Православные старицы ХХ века



страница42/82
Дата24.08.2017
Размер8.47 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   82

Матушка Елена


(+1982 г.)
Из воспоминаний рабы Божией Надежды Косоуровой: «За болящей матушкой Еленой (Еленой Тимофеевной Косоуровой) сначала долго ухаживала почтальонка Нина, потом я и другие. Муж Елены был офицером, он погиб на фронте, сама она до всех этих необыкновенных событий работала официанткой в ресторане. Матушка сама мне рассказывала, что, когда ей было 32 года, к ней пришел Николай-Угодник и сказал: «Доченька, скоро ляжешь». Она ответила: «Вот, какой-то старик будет мне такое говорить!» В то время она еще в Бога не верила. Проходит год, она почувствовала ломоту во всем теле. Поехала с сестрой искать бабку-травницу, чтобы излечиться, и услышала голос: «Доченька, тебе что сказано делать?! Лежать!» Ей стало страшно, она послушалась, вернулась, слегла и больше уже не встала. У Елены была дочка полутора лет, она сказала: «Когда мне будет три годика, я умру, а ты будешь до-олго лежать». Так все и произошло. Лежала матушка Елена с 33-х до 76-ти лет. Пролежней у нее вообще не было, хотя в таких случаях они всегда бывают. Небольшие пролежни у нее появились только перед смертью. А мыли мы ее одеколоном – то есть протирали все тело и волосы – вот и все ее купание. У нее ни руки, ни ноги не действовали, матушка была полная, но Господь так помогал, что мы ее поворачивали, как перышко. Она была очень терпеливая, никогда не стонала, не жаловалась. У нее пальчики просвечивались, все тело у нее как светилось. Волосы у нее в молодости были черными, а потом стали все белыми, Господь ее убелил.

Когда я спрашивала, как дела, она отвечала: «Как на курорте, лучше всех!». Она всех встречала улыбкой. Многие к ней приходили, присылали письма даже из Иерусалима. Двери дома у нее не закрывались. Как один старик сказал, это был монастырь в доме. Приходили: «Матушка, у меня голова болит. У меня рука болит. У меня муж пьет». Она всех жалела, плакала, когда ей рассказывали про свою жизнь. А слезы она не могла сама утирать, мы ей утирали. И всем она помогала, хотя сама лежала без движения. Приходили потом и благодарили ее за помощь.

При мне одна бабушка положила платок на матушкину руку и попросила помолиться за нее, чтобы у нее не болела голова. Надела бабушка платок – и боль у нее прошла! А платок заблагоухал. У нее дома мы чувствовали себя, как у Христа за пазухой. Я могла уходить от матушки поздно и никогда не боялась, потому что чувствовала, что под покровом ее молитв иду.

Матушка мало говорила, больше слушала. И мне она часто говорила: «Больше молчи, не трещи как трещотка, больше слушай!» Кто бы к ней ни подходил, заряжались от нее каким-то внутренним огнем. Приходили в тяжелом, измученном состоянии, а уходили чуть ли не вприпрыжку. Даже бабушки с клюшечками уходили бодрые, умиротворенные. Это все разумом не обхватишь. У Покровского собора сидел слепой Мишенька, он сказал про матушку, что у нее в ногах сидит Николай Угодник. Матушка Елена, когда ей передали эти слова, улыбнулась и ничего не сказала. Однажды она меня послала на кухню, посмотреть на икону Николая Угодника. Я вошла и ахнула: икона обновилась, просветлела, лик просиял. А она сама на кухне никогда не была.

Она просила меня принести с кухни лекарства и всегда мне указывала, где они лежат, где какая чашка, ложка. Я как-то ей сказала: «Матушка, давай помолимся, чтобы ноженьки твои пошли» – «Зачем, я там буду ходить». Я как-то собралась ехать в Москву, но матушка меня не благословила, сказала: поедешь через три дня. В эти дни произошло крушение поезда.

Она знала час своей кончины, сказала своей подруге, что умрет 11 июня. Мне она неожиданно показала свое погребальное одеяние, потому что знала, что я не смогу присутствовать на похоронах – в то время я попала в больницу. Елену отпевал в Покровском соборе ее духовник священник Николай Фомичев. Мне раба Божия Евдокия (она уже умерла, Царствие Небесное!) рассказывала, что когда матушку Елену отпевали в Покровском, все иконы обновились. Когда матушку повезли хоронить на кладбище, откуда ни возьмись появились голуби и вились над ней до тех пор, пока ее не опустили в могилу, а они сразу куда-то исчезли. Все эти годы, когда мне плохо, я хожу к матушке Елене на ее могилку, жалуюсь ей на свои нужды и от нее ухожу успокоенная, я чувствую ее молитву оттуда».


Господи, упокой душу матушки Елены, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

Схимонахиня Сергия (Дохлова)


(1910-2005 гг.)
Схимонахиня Сергия (в миру Надежда Михайловна Дохлова) родилась 6/19 сентября 1910 года в благочестивой семье Дворяновых в селе Колывань Самарской губернии. В восемнадцать лет Надежда вышла замуж, родила сына. Однако муж скоро оставил её, а двухлетний сын умер от тифа (В 1931 году Надежда переехала в Самару. ).

Из воспоминаний матушки Сергии: «Когда муж от меня ушел, я не знала куда себя деть. И было такое, что уйти бы мне и не жить дальше. И вот пришла такая мысль: «Что ты хочешь, из двух любое выбирай: удушиться или Богу молиться?» А я кричу: «Богу молиться, Богу молиться!» Пошла к батюшке, он меня благословил молиться, и я стала водиться только со старухами да с юродивыми. Мама и дедушка еще были живы - я с ними начала молиться, поститься, вся ушла в чтение духовной литературы. От мира отреклась. Читала Псалтирь, в церковь ходила, трудилась. Спать я никогда не любила, по ночам все акафисты переписывала, а житейское шло - как Бог даст. Ездила собирала книги - везде! А книги были старинные, глубокие: Иоанн Лествичник, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст... Одна монашка принесла мне большую книгу Ефрема Сирина. Господь память дал хорошую, у меня многое из этих книг осталось. Я как-то пошла к Владыке Иоанну, говорю:

- Когда читаю книгу, у меня радость остается в душе. Мне вот хочется эту радость с кем-то поделить. Может, нехорошо это, молчать бы мне об этом?

А Владыка ответил:

- Да нет, это хорошо. Время-то какое, в церкви с проповедью не выступишь. Неси людям слово Божие».

В 1948 году она вышла замуж вторично, чтобы заменить осиротевшим девочкам маму.

Из воспоминаний матушки Сергии: «Девчонки меня сватали. Боялись они, если у мачехи будут ребятишки, она своих будет пестовать, а их обижать. «Невест-то, говорят, много, а у всех дети. Иди к нам, тетя Надя. Мы тебя мамой будем звать». Усватали меня. Пошли к батюшке. Священник сказал: «Бери от Бога послушание, воспитывай сирот». Прожили мы с Мишей пятьдесят лет. Дочки подросли, вышли замуж. Стали мы с внучатами нянчиться.10 лет я в гараже машины охраняла. Дом за Самаркой мы продали, переехали на Кряж. Но так и звали меня - Надежда Засамарская. А потом пожар... Дали нам ... квартиру».

Многие верующие приходили к Надежде Михайловне домой молиться. Игумен Корнилий (Синяев) вспоминал, что в отрочестве ходил учиться молиться у подвижницы. Пройдут годы, Надежда Михайловна примет постриг в монашество с именем Антонина.

Из воспоминаний иерея Сергия Гусельникова (Кирилло-Мефодиевский собор г. Самары): «Еще до первого пострига один священник причащал ее на дому и неожиданно сказал: «Причащается раба Божия Антонина». Она опешила: «Я не Антонина, Надежда!» Священник возразил: «То, что в Причастии пришло, не от меня, а от Бога! Видно, быть Вам монахиней».

После этого она передавала в Оптину пустынь блаженной схимонахине Марии (Матукасовой) записочку с просьбой помолиться за ее родных - матушка Мария взяла эту записку и произнесла: «Антонина, Антонина!» Как ни пытались разуверить ее, что у этой рабы Божией другое имя, блаженная Мария Самарская стояла на своем: «Антонина!» Вскоре Надежда Михайловна была пострижена с этим именем. Мария Ивановна к постригу сшила и прислала ей в подарок апостольник из простенькой ткани...

Однажды была она совсем немощна, чувствовала себя очень плохо и почти не выходила из дому. Я приехал, причастил ее. После моего отъезда матушка прилегла и видит - Мария Ивановна встала возле ее кровати. Она вскочила: «Матушка!» - и со слезами радости ощутила, как дивная гостья обнимает ее и целует с сестринской любовью. Очнувшись, она почувствовала небывалый прилив сил и сама, без чьей-либо помощи, поехала через весь город в Петропавловскую церковь на службу. Перед постригом в схиму тоже видела чудесный сон о Марии Ивановне. Она благословила ее: «Иди, иди, иди...» » (Матушка Сергия говорила: «Я от Марии Ивановниного корешка…»)

В маленькую квартиру монахини Антонины приходили многие страждущие за духовным советом, утешением, за благословением благодатной старицы. По свидетельству верующих, матушка отвечала даже на невысказанные вслух вопросы, давала мудрые советы.

Самарские верующие называли матушку Сергию неустанной молитвенницей и мудрой старицей. По свидетельству верующих матушка Сергия «умела вернуть благую тишину в смятенную душу».

Из воспоминаний схимонахини Сергии: «Мама моя говорила: «Если скорби есть, вы на спасительном тернистом Христовом пути и несет скорби с вами Господь. А пусть плачет тот человек, у кого никаких скорбей нет». Я к маме подошла: «Люди живут легко и умирают легко, а у тебя какая трудная жизнь - нас восьмеро, и вот все болеешь долго». А она говорит: «Спаси Господи и помилуй всякого человека от легкой жизни и смерти. За гробом покаяния нет. Надо выстрадать жизнь, надо выстрадать и смерть. А отдыхать душа будет у Бога». Туда стремиться - цель ясна: там вечная цветет весна. Священник выходит в церкви и дает целовать крест. А у каждого ведь крест свой. И вы идите целуйте свои кресты...»

Схимонахиня Сергия всю жизнь терпеливо несла свой крест. Она говорила: «Путь мой был давно нарисован, я иду по написанному. Доживу, как мне предстоит, - и эту скорбь, и другую пережить, - так и буду переживать и Бога на помощь призывать. И переживу и отойду...»

Старица призывала всех к покаянию, говорила о силе послушания, учила прощать и любить ближних

17 июля 2002 года, настоятель храма игумен Корнилий (Синяев) совершил постриг матушки Антонины в схиму с именем Сергия.

Из воспоминаний иерея Сергия Гусельникова: «Матушка Сергия была Божьим человеком и до конца дней своих служила людям. Хотя она в последние годы находилась в немощном состоянии, старенькая и очень больная, все равно - кто бы к ней ни приходил, всех встречала и велела накормить, для всех у нее находилось слово утешения. И всегда, до последних дней своих, она пребывала в высоком духовном молитвенном состоянии, говорила о спасении души, о том, что время сейчас очень тяжелое и нужно больше молиться, больше думать о Боге, о Вечности...»

Из воспоминаний рабы Божией Марии: «Как она любила людей, о скольких молилась! Матушка уже здесь, на земле, жила на Небесах. Жила молитвой и Причастием, в последние дни и соборовалась по два-три раза в неделю».

В последние дни жизни матушка почти потеряла зрение, очень страдала от нестерпимых болей. За день до смерти матушки Сергии в ее доме замироточила бумажная литография Царского креста-мощевика. (Эта святыня сейчас хранится в монастыре Царственных Страстотерпцев под Екатеринбургом.)

Схимонахиня Сергия мирно отошла ко Господу 23 октября 2005 года на 96-м году жизни. Протоиерей Геннадий Феоктистов в тот же день отслужил по ней панихиду, 25 октября схимонахиню отпевали в Свято-Владимировский храме по монашескому чину, многие верующие пришли проститься с подвижницей. Матушку Сергию похоронили на старом кладбище города Самары.
Господи, упокой душу рабы Твоей схимонахини Сергии, со святыми упокой, и её молитвам спаси нас!

Высказывания, духовные советы схимонахини Сергии (Дохловой)
...Агница - это душа человеческая, которую Христос с любовью зовет и ищет, а она, неразумная, убегает от Него… Всякая душа должна откликаться на Божественный зов и сама без устали искать Бога! Только в этом спасение…

У Бога планы Свои, а человек - пришлый. Вот и смотри, шел ли ты путями благословленными, или нет? И как разбойник, покайся. Время дается на искушение и на покаяние. И смерти мы не хозяева. Хозяин Творец, Он знает начало и конец. А мы тут «мышки», «яшки» да «самошки»...

...Самовольство - пагуба, а послушание - сила. Ты захоти слово спасения, а Бог тебя спасет. Знай этот короткий урок, знай... Будет так, как Бог даст, а не как мы хотим. Прими со страхом, положи в сердце и иди в послушании.

Мы говорим: «Господи, помоги!» Не ты несешь, а Бог всю тяжесть несет с тобой, и ты славишь Его. Только через скорби Бог нас очистит, омоет, как Магдалину. А если не будет скорбей, мы не спасемся никак. Как Бог даст! - говорим, а скорби-то разные. А какую ты выберешь скорбь? Человек уверовал и просит у Бога помощи: «Господи, помилуй, Господи, помилуй!» Господь слышит молитву, принимает ее и миловать начинает. Если бы Он так миловал: дал бы тебе, что хочется. А Он не даст. Он даст скорби. А мы не хотим скорби-то. Но только через скорби человек соединяется с Богом. А не будет скорбей - ни разу про Бога не вспомнишь... Если скажешь: «Я виновата!» И тогда, говорят: «Врагу голову отрубил». А без головы он силу теряет. Враг-то искушал тебя всячески, а когда ты сказала: «Я виновата-то, я!» - тогда враг остался без головы, и искушать тебя не может. И так вся жизнь строится. Премудрость - вонмем.

Богу нужна душа человеческая... Бог вечен, и душа вечна, и вечность у Бога. В теле нашем живет душа, и Господь все блага дает ради души, а плоть со страстями кричит: «Все мое!»... Воюй, как Мария Египетская воевала, молись, как Мария Магдалина молилась... Господь любит кающуюся душу...

Господь всех благ Датель. И знает, где нас провести: через скорбь, через огонь или воду - через все проведет и не уронит. Так что ж нам больно рыпаться-то? Не всякий это поймет. Дан нам крест от небес, как бы дар дорогой…






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   82


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал