Преображенский мужской монастырь тульской епархии: история, архитектура, святыни



страница2/4
Дата24.08.2017
Размер0.78 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4
Глава I представляет собой описание истории монастыря от основания до последней четверти XVII в. и состоит из трех разделов.

В разделе 1 анализируются мнения историков и краеведов о времени основания монастыря и его основателях. Ретроспективные наблюдения и критический анализ архивных документов и публикаций историков и краеведов позволили установить источники датировок основания монастыря 1525 и 1564 гг. и признать их несостоятельность. Сведения о том, что строителями монастыря до времени царствования Ивана Грозного (1547–1584) были князья Солнцевы-Засекины, также не имеют оснований. Первые упоминания о них в связи с историей Белева относятся к последней четверти XVI в., т. е. к тому времени, когда монастырь уже существовал. Солнцевы-Засекины строили в монастыре церкви в XVII — начале XVIII в., в этом смысле их можно назвать строителями монастыря, но не основателями.

Учитывая, что точная дата основания монастыря неизвестна, можно гипотетически выстроить представление о началах христианской жизни в белевских местах и зарождении монастыря. В IX–X вв. на территории древнего центра Белева на высоком гористом берегу Оки существовало несколько городских поселений славян-вятичей. На территории «старого городища» в XIII–XIV вв. располагалась крепость-детинец белевских удельных князей, ставшая ядром княжеского города Белева. Задолго до основания монастыря на его месте, в княжеской крепости-детинце, могла быть одноименная ему Спасская церковь, устроенная в незапамятные времена на месте языческого капища славян-вятичей в эпоху христианизации Верхнего Поочья, которую связывают с миссионерской деятельностью священномученика Кукши в XII в. По крайней мере, достоверно известно, что жившие на рубеже XIV–XV вв. белевский князь Михаил Васильевич и его супруга Мария были православными и особенно почитали преподобного Кирилла Белозерского.

Датировка культурного слоя на территории старого посада, прилегающего с запада к монастырю, восходит к XIV–XVI вв., на северном и восточном склонах старого белевского городища — к XIVXVIII вв., на территории старого посада, прилегающего с южной стороны к старому городищу, — к XV в.

В архивных документах, начиная с середины XVI в., т. е. когда уже было ликвидировано белевское удельное княжение, на месте старой княжеской крепости упоминается Спасский монастырь, причем само место в актах второй половины XVIXVII вв. называется «посадом, старым городищем».

В разделе 2 приводятся первые документальные свидетельства о существовании монастыря, относящиеся к середине XVI в., после ликвидации белевского удельного княжения. Эти свидетельства позволяют достоверно утверждать, что в середине XVI в. монастырь уже существовал. На его территории возводились жилые постройки — избы-кельи. Вкладчики не только благотворили монастырю, но и принимали в нем монашеский постриг. Монастырь принимал участие в освоении степной окраины Московского государства, заселяя пустоши крестьянами.

Можно предположить, что с ликвидацией белевского удельного княжения в середине XVI в. комплекс церквей и других строений княжеского города, построенных при белевских удельных князьях, стал церковным достоянием. Однако неизвестно, когда именно в нем было положено начало монашеской жизни. Монахи могли населять княжеский город еще и при жизни удельных князей, а не только после их удаления. В этом смысле белевских удельных князей можно назвать основателями монастыря. В ряде монастырских документов содержится информация о передаче царем Иваном Грозным монастырю бывшей вотчины белевских удельных князей деревни Монаенки, а также некоторых других селений и угодий. Акт передачи княжеских вотчин закрепился в монастырском предании об основании монастыря белевскими князьями, а также в богослужебном их поминовении.

К 1610-м гг. на территории монастыря сформировался архитектурный комплекс из пяти деревянных церквей, из которых главной была соборная Преображенская. Она была выделена архитектурно с помощью шатрового завершения, в то время как другие церкви были клетскими.

Краткий экскурс в историю деревянного зодчества позволил составить представление об архитектурном облике церквей. Впервые был осмыслен термин «островерх», ранее не встречавшийся в исследованиях, посвященных истории памятников деревянного зодчества. Можно сказать, что слово «островерх» указывает на крутое, сильно сужающееся кверху, пирамидальное, шатровое завершение церкви.

В первой четверти XVII в. Белев неоднократно подвергался нападению со стороны польско-литовских захватчиков. В 1615 г. трехтысячное польско-литовское войско под предводительством гетмана А. И. Лисовского при отступлении под натиском войск Д. М. Пожарского напало на Белев и пожгло город, посад, церкви и монастырь.

В разделе 3 описывается история возрождения и формирования нового деревянного монастыря с 1615 г. до последней четверти XVII в., описываются типы деревянных церквей, перечисляются вклады на строительство и украшение церквей.

По сравнению с началом XVII в. в архитектурно-художественном облике монастырских церквей произошли серьезные изменения. Стремление к выражению красоты побуждало зодчих повышать высоту церкви не только с помощью шатрового завершения, но и путем устройства подклета, который использовался для служебно-хозяйственных нужд. Для обеспечения входа в церковь прирубали паперть и ставили крыльца с лестничными маршами.

Помимо возведения церквей на территории монастыря в XVII в., традиционно, как и ранее, во второй половине XVI — начале XVII в., продолжалось строительство хозяйственных и жилых строений. Они строились как насельниками монастыря, так и поступали в виде вкладов от мирских лиц.



Вкладчики, среди которых были крестьяне, посадские люди, казаки Белева, сел
и деревень Белевского уезда и других городов, нередко принимали монашество в монастыре, предварительно пройдя послушание, например, в слугах, в качестве рыболова, или совершая другие работы по монастырскому хозяйству. В течение
XVII в. деревянные церкви ветшали и разбирались, некоторые из них возводились вновь. Так продолжалось до последней четверти XVII в., когда в монастыре началось каменное строительство.

Глава II посвящена историко-архитектурному описанию памятников архитектурного ансамбля монастыря, а также краткому изложению сведений о благо-устройстве обители в последней четверти XVII — первой четверти XX в.

В разделе 1 выявлены возможные причины и обстоятельства строительства каменных церквей в последней четверти XVII — начале XVIII в., это: 1) укрепление позиций Церкви и государства в борьбе со старообрядческим расколом в южных границах Московского государства, ставших прибежищами для раскольников; 2) необходимость усиления монастыря как церковно-административного центра Крутицкой епархии в Белеве и Белевском уезде; 3) внимание к монастырю ближайших родственников династии Романовых — Нарышкиных, а также их окружения, особенно если учесть симпатии Нарышкиных Патриарху Никону, боровшемуся с расколом; 4) попечение о нем царских родственников и лиц из ближайшего царского окружения, связанное с вкладами на заупокойное поминовение; 5) постоянное попечение о монастыре представителей известных родов — Солнцевых-Засекиных, Волконских, Сомовых, — для которых он стал родовой усыпальницей, причем не исключено, что забота о монастыре со стороны Воейковых и Юшковых вызвана той же причиной, хотя прямых свидетельств об их захоронениях на территории монастырского некрополя не обнаружено, а можно лишь из записей во вкладной книге и синодике сделать такое предположение; 6) пожар 1681 г., уничтоживший деревянные строения монастыря. Краткий обзор истории формирова-ния архитектурного ансамбля монастыря в последней четверти XVII — первой четверти XX в. представлен на фоне исторических событий, в рамках которых происходили изменения архитектурного облика монастырских строений. Последнюю четверть XVII — первую четверть XIX в. в истории обители можно назвать эпохой формирования архитектурного ансамбля монастыря, почти полностью сохранившего-ся до настоящего времени.



В разделе 2 предпринята попытка создать целостное представление о формиро-вании архитектурного ансамбля монастыря на протяжении последней четверти XVII — начала XX в. На данном этапе исследовательской работы были выявлены сведения о постройках, существовавших на территории монастыря, установлены даты и причины их строительства и перестроек, описана архитектура. Эти постройки следующие: Спасо-Преображенский собор (1683–1686), церковь святителя Алексия, митрополита Московского, на Святых воротах (1693–1696), церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы (1695–1699), церковь святого Иоанна Предтечи (1706–1712)
с примыкающим
корпусом (XVIII в.), колокольня (1816–1818, 1820–? гг.), двухэтаж-ные корпуса по обеим сторонам колокольни (первая четверть XIX в.), настоятельский корпус (между 1803 и 1826 гг.), стена-ограда монастыря (XVIII — начало XIX в.).
В разделе кратко описано внутреннее убранство Спасо-Преображенского собора и церквей.

В разделе 3 на основании соотнесения историко-архитектурных описаний монастырских строений со сведениями архивных документов о других постройках на территории монастыря и за его стенами, служебных, жилых, хозяйственных и хозяйственно-бытового назначения, точные даты создания и существования которых установить не представляется возможным, воссоздана динамика застройки монастырской территории и формирования архитектурного облика монастыря в последней четверти XVII — начале XX в. Панорама архитектурного благолепия монастыря предстает на фоне городских церквей, одноэтажных и двухэтажных жилых, административных и хозяйственных построек, утопающих в зелени садов. Сведения архивных документов позволили установить, что к 1826 г. сформировался комплекс построек, состав которого почти не изменился к началу XX в. Изменения, в основном, касались архитектурного облика самих строений.

Наблюдение за сведениями архивных документов позволило сделать вывод, что в течение XVIII–XIX вв. деревянные постройки в монастыре почти полностью были вытеснены каменными. Основными причинами процесса вытеснения были пожары, быстрое обветшание деревянных строений, а также стремление к улучшению жилищно-бытовых условий в монастыре.

В разделе 4 описывается благоустройство монастыря. В организации внутрен-него пространства монастыря особое место занимали сады. Архивные документы позволили локализовать участки сада и огородов на территории монастыря, выявить породы деревьев, а также установить, что к возделыванию сада монастырь привлекал профессиональных мастеров-садоводов. В начале XX в. на территории монастыря присутствовали элементы ландшафтной архитектуры — деревья, хвойные, плодовые и лиственные, изгородь, кресты и памятники монастырского некрополя, дорожки, рассекающие зеленый массив и облегчающие его восприятие. К юго-западу от Спасо-Преображенского собора располагалось строение, похожее на часовню или ротонду. Водоснабжение монастыря было организовано с помощью привозной воды, а также осуществлялось из колодца, находившегося на его территории. Первые сведения


о колодце встречаются в документах второй половины XVIII в. Централизованная система водоснабжения, с помощью водопроводов, проведенных к монастырским зданиям из городского водопровода, была устроена около 1910 г., видимо, тогда же была устроена хозяйственно-бытовая канализация. Выявлено наличие ливневой канализации. Для сбора мусора на территории монастыря были устроены сорные ямы, для нечистот — отхожие места. В 1914 г. было устроено электрическое освещение.

Глава III посвящена истории земельных, водных и имущественных владений монастыря. В истории монастырских владений выделены два периода: 1-й — от основания монастыря до 1764 г.; 2-й — с 1764 по 1917 г.

В разделе 1 освещается история формирования фонда монастырских земельных, водных и имущественных владений во второй половине XVI — второй половине XVIII в. (до 1764 г.).

Вторую половину XVI в. можно назвать временем складывания основного фонда владений монастыря. Именно в это время формируется комплекс земледельческих, лесных и промысловых объектов (рыбных и бортных), на долгие годы ставших основными статьями содержания монастыря. В числе владений монастыря — вотчины белевских удельных князей, переданные монастырю по указу царя Ивана IV, а также земли, участок реки Оки протяженностью более 100 км с притоками и озерами, рыбные ловли, бобровые гоны, перевозы на реке Оке, лесные и бортные угодья, жалованные бывшими после него государями. Среди вкладов частных лиц — чаще всего дворы, иногда земли. Рост числа монастырских владений в XVII — третьей четверти XVIII в. (до 1764 г.) был незначительным. Однако именно это время отмечено развитием инфраструктуры монастырского хозяйства в принадлежавших монастырю владениях.

Рядом с монастырем располагалась Монастырская слободка с храмом святителя Алексия, митрополита Московского, а на расстоянии полуверсты от него на речке Малой Вырке — Игумнова слободка. В Монастырской слободке жил поп, дьякон, церковные дьячки, пономарь, монастырские служки, работники и беспашенные бобыли, в Игумновой слободке — беспашенные бобыли. Жители слободок работали свечниками, котельниками, плотниками, токарями, кузнецами, занимались рыбо-ловством и другими делами по монастырскому хозяйству. В Игумновой слободке были мельницы и кирпичный завод. Крестьяне монастырских сел и деревень выполня-ли полевые и другие хозяйственные работы. Они облагались столовыми и хозяйствен-ными сборами на монастырь.

К числу имущественных владений, бывших за монастырем во второй половине XVI — третьей четверти XVIII в. (до 1764 г.), следует отнести двор в Москве, монастыри, церкви и часовни. В разное время к монастырю приписывали по причине запустения или упразднения другие обители, находившиеся на недалеком расстоянии от него. В 1666–1764 гг. за монастырем числился Троицкий мужской монастырь г. Кромы Орловской губернии, в 1724–1776 гг. — Белевская Жабынская Введенская пустынь, в 1724–1726 гг. — Козельская Введенская Оптина пустынь. Монастырь строил в этот период церкви в Белеве и Белевском уезде, из которых известны следующие: деревянная церковь святого великомученика Георгия Победоносца в сельце Коринском (последняя четверть XVI в.), деревянная церковь святого великомученика Георгия Победоносца в селе Монаенки (первая четверть XVII в.), каменная церковь в честь святителя Амвросия Медиоланского (первая четверть XVIII в.). В 1709 г. была построена деревянная часовня за речкой Выркой «на верху Пониковки», в конце XVI — начале XVII в. — деревянная часовня «на старом погостищи» между селом Монаенки и деревней Кузменки. В описи 1763–1764 гг. упоминается деревянная часовня в честь святых апостолов Петра и Павла в деревне Сенюхиной. К XVIII в. следует отнести строительство деревянной часовни в честь святителя Николая на Берестовой улице в г. Белеве.

В 1764 г. все владения монастыря были переданы в ведение Государственной коллегии экономии.

В разделе 2 представлена история спорных, тяжебных дел монастыря с другими землевладельцами. Выявлено, что истоки этих проблем восходят ко второй половине XVI — началу XVII в., когда в результате набегов крымских татар и польско-литовских интервентов были разорены владения монастыря и других собственников в Белевском уезде. Крестьян уводили в плен, другие — разбредались, поэтому вотчины пустели, постепенно зарастали лесом. Процесс возрождения сел и деревень был непростым. Крестьяне вновь распахивали запустевшие земли и прикапывали их к владениям своих собственников. Из-за утраты межевых признаков и граней трудно было определить границы владений собственников. Часто этим обстоятельством пользовались неправедно. Было даже так, что землевладельцы подавали царю челобитные с просьбой о наделении их землями, ранее входившими в состав монастырских вотчин. Рядом государевых грамот XVII в. таким челобитчикам было отказано в исполнении просьб и подтверждено право монастыря на владение земля-ми, примеренными из старых монастырских угодий. Завладение помещиками Колычевыми монастырскими угодьями в районе деревни Кузменки в XVII в. следует считать самым крупным в истории землевладений монастыря. В завладении Колычевых оказались 412 десятин разных монастырских угодий. Тяжбы монастыря
с Колычевыми длились несколько десятков лет, с 1680-х по 1730-е гг. В 1730-х гг. эта земля была отмежевана по писцовым книгам 1627/1628–1629/1630 гг. и возвращена монастырю.

Если тяжбы монастыря с Колычевыми о границах землевладений были заложены еще в начале XVII в. и были связаны с восстановлением старых писцовых межей, то другие явно были вызваны несанкционированным вторжением и захватом монастырских вотчин. Это было и вторжение в бортные угодья, и несанкционирован-ный покос сена, и самовольное поселение на посадском дворовом месте в Белеве, принадлежавшем монастырю, и лов рыбы, и засорение мочалами и пенькой реки Оки с притоками и озерами, и заведение перевоза на реке Оке недалеко от монастырского перевоза. Был случай, когда помещик И. П. Воейков добился выдачи царской грамоты на владение рыбными ловлями, минуя прежние царские грамоты, путем обещания выплаты в государственную казну оброка больше монастырского. Настоятель монастыря игумен Геласий в 1653 г. подал государю челобитную и спорное дело разрешилось в пользу монастыря.

Монастырю наносили убытки не только частные лица, вторгавшиеся самовольно в его владения. Известен случай, когда ущерб монастырским вотчинам и крестьянам наносили белевские засечные воеводы. Большая Засечная черта была главным оборонительным рубежом на окраине Московского государства. Пограничная засечная стража формировалась из жителей прилегающих в Засечной черте поселе-ний. Монастырские крестьяне села Монаенок и деревни Кузменок несли сторожевую службу в Федяшевской засеке. В 1684 г. архимандрит Иов подал царям Иоанну
и Петру Алексеевичам челобитную, в которой писал, что засечные воеводы, по царскому указу, ездят по той засеке и «чинят убытки великие» монастырским крестьянам, так что от этих убытков и налогов крестьяне разбрелись. В ноябре 1684 г. царской грамотой засечным воеводам не велено было монастырских крестьян указанных вотчин «в засечных делах ведать», теперь ими стали ведать белевские осадные воеводы. 22 февраля 1685 г. была послана царская грамота белевскому воеводе В. Воейкову, которой было предписано ему ведать «крестьян, которые живут по Белевскую засеку во всяких засечных делах», а крестьянам велено засеку «за их монастырским отводом… ото всяких засечных порух оберегать безпрестанно».

Таким образом, эпоха XVII — первой половины XVIII в. в истории монастырских угодий изобилует фактами тяжб монастыря с другими владельцами. Из причин, обусловивших возникновение тяжб, или спорных дел, можно назвать утрату межевых признаков в результате разорения монастырских сел и деревень во второй половине XVI в. крымскими татарами, а начале XVII в. польско-литовскими интервентами, и попытки восстановления их впоследствии, а также несанкциониро-ванное вторжение, захват и использование монастырских вотчин.

Выявленная история спорных дел монастыря с другими лицами показывает, что эти тяжбы разрешались русскими государями в соответствии с исстари закреплен-ными юридически правами и определенными границами владений, в данном случае в пользу обители.

В разделе 3 рассматривается история владений монастыря во второй половине XVIII — начале XX в. (до 1917 г.). В результате секуляризации монастырских земель, проведенной в 1764 г., за монастырем осталась лишь усадебная земля, на которой он располагался, и пустопорожнее место на скате холма около реки Оки. После 1764 г. в число владений монастыря поступали угодья, выделявшиеся государством. Для содержания монастыря, согласно положению о штатах 1764 г., были отведены следующие угодья из прежних его владений: скотный двор в Игумновой слободке; огородная земля около деревни Ламоновой; Сныховское озеро с бечевниками и луговая земля за рекой Окой. В 1797 г. монастырь получил мельницу на речке Мезгее при деревне Мезгее, в 1800 г. — пашенную землю при отвершке Акульшина оврага около села Тургенева Чернского уезда, в 1865 г. — лесную дачу около села Жиморина. Более никаких угодий в монастырь не поступало вплоть до 1917 г. В этом году все монастырские владения были национализированы.

История монастыря во второй половине XVIII–XIX вв. отмечена строительством Николо-Часовенной церкви (1867–1869 гг.) и нескольких часовен в Белеве. В 1811 г. на Козельской улице возле Козельской заставы в Белеве была возведена каменная часовня в честь Тихвинской иконы Богоматери, а между 1874 и 1878 гг. — каменная часовня в честь иконы Богоматери «Всех скорбящих Радость». Из всех церквей, когда-либо принадлежавших монастырю, до настоящего времени сохранилась только Николо-Часовенная на Берестовой улице, ни одной часовни не сохранилось. Все каменные часовни были разрушены в XX в.

Глава IV посвящена описанию житий святых и святынь монастыря. При выборе и первоначальной разработке темы настоящего исследования возник, в частности, вопрос, какие святыни были в монастыре. При дальнейшей работе над историей обители были выявлены не только сведения о святынях, но и о святых, подвизавших-ся в монастыре. Поэтому глава исследования, посвященная истории и описанию святынь, расширена и предваряется изложением житий святых.

В разделе 1 помещены краткие жизнеописания святого блаженного Никифора (1773–1851), мощи которого почивают под спудом в монастыре, священномученика Петра (Зверева; 1878–1929), бывшего настоятелем монастыря в 1909–1916 гг., и священномученика Игнатия (Садковского; 1887–1938), местом жительства и деятельности которого в должности епископа Белевского, викария Тульской епархии, стал в 1920–1923 гг. монастырь. Жизнеописания священномучеников Петра (Зверева) и Игнатия (Садковского) неоднократно публиковались игуменом Дамаскиным (Орловским) и автором настоящего исследования. Круг публикаций, относящихся к личности этих святых, расширяется до настоящего времени, так что назревает необходимость в создании более полных вариантов житий угодников Божиих. Поэтому в настоящей работе жизнеописания святых изложены кратко, с отнесением в ссылку перечня их трудов и списков архивных источников и литературы о них. Особое внимание в нашем исследовании уделено белевскому периоду деятельности священномученика Петра (Зверева) и Игнатия (Садковского).

В разделе 2 описаны серебряные святые кресты-мощевики. Установлены имена вкладчиков этих крестов. В 1922 г. во время кампании по изъятию церковных ценностей из монастыря были изъяты шесть серебряных напрестольных крестов.

В разделе 3 описываются святые иконы, находившиеся в монастырских храмах и часовнях. В течение многовековой жизни монастыря его храмы пополнялись святыми иконами. Чаще всего вкладчиками этих святынь были именитые люди, а подарены они были по какому-либо случаю, например, дню смерти или поминове-ния усопшего. Несколько монастырских икон особо почитались народом издавна, это: местночтимая икона Тихвинской Богоматери в Тихвинской часовне, чудотворная икона святителя Николая Чудотворца и местночтимая икона святителя Амвросия Медиоланского в Никольской часовне (перенесенные затем в Николо-Часовенную церковь), чудотворная икона «Всех скорбящих Радость», древний образ святого Иоанна Крестителя, иконы Преображения Господня и Пресвятой Богородицы «Одигитрии», подаренные в 1621/1622 г. княгиней А. В. Волконской, другой образ Преображения Господня, которым царь Иоанн Алексеевич благословил окольничего Т. Б. Юшкова, поставленный в 1699/1700 г. в Спасо-Преображенском соборе, список с Федоровской иконы Богоматери в Пафнутьевском приделе Введенской церкви. Икона преподобного Макария Жабынского, находившаяся во Введенском храме монастыря, была написана в 1886 г. на народные средства в связи с восстановлением в 1886–1888 гг. чествования памяти этого святого. Почитание иконы священномученика Кукши, стоявшей в Спасо-Преображенском соборе, написанной в 1892 г., было связано с избавлением Белева от холеры, свирепствовавшей в России, и основано на чувстве благодарности святому за просвещение вятичей светом христианства в XII в.




Каталог: data -> 2012
2012 -> Программа дисциплины Управление реальными инвестициями для направления 080500. 68 «Менеджмент» подготовки магистров
2012 -> Область сотрудничества
2012 -> Программа дисциплины «Моделирование и проектирование электронных приборов»
2012 -> Меморандум об образовании Технологической платформы «Освоение океана»
2012 -> Программа дисциплины «Политика и экономика стран постсоветского пространства»
2012 -> Программа содействия международному развитию: взгляд в будущее
2012 -> Программа дисциплины «Международная система экономического регулирования» для направления 080100. 68 «Экономика» подготовки магистра
2012 -> Программа дисциплины история религиозного образованя для направления 030200. 68 «Политология» подготовки магистра
2012 -> Программа дисциплины Стратегтческое управление портфелем


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал