Спейс-информ


Сокращения, используемые в таблице 4



страница6/7
Дата17.10.2016
Размер1.15 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Сокращения, используемые в таблице 4:
Байконур – Космодром “Байконур” (ранее – 5-й Государственный испытательный космодром “Байконур”), Казахстан (арендован Россией);

БПА – блок перспективной авионики;

Ванденберг – База ВВС США “Ванденберг” (Vandenberg Air Force Base), шт. Калифорния, США;

ГСО – геостационарная орбита;

ДЗЗ – Дистанционное зондирование Земли

КА – космический аппарат;

Канаверал – Станция ВВС США “Мыс Канаверал” (Cape Canaveral Air Force Station) и Космический центр им. Джона Кеннеди (Kennedy Space Center), шт. Флорида, США;

Кодиак – Стартовый комплекс “Кодиак” на о. Кодиак, шт. Аляска, США;

Куру – Гайанский космический центр – космодром “Куру” (Guiana Space Center), Французская Гайана;

МКС – Международная космическая станция

ОАЭ – Объединенные Арабские Эмираты;

Плесецк – 1-й Государственный испытательный космодром Министерства обороны РФ “Плесецк”, Архангельская обл., Россия;

РН – ракета-носитель;

СА – спускаемый аппарат;

Семнан – ракетный полигон Семнан, Иран;

Сичан – Центр космических запусков Сичан;

СПРН – система предупреждения о ракетном нападении;

США – Соединенные Штаты Америки;

Тайюань – Центр космических запусков Тайюань;

Танегасима – Космический центр Танегасима (Tanegashima Space Center), Япония;

Тихий океан – морская стартовая платформа “Одиссей”, экваториальная зона Тихого океана;

Уоллопс – ракетный полигон на острове Уоллопс (Wallops Flight Facility), шт. Вирджиния, США;

Цзюцюань – Центр космических запусков Цзюцюань, Китай;

Шрихарикота – Космический центр им. Сатиша Давана (Satish Dhawan Space Centre), Индия;

Ясный – позиционный район «Домбаровский», Оренбургская обл., Россия.

ATV – автоматический транспортный корабль (Automated Transfer Vehicle), Европейское космическое агентство;

BSAT – компания Broadcast Satellite Systems Corp., Япония;

CZ – семейство ракет-носителей “Великий поход” (Chang Zheng), Китай;

DICE – изучение динамики ионосферы с помощью наноспутников (Dynamic Ionosphere CubeSat Experiment);

ECA – модифицированная криогенная ступень типа А (Evolution Cryotechnique type A) (для ракеты-носителя Ariane-5);

ELISA – спутник электронной разведки (Electronic Intelligence by Satellite), Франция;

Eutelsat – Европейская организация спутниковой связи (European Telecommunication Satellite Organization);

FM – летный экземпляр (Flight Model);

HTV – транспортный корабля (H-2B Transfer Vehicle), Япония;

GRAIL – спутник для изучения гравитации и внутренней структуры (Gravity Recovery and Interior Laborator), США;

GSAT – геостационарный спутник (Geostationary Satellite), Индия;

IGS – спутник сбора информации (Information-Gathering Satellite), Япония;

MSL – лаборатория для исследования Марса (Mars Sciences Laboratory), США;

NPP – перспективный проект Национальной спутниковой группировке по мониторингу атмосферы с полярных орбит (NPOESS [National Polar-orbiting Operational Environmental Satellite System] Preparatory Project);

PFM – летный экземпляр прототипа (ProtoFlight Model), Европейское космическое агентство;

PSLV – ракета-носитель Polar Satellite Launch Vehicle, Индия;

PSSC – малоразмерный солнечный парус (Pico-Satellite Solar Cell);

RAX – изучение распространения радиоволн в зоне полярных сияний (Radio Auroral Explorer);

SAC – спутник для прикладных исследований (Satélite de Aplicaciones Científicas);

SES – компания Société Européene des Satellites World Skies, Люксембург;

SSOT – система наблюдения за земной поверхностью (Sistema Satelital para la Observación de la Tierra), Чили;

ST – Сингапур / Тайвань (Singapore / Taiwan);

STS – космическая транспортная система (Space Transportation System), США;

USA – Соединенные Штаты Америки (United Stated of America) – обозначение для военных спутников США.

В минувшем году в различных странах мира стартовали 84 ракеты-носителя, целью которых был вывод на околоземную орбиту полезной нагрузки различного характера. Из этого числа 77 пусков были успешными, три – частично-успешными, четыре – аварийными.

Число запущенных в 2011 году носителей по сравнению с предыдущим годом возросло на 10 единиц (на 13,5 %) и практически достигло уровня 2000 года, когда состоялись 85 запусков. За последнее десятилетие это наивысший показатель.

Уровень аварийности РН при космических запусках в 2011 году составил 4,76 %, что лучше, чем год назад (5,4 %), но хуже, чем два года назад (3,85 %), и гораздо хуже, чем в 2008 году (2,98 %). Однако эти цифры учитывают только аварии носителей на участке выведения. Если же принять во внимание выход космических аппаратов на нерасчетные орбиты (“Гео-ИК-2” и ”Экспресс АМ4”) и их потерю сразу же после запуска (“Фобос-Грунт”), то ситуация будет еще хуже.

В минувшем году возникла определенная сложность с распределением пусков РН по странам и запускающим организациям. “Запутало” ситуацию начало полетов “Союзов” с космодрома Куру. С одной стороны, это российские ракеты и их стоило бы “записать” за Россией. Но, с другой стороны, они закуплены компанией Arianespace и запускаются с космодрома Куру во Французской Гвиане.

Чтобы в будущем избежать путаницы, в нынешнем обзоре будут сформулированы основные принципы, которых я буду придерживаться впредь при распределении РН по странам и запускающим организациям.

При запусках китайских, индийских, японских, израильских, иранских и корейских ракет-носителей вопросов не возникает. Здесь всё достаточно определенно: национальная ракета + национальный космодром = количество РН, запущенных в соответствующей стране.

В принципе, нет особых вопросов и по США. С единственной оговоркой, что в эту графу будут включаться и запуски, произведенные частными американскими компаниями. Например, пуски компании SpaceX (в 2012 году запланировано, как минимум, три пуска ракет семейства Falcon).

А вот по России и компаниям Arianespace и Sea Launch такой однозначности нет.

Поэтому…


Как и раньше, все пуски РН с космодрома Байконур, включая запуски по программам “Наземный старт” и “Днепр”, будут “числиться” за Россией. Как и запуски, которые будут производиться из Плесецка, Капустина Яра и Ясного, а также, после 2015 года, с космодрома “Восточный” в Амурской области.

Пуски РН с космодрома Куру во Французской Гвиане, включая запуски российских носителей “Союз”, будут включаться в графу пусков для консорциума Arianespace.

Пуски РН “Зенит-3SL” с морской стартовой платформы Odyssey будут “записываться” за консорциумом Sea Launch, несмотря на то, что теперь “львиная доля” акций этой международной компании принадлежит РКК “Энергия”.

Пуски украинских РН “Циклон-4”, после того, как они начнутся, придется “отнести” на счет Бразилии, так как реализация этого проекта будет осуществляться на территории Бразилии.

В то же время, для полноты картины, при распределении пусков РН по странам и запускающим организациям в таблицу, в виде примечания, будет включена еще одна цифра, общее количество пусков российских РН – суммарное число пусков, включенных в графы для России и для консорциума Sea Launch, а также пуски РН “Союз” с космодрома Куру.

В соответствии с изложенными выше принципами, прошедший 2011 “пусковой” год выглядит следующим образом (см. таблицу 5):


Таблица 5. Количество пусков РН по странам и организациям

Страна или организация

Количество РН, запущенных в 2011 году

В том числе

Успешных

Частично-успешных

Аварийных
















Россия

32

27

3

2

Китай

19

18

-

1

США

18

17

-

1

Arianespace

7

7

-

-

Индия

3

3

-

-

Япония

3

3

-

-

Sea Launch

1

1

-

-

Иран

1

1

-

-
















Итого

84

77

3

4
















Общее число пусков российских РН

35

30

3

2

И еще одна ремарка к таблице.

Ракеты-носители, использовавшиеся при пусках по программам Sea Launch, “Наземный старт” и “Днепр”, были изготовлены в Днепропетровске (Украине). Отдавая должное украинским коллегам, надо указать, что шесть РН, запущенных в 2011 году, были украинского производства (в два раза больше, чем в 2010 году). Все они включены в число стартов российских носителей.

В первом полугодии 2011 года были выполнены 30 пусков космических носителей, во втором – 54.

Наименьшей интенсивность пусковой деятельности была в I квартале прошедшего года (12 пусков)

Как и все последние годы больше всего запусков “выполнила” Россия – 32 пуска (38,09 %). С учетом пусков по программам Sea Launch и “Союз” в Куру” это число увеличивается до 35 (41,67 %). Настораживает только относительно высокий уровень аварийных и частично-успешных пусков – 5 (15,62 % и 14,28 % соответственно для различных методик подсчета).

К положительным факторам стоит отнести увеличение количества пусков российских носителей по национальным программам – с 9 до 13. Какими бы привлекательными с экономической точки зрения не были пуски по коммерческим программам, не они определяют “место” страны в космической деятельности.

Девять российских пусков были проведены по программе МКС. Правда, один старт оказался аварийным – первая авария при строительстве станции и первая авария при запуске “Прогресса” за 33 года его летной истории.

И еще одно замечание к российской “пусковой активности”. Может быть, это лишь простое совпадение, но все аварийные и частично-успешные запуски касались исключительно российских космических аппаратов. Все пуски по коммерческим программам были успешными. Не делаю никаких выводов, но обращаю на это особое внимание.

Впервые в истории мировой космонавтики на второе место по числу запущенных ракет вышел Китай – 19 стартов (22,35 %), в том числе один аварийный. Для Китая данный показатель является “рекордным”. Никогда ранее в Поднебесной не запускали столько космических носителей. По китайским планам вообще предполагался запуск 20 ракет. Но один аварийный пуск заставил Китай скорректировать свои планы.

После нескольких лет перерыва, Китай вновь вышел на рынок коммерческих запусков. Но предпочтение там все равно отдается национальным программам.

США впервые в своей истории “скатились” на третье место – 18 стартов (21,17 %), в том числе один аварийный. Но американцы запускают столько, сколько им надо, не стремясь в пусковой деятельности быть “впереди планеты всей”.

В США состоялись три заключительных полета кораблей многоразового использования. В ближайшие годы, до начала регулярной эксплуатации частных космических кораблей, американцы будут возить своих астронавтов на российских “Союзах”, а американские грузы для МКС будут доставляться на российских “Прогрессах”, европейских ATV и японских HTV.

Из иных аспектов пусковой деятельности стран мира стоит отметить возобновление стартов с морской стартовой платформы Odyssey по программе Sea Launch, начало пусков “Союзов” из Куру, а также интенсификацию работ по программе “Наземный старт” (пуски украинских ракет “Зенит-2SLБ” с космодрома Байконур под эгидой компании Sea Launch).

В результате пусков РН в 2011 году на околоземную орбиту были выведены 131 космических аппарата. Это на 13 спутников больше, чем в 2010 году.

В это число включены два американских наноспутника Nanosail-D2 и Fastrac-2, отделенных в начале минувшего года от запущенных в 2010 году спутников Fastsat и Fastrac-1 соответственно. Но не включен китайский марсианский зонд, который был запущен одновременно с “Фобос-Грунтом”. Он так и остался в составе аварийной станции.

Семь спутников были утеряны в результате аварий. При дальнейшем анализе эти КА также учитываются в общих подсчетах.

В таблице 6 приведено распределение запусков КА по запускающим странам и организациям.


Таблица 6. Распределение КА по запускающим странам и организациям (запущенные / выведенные)


Страна

Россия

США

Китай

Arianespace

Индия

Япония

Sea Launch


Иран

Кол-во

КА


54 / 52


32 / 28


22 / 21


17 / 17


8 / 8


3 / 3


1 / 1


1/ 1

Как и по числу осуществленных пусков ракет-носителей, Россия удерживает лидерство и по числу выведенных на орбиту космических аппаратов. Но 28 КА (51,85 %) – это зарубежные спутники, запускаемые по коммерческим контрактам.

При иной методике подсчета, когда за Россией “числятся” еще два пуска “Союзов” из Куру и старт РН “Зенит-3SL” с морской стартовой платформы, количество запущенных КА увеличивается до 63 (выведенных – 61), а доля коммерческой полезной нагрузки возрастает до 58,73 %.

Многовато, однако ж. Кому-кому, а лично мне лавры главного “космического извозчика планеты”, каковым сегодня называют Россию, не особенно душу греют.

Остальные страны свои позиции, в основном, сохранили. Отличия минимальные.

Если же говорить о национальной принадлежности выведенных на орбиту и на межпланетные траектории космических аппаратов, то картина будет немного отличаться от показателей пусковой деятельности.

Распределение числа космических аппаратов (в том числе утерянных в результате аварий) по их национальной принадлежности приведено в таблице 7.
Таблица 7. Распределение числа КА по их национальной принадлежности


Страна

Количество запущенных КА

(в т.ч. утерянных)

Страна

Количество запущенных КА

(в т.ч. утерянных)

США

45 (4)

Сингапур

1

Россия

26 (2)

ОАЭ

1

Китай

20 (1)

Канада

1

Люксембург

7

Иран

1

Индия

5

Казахстан

1

Франция

5

Пакистан

1

Япония

4

Италия

1

Аргентина

3

Турция

1

Нигерия

3

Саудовская Аравия

1

ЕКА (Европа)

3

Израиль

1

Украина

2

Чили

1

В таблицу не включены четыре космических аппарата, имеющих “двойное гражданство”: образовательный спутник Youthsat (Индия / Россия), телекоммуникационные ST-2 (Сингапур / Тайвань) и Atlantic Bird-7 (Люксембург / Египет), океанографический Megha-Tropiques (Индия / Франция).

По числу принадлежащих им спутников и космических кораблей лидерство, как и все последние годы, за США.

При запусках КА в 2011-м году были использованы ракеты-носители 26 типов.

Началась эксплуатация российских ракет-носителей “Союз”, модернизированных для космодрома Куру.

Вот, пожалуй, и все, что можно сказать о носителях. Их распределение по типам приведено в таблице 8.


Таблица 8. Распределение РН по типам и национальной принадлежности


Тип РН

Страна-изготовитель

Количество пусков

В т.ч. аварийных

Союз-У и – ФГ

Россия

10

1

Протон-М

Россия

9

-

Союз-2

Россия

7

1

Atlas-5

США

5

-

Ariane-5

Франция

5

-

CZ-3B

Китай

5

-

Зенит-2SБ

Украина

4

-

CZ-2C

Китай

4

1

Delta-4

США

3

-

H-2

Япония

3

-

Space Shuttle

США

3

-

CZ-3A

Китай

3

-

PSLV

Индия

3

-

Delta-2

США

3

-

CZ-4B

Китай

3

-

Minotaur-1

США

2

-

CZ-2F

Китай

2

-

Союз-СТ

Россия

2

-

Рокот

Россия

1

-

Taurus

США

1

1

Safir-1B

Иран

1

-

CZ-3C

Китай

1

-

Днепр

Украина

1

-

Зенит-3SL

Украина

1

-

Minotaur-4

США

1

-

CZ-2D

Китай

1

-
















Итого

84

4

В целом, картина использования РН различных типов осталась прежней. Отмечу только, что доминирующие позиции на рынке космических запусков по-прежнему сохраняют ракеты на базе королевской “семерки” – “Союз-У, -ФГ, -2”. Сколько лет прошло, а мы по-прежнему летаем на тех же ракетах, что и в начале космической эры. Можно только порадоваться гениальности наших конструкторов, создавших много лет назад изделие “на все времена”.

В качестве стартовых площадок в 2011 году было использовано 15 “точек” на земном шаре. Новых космодромов в минувшем году не появилось.

Распределение запусков по космодромам приведено в таблице 9.


Таблица 9. Распределение пусков РН по космодромам


Космодром

Количество пусков

В т.ч. аварийных

Байконур (Казахстан, аренда Россией)

24

1

Канаверал (США)

10

-

Сичан (Китай)

9

-

Плесецк (Россия)

7

1

Куру (Французская Гвиана)

7

-

Цзюцюань (Китай)

6

1

Ванденберг (США)

6

1

Тайюань (Китай)

4

-

Шрихарикота (Индия)

3

-

Танегасима (Япония)

3

-

Семнан (Иран)

1

-

Уоллопс (США)

1

-

Ясный (Россия)

1

-

Кодиак (США)

1

-

Тихий океан

1

-










Итого

84

4

По-прежнему мировым лидером по числу пусков остается арендованный Россией космодром Байконур в Казахстане – 25. Правда, его “доля” в 2011 году немного снизилась – с 32,43 % (в 2010 году) до 28,57 % от общего числа пусков в мире. Но “отрыв” от других стартовых площадок у Байконура более чем “комфортный”.



IV. НА МЕЖПЛАНЕТНЫХ ТРАССАХ
В 2011 году на межпланетных трассах произошло достаточно много интересных и важных событий.

Сначала о том, “что” ”ушло” на межпланетные трассы и “что” не смогло уйти.

Летом 2011 года в направлении Юпитера отправился межпланетный зонд Juno. В марте 2016 года космический аппарат должен выйти на орбиту вокруг газового гиганта и изучить магнитное поле планеты, а также проверить гипотезу о наличии у Юпитера твердого ядра.

В начале осени отправились в полет два американских “лунника” – GRAIL-A и GRAIL-B (GRAIL – Gravity Recovery and Interior Laborator – cпутник для изучения гравитации и внутренней структуры). Как видно из названия космических аппаратов, им предстоит изучить гравитационное поле нашей небесной соседки и ее внутреннюю структуру. За несколько часов до наступления 2012 года GRAIL-A вышел на селеноцентрическую орбиту. В первый день нового года это предстоит сделать GRAIL-B. Первые результаты миссии станут известны через несколько месяцев.

И, наконец, в конце ноября в сторону Марса отправлена станция Curiosity (в переводе с английского – “любопытство”). В августе 2012 года она должна совершить посадку на поверхности Красной планеты и доставить туда марсоход нового поколения. Его работа рассчитана на несколько месяцев, но, памятуя опыт Spirit и Opportunity, возможно, что он проработает гораздо дольше.

К Марсу должна была отправиться и российская межпланетная станция “Фобос-Грунт”. Однако, ее миссия закончилась, так и не начавшись. Сразу после выхода на опорную орбиту вокруг Земли связь с космическим аппаратом была потеряна. Спустя две недели “Фобос-Грунт” “подал голос” с орбиты и даже передал кое-какую телеметрию. Правда, не читаемую. На этом, в принципе, все и закончилось – экспедиция за грунтом Фобоса провалилась.

К сожалению, нам никогда не везло с Марсом. Из 19 станций (включая “Фобос-Грунт”), которые мы пытались направить в сторону Красной планеты, ни одна (!) полностью не выполнила программу полета. Девяти станциям удалось реализовать задумки ученых частично. Полет десяти станций был провальным.

Первый пуск был произведен 10 октября 1960 года, но закончился аварией ракеты-носителя “Молния” на участке работы третьей ступени.

Аналогичным результатом завершилась и вторая попытка, предпринятая четырьмя днями позже. И вновь подвела третья ступень носителя.

Обе станции имели своей задачей пролет близ Марса. А при удачном стечении обстоятельств, и попадание в диск планеты. Естественно, решение этой задачи пришлось отложить.

Кстати, эти две аварии косвенно повлияли на сроки первого полета человека в космос. Не будь их, Юрий Гагарин мог бы побывал на орбите не в апреле 1961 года, а несколькими месяцами раньше.

Следующая попытка “выстрелить” в сторону Марса была предпринята осенью 1962 года. К старту были подготовлены три станции, также имевшие задачей пролет близ Марса (или попадание в диск планеты, если повезет). И все они были запущены. Но…

Стартовавшая 24 октября станция 2МВ-4 № 3 успешно вышла на околоземную орбиту. Однако большего достигнуть не удалось – отказал разгонный блок и космический аппарат так и остался “привязанным” к родной планете. Спустя несколько дней он сошел с орбиты и сгорел в плотных слоях земной атмосферы.

Точно такой же была судьба станции 2МВ-3 № 1, запущенной 4 ноября: выход на околоземную орбиту, авария разгонного блока и «кончина» в плотных слоях земной атмосферы.

А вот станция 2МВ-4 № 4, которую запустили 1 ноября, оказалась “счастливее” своих “коллег”. На этот раз разгонный блок сработал так, как ему было положено, и аппарат, получивший название “Марс-1”, отправился в долгий путь к Красной планете.

Почти пять месяцев он исправно выходил на связь, передавая данные о межпланетном пространстве. Но затем замолчал. Сказалось отсутствие опыта эксплуатации столь удаленных от Земли космических аппаратов. Замолчавший навеки, он 19 июня 1963 года прошел на удалении 165 тысяч километров от поверхности Марса.

Пусть и частичный, но это был успех. Хотя главная задача выполнена не была. Да и расстояние до планеты оказалось довольно большим. Но это была, путь маленькая, но победа.

К сожалению, развить этот успех не удавалось очень долго.

30 ноября 1964 года на межпланетную траекторию была выведена станция, получившая официальное наименование “Зонд-2”. Ее целью было изучение “просторов” Солнечной системы и окрестностей планеты Марс. Увы, но спустя те же пять месяцев после запуска с ней была потеряна связь, как и с “Марсом-1”.

Попытка “покорить Марс”, предпринятая в 1969 году, также закончилась неудачей. Ракеты-носители “Протон-К”, стартовавшие 27 марта и 2 апреля, потерпели аварии на участках выведения. Обе межпланетные станции, которые должны были совершить посадку на Красную планету, погибли, даже не достигнув околоземной орбиты.

В 1971 году к старту готовились уже три станции. Все они предназначались для выхода на орбиту вокруг Марса и изучения с нее поверхности Красной планеты. Кроме того, спускаемые аппараты должны были совершить мягкие посадки на поверхность планеты и доставить туда небольшие марсоходы.

10 мая была запущена первая станция. На околоземную орбиту она вышла, но “уйти” на межпланетную траекторию не смогла – вновь отказал разгонный блок. В официальной историографии этот космический аппарат значится как спутник “Космос-419”. Была в советские времена такая практика называть безликими “Космосами” наши военные спутники и скрывать под этим наименованием наши неудачи.

А вот стартовавшая 19 мая станция получила название “Марс-2”. Ее удалось-таки направить к Красной планете. И большую часть своих задач ей удалось выполнить.

27 ноября 1971 года станция “Марс-2” успешно вышла на ареоцентрическую орбиту и приступила к своей работе. В тот же день на поверхность Марса должен был мягко сесть спускаемый аппарат станции. Поверхности-то он достиг, но вот затормозить аппарат не удалось и он с огромной скоростью врезался в марсианский грунт, превратившись в груду железа. И все-таки “Марс-2” стал первым искусственным объектом, достигшим поверхности Марса.

Третья станция, получившая название “Марс-3”, стартовала 28 мая. Она также смогла 2 декабря 1971 года выйти на орбиту вокруг Марса. А спускаемый аппарат станции впервые в мире совершил мягкую посадку. Правда, особой “эйфории от успеха” не было, так как связь с ним прервалась через 14,4 секунд после того, как началась передача панорамы марсианской поверхности. Считается, что причиной неудачи стал коронный разряд в антеннах передатчика. Но, возможно, причина была другого рода.

Спустя два года в нашей стране в сторону Марса направили целую “команду” исследовательских станций. Как обычно, “готовились” потерять одну-две станции еще в окрестностях Земли, но удалось все четыре космических аппарата перевести на траектории полета к Красной планете.

“Марс-4”, “Марс-5”, “Марс-6” и “Марс-7” были запущены 21 и 25 июля, 5 и 9 августа 1973 года соответственно. Спустя семь месяцев все они прибыли в район Марса. Первые две из них были предназначены для изучения планеты с ареоцентрической орбиты, две другие – непосредственно на поверхности.

Из этой «четверки» никому не удалось полностью выполнить программу полета – “Марс-5” 12 февраля 1974 года вышел на орбиту вокруг Марса, но проработал на ней очень недолго, всего 16 дней. Произошла разгерметизация приборного отсека и о долгом функционировании зонда речи уже не шло. Другая станция – “Марс-4”, имевшая аналогичную задачу, не смогла затормозиться и, миновав планету, затерялась в космосе.

Две другие станции, задачей которых была доставка на марсианскую поверхность посадочных модулей, также не справились со своей задачей. Спускаемый аппарат станции “Марс-7”, который должен был сесть 9 марта 1974 года, “промахнулся” и прошел мимо планеты. Возможно, он до сих пор кружит вокруг Солнца, ненужный и бесполезный.

Спускаемый аппарат станции “Марс-6” 12 марта 1974 года вроде бы смог совершить мягкую посадку на поверхность Марса. Почему “вроде бы”? Да потому, что связь с ним прервалась в момент срабатывания двигателей мягкой посадки. Во время снижения спускаемого аппарата в атмосфере Марса с его борта была получена кое-какая информация. К сожалению, большей частью нечитаемая. Вероятнее всего, подвела электроника, вышедшая из строя во время долгого межпланетного перелета.

После беспрецедентного штурма, предпринятого в 1973-1974 годах советской “армадой” межпланетных станций, наступило 15-летнее затишье. Отечественные специалисты сосредоточились на изучении другой планеты Солнечной системы – Венеры. С “Утренней звездой” нам везло больше.

Полеты отечественных космических аппаратов в окрестности Марса возобновились только в 1988 года, когда были запущены две однотипные станции “Фобос-1” и “Фобос-2”. Обе имели задачей изучение Марса, его окрестностей, его спутников, Фобоса и Деймоса, а также посадку на поверхность одного из них – Фобоса. Отсюда и названия космических аппаратов.

Путешествие началось довольно успешно –7 и 12 июля 1988 года без проблем обе станции были направлены в сторону Марса. Но вскоре, точнее, 1 сентября, еще находясь в миллионах километрах от “пункта назначения”, “Фобос-1” замолчал. Ошибочная команда, отданная с Земли, привела к потере ориентации “Фобоса-1” и … “Фобос-2” продолжал путь в городом одиночестве.

На орбиту вокруг Марса “Фобос-2” вышел 29 января 1989 года. Почти два месяца он кружил над Красной планеты, передавая на Землю ее “портреты”, изучая окрестности Марса и медленно приближаясь к Фобосу. Когда до небесного тела оставалось чуть-чуть и станция начала маневры, чтобы выйти на “посадочную глиссаду”, связь с ней неожиданно прекратилась. И второй “Фобос” был безвозвратно потерян. Грешат на бортовой компьютер, который и раньше давал сбои. Но достоверно причину аварии установить не удалось.

Вскоре развалился Советский Союз, а независимой России стало не до дальних планет вообще и не до Марса в частности.

Правда, одна попытка запустить станцию в сторону Марса все-таки была предпринята. Аппарат отправили в космос 16 ноября 1996 года. Но неудачно – произошла очередная авария разгонного блока и станция так и осталась на околоземной орбите, так ни куда и не улетев. Через трое суток она сошла с орбиты и сгорела в плотных слоях земной атмосферы. Несгоревшие обломки упали где-то в Южной Америке, то ли в Чили, то ли в Аргентине.

Справедливости ради, надо сказать, что в последние годы российские приборы все-таки работали на Марсе. И работали успешно. Но на Красную планету они попали на борту американских и европейских станций. А это чуть-чуть не то, по сравнению с запуском собственных межпланетных аппаратов.

На этом я завершу исторический экскурс и вернусь к рассказу о том, что делалось на просторах Солнечной системы в 2011 году. Там работает множество космических аппаратов и для многих минувший год стал рубежным.

Так, в марте 2011 года на орбиту вокруг Меркурия вышел американский межпланетный зонд MESSENGER. Уже первые переданные на Землю детальные снимки поверхности Меркурия позволили провести первичное картографирование этого небесного тела. В ближайшие месяцы аппарат должен изучить химический состав и строение планеты. Да и много другого ему предстоит сделать в окрестностях Меркурия.

Минувшим летом другой американский межпланетный зонд Dawn вышел на орбиту вокруг астероида Веста из Главного пояса астероидов. Более трех лет космический аппарат будет изучать это небесное тело и его, естественно, и нас, ждет множество открытий. В 2015 году Dawn перелетит к Церере и “подвергнет” уже эту малую планету детальному изучению.

В 2011 году завершилась миссия межпланетного зонда Stardust-NEXT. В феврале он прошел на близком расстоянии от ядра кометы Темпеля-1, которую в 2005 году подверг “бомбардировке” зонд Deep Impact. Stardust сумел сфотографировать “след” от того удара.

Хотя после пролета близ ядра кометы Темпеля-1 космический аппарат оставался в исправном состоянии, истощение запасов топлива на борту сделало невозможным продолжение работы с ним. Было решено отправить его на “заслуженный отдых”. Что и было сделано – выжгли остатки топлива и отключили передатчик.

В минувшем году китайский спутник зондирования Луны “ЧанъЭ-2” завершил свою работу в окрестностях ночного светила и был переведен с селеноцентрической орбиты в точку либрации L2. Подобная операция была выполнена впервые в мире.

А теперь о “трудягах”, для которых минувший год не был отмечен столь кардинальными событиями, как для MESSENGER, Dawn и Stardust-NEXT.

Направляющемуся в сторону Плутона американскому зонду New Horizons, лететь еще более трех лет. В марте 2011 года он пересек орбиту Урана. Большая часть аппаратуры “спит” – “накапливает силы” перед громадной работой, которая ей предстоит в окрестностях Плутона и в поясе Койпера.

Американский межпланетный зонд Cassini восьмой год работает в системе планеты Сатурн. В 2011 году космический аппарат совершил 11 пролетов близ спутников Сатурна. Шесть раз его целью был Титан, три раза – Энцелад, по одному разу – Рея и Диона.

12 января Cassini приблизился к Рее на расстояние в 75,9 километра – одно из самых “тесных” сближений за все время миссии.

18 февраля, 19 апреля, 8 мая, 20 июня и 12 сентября межпланетный зонд сближался с Титаном. При этом Cassini прошел, соответственно, на расстоянии 3651, 10053, 1873, 1359 и 5821 километр от поверхности этого крупнейшего спутника Солнечной системы.

1 и 19 октября, а также 6 ноября состоялись встречи с Энцеладом. Самым близким было первое рандеву – космический аппарат и небесное тело разделяли 99 километров. В ходе двух других встреч зонд прошел на расстоянии 1231 и 496 километров от поверхности.

12 декабря прошло свидание аппарата с Дионой. Между ними было 99 километров.

И, наконец, 13 декабря Cassini пролетел в 3586 километрах от поверхности Титана.

В 2012 году изучение спутников Сатурна будет продолжено.

Кружат вокруг Марса американские межпланетные зонды Mars Odyssey и Mars Reconnaissance Orbiter, а также их европейский собрат Mars Express, передавая на Землю все новые и новые данные о Красной планете. На марсианской поверхности все еще работает марсоход Opportunity. Его “коллега”, марсоход Spirit, в 2011 году был официально признан потерянным. Но он итак проработал гораздо дольше, чем на это рассчитывали.

На орбите вокруг Венеры работает европейский Venus-Express. В минувшем году его миссию вновь продлили.

Другой европейский межпланетный зонд Rossetta “медленно, но верно” приближается к комете 67P / Чуримова-Герасименко, которую должен достигнуть в феврале 2014 года.

На гелиоцентрической орбите продолжают трудиться спутники STEREO, а на селеноцентрической орбите – зонд Lunar Reconnaissance Orbiter.

Все еще подает “голос” станция Voyager-2. Несмотря на огромное расстояние, на которое он удалился, и на время, в течение которого длится его миссия, он регулярно сообщает на Землю и о себе, и о той среде, в которой сегодня находятся. Информации совсем немного, но она есть. И какая!

Очень похоже на то, что зонд “вышел” в межзвездное пространство. А это означает, ни много, ни мало, а новый этап в освоении Вселенной. Сделан очередной шаг, оставшийся практически незамеченным сегодня, но столь важный для будущего человеческой цивилизации.

В ближайшие пару лет активно “заполнять” межпланетное пространство намерены США, Европа, Китай, Япония, Индия. А в ближайших планах России значился лишь “Фобос-Грунт”. Все остальные проекты датированы после 2014 года. То есть спустя год в обзоре мне вновь не придется рассказывать о “российских межпланетных успехах”. К счастью, и о неудачах также не придется упоминать.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вот, пожалуй, и все об ушедшем 2011 годе.

И, как обычно, об ожиданиях.

Во-первых, ждем, надеемся, верим, что для российской космонавтики прервется длинная череда неудач. И авария “Союз-2.1б”, происшедшая 23 декабря, станет последней (именно последней, а не крайней) в этой цепи. А в дальнейшем все космические корабли и станции будут выходить на те орбиты, которые им предписаны. И не потребуется искать их на космических просторах или в сибирской тайге. Конечно, сиё маловероятно. Но так хочется в это верить.

Во-вторых, нас ждут новые пилотируемые полеты на Международную космическую станцию и к прототипу китайской орбитальной станции. Пусть меняется приоритетность при освоении космоса и полеты людей в космос с первого места перемещаются на третье. Всё равно главным в космосе остается человек.

В-третьих, ждем новые данные, которые пришлют на Землю межпланетные зонды MESSENGER о Меркурии, Dawn о Весте, GRAIL о Луне, MSL, Mars Express, Opportunity и другие о Марсе, Voyager-2 об окрестностях Солнечной системы и межзвездном пространстве, Juno и многие другие о межпланетном пространстве. Мы продолжаем познавать Вселенную и каждая новая крупица знаний о ней бесценна.

В-четвертых, будем надеяться, что ведущие космические державы, в конце-то концов, сформулируют основные направления своей перспективной деятельности по освоению космоса. Очень хочется знать, когда человечество возвратится на Луну и полетит на Марс. И, в первую очередь, интересует российская космическая программа.

И, в-пятых, должны наконец появиться новые космические средства, которые позволят сделать космос доступнее (суборбитальные ракетопланы для космических туристов, корабль Dragon и что-то другое). Пора.

У 2012 года есть все шансы стать переломным годом “новой космической эры”. А вот произойдет ли это, зависит от нас, от нашей работы на благо будущих поколений.

И, как обычно: “До встречи через год”.







Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал