ангел мне сейчас такую звезду поставит, а он поставил маленькую-маленькую точку». Обидно ей стало, а ангел говорит: «Ты свою награду уже получила».

Трудное время было, отца забрали, и они с матерью пошли к старцу, который был в гонение. Его келья ужаснула маленькую девочку, кровать, камень вместо подушки, а в углу кап-кап, вода как молоточками по голове. Вера Николаевна не выдержала и как закричит: - «не хочу, чтобы ты здесь жил!» А старец улыбнулся и сказал: - « А ты молись за меня и увидишь, как я служить в Большом храме буду». (Это сбылось много лет спустя. Встреча их была радостной.)

Позже маму тоже забрали и она поехала в Москву к Калинину. Охрана издевалась над девочкой, ей не давали пить, пока она не снимет крестик с шеи, но девочка смело отвечала: «Только с головой». Калинин узнал о девочке, которая ждет приема, и позвал ее. Рядом с ним сидел какой-то человек, который устрашал и издевался всячески, но маленькая девочка стойко защищала свою веру. Вдруг Калинин стукнул кулаком по столу и прогнал того человека. Оставшись с глазу на глаз (с ней) он сказал, что он и его жена, тоже верующие и что поможет ей (что и исполнил) маму отпустили, а ей он дал личного шофера на черной машине и комфортабельный номер в гостинице, где ей каждый день предлагали яства различные, но она ела только картошку и прочую простую пищу, а за все обеды расписывалась в книге.

У Веры Николаевны была мечта посмотреть храмы Москвы. Она пришла в один монастырь и мысль одна была уже – кто бы провел меня по московским храмам. Но она не говорила этого в слух. Вдруг одна пожилая монахиня обернулась и говорит: «Кто тут хочет посмотреть московские храмы?» Вера Николаевна сказала, что она и что у нее есть большая черная машина с шофером. Монахиня отвернулась и сказала: «По храмам не ездят на машине. Не поеду я с тобой». В слезах вера Николаевна уговорила ее идти пешком, отпустила машину. И вот они долго ходили по московским храмам. В то время Вера Николаевна болела рахитом, была маленького роста, ногти на руках были все темные. Вот пришли они в храм «Веры, Надежды, Любови и Софии». Матушка осталась и сказала: «Сходи, приложись ко всем иконам». Вера Николаевна приложилась и вышла. Матушка опять: « Ты не все еще сделала, сходи, приложись еще». Вера Николаевна пошла опять, прикладываться к иконам и тут выходят два священника, подошли к ней, о чем говорили, не помню, только над ее головкой стали служить водосвятный молебен. И пока служили, чашу с водой приходилось поднимать выше и выше, т.к. девочка росла на глазах. Воду из чаши вылили ей на головку, половину налили в бутылочку. И она всю жизнь хранила эту воду. (Когда мы с ней познакомились, вода эта хранилась уже в маленьком пузыречке, совершенно не испортилась.) От рахита не осталось и следа.

В Москве Вера Николаевна посчастливилось встретиться и познакомиться с митрополитом (не помню совсем с кем именно, очень жаль). Когда мать освободили, и она приехала встречать дочь на вокзал, то поначалу отталкивала от себя надоевшую высокую девочку и искала в толпе маленькую. Мать не узнала своей дочери, но когда узнала, сколько было радости!

Дальше картинки в памяти спутались. Помню отрывками: Тюрьма, Вера Николаевна приносит передачки знакомым батюшкам. Сидят по несколько часов, пишут номера на руках. Хоть на миг отойдешь, и тебя вызовут – считай зря сидел, сегодня уже не попадешь. Приходилось передавать табак с вещами и пищей, т.к. священников сильно били. А табак облегчал их положение, родственники сначала возмущались, что она неправильно (делает), но в ответах были слова благодарности, и Вера Николаевна была уверена, что так надо.

Однажды заработав денег, она с мамой решила поехать подлечиться в санаторий.

Решили заехать под благословение к знакомому митрополиту Константину****

(вероятно, священномученик митрополит Константин (Дьяков)-состав.). Вдруг келейница со скорбью говорит ужасную новость: «Его убили и хотят захоронить в общей могиле, но за деньги можно выкупить тело и самим похоронить. И вот эти деньги собранные на санаторий стали святой платой за тело убиенного священномученика.

Сколько смертей пережило ее сердце! Сколько умученных священников провожала она в последний путь. Страшное было время, и мы не могли сдержать слез, слушая скорбный рассказ.

Вот война. Госпиталь. Вера Николаевна – медсестра. В отдельной камере лежал больной тифом. Вера Николаевна безбоязненно ухаживала за ним, с любовью и молитвой. Все врачи в тайне думали, что и ей не избежать заразы, но она, облегчая страдания ближнего, осталась жива и здорова.

Еще один интересный случай: «Оккупация, в госпитале оцепление несколько дней, нет ни одного врача. Промыслом Божиим только Вера Николаевна осталась там, внутри и в течение двух недель грязными не стираными тряпками перевязывала раны солдатам. Она лишь кричала: - «Богородица! Помоги!» За две недели – ни одного заражения. Когда прорвали оцепление, главврач вызвал ее в кабинет и сказал, что видимо она верующая, т.к. такое чудо возможно только верующему сердцу.

Каждый год, 17 декабря Вера Николаевна ездила на поклонение к мощам Св. муч. Варвары в Киев. Когда пришла война, она вновь собралась в паломническую поездку. Села в 1-й вагон – бомба попала в последний (вагон), дальше они поехали на другом поезде, села в последний вагон, бомба попала в первый (вагон). Пересела в следующий поезд, и здесь их задержали немцы. Ей пришлось говорить с их начальником, он был с переводчиком. Вера Николаевна увидела на ремне, на бляшке начальника надпись – «С нами Бог!» И сказала ему: «Снимите ее. Бог не с вами, а с нами!» Переводчик предупредил ее, что так говорить нельзя, иначе ее могут убить. Но Вера Николаевна безбоязненно исповедала свою веру. И вдруг начальник заговорил на русском языке. Он сказал, что уважает ее веру. Дал ей пропуск и продукты.

Господь вновь сохранил её, и она беспрепятственно добралась до Киева.

Там шла служба. Каждый год на праздник вмуч. Варвары ее переоблачали в новые одежды, а старые разрезали на маленькие кусочки и раздавали верующим...После службы батюшка всех одарял частицей облачения от мощей вмуч. Варвары, а ей в этот раз ничего не дал. Она очень в тайне огорчилась, но вдруг батюшка выносит ей из алтаря рукавичку, что была надета на мощи Великомуч. Варвары.(Эта рукавичка сейчас лежит под стеклом в храме Александра Невского, прихожанкой которого последние годы жизни была Вера Николаевна, рядом с этим храмом, в ограде церковной она и похоронена. Варварушкина рукавичка, так ее все называют в храме.)

Вера Николаевна помогала многим людям, для своей семьи она руковичку мало использовала. И вот однажды, когда ее дочь Людмила еще была маленькой, у нее на лице появилось небольшое пятно. Которое вероятно беспокоило и приносило неудобство девочке. И вдруг в доме появилась женщина (как видение) и Вере Николаевне было сказано: «Что же ты, имея такую Святыню, не приложила ее ребенку?!» Вера Николаевна поспешила приложить Варварушкину рукавичку к дочке. После чего обернулась, но никого уже не было в комнате. Девочка же после этого исцелилась.

Вера Николаевна видела много смерти и во время войны. Но свою жизнь предала Господу и, как говорила, не боялась войны. И Господь хранил ее на всех путях.

Возможно после войны, приехав в Металлстрой, у нее возникли большие проблемы с документами. Она уже была замужем и с двумя детьми. Положение было серьезное. Вера Николаевна в слезах пошла к часовенке матушки Ксении, молилась и просила ее помощи. Стемнело, она пошла вся в слезах, брела домой. Вдруг женщина, как монахиня, с посохом обгоняет ее и спрашивает:

- Ты плохо живешь?

– Нет, – говорит Вера Николаевна.

- Тебя обижает муж?

- Нет.


- Тебя не любят и не слушают дети?

- Слушают.

- Так чего же ты плачешь? Не плачь, все будет хорошо»

И она пропала. Только тут Вера Николаевна поняла, что это была сама Матушка Ксения. Вдруг ноги ее стали ватными, как будто их раздуло до необычайных размеров. Она еле дошла до трамвая, села и не могла поверить во все, но на следующий день все проблемы были легко решены.

Второй раз явления Матушки Ксении: работала в госпитале, 6 февраля она собралась к часовенке. Вызвались и сотрудницы (даже не верующие). Пошли на кладбище 8 человек. Вера Николаевна говорила им, что Ксеньюшка часто появляется в окошечке, в день ее памяти. Подруги не верили, но шли. Ждали долго, все замерзли, и пошли назад, осталась лишь Вера Николаевна. И вдруг в окошечке появилась матушка Ксения. «В платочке завязанном - рассказывала Вера Николаевна». Она позвала подруг, те, вернулись, и все до одной видели это чудесное видение.

Дальше в памяти лишь отрывки, невозможно связать их в рассказ. Помню, Вера Николаевна ездила в Пюхтицы (Пюхтинский монастырь), молилась за родственницу больную раком, служила молебны, привозила водичку и просфоры и та совершено исцелилась.

Своей верой Вера Николаевна зажигала другие сердца. И люди получали просимое. Однажды Вера Николаевна после молебна в часовенке вышла покормить ребенка на улицу. Вдруг одна дама подходит и говорит: «Совсем не помогает мне матушка Ксения; не знаю уж и большие свечи ставлю, не буду больше просить». А Вера Николаевна говорит, Вы не так просите, надо как ребенок у мамочки, если попросит конфетку ласково, а не с капризами, какая мать устоит? И большие свечи тут ни причем. Та задумалась и ушла. Через некоторое время в часовенке подходит к Вере Николаевне та женщина с мужем (красавец, военный, который ушел от нее к другой) и говорит: - « Спасибо Вам, вы помогли мне вернуть мужа, он в тот же вечер, как я сказала, так как вы научили, пришел и объявил, что лучше меня нет!» Вера Николаевна сказала: «Благодарите Ксенюшку».

Однажды пришли к ней домой две аферистки, как будто с пенсией чего-то решить, льготы какие-то, сели напротив икон. И среди иконочек – «Мамочка Ксения» - как Вера Николаевна ее звала. Вдруг одна вскакивает, тычет пальцем в эту иконочку и кричит: «А это, что у тебя? Матушка Ксения?» Обе сорвались с места и убежали. Так опять сохранил Господь по молитвам блаженной Ксении.

Мы еще не раз приезжали к Вере Николаевне. Однажды, перепутав день нашего приезда, она два дня подряд ходила в 5 часов утра в Александру Невскую лавру, где мы должны были встретиться. Не лишним будет сказать, что по приезде в Москву, через час все мои скорби рассыпались, Слава Богу, за все, за молитвы блаженной Ксении, за родную молитвенницу Веру Николаевну «образ христовой любви нам явившую». Не забуду фотографий - Вера Николаевна и святитель Лука крестят ребенка (все боялись, никто не хотел быть крестным), письма схиигумена Саввы, которые начинались: « Мироносице р.Б. Вере….», от многих других теперь уже так нам известных старцев. Духовное наследие Вениамина Петроградского, объяснение Божественной Литургии, такие неисчерпаемые сокровища в скромной маленькой комнатке.

«Кому все это будет нужно? Кто это будет хранить?» - говорила она мне. Все письма Вера Николаевна собиралась сжечь. Не знаю, сожгла ли. Не давно вот узнала, что в Петербурге в храме, при котором похоронена матушка Вера, у о. Константина есть аудиозаписи, где она сама рассказывает о себе и своей жизни. Слава Богу, за все!

Не задолго до своей кончины она ездила на могилку к старцу Николаю *****(о. Залит), и к одному из Печерских старцев, который как потом рассказывали, никого не принимал, но Веру Николаевну принял радушно, долго беседовал, а она не забыла и о нас, все беспокоилась, спрашивала.

В последние ее дни мы звонили по телефону, и все тот же звонкий голосок отвечал: « Родные мои, любимые!!!» Это в моменты тяжкой болезни, она находила для нас теплые слова.

Говорят, перед смертью к ней являлся старец Николай (Гурьянов), а 24 августа (день памяти старца) выдался на 40-й день Веры Николаевны. Умерла же она накануне дня памяти Царственных мучеников, 16 июля (2003 г.).

Такого ревностного, апостольского исповедания веры сподобились мы быть случайными (понятно не случайными) свидетелями в нашей жизни... С Божией помощью пытаюсь вспомнить как можно больше, чтобы память о дорогом, таком светлом человеке не ушла в небытие….»

  Приведём несколько строк из двух писем матушки Веры (2002-2003 гг.): «О Господи † возлюбленные мои, дорогие Валентина, Надежда, ангелочек Женечка. В дни праздников вы все были со мной рядом в Храме. Вы вошли в глубину моего сердца. Я возлюбила вас что вы, приезжали к нашей мамочке Св. Ксении, дарует вам Господь здравия, спасения... богатой милости, на многая и благая лета... Всех, вас люблю Св. любовью, за всех молюсь. Да хранит вас всех Господь и Матерь Божия, во Христе любящая всех, целую… 

Христос Воскресе † мои дорогие о Воскресшем Господе, возлюбленные Надежа, ангелочек Евгения, Валентина, Ольга со чадами. Да воскреснет Он и в сердцах наших, мы во главе с Ним составили одну семью Отца Небесного, в которой царствует правда, святость, любовь, радость во Святом Духе,  дарует вам Воскресший Господь здравия, многая и благая Лета. Всей вашей семье во вся дни вашей жизни».

Из воспоминаний внука Веры Николаевны, Виталия З.: «Грустно осознавать, что больше её не увижу, не посижу с ней на кухне до утра, разговаривая на беспокоящие меня и её темы...

Многое из того, что рассказывала мне бабушка, я смог понять и оценить когда её не стало...

Она незримо, но духовно (даже душевно) всегда со мной. Когда трудно, лишь стоит закрыть глаза, я слышу её спокойный, тихий голос. И я понимал, что всё суета, всё пройдёт, всё будет хорошо...

С младенческого возраста я ощущал добро и теплоту, исходящую от моей бабушки. Она помогла мне познать этот мир легко без напряжения, без ссор... Любая напряжённая ситуация разрешалась, не доходя до кризиса. И бабушка всегда объясняла, в чём я не прав, и как это можно исправить. Я впитывал её мудрость и знание жизни. В том, что она знает жизнь во всех её проявлениях, я не сомневался уже в юности, когда я стал понимать, что рассказы моей бабушки, это не просто интересные истории, а книга жизни, из которой я могу черпать всё, что мне пригодится для того, чтобы стать достойным человеком.

Примеры её мужества и терпения, которые я узнал от неё, глубоко потрясли моё сознание. Они до сих пор заставляют ценить то, что у меня есть...

Воспоминания бабушки о её детстве, наполненном сначала ... счастьем, затем... горем и тяжелым трудом, заставляют содрогнуться. Паломничество по церквям Украины – это сотни километров. Поездка в Москву к Калинину. Её стойкость в вере (давшая плоды). Заступничество за священство... Затем война: кровь госпиталей, смерть войнов ... взрывы...

Помощь в организации госпиталя в Крыму. Сбор материалов и продовольствия (она одна на повозке в степи, вой волков, темнота. Но она говорила: «Божия Матерь со мной!»

После войны – Ленинград, подлость председателя колхоза, который уничтожил все её документы. Опять ночь, повозка, волки в лесу (уже в северном)... Она работала на заводе на вредном производстве. Холод, голод. Но вот лучик света – мой дедушка, который с огромным трудом добился её руки (ведь она хотела посвятить свою жизнь Богу.) Но ей было откровение, что и в миру ей много работы. У них родился сын, затем дочь (моя мама...) Наша семья не была богата, но духовно мы были спаяны... Она была тем, что связывало нас воедино.

И в конце своего жизненного пути она также связала воедино общину нашей церкви св. Александра Невского в посёлке Ижора. Она стала духовной матерью для многих прихожанок. Чужие люди, чужие проблемы она принимала как свои собственные. Утешала, наставляла и бранила своих духовных детей. Люди тянулись к ней всегда. Во многих городах страны у нас были знакомые люди, которых бабушка выручала в самых разных ситуациях. Узнав же её ближе, они становились ей как родные (в детстве у меня было ощущение, что родных у нас пол страны)... Мой дедушка всегда это разделял и не мешал бабушке в её делах. Они были настоящими мужем и женой, решали всё по любви и уважению друг к другу.

После смерти дедушки она всецело посвятила себя проблемам других людей. Ничего себе не желала. Жила для внуков, а так же для духовных сестёр. Ей невозможно было ничего подарить, накормить вкусненьким. Она всё отдавала, угощала гостей тем, что приносили предыдущие, и передавала подарки. Когда кто-то обижался на это – говорила: «Это двойной дар – двойная радость. Я рада, что получила ваш дар и Бог рад, что я порадовала им другого»...

Получалась «цепная реакция», которой так не хватает неверующим людям... Т.е. люди радуют друг друга. От одного к другому. При этом они думают друг о друге, и чувства одного становятся заботой другого и радостью третьего.

Люди чаще собираются, превозмогая каждодневную рутину, приходят в церковь. Они более открыты друг для друга, для веры в Бога. Так собирается община единоверцев, где каждый несёт в себе Бога и освещает другим людям дорогу к Храму... Бабушка, мне кажется, внесла свою лепту в дело возвращения к нам Веры...

Даже отъявленные негодяи вели себя при ней мягче. Непослушные дети притихали, чувствуя её добрый свет. Я неоднократно наблюдал это чудо превращения, видел силу её веры.

Забыл сказать, что, конечно же, меня в церковь привела (точнее принесла) бабушка. И мы вместе с ней были везде... Она воспитала меня в Вере и любви. Теперь я воспитываю своих детей в любви и понимании добра... Это лучшее, что я смогу сделать для моей любимой бабушки. Грустно, что я её больше не увижу, не увидят мои дети, но я расскажу им о ней».

Из воспоминаний р.Б. Людмилы и Татьяны: «16 июня в 0:30, 2003 года почила о Господе подвижница благочестия р.Б. Вера, 80 лет от роду. Родилась она в благочестивой христианской семье от Марии (полька) и Николая (чех). 23 февраля 1923 г. в Мелитопольском р-не в Крыму, г. Геническ. Выросла она в окружении верующих людей, священства. Дом ее родителей находился недалеко от Храма, где они принимали, кормили и одевали нищих, а особо любили странников и детей. Отец ее был врач, кондитер, повар. Никому они ни в чем не отказывали. Бывало, на Пасху красили яиц до 300 штук, торты - многокилограммовые, сладкое печенье и все... раздавалось. Лечил он животных своими необычными способами. Люди шли мимо ветлечебницы к его дому и денег за лечение никогда не брал...

Когда ей было пять лет, она вошла в молельную комнату, встала перед иконами и сказала: «Господи! Ты видишь, я возрастаю. Не дай мне богатства, чтобы я Тебя не забыла, но и бедность не дай мне, чтобы я на Тебя не роптала». А Ты, Матушка Пресвятая Богородица, помоги мне быть во многих и многих храмах!» И осторожно вышла из комнаты и поскакала на ножке. И в дальнейшем все это исполнилось.

Богослужения она посещала с родителями с великим благоговением. Дома мама спрашивала маленькую Веру, что читалось на Апостолов и на Евангелие, и она всегда отвечала с точностью.

Однажды, когда вся семья отправлялась на службу, отца попросили срочно придти к больному животному. По приходе домой за обеденным столом сидело священство, а Верочка сидела угрюмая. «Что с тобой Миколаевна? (так звали ее любовно все). Вздохнув, она ответила: «Шел мой папочка на обедню, а попал в харчевню». Отец начал возражать, а игумен ответил, что дочь права. Почему «Миколаевна», потому что не по-детски была мудрой в свои небольшие лета.

Каждому священнику она могла дать характеристику того дара, которым обладал тот или иной священник. Все удивлялись ее разуму.

  У ее мамы сильно болели зубы, она усердно молилась в комнате, и ей явился священномученик Антипа в образе юноши и сказал: «Вот тебе ладанка, повесь ее маме на шею, у нее пройдет боль» и исчез на глазах. Она так и сделала, боль у мамы прекратилась.

В 1933 году начались гонения. Забрали ее отца, и больше его она никогда не видела. Был обыск, вывезли все иконы, книги. Дом опечатали и с мамой ее выгнали. Жить негде (и никто к себе не пускал, т.к. боялись), и девочка поехала искать правду в Москву. Пошла на прием в Кремль к Михаилу Калинину.    В приемной ее обыскали, и охранник увидел у нее на шее металлический крест. Сказали: «Снимай!» и услышали твердое «Нет!» Лучше я уеду, чем сниму!»

На ее счастье проходил Калинин и заинтересовался необычным посетителем и повел ее к себе в кабинет. Она рассказала ему о своем горе. Выслушав, Калинин ответил, что ее вопрос он сразу решить не может, а в течение 10 дней. «Но мне негде жить!» А староста говорит: «Мы тебя устроим»!

  Поселили ее в гостиницу из трех комнат со слугой, чтобы готовили, приставил к ней шофера с легковой машиной, чтобы смотреть Москву. Но всем этим она не пользовалась. Ее едой были 2-3 картошки в мундире и хлеб. Шофера она с утра отпускала, а сама ходила по храмам пешком. С одной монахиней она пошла в храм «Вера, Надежда, Любовь и мать их София».

Сама Вера была в свои 10 лет очень маленького роста. После Божественной Литургии был совершен водосвятный молебен и над ее головой держали сосуд с водой. По мере того, как она вырастала на глазах, сосуд поднимался выше и выше и она выросла до нормального состояния.

Много храмов она посетила в Москве. Вопрос Калинином был решен положительно. С двумя чемоданами подарков ее отправили домой. Когда Вера вышла из вокзала, уж дома, то мама ее не узнала и сказала, что это не моя дочь, т.к. она изменилась в росте.

В 1937 году начались репрессии на священство. Вера работала в больнице санитаркой. После работы спешила к тюрьме с передачами. Часто отстаивала многочасовые очереди, а перед ее носом дверцы закрывались, и она возвращалась ни с чем.

Пошла к начальнику тюрьмы и пригрозила ему Калининым, т.к. передачи не принимают. Ей он дал пропуск, и она без очереди отдавала передачи. При свидании со священниками видела их избитыми и с вырванными волосами на голове и бороде. И стала она передавать в передачах табак, который священники отдавали надзирателям и их перестали бить.

Когда ей дали первый отпуск и отпускные, поехала с мамой в Киев, остановилась у знакомых. Приходит конвоир (свой человек из тюрьмы) и сказал, что если вы внесете деньги за убиенного митрополита Константина, то его ночью вывезут за город, а положат в машине в простынь сверху всех убитых и вы возьмете его и похороните. Отдав все деньги, что были, они сделали, как им сказали. Ночью облачили и похоронили на кладбище.

В 1942 году она отправилась в Киев на праздник Варвары великомученицы в Киево-Михайловский собор. Добирались много дней с подругой под бомбежками. Но чудесным образом они добрались до Киева. И в сам праздник 17 декабря мощи великомученицы Варвары переодевали, и одеяние разрезали на кусочки и эту Святыню отдавали верующим. Но Веру все обходили, не давали... И она смиренно ждала. Затем священник из алтаря вынес варежку, которая была на руке у великомуч. Варвары и отдал ей.

  Шли они на поклонение к Чудотворной иконе Божией Матери Почаевской в Успенскую Почаевскую Лавру. Опоздали на Литургию. Монахиня позвала священника и объяснила причину опоздания. Он их причастил и дал им две просфоры. Одну им, а другую соседке Марии, которая хотела им дать денег на дорогу, но не успела и об этом очень горевала. Когда ехали назад, у них не было пропуска, и была облава, и хотели их забрать в Германию. У одного офицера она увидела на бляшке ремня надпись – «С нами Бог». Вера начала кричать и говорить: «Не с вами Бог, а с нами, вы пришли на нашу землю»!

  Офицер, он оказался комендантом, приказал привести Веру к себе в кабинет и сказал по-русски: «Я вижу, что ты верующая, и я верую в Бога. Я дам тебе пропуск, и вас посадят на поезд, только не говори, что я тебе сказал». С собой он дал ей чемодан, там оказались продукты, шоколад и они благополучно доехали домой. Дома ее встречала соседка Мария.

Во время Великой Отечественной Войны она была санитаркой. Ухаживала за ранеными. В открытых переломах, мелкие кости, обломки отбрасывала, соединяла большие, промывала в марганцовке и со слезами просила Божию Матерь, чтобы ни один солдат по ее вине не был ампутирован. Так и было.

Под бомбежками, ограждала себя с четырех сторон Крестом и смело шла, рядом рвались снаряды, погибали люди, но она была невредима.

После войны ей довелось встретиться с профессором Филатовым. Он был глубоко верующим человеком. В его кабинете был образ Иисуса Христа, перед которым он молился всегда перед операциями. В Вере он увидел добрую, трудолюбивую девушку, чистую веру, чуткую натуру и относился к ней благоговейно.

  Он ей предложил учиться в институте, но она отказалась, т.к. дала Богу обещание никогда ни себе, ни другим не сделать ни одного укола. По этой причине она не может быть доктором.

Однажды Филатов устроил у себя вечер, и у него было верных друзей, и когда Вера пришла после вечерней, то увидела много народа, он посадил ее рядом с собой, предложил немного вина, но она отказалась, т.к. его никогда не пила, и не знала вкуса его.

Когда у Веры родилась дочь, на лице у девочки было большое пятно. Однажды когда она кормила ее грудью и скорбела, в комнату входит женщина и говорит: «Что ты скорбишь, если у тебя есть Святыня». И подходя к образам, попросила воды. Вера пошла на кухню за водой, вернулась, женщины нет. И тут Вера догадалась, что приходила Великомуч. Варвара, взяла рукавичку и приложила к лицу дочери, личико стало чистым.

  Как-то в храме Вера обратила внимание на девушку, она плакала. На вопрос: «Что случилось?», показала забинтованную руку, которая гноилась. После службы она привела ее к себе домой, вместе помолились и прочитали Акафист Великомуч. Варваре, сняли повязку и через другую, чистую приложила рукавичку Вмуч. Варвары. Ушла на кухню, услышала крик, а когда пришла девушка показала затянувшуюся рану на руке. Девушка хотела отблагодарить, Вера сказала: «Не меня, отдай эти деньги в храм».

И таких случаев, когда р.Б. Вера помогала людям, было много. Когда словом, когда молилась Божиим угодникам и всех любила.

Когда Вера готовилась к отходу, эту Святыню рукавичку Вмуч. Варвары она отдала в храм Святого Благоверного Князя Александра Невского, где она и поныне. Рукавичка благоухала, вся была в миро. Когда ее несли в храм и в первую службу 17 декабря в день памяти  Вмуч. Варвары.

Кто бы не обращался к Вере, она всем помогала». 

Из воспоминаний р.Б. Елены: «Господи благослови!   С Верой Николаевной Господь сподобил близко общаться месяца за четыре до ее отхода. Когда она заболела, ее духовные чада просили молиться о здравии рабы Божией Веры. С сестрами мы собрались, усердно от души молились. Я просила передать нижайший поклон Вере Николаевне через р.Б. Ольгу. На следующий день Оленька мне позвонила и сообщила, что В.Н. сказала: «Пусть эта детонька ко мне придет». Я очень обрадовалась. Так начались наши встречи. И это была милость Божия ко мне, грешной, так много они мне дали, и радости духовной и помощи.

В это время для меня через общение и молитвы этой старицы пришла помощь Божия.

При первой встрече, когда я пришла к ней домой, впечатление было ошеломляющее. Как будто я давно знаю этого человека, было не наговориться, меня грешную понимали, поддерживали. А когда она сказала: «У меня такое впечатление, что я тебя, детонька, знаю с пеленок, все у тебя будет хорошо». Мне стало как–то особенно радостно. Вскоре пришли духовные чада, мы читали ее любимый Акафист «Слава Бог за все!», молились за болящих, посидели, потрапезничали за столом. Пребывали все в духе любви. Я еще не уходила, а помышляла о следующей встрече. И, благословляя меня, Вера Николаевна сказала: «Ты можешь приходить всегда, когда захочешь».

Будучи духовным человеком, она могла заглянуть в душу каждого и дать то, что

необходимо «едино на потребу» именно этой душе. Господь через нее помогал.

Все в нашем храме ее знали, любили и уважали. В возрасте 80 лет (так было всегда в ее жизни раньше) она посещала все Богослужения и старалась бывать на престольных праздниках в других храмах Санкт-Петербурга и области.

Удивительный был ее взгляд. Перед началом Богослужения, проходя мимо, скажет: «С праздником!» И на душе становилось радостно, празднично. Воистину глаза Веры Николаевны полные любви, свет излучали. Я тогда частенько плакала в Храме, позже много мне стало понятнее. Когда она говорила «С праздником» молилась за меня, и Господь давал утешение. Слава Богу! Все это было до нашего личного общения.

Как-то я сказала ей, что по молитвам св. блаженной Ксении Петербургской в моей жизни Господь сразу помогает. Утвердительно кивнув головой, она сказала: « Святая блаженная наша мати Ксения молится за тебя, а в храм наш тебя привел Господь по молитвам св. благоверного князя Александра Невского».

Со школьных лет я любила бывать в Александро-Невской Лавре, там молилась и Господь продлил годы жизни моей мамы (она тогда была больна), были жизненные ситуации еще, и Господь милосердствовал по молитвам св. благоверного Князя Александра Невского. К этому святому мое особое поклонение, почитание и любовь. Вера Николаевна сказала истинное, а ведь я ей ничего не рассказывала.

Была у меня ситуация, сейчас она мне кажется смешной, тогда непонятной. Выслушав меня, Верочка Николаевна все объяснила и потом убедилась, правильно ли я уразумела. И была строга.

  Как-то прихожу и на вопрос как дела у сына и его семьи, я сказала, что невестка с внуком уехали на юг отдыхать, а сын работает, отпуск не дали. «Сын тоже должен отдохнуть. Я помолюсь», - сказала Вера Николаевна. Через два дня сын позвонил: «Мама у меня отпуск образовался, и я уезжаю на юг к своим». Радостная сообщаю Вере Николаевне, она улыбнулась, да на образа перекрестилась, благодаря.

  В начале июня настоятель нашего храма благословил меня работать в трапезной, а другой батюшка детьми заниматься. Верой Николаевной сказала: «В храме останешься». Получилось после работы в трапезной осталась работать в храме. Работать в трапезной было не просто, поварского образования у меня нет, и все говорили: «Не справишься». А она молилась за меня и верила, что Господь поможет. А когда одна ее духовная дочь сказала: «Как это так получается? Не должно быть». Она ответила «Божие Благословение». И была очень довольна. У Веры Николаевны был дар Божий помогать людям. Высший дар от Бога – дар духовного рассуждения был у этой благочестивой подвижницы. 

Слава Богу, за все! – так говорила всегда Вера Николаевна». 
Господи, упокой душу подвижницы Веры со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

*

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)



(1877-1961 гг.)
Святитель Лука (в миру Валентин Ф. Войно-Ясенецкий) 27 апреля 1877 года в Керчи в многодетной семье провизора Феликса Станиславовича Войно-Ясенецкого. В конце восьмидесятых годов семья переехала в Киев. Феликс Станиславович, был католиком, но его супруга, Мария Дмитриевна, родилась в православной семье, поэтому и детей воспитывала в православных традициях.

В 1898 году Валентин поступил на медицинский факультет Киевского университета, в 1903 году успешно окончил его. Началась русско-японская война. 30 марта 1904 года Валентин в составе отряда Красного Креста выехал на Дальний Восток. В Чите началась практика молодого хирурга. В 1904 году Валентин женился на сестре милосердия Анне Васильевне Ланской. Вскоре молодые переехали в уездный городок Ардатов, затем перебрались в село Верхний Лубаж. Из соседних губерний приезжали больные к молодому хирургу. Однажды после удачной операции, выполненной Валентином, прозрел молодой нищий. В скором времени исцелённый юноша собрал слепцов со всей округи, многим из них молодой хирург вернул зрение. С 1907 по 1916 год он набирает материал для докторской диссертации. Валентин приезжает в Москву, устраивается на работу в клинике крупного учёного П.И. Дьяконова.

В 1915 году в Петрограде вышла первая книга В.Ф. Войно-Ясенецкого «Региональная анестезия», которая принесла молодому врачу известность в научных кругах. В 1916 году, успешно защитив свою монографию «Региональная анестезия», как диссертацию, он получает степень доктора медицины. В Переславле-Залесском Валентин выполняет сложнейшие операции, в том числе на сердце и мозге. Не смотря на занятость, Валентин в воскресные и праздничные дни посещает церковь. Однажды, составляя план будущей книги «Очерки гнойной хирургии», Валентин вдруг подумал, что «когда эта книга будет написана, на ней будет стоять имя Епископа».

По промыслу Божиему жизнь Валентина сложилась таким образом, что в феврале 1922 года, после смерти жены, по благословению епископа Ташкентского и Туркестанского Иннокентия он принял сан диакона, а через неделю уже был рукоположен в сан священника.

В 1923 году ссыльный епископ Уфимский Андрей тайно постриг отца Валентина в монашество, дав ему, новое имя – Лука, в честь евангелиста и апостола Луки, который по преданию был иконописцем и врачом. На съезде туркестанское духовенство, зная высокую духовную жизнь Войно-Ясенецкого, избрало его на Ташкентскую Архиерейскую кафедру.

31 мая 1923 года под Самаркандом два ссыльных Архиерея совершают над ним архиерейскую хиротонию. Патриарх Тихон утвердил и признал законной хиротонию. Вскоре последовали арест и ссылка в город Енисейск. В ссылке Владыка активно занимается врачебной деятельностью. В 1926 году Владыка Лука вновь возвращается в Ташкент. После первых же удачно проведённых операций, весть о талантливом хирурге молниеносно пронеслась по всей округе. На врача, читающего молитвы перед каждой операцией, говорящего, что Бог его руками исцеляет больных, стали писать доносы. В награду за бескорыстное служение народу, власти отправили Владыку в Туруханск, затем Красноярск, позже в заполярный поселок Плахино. 1926 год тяжело больной Владыка возвращается из ссылки и приступает к работе. Однако в 1930 году последовал новый арест. Тяжелый год, проведенный в тюрьме, спровоцировал новые болезни (склероз аорты, кардиосклероз, расширение сердца, сердечная декомпенсация, отеки). Поле тюрьмы последовала ссылка в Котлас, а затем в Архангельск. В 1933 году, после освобождения, Владыке пришлось работать в Андижане, здесь он заболел тропической лихорадкой, осложнившейся отслойкой сетчатки левого глаза. После двух неудачных операции последовала полная потеря зрения на левый глаз.

С 1935 года Владыка возглавляет главную операционную в Институте неотложной помощи в Ташкенте. Однако в 1937 году шестидесятилетнего профессора вновь арестовывают по обвинение в шпионаже в пользу иностранной разведки. Круглосуточные допросы, перемежающиеся с издевательствами и пытками, не сломили Владыку Луку. Вскоре он был приговорён к трём годам ссылки по этапу: Ташкент, Алма-Ата, Новосибирск, Красноярск, Большая Мурта, Томск.

С 1941 года ссыльный профессор консультировал все госпитали Красноярского края. Когда в 1942 году срок ссылки закончился, Владыка Лука получил назначение возглавить Красноярскую епархию с возведением в сан Архиепископа. Напряженную работу хирурга Владыка Лука совмещает с борьбой за Православие - добивается открытия новых храмов. В 1944 году госпиталь из Красноярска переезжает в Тамбов, и Архиепископ Лука получает назначение на Тамбовскую кафедру. 1945 год - Луку ссылают в Симферополь. В 1946 году Владыку назначают Архиепископом Крымским и Симферопольским.

Лишённой возможности трудиться в больнице, учёный продолжает принимать больных у себя дома, на его двери было вывешено объявление, в котором сообщалось, что профессор медицины ведет бесплатный приём больных. Самые безнадёжные больные, исцелялись после посещения Владыки Луки. По свидетельству очевидцев в последние годы жизни, теряя зрение, Владыка продолжал помогать страждущим, консультировал, вымаливал безнадёжно больных людей.

В 1956 году Владыка полностью ослеп. Но больные, верующие в силу молитв старца всё так же обращались к нему за помощью. Однажды к Владыке Луке обратилась за помощью мать больной Галины, с диагнозом: саркома головного мозга.

- Я буду молиться, - пообещал Владыка Лука.

Господь услышал молитвы праведника, Галина выздоровела, впоследствии она закончила мединститут, защитила кандидатскую диссертацию...

Многие люди были благодарны Владыке Луке, в своих письмах они писали ему, что он оживил их и духовно. Владыка и сам считал, что как бы высоко не ценилась людьми его медицинская деятельность, но архиерейская деятельность была неизмеримо важнее.

Преставился Святитель Лука 11 июня 1961 года. В этот день Церковь праздновала память всех святых, в земле Российской просиявших. Вскоре на могиле Святителя Луки стали происходить чудеса исцелений.

Определением Синода Украинской Православной Церкви от 22 ноября 1995 года Архиепископ Симферопольский и Крымский Лука причислен к лику местночтимых святых.

Тропарь Святителю Луке, глас 1


Возвестителю пути спасительного, исповедниче и Архипастырю Крымския земли, истинный хранителю отеческих преданий, врачу богомудрый Святителю Луко, Христа Спаса непрестанно моли веру непоколебиму Православным даровати, и спасение, и велию милость.
**

Схиигумен Савва

(1898-1980 гг.)
Схиигумен Савва родился 12/25 ноября 1898 года на Кубани в многодетной семье, при крещении был наречён Николаем. В восьмилетнем возрасте случилось несчастие: Николай провалился в прорубь. Чудом, спасённый мальчик тяжело заболел, надежд на выздоровление было очень мало. Изнурённому болезнью ребёнку было чудесным образом открыто его будущее.

Николай успешно окончил церковно-приходскую школу, во время войны в 1914 году был досрочно мобилизован в армию и направлен на Турецкий фронт. После войны Николай учился в военно-инженерном училище, а потом продолжил обучение в Московском инженерно-строительном институте. После окончания института работал по специальности, но все эти годы мечтал посвятить себя служению Господу. Однажды, после горячей молитвы перед сном, в тонком сне будущий подвижник сподобился увидеть святую великомученицу Параскеву. Святая дева указала Николаю путь к монашеству.

В тридцати пятилетнем возрасте Николаю Михайловичу посчастливилось попасть к афонскому старцу Иллариону. Старец предсказал скорое открытие монастырей, утешил: «Будешь жить в лавре».

С 1941 году Николай Михайлович работал в Наркомздраве в отделе строительства по санитарии и профилактике древесины (работники Наркомздрава имели временную бронь). Всё своё свободное время Николай Михайлович проводил в молитве, за чтением Священного писания, посещал храм.

Вскоре предсказание старца Иллариона начало сбываться: в Москве в Новодевичьем монастыре открылась Духовная Семинария (позже семинария была переведена в г. Загорск). Николай Михайлович, получивший рекомендацию от протоирея Иоанна, успешно сдал вступительный экзамен и был зачислен в семинарию. Летом он принимал участие в восстановительных работах, ведущихся в лавре.

25 октября / 7 ноября 1948 года в Троице-Сергиевой лавре наместником лавры архимандритом Иоанном было совершено пострижение Николая Михайловича в монахи. При постриге он был наречён Саввой, в память преподобного Саввы Сторожевского.

В первые годы иноку Савве пришлось по послушанию быть экономом, позже наместник лавры, по благословению Святейшего Патриарха, назначил его духовником богомольцев. Со временем старец схиигумен Алексий благословил иеромонаха Савву помогать ему в духовничестве и передал ему свой духовных опыт, а перед самой кончиной возложил на иеромонаха Савву подвиг старчества.

Число желающих исповедоваться быстро увеличивалось, многие верующие получали по молитвам старца Саввы исцеление, он старался в каждом сердце разжечь искру Божественного дара, не только духовно, но и материально помогать нуждающимся людям, отдавая всего себя служению ближнему.

Летом 1954 год пришёл приказ патриарха о переводе отца Саввы в Псково-Печерский монастырь.

В 1958 году старец Савва был назначен настоятелем храма Казанской Божией Матери в городе Великие Луки. За два месяца храм был приведён в порядок. Слухи о прозорливом старце распространялись молниеносно, маленький храм не мог вместить всех богомольцев. Выполнив послушание в Великих Луках, старец вернулся в родную обитель. А через год ему уже предстояло по послушанию отправиться в село Палица Псковской области. Тяжёлые испытания подорвали здоровье старца, в 1960 году тяжелобольной старец Савва вернулся в монастырь.

Старец неоднократно говорил своим духовным чадам:

- Никогда не торопитесь в молитве ... Каждое святое слово - это великая творческая сила. Каждое слово приближает нас к Богу... Некоторые просят молиться за отца, за дочь, за брата, сестру, а сами нисколько не стараются молиться... Знаете, как батюшке тяжело бывает? Ведь он часть грехов человека берёт на себя... Берегите свой сердечный сосуд, чтобы сохранить его чистым, оградите его оградой - непрестанной молитвой... За твёрдую веру, за непрестанную молитву душа принимает Святого Духа и делается сосудом Божественной благодати... Очень хорошо делают те, кто сочетает Иисусову молитву с дыханьем... Сочетать молитву с дыханием нужно так: до обеда: вдох – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий...», выдох – «помилуй меня грешного». После обеда: вдох – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий...», выдох – «молитвами Богородицы помилуй меня грешного». В любое время, в любом месте, при любых занятиях в сердце своём всегда надо взывать к Нему, хотя бы кратко: «Господи, помилуй!», «Господи, помоги!»

Заботливый пастырь советовал духовным детям ежедневно исполнять Богородичное правило - 150 молитв «Богородице Дево, радуйся». Призывал чаще читать Евангелие, особенное внимание советовал уделять Нагорной Проповеди Спасителя (Мф.5, 1-12), 15 главе Евангелия от Иоанна о любви и послание апостола Павла к римлянам (гл.13).

При разрешении «недоумённых» вопросов благословлял тянуть жребий.

Он говорил: «Можно и даже похвально пользоваться жребием в недоуменных случаях. Перед этим надо сделать три поклона с Иисусовой молитвой и прочитать «Царю Небесный», трижды «Отче наш», трижды «Богородице Дево, радуйся» и «Верую». Только надо иметь живую веру и уповать на Бога».

Из воспоминания духовная дочери старца Саввы:

- Когда мы приходили к нему со своими бедами, он, печально глядя на нас, говорил:

- Ну что так печалишься, потерпи. Это всё временное. Вся наша жизнь впереди...

Он одобрял тех, кто в трудных случаях (после молитв) тянул жребий: «Жребий полезен тем, что отсекает твою волю».

Старец говорил: «Болезни Бог посылает и за совершенные грехи, и для того, чтобы предотвратить их в будущем, и для очищения души. Плоть - враг наш, необузданный конь, а болезнь - удила, его сдерживающие. Святые Отцы говорят, что перед смертью каждому очень полезно года два полежать в постели, пострадать, высохнуть, чтобы душа очистилась, смогла войти в обитель рая».

Телесные силы старца ослабевали, зная, по откровению свыше о дне смерти, старец писал духовные завещания для духовных чад, для братии.

В воскресенье 14/27 июля 1980 года монастырский колокол Псково-Печерской Свято-Успенской обители возвестил о кончине схиигумена Саввы.


***

Архиепископ Мелитон (1897-1986 гг.)


Архиепископ Мелитон (в миру Михаил Дмитриевич Соловьёв) родился 14/27 октября 1897 г. в Пензенской губернии, с 6–ти лет пел в церковном хоре. С 1906 г. по 1912 г. он учился в школе с миссионерским уклоном, а в 1914 – 1915 г.г., – в Тамбовском миссионерском училище. В Первую мировую войну он служил в армии интендантом, а в Великую Отечественную войну оказался в интендантском штабе старшим лейтенантом.

24 ноября 1921 г. был рукоположен во диакона, а 23 января 1922 г. – во иерея. До 1927 г. отец Михаил служил в Пензенской епархии, а затем до 1934 г. – в Московской епархии под Можайском, где и был арестован. Когда отца Михаила арестовали, то его семью, – матушку с 5–ю детьми, – выселили из приходского дома церкви Ильи Пророка. Семья ютилась в крохотной комнатке родителей отца Михаила.

После отбытия заключения отец Михаил вернулся к семье в деревню Бородухино возле города Малоярославец, где в начальной школе преподавала его жена. После болезни жены он стал преподавать в школе, вскоре стал ее директором и впоследствии был избран депутатом Райсовета.

Возвратился к пастырскому служению в начале 1954 г. и служил настоятелем Казанского собора в городе Луга Ленинградской епархии. Отец Михаил заочно окончил Ленинградскую семинарию и Ленинградскую Духовную Академию (ЛДА), а за сочинение «Святой Дмитрий Ростовский и его религиозно – нравственные воззрения» удостоен степени кандидата богословия.

В 1966 г. был назначен настоятелем Свято – Троицкой церкви в г. Всеволожске Ленинградской епархии, а в 1968 г. – благочинным храмов 2–го пригородного округа. В начале 1970 г. отец Михаил становится духовником академии и семинарии, а 16 июля 1970 г. он принимает монашество с именем Мелитон в Троице – Сергиевой Лавре, и 17 июля возводится в сан архимандрита.

26 июля 1970 г. за Божественной Литургией в Свято – Троицком Соборе бывшей Александро–Невской Лавры была совершена хиротония архимандрита Мелитона во епископа города Тихвина. По словам владыки Мелитона на его религиозное мировоззрение с раннего детства имела большое влияние его мать – Мария Григорьевна. «Покойная моя мать Мария была глубоко верующим человеком. Скажу более, она была строго церковным человеком. Ей я и обязан своим религиозным воспитанием. Сама она была под руководством известного у нас в Пензенской епархии благодатного старца, великого подвижника и молитвенника священника отца Николая Болоховского. К нему она привела и меня, когда мне было ещё семь лет. С того времени в течение двадцати лет я находился под постоянным его влиянием. Отец Николай весь смысл в жизни христианина видел в «частом причащении Святых Христовых Таин. По его благословению я с детства ежемесячно причащался Святых Таин, а так же с его благословения пошёл учиться в духовную школу.

Владыка Мелитон много лет был викарным Архиереем Санкт-Петербургской Епархии, некоторое время занимал должность ректора Санкт-Петербургских Духовных Школ. За годы своего служения Церкви он воспитал много священнослужителей, и даже архипастырей.

Владыка очень почитал архимандрита Серафима (Тяпочкина) из села Ракитного Белгородской епархии, в 1982 г. на второй день Пасхи 16/19 апреля владыка сидел и диктовал письмо (у него было плохо со зрением, – катаракта обоих глаз, впоследствии оперированная), потом вдруг сосредоточился и сказал: «Не стало с нами архимандрита Серафима». Позже стало известно, что именно в этот день скончался архимандрит Серафим (Тяпочкин).

Владыка сочетал в себе великую благодать богословия и простую детскую веру. Все говорившие на его похоронах отмечали его любовь к Богу и ближним, благоговение перед алтарём Христовым, и что он с великим смирением и радостью предстоял перед Престолом.

Владыка скончался во вторник 4 ноября 1986 года, а перед этим в воскресение 2 ноября переодевавшие его отец Николай Аксёнов {внук владыки) и ещё кто–то были поражены изменением его лица. Как говорил отец Николай Амбарцумов в слове на литургии перед отпеванием: появилась «целеустремлённая сосредоточенность на его лице, как плод всей его жизни. Оно стало иконописным».


****
Вероятно - Митрополит Константин (Дьяков) – (1864-1937 гг.)

Митрополит Константин (в миру Дьяков Константин Григорьевич) родился 19 мая 1864 г., с. Старая Водолага Харьковской области. Окончил Харьковскую Духовную Академию. Митрополит Константин в 1923 г. был арестован в Харькове, обвинение не было предъявлено, освобожден через 2 месяца. В 1926 году повторно арестован в Харькове, освобожден через 3 недели, обвинение не предъявлено.

29 октября 1937 года митрополит Константин был арестован в третий раз. По некоторым данным мученик за веру скончался во время допроса 10 ноября 1937 года в Лукьяновской тюрьме (Киев).

После канонизации в 1993 году Священномученик митрополит Константин (Дьяков) почитается как местночтимый святой Слободского края.

*****


Старец Николай (Гурьянов)

(1909-2002 гг.)


Старец Николай ( в миру Николай Алексеевич Гурьянов) родился 24 мая 1909 года в селе Чудские в Санкт -Петербургской епархии в благочестивой семье Гурьяновых. Любовь к храму и церковному пению была присуща всем членам его семьи: его отец Алексей Иванович был регентом церковного хора, старший брат Михаил был профессором, преподавал в Санкт - Петербургской консерватории. В 1928 году отец Николай окончил педагогический техникум, потом недолго учился в педагогическом институте. В конце тридцатых годов он был арестован, прошёл этапы, лагеря, ссылки.

8 февраля 1942 года он был рукоположен в сан диакона, 15 февраля - в иерея.

С 1943 года по 1959 годы отец Николай является настоятелем храма святителя Николая в селе Гегобросты Литовской ССР. В 1958 году отец Николай переведён в Псковскую епархию настоятелем храма святителя Николая на остров Залит.

Старец Николай сподобился многих даров Духа Святого, среди них - дары прозорливости, исцеления, чудотворений. Со всей России к старцу приезжали на остров Залит верующие люди, нуждающиеся в духовном совете, в молитвенной помощи старца.

Митрофорный протоиерей Николай Гурьянов скончался 24 августа 2002 года на 93 году жизни, после его кончины стало известно, что в свое время он принял тайный монашеский постриг, который скрывал по смирению.
Господи, упокой души схиигумена Саввы, Архиепископа Мелитона, старца Николая со святыми упокой, и их молитвами спаси нас!



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   82


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал