Проект экспозиции проекта «Средиземье»



Скачать 181.43 Kb.
Дата02.06.2018
Размер181.43 Kb.
Приложение № 2

к Положению о конкурсе на лучший эскизный

проект экспозиции проекта «Средиземье»
Концепция экспозиции проекта «СРЕДИЗЕМЬЕ»
Сегодня каждая попытка сказать что-либо об истории ХХ века неизбежно встраивается в определенный мифологический дискурс, но часто люди не осознают источников создаваемых текстов. Сегодня нет единого мифа о месте, но люди продолжают повторять отголоски прошлого: о Сибири, которой Россия прирастать будет; о Сибири как источнике богатств; о первопроходцах, покорителях тайги, строителях светлого будущего и др., потому что люди остро нуждаются в понимании места, в тексте, объединяющем людей одного времени и одного места в общность, в тексте, который будет выполнять роль «народного космоса». То есть люди нуждаются в мифе. Интересно, что многие краеведческие концепты отразились в детской литературе XX века, как в зеркале.

Обобщая, упрощая, редуцируя сложную историю места до простых, понятных детям формул, детская литература формулировала сибирский миф. Она рассказывала о четырех темах: о жизни Сибири до России, о жизни Сибири в Российской империи, о великих стройках ХХ века и о тесной связи человека и природы. Сегодня, в XXI веке, мы говорим о том же, но у ХХ века был свой вектор, своя «система ценностей». Экспозиция «Средиземье» – это попытка прочитать детскую литературу с мифологической отстраненностью, прочитать сибирский текст, созданный XX веком, как текст о Сибири и о XX веке. Этот текст по-прежнему актуален, потому что пытался «примирить» эпохи, написать единую историю, написать миф, но сейчас многие идеологемы, неизбежно проникавшие в текст, – это история идеологем, это часть мифа. Это история про то, как мифотворец стал частью мифа. К сожалению, сегодня детская литература Иркутской области ХХ века часто остается непрочитанной, а ее краеведческий, мифопоэтический потенциал – невостребованным.

ПРОБЛЕМА, которую проект призван решить, заключается в том, что сибирская детская литература XX века, создавшая самостоятельный сибирский текст и даже больше – сибирский миф, сегодня не выполняет краеведческих функций, то есть не объясняет современному читателю, кто и где мы есть, откуда пришли и куда идем.

ЦЕЛЬ проекта: рассказать о детской литературе Иркутской области как об источнике сибирского мифа, что поможет людям понять место, в котором они живут, ответить на ключевые вопросы: «где мы?» и «кто мы?».

Цель конкретизируется в ЗАДАЧАХ:


  1. Прочитать и проанализировать книги в мифологическом ракурсе, что позволит понять особенность поэтики, позволит понять, как «сделаны» книги и как они «работают».

  2. Создать игровую среду, состоящую из четырех локаций, основанных на особенностях поэтики детской литературы и мифопоэтики пространства Иркутской области.

  3. Распределить тесты по локациям.

  4. Сформулировать задания, позволяющие посетителям читать и понимать тексты.

  5. Задать маршруты по игровому пространству.

Экспозиция предполагает деление на 4 мифопоэтические локации, маршрут и границу. Схема задает пространственные ориентиры, но не является догмой.




ОПИСАНИЕ ЛОКАЦИЙ
СЛАВНОЕ МОРЕ

Ключевая особенность текстов сказок о Байкале – это этиология. Невероятная древность озера, скупость сохранившихся остатков народного эпоса актуализируют архаический пласт мифологии. Этиологические мифы объясняют природные и культурные особенности места. Сказки о Байкале выполняют ту же функцию, они объясняют движение ветров (Култук, Баргузин, Сарма), форму скал (Кобылья голова), ущелий, появление Шаман-камня у истока Ангары и даже плоскую форму леща (удар медведя); они объясняют архаический быт коренных народов, особенность древних промыслов, их тесную связь с животноводством, охотой и рыболовством. Детская литература XX века, опираясь на остатки древнего эпоса, восполняет нехватку архаического сибирского текста. Сибирь – это древняя история (планеты, природы, коренных народов) и короткая история сибирского текста. Детская литература, возможно, невольно актуализирует миф, потому что говорит о недавно сотворенном мире во вполне обозримом прошлом, поэтому происходит смешение времен и плоды индустриализации XX века (например, БАМ) объясняются с помощью этиологической мифологии. Детская литература пишет сибирский текст, то есть занимается особым форматом краеведения, созданием образа региона в сознании его жителей. Почему именно детская литература? Потому что XX век вытеснил миф в область детского жанра. А первое, что должен сделать миф – объяснить особенности пространства и культуры местности и, главное – раздать имена (функция Адама и «адамистов»). Дети усваивают имена, усваивают названия предметов. Это самый естественный процесс. Если культура имеет аналоги в возрасте, то Славное море – это детство культуры.
Задания. Задания напрямую связаны с особенностью сказок о Байкале, то есть детям будет предложено «объяснить» и «дать имя». В прямой и обратной последовательности. Сделать то же самое, что сделали авторы сказок. Локация «Славное море» – это место, где можно сочинять этиологические сказки.

  1. Дать имя. На Байкале есть огромное количество красивых и безымянных мест: ущелий, скал, ручьев, которым природа дала причудливую, похожую на что-либо форму, но у этих мест нет эпоса. У некоторых мест есть имя, часто «народное», неофициальное, но у них нет истории. Тогда посетителям будет предложено «объяснить» эпосом, историей имя.

  2. Объяснить имя. Есть места с существующим официальным именем, но у них неинтересная история. Например, поселок на берегу Байкала – Большие коты. Название связано с обувью («кОты»), но оно буквально просится в сказку с большими котами.

  3. Объяснить особенность. Дети могут узнать из книг об особенностях обитателей Байкала. И попробовать объяснить их сказкой. Например, они могут прочитать существующие сказки о белом цвете нерпенка или прозрачности голомянки и дополнить их.

Результаты могут стать основой самостоятельной книги или выставки.
СТАРЫЙ ГОРОД

Ключевая особенность рассказов об Иркутске – это ссылка на историю города. Если в локации «Славное море» ребенок попадает в девственный мир с нехваткой текста, то «Старый город» – это жизнь ребенка в городе, где за каждым предметом, зданием, улицей уже скрывается текст. «Славное море» – это «дать имя», а «Старый город» – «узнать имя». Литература в сказках о Байкале восполняет нехватку эпоса, а в рассказах об Иркутске сохраняет историю и возбуждает любопытство к ней. Здесь снова возникает ситуация с древней историей и молодым сибирским текстом. История Иркутска берет начало в XVII веке, а первые попытки создания текста для детей – это XIX век. Но даже XIX век – это собирательство фольклора и литературное оформление. Самостоятельный текст рождается в XX веке, и он сначала пишет, «создает» мифы о происхождении мира, а затем «восстанавливает» историю. Поэтому в старом городе нет конфликта со всем новым. Историю «Старого города» писали люди из новой реальности, те же люди, что строят «Новый город».

Момент волшебства, сказочного преображения заключается в том, что место, дом, где ты сейчас находишься, существовало ранее, возможно, с другими функциями. У каждого объекта есть второе дно, он не совсем то, чем кажется, а раньше у него даже имя другое было.



У «Старого города» есть свое лицо. Он – старый и уютный, это лирика уюта, быта, повседневности. Если «Славное море» – это мифический размах, то стихия «Старого города» – частность, внимательность к деталям.

Задания. Как и во всех локациях, задания будут непосредственно связаны с их ключевой особенностью. «Старый город» – это предметы с текстом, и детям будет предложено найти нужный текст. «Старый город» – это квест, ссылка, шкатулка с секретом, дом с историей, с другими владельцами. Например, фотография, картина, рисунок, карта, адрес будут сопровождены ссылкой на книгу, полку, ящик. Детям может быть предложено найти нужный текст, интересную подробность и сопроводить их адресом, найти «имя из прошлого».
НОВЫЙ ГОРОД

Ключевая особенность текстов о «Новом городе» – это стройка и покорение. Стройка нового мира, нового города, новой цивилизации. Локация говорит о процессе, а не результате. Как всегда, следом за масштабом (мечтаний и строительства) размахом в литературу приходит миф. Если миф «Славного моря» – это этиологический миф, самая древняя форма мифа, то «Новый город» – это миф космогонический, мифы о Сотворении, которые появились позже, но отличаются особой сакральностью. Но это история о «стройке» (Сотворении), написанная строителями. С этим связано смешение космогонической мифологии с героической. Текст «Нового города» рассказывает о «покорении» природы, о «победе» над дикой, слепой природой. И эта победа призвана дать природе разум, зрение. Сибирский текст о «Новом городе» – это эстетизация и гуманизация процесса покорения природы. «Новый город» – это цивилизация XX века, возникшая в глухой тайге, поэтому здесь так громко звучит тема человека и природы. Новый город – это стройка, конструкт и конструктивизм человека против конструкта Бога, природы. И весь космогонический и героический масштаб сопровождается мальчишеским восторгом. (Н. П. Печерский «Генка Пыжов – первый житель Братска»). Город, начинающийся с высокотехнологичной плотины, а не с деревянной крепости – это ключевой миф XX века. Новый город» – это мальчишка на стройке, мальчишка, завороженный механизмами, влюбленный в машины (в широком смысле). «Новый город» – это мальчишка с новой игрушкой. В этой мысли детская литература дублирует общий дискурс XX века, но ребенок – не просто наблюдатель воплощений мечтаний взрослых, он тоже мечтает, и его мечты направлены в будущее, что воплощается в тесных связях детской литературы и научной фантастики.

Задания. Задания для детей в локации «Новый город» будут связаны со «стройкой», конструктором. Можно создать простой механизм, в котором условный «кубик», преграждающий путь реке, зажигает лампочку. А рядом можно предложить строить и перестраивать город из кубиков. Но это не самое главное. Повторять механизмы, зажигать лампочки над Ангарой, прокладывать железную дорогу сквозь тайгу – это аттракцион для самых маленьких. Чтобы действительно понять пафос и замысел, нужно начать мечтать и строить новые цивилизации, потому что «Новый город» – это модернистский, футуристический проект. Поэтому более адекватным поэтике детских рассказов заданием может стать создание еще несозданного, например, вариантов покорения Луны или Марса. «Генка Пыжов – первый житель Марса».
ТАЙГА

Ключевая особенность текстов этой локации заключается в совмещении понятий «выжить» и «подружиться». Особенность сибирского текста о растениях и животных, текстов о природе вообще заключается в постоянном «преодолении». Мир Сибири не создан для человека, не приспособлен, не комфортен. Природа не рада человеку и пытается его изжить. Пребывание человека в тайге – это всегда «несмотря на…». Несмотря на нечеловеческий холод, несмотря на диких животных, скудность пищи и т.д. И это касается не только человека, но и мира животных и растений, такие рассказы часто связаны с «приспособлением», хитрой выдумкой, благодаря которой сосны, например, могут расти на скалах, олени жить в вечной мерзлоте, а нерпы в ледяной воде. Но, в отличие от текстов «Нового города», которые предлагают «покорить», «окультурить» природу, тексты «Тайги» предлагают человеку примирение с природой, а в детском варианте – дружбу с ней. Если ребенок будет знать, как устроена природа, то сможет ее понять и подружиться, сможет осознать отсутствие враждебности. И тогда дети ни за что не пропадут. Мальчишки смогут отправляться в многодневный поход лишь с удочками, потому что тайга прокормит, тайга согреет, даст кров. Природу не нужно покорять, ее нужно сохранять. Эти тексты во многом – реакция раскаяния мечтателей и «покорителей» природы.

Задания. Задания для детей будут напрямую связаны с понятиями «узнать» и «подружиться». Например, детям можно предложить курсы «выживания». Можно совершать воображаемое путешествие в тайгу. Тексты книг, схемы, инструкции помогут узнать, что там растет, что из этого можно съесть, какие животные там водятся, какие у них привычки, кого стоит бояться, как правильно вести себя при встрече, как организовать ночлег и стоит ли разводить костер.
РЕКА

Река (Ангара) должна стать дорогой, маршрутом, потому что все соединяет, потому что мы называемся Приангарьем. «Река» – разная. В зависимости от близости к той или иной локации «Река» меняет свой образ. В локации «Славное море» она – дочь старика Байкала. В «Старом городе» Ангара – свидетельница и участница истории Российской империи. В «Новом городе» Ангара «зажигает огни» над тайгой, несет свет, цивилизацию, сознание, культуру дикой природе. В «Тайге» Ангара – просто река, часть живой природы со своими уникальными свойствами и обитателями. Движение «Реки» может нарушать связь с реальной географической картой Иркутской области, но это мотивировано. Если все прежние архетипы – это архетипы пространства и поэтики, то Ангара – это еще и знак времени, циферблата, жизни, замкнутости. Именно «вдоль Ангары», «по Ангаре» мы предполагаем разместить экспонаты, книги. Потрепанные книги с историями и без, с автографами, записками, с прикрепленным библиотечным списком читателей, бравших книгу домой. Это будут самые известные, надеемся, что узнаваемые родителями издания детской литературы ХХ века и первый выпуск журнала «Сибирячок». Экспонаты можно связать «ангарскими бусами» из одноименной знаменитой сказки Стародумова, что тоже должно символизировать неразрывность. Или расположить отдельными «бусинами», что будет говорить о драгоценности каждой книги.


ГРАНИЦА

Экспозиционное пространство позволяет сделать переход от реальности к сказке. Этот переход будет связан с образом библиотеки. Чтобы попасть в мир «Средиземья», нужно пройти «сквозь» книги. Чтение – это всегда погружение в иную реальность, а библиотека в истории литературы часто связана с образом лабиринта. Это даст возможность реализовать одну из сказочных архетипических сюжетных стратегий: чтобы найти волшебную страну – нужно заблудиться.


ПРИМЕЧАНИЕ 1

Деление текстов на локации – это условность, которая связана в первую очередь с поэтикой и художественной задачей сибирских писателей, и лишь во вторую – с реальной географией. Этиологическая мифология связана не только с Байкалом, но и часто появляется в сказках, посвященных коренным жителям севера Иркутской области, но их изучение предполагается в локации «Славное море». Авторы детской литературы предлагают дружить не только с жителями глухой тайги, но и с обитателями Байкала, но эти тексты будут изучаться в локации «Тайга». История XVII-XIX веков связана не только с Иркутском, но и, например, с Братским острогом, со многими поселками на берегу Байкала, но это тексты из локации «Старый город». Повесть М. Сергеева «Машина времени Кольки Спиридонова» подтверждает точность нашей догадки и разумность такой дифференциации. Герои совершают путешествие в архаическое прошлое («Славное море»), в «светлое» будущее, где встречают своих прямых потомков (что чрезвычайно важно) и даже попадают на похороны Григория Шелихова («Старый город»). И хотя в вымышленном топосе «Прибайкальск» угадывается любимый автору Иркутск, эту книжку мы предложим прочитать в локации «Новый город», потому что повесть связана с фантазией и грезами о будущем. Книга В. Имшенецкого «Секреты лабиринта Гаусса» повествует о мальчишках на берегу Байкала. Они находят стоянки древнего человека («Славное море»), мальчишки раскрывают исторические загадки и ищут золото («Старый город»), но все же главное в книге – мальчишки знают природу и географию родного края и могут долго и автономно здесь жить, поэтому это книга из локации «Тайга».


ПРИМЕЧАНИЕ 2

Последовательность локаций – свободная. Все четыре локации – это краеведческий, сибирский текст, который создал ХХ век. Не только мечты о покорении природы («Новый город») и не только экологическое раскаяние и примирение с природой («Тайга»), но и архаические мифы коренных народов («Славное море»), и история XVII-XIX веков («Старый город») – это история, написанная ХХ веком. И даже взгляд в будущее – это взгляд из ХХ века. И рассказывает этот взгляд не о будущем, а о тех, кто смотрел в будущее. (Сегодняшние образы будущего сильно отличаются, потому что их создают сегодняшние люди).

Но мы можем предложить маршруты.

Маршрут 1 «Славное море – Старый город – Новый город – Тайга» станет основным, он связан с условной картой региона, он связан с хронологией. Это маршрут от стоянок древнего человека до экологической мысли 80-х гг. XX века.

Можно предложить «попарное» исследование локаций. Локации «Славное море» и «Новый город» связаны с творчеством, созиданием, фантазией и рассчитаны на детей младшего возраста. А локации «Старый город» и «Тайга» – с погружением в науку, в историю, биологию, географию. Они рассчитаны на учеников средней школы. Это маршрут 2.



Для нас особенно важно выделить маршрут 3, который расскажет о сибирском тексте как о едином мифе, как это было сделано Г. Г. Маркесом в романе «Сто лет одиночества». Сначала люди пришли в новый девственный мир, у которого не было имен. Они раздали имена и объяснили себе его устройство. И это этиологическое «Славное море». Затем героические люди построили в новом мире свою цивилизацию. И это космогонический и героический «Новый город». Город старел, люди обживались, учились комфортно жить в уже отстроенном городе. Время героики сменилось уютом мещанства, миф уступает место истории. И это «Старый город». А затем «Старый город» растворяется в «Тайге». Все возвращается в природу, потому что любая мифология заканчивается эсхатологией. И вся эта многовековая история вполне обозрима из пределов ХХ века, потому что создана ХХ веком. За какие-то сто лет одиночества.



Результатом путешествия по локациям могут стать ответы на вопросы, обозначенные в проблеме проекта:
Славное море:

«Где мы?» Мы живем в парадоксальном месте, у берега самого древнего озера на планете, где древность сибирской истории природы и человека сталкивается с молодостью сибирского текста. Поэтому многие вещи остаются необъясненными и безымянными.

«Кто мы?» Сегодня мы не только читатели (носители) мифологии, но и ее создатели.

Старый город:

«Где мы?» Мы живем в месте, которое с XVII века включается в большую историю большой страны.

«Кто мы?» Мы – часть истории большой страны. События, описанные в учебнике истории, не только о столицах, они связаны с нами. Мы можем видеть следы этих событий у себя «под ногами».
Новый город:

«Где мы?» Мы живем в динамичном, меняющемся мире. Там, где недавно была непролазная тайга, может вырасти новый город.

«Кто мы?» Мы – мечтатели. Мы – создатели образов будущего. Образы нашего будущего – это реальность, в которой будут жить наши прямые потомки. Более того, в столь динамичном мире мы можем стать свидетелями воплощения своей мечты.
Тайга:

«Где мы?» Мы живем в месте, где по-прежнему невероятно остро стоит проблема столкновения поля природы и поля культуры. Тема «человек и природа» здесь основная, она присутствует в любом вопросе, ее актуализация – часть нашего самоопределения.

«Кто мы?» Мы люди, несущие ответственность за сохранение природы. И живая природа – неотъемлемая часть наших образов будущего.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал