Старцева М. В. аспирантка кафедры гуманитарных наук Красноярского государственного торгово-экономического института Деятельность специальных военных учебных заведений на территории Красноярского края в годы Великой Отечественной войны



Скачать 279.14 Kb.
Дата23.10.2016
Размер279.14 Kb.
Старцева М.В.

аспирантка кафедры гуманитарных наук

Красноярского государственного торгово-экономического института

Деятельность специальных военных учебных заведений на территории Красноярского края в годы Великой Отечественной войны.

Война и понесенные огромные потери личного состава в ее первые месяцы очень остро обозначила проблему подготовки кадров для вооруженных сил. Начатая еще в довоенное время система подготовки специалистов в военных учебных заведениях в годы войны была усовершенствована. Общее число учебных заведений занимавшихся подготовкой командиров всех уровней увеличилось.

В Красноярске еще до начала войны была создана сеть военных училищ. Например, в 1934 г. была создана Красноярская школа военных техников, которая готовила командиров Красной Армии и параллельно вела подготовку техников железнодорожного транспорта. Срок обучения в школе в годы Великой Отечественной войны составлял 3года и 7 месяцев1.

Курсанты школы пользовались всеми правами военнослужащих, находившихся на действительной военной службе, были расквартированы в казарменном порядке, находились на полном государственном иждивении и централизованно снабжались обмундированием и питанием. В годы войны плановые занятия в школе проводились на протяжении 11 часов в сутки.

Кроме того, в г.Канске располагалось пехотное училище, Канская 118-я ШМАС (школа младших авиационных специалистов), с 1940 г. ставшей военно-авиационной школой стрелков-бомбардиров (расформированная в августе 1942 г.), в г.Ачинске действовало военно-пехотное училище, а также 52-я Красноярская окружная школа младших авиаспециалистов (ОШМАС), которые в годы войны внесли значительный вклад в обучение и воспитание молодых офицеров для Красной Армии.

Однако, с началом войны сеть военных учебных заведений края значительно пополнилась за счет того, что наш регион стал местом эвакуации многих военных училищ центральной России. Судите сами, в 1941 – 1942 годах в Красноярск и другие города Красноярского края были перебазированы более десятка училищ и военных спецшкол.

Уже летом в Красноярск было эвакуировано 1-е Киевское Краснознаменное артиллерийское им. С.М. Кирова училище, которое участвовало в обороне Киева. Многие его преподаватели уже имели боевой опыт новой войны. После тяжелых ранений направляли в это училище и фронтовиков, и они обучались вместе с юными парнишками. В жуткий холод они обучались секретам ведения боя, разведки, умению менять тактику в зависимости от сложившейся ситуации. Богатый военный опыт преподаватели талантливо передавали своим ученикам.

В августе 1941 г. в г.Ачинск прибыло Киевское военно-пехотное училище им. рабочих Красного Замоскворечья2, а в г.Красноярск было эвакуировано Киевское военное училище связи им. М.И. Калинина, где уже в декабре 1941 г. был проведен первый выпуск командного состава, который учился по краткосрочной программе подготовки. В апреле 1942 г. Генеральный Штаб Красной Армии поставил перед руководством училища новую задачу – готовить для фронта связистов из числа девушек, которые вступили в ряды Красной Армии. В 1943 г. училище выпустило 500 офицеров.

Чуть позже – 5 октября 1941 г. – было эвакуировано Сумское артиллерийское училище им. М.В. Фрунзе, которое первоначально должны были перебазировать в г.Томск3. Однако в пути следования, на станции Тайга, конечный путь следования был изменен, и эшелоны направлены в город Ачинск. Эвакуацию училища возглавляли помощник начальника учи­лища по учебно-строевой части майор Ермаков И. Ф. и помощник начальника училища по тылу капитан Ивлев К.

Перед училищем на новом месте встали сложные задачи: укомплектование личным составом, лошадьми и материальной частью, создание учебно-материальной базы для занятий. Все эти задачи надо было решить в кратчайший срок и приступить к ре­гулярным занятиям.

Большую помощь училищу оказал Военный совет Сибирского военного округа. Ему были выделены лошади и материальная часть артиллерии, так как все оборудование при отъезде с фронта училищем было передано частям действующей армии.

В Ачинске училищу было отведено три двухэтажных здания (солдатские казармы) и одно небольшое здание под учебный корпус. В двух зданиях на двухъярусных кроватях размещались курсанты и солдаты. В третьем — управление училища, клуб, сто­ловая для командного состава. Часть занятий проводилась прямо в спальных помещениях. Некоторые командиры получили квартиры в военном городке, но многие из них жили па частных квартирах.

В Ачинск из Чкаловской области прибыло большинство семей военнослужащих.

Неприветливо встретила сибирская зима артиллеристов. Моро­зы достигали 40 – 45°, теплого обмундирования было недостаточ­но. Надо было своими силами заготовить овощи для личного со­става и фураж для лошадей. Срочно надо было создать свое под­собное хозяйство.

В те годы и в глубоком тылу было нелегко. Недостаток учебно-материальной базы, недостаточное материальное обеспечение не давали права снижать качество подготовки курсантов.

Военный совет округа, командование училища делали все воз­можное, чтобы в кратчайший срок приступить к регулярным плановым занятиям. Чтобы готовить курсантов с учетом опыта войны, часть командного состава была командирована на фронт на стажиров­ку. В этих же целях срок обучения курсантов был увеличен с 4 до 6 месяцев, а затем до 8 месяцев.

Ни сильные сибирские морозы, ни ветры не могли помешать нормальной учебе. Продолжительность занятии была установлена 10 часов и 2 часа самоподготовки, не считая ночных выходов в поле на тактические занятия. Особое внимание уделялось обу­чению практике борьбы с танками противника, бою батареи в ок­ружении и выходу из него.

В практике подготовки данных для стрельбы применялся метод стрельбы без записи («на память»). Все зачетные артиллерийские стрельбы проходили с оценкой «хорошо» и «отлично». Большая часть занятий была вынесена в поле.

Осенью 1942 года вместо полковника Иванова В. А., убывшего в действующую армию, начальником училища был назначен пол­ковник Дулыцнков Леонид Иванович, прибывший с Волховского фронта. Это был опытный, энергичный командир, умелый орга­низатор. Под его командованием училище занимало одно из лучших мест среди артиллерийских училищ страны.

Опыт Отечественной войны заставил всех командиров и пре­подавателей перестроить все обучение с учетом практики боев с немецко-фашистскими захватчиками. Надо было освоить опыт войны и всему командному составу. Начальник училища направ­лял на это работу всего личного состава.

Весь коллектив преподавателей настойчиво работал над усовершенствованием учебно-материальной базы. Были оборудованы полигоны для артиллерийских стрельб, построен инженерный го­родок и полоса препятствий. Преподаватели артиллерии во главе с полковником Байда Н. А. подготовили и выпустили учебное по­собие по артиллерии, намного облегчившее преподавание и усвое­ние курса артиллерийской стрельбы. Некоторые методические разработки цикла тактики были приняты Управлением Артиллерии ВУЗ и рекомендованы другим артиллерийским училищам. А силами офицеров цикла стрельбы были сделаны классные и большой механизированный полигон для решения всех задач артиллерийско-стрелковой подготовки. Кроме того, был создан винтовочный полигон для отработки задач винтовочным патроном. Артиллерийско-стрелковые тренажи проводились ежедневно. Цикл топографии во главе с майором Кузиным неоднократно отмечался инспекцией за хорошее обеспечение боевых стрельб и умелое обучение курсантов. Силами цикла был создан и оборудо­ван наглядными пособиями класс топографии.

Настойчивый труд курсантов и преподавателей давал свои пло­ды. Уже первый выпуск командиров, который состоялся 4 апреля 1942 года, был произведен с высокой оценкой: 87,2% выпускников получили хорошие и отличные оценки. А в 1943 году такие оценки получили уже 90,4% выпускников.

За два года пребывания училища в Ачинске было произведено 11 выпусков командиров взводов и 3 выпуска политработников. Выпускники сразу же направлялись на фронт, в действующую армию. Сумское артиллерийское училище по отзыву фронтов стояло в пятерке лучших училищ страны.

Организуя учебу и быт курсантов, командование училища пользовалось громадной поддержкой и помощью не только партийных и советских организаций, но и всего населения города Ачинска. Курсанты училища также оказывали посильную помощь насе­лению города и края в выполнении ряда важных хозяйственных задач. Только в одном Назаровском районе Красноярского края личный состав училища несколько раз выезжал и участвовал в уборке уро­жая. Всего курсантами было отработано 22 тысячи человеко-дней и скошено около трех тысяч гектаров хлеба.

Курсанты-артиллеристы показывали пример высокой дисциплины и организо­ванности. Районный комитет партии и районный исполнительный коми­тет Назаровского района неоднократно благодарили личный состав училища за помощь в уборке урожая и активное участие в агитационной ра­боте среди населения.

2 сентября 1943 года город Сумы был освобожден от немецко-фашистских войск и сразу встал вопрос о возвращении училища в свой родной город. В начале 1944 года была послана команда от учи­лища в г. Сумы для подготовки помещений и учебных классов. И с 21 по 27 июля 1944 года тремя эшелонами училище было отправлено из г. Ачинска, а 6 – 12 июля прибыло в с. Сумы4.

В 1942 – 1943 гг. в Красноярский край прибыли: Ордженикидзеградское (ОрВО) авто-мотоциклетное (бывшее пехотное) училище (г. Минусинск), Бирмская военная авиационная школа пилотов (г.Черногорск) Дальневосточная школа военных переводчиков (г.Канск), Высшее военно-морское училище имени Фрунзе (г.Красноярск), Военно-морское медицинское училище (г.Красноярск), Ростовская-на-Дону Артспецшкола №11 (с.Рыбное, Рыбинского района), Харьковская военная авиационная школа стрелков-бомбардиров и другие военные учебные заведения, Специальная средняя школа ВВС №12 (г.Енисейск), 6-я Воронежская военно-авиационная школа пилотов первоначального обучения (г.Черногорск). В большинстве своем эвакуация прошла организованно и слажено5.

Прибыв к месту новой дислокации, практически все учебные заведения столкнулись с острой проблемой нехватки площадей для учебных аудиторий и расселения личного состава.

Например, согласно постановлению исполкома крайсовета и бюро крайкома ВКП(б) от 24 октября 1942 г. Высшее военно-морское училище им.Фрунзе надлежало разместить во Дворце культуры, школе №10 (пр.Сталина,98) и в помещениях, освобождаемых госпиталем 429 (пр.Сталина,103). Семьи командного и начальствующего состава училища (360 семей) располагались в домах жилищно-коммунального хозяйства Сталинского и Кагановичевского районов города за счет уплотнения. Мебель для занятий во временное пользование училища передовали все учреждения города Красноярска6.

Самой плачевной ситуация сложилась в Ростовской-на-Дону артиллерийской спецшколе №11, эвакуированной в с.Рыбное, Рыбинского района. В докладной записке о состоянии спецшколы на имя заместителя наркома просвещения РСФСР указывалось, что школа была размещена в десяти деревянных зданиях, в радиусе 1-2 км. в селе Рыбном. и 23-х километрах от райцентра и железной дороги, что затрудняло подвоз провианта для курсантов. Занимаемые школой здания требовали среднего и капитального ремонта.

В селе имелась баня, однако ее пропускная способность была крайне низкой – всего 20-30 человек в сутки, при этом отсутствовали прачечная и дезокамера. Кладовая для хранения продуктов питания в школе не была приспособлена, имелась лишь столовая летнего типа, в которой не было возможности для приготовления пищи, а посуда для принятия пищи не мылась, ввиду отсутствия горячей воды. Учебных классов в школе также не было, учащиеся занимались там, где и спали. Остро ощущался недостаток питьевой воды, поскольку речная вода по заключению врачей для употребления была не пригодна, а колодцев в селе было мало.

Внутренний порядок помещений, где располагались курсанты, также оставлял желать лучшего – грязь всюду, стены грязные, много клопов, в помещении общежития духота, форточки отсутствовали, не было умывальников, поэтому учащиеся часто вообще не умывались. В силу грязного состояния учащихся повсеместно были распространены кожные заболевания (чесотка, фурункулы и т.д.). Учащиеся были все завшивлены, не было белья для смены. Дирекция принимала все возможные меры по борьбе с клопами и вшами, но ввиду отсутствия бани и дезокамеры вшивость ликвидировать не могли.

На момент проверки в школу уже на протяжении 6 месяцев не поступали постельные принадлежности, поэтому учащиеся были вынуждены спать на голых нарах, на полу, на столах, там, где теплее и не было клопов. Практически полностью отсутствовало вещевое снабжение - 50 человек вынуждены были ходить в нижнем белье, летнее обмундирование также отсутствовало. На момент проверки на 351 учащегося имелось всего 100 пар валенок, которые находились в общем пользовании, верхнюю одежду (гимнастерки и брюки) были только у 280 человек, а остальные ходили буквально в лохмотьях. В комнатах практически отсутствовала мебель, в том числе не было классных досок, столов, стульев, скамеек.

Продовольственное снабжение учащихся находилось в самом тяжелом положении. Школа не имела продуктов питания – картофеля, круп, мяса и т.д. Из-за отсутствия транспорта продукты не могли быть подвезены, т.к. расстояние подвозки от базы снабжения и от железной дороги до школы составляло 25-30 километров. Все это приводило к тому, что отпускаемые нормы для питания были существенно ограничены, чтобы избежать полного голода учащихся. Хлеба школа также нормально не получала. Как правило, хлеб выдавался горячим, сырым и очень низкого качества, что вело к большому количеству желудочных заболеваний7.

Тем ни менее, даже в таких тяжелых условиях занятия продолжались. В результате проверки школы было принято решение о ее срочной передислокации в любой районный центр края, где условия были бы лучше. Таким центром стал г.Ачинск. уже 20 августа 1943 г. все имущество и личный состав школы прибыл к месту нового расположения. На этот раз школу разместили в здании бывшей средней школы №6 и техникума Совторговли по улице Льва Толстого 14. Четырнадцать классных комнат, находившихся в одном двухэтажном здании, являлись и классными комнатами, где проводились занятия, и помещениями для общежития. В здании отсутствовало здание для проведения общих собраний и построений, а занятия по физкультуре проводились прямо в коридорах, в виду отсутствия спортивного зала. Однако, благодаря ремонтным работам и починке системы отопления, которые были выполнены силами курсантов и преподавательского состава школы в период с 25 августа по 25 сентября 1943 г., курсанты школы уже 27 сентября 1943 г. смогли приступить к занятиям по программе обучения.

Огромная работа была проведены в отношении обмундирования учащихся. За сравнительно короткие сроки все учащиеся получили полный комплект зимнего обмундирования и постельные принадлежности. Полностью была решена проблема продовольственного снабжения школы. Теперь перед руководством школы уже стояли совсем другие задачи – не обеспечивать выживание учащихся, а совершенствовать материальную базу, тем более проблем еще хватало – в школе не было библиотеки, учебных пособий и канцелярских принадлежностей, наглядных пособий, помещения под клуб, отсутствовало радио8.

Ситуация, сложившаяся в Ростовской-на-Дону специальной артшколе №11, была, к сожалению, типичной и повторялась в той или иной степени в других эвакуированных военных учебных заведениях. Счастливым исключением из этого правила, пожалуй, стала только Бирмская военная авиационная школа пилотов. Прибыв в г.Черногорск школа получила прекрасные аэродромы («Ташеба» в 7 км. от жд станции Ташеба и «Калинино» на территории колхоза им.Калинина), песчано-каменистая почва с травяным покровом которых не размокала во время дождей , что давало возможность взлета и посадки любого типа самолета в плохих погодных условиях, а количество летных дней в году составляло примерно 230-250, что позволяло практически круглогодично производить учебные полеты. Кроме того, вокруг Черногорска оказалось много ровных площадок пригодных для строительства новых аэродромов.

С 1942 г. школа укомплектовывалась, в основном, за счет расформировываемых школ и аэроклубов СибВО. При школе был сформирован запасной батальон курсантов в составе двух рот, в которых курсанты проходили курс внеполетной теоретической подготовки, а также несли караульную службу и выполняли необходимые хозяйственные работы.

Под учебно-летный отдел было отведено здание неполной средней школы, однако классов было недостаточно и часто заниматься приходилось под открытым небом, под самолетами или в землянках.

Запасной батальон курсантов разместили в Доме пионеров, 1-ю эскадрилью – в Доме культуры, УЛО – в школе, а склад – на территории лесозавода, в 10 км. от города. Сразу по прибытии перед командованием школы была поставлена задача к зиме 1942 г. построить землянки для запасного батальона, для санчасти и лазарета, овощехранилище, гараж, столовую, а также жилые, хозяйственные и технические землянки. Для семей офицерского состава было выделено 10 квартир горкоммунхозом, 15 квартир-Хакасуглем, однако большинство семей проживали в Доме Красной Армии и только к осени 1943 г. были расселены в Черногорске, Абакане и колхозе им.Калинина.

23 сентября 1942 г в Черногорск прибыла для расформирования 6-я Воронежская ВАШП первоначального обучения. Часть личного состава которой влилась в штат Бирмской школы, а часть была откомандирована в распоряжение ОК ВВС СибВО, из оставшегося же постоянного состава и матчасти был сформирован безномерной полк ночных бомбардировщиков У-2, убывший в Алатырь, где он был обращен на пополнение однотипных полков фронта.

Несмотря на все трудности, связанные с эвакуацией, в 1942 г. школой было выпущено 43 пилота на самолетах И-16 и на самолетах ЛаГГ-3 и 67 пилотов на самолетах Як-7б, кроме того 3 пилота было оставлено в качестве инструкторов. О высоком уровне военной подготовки курсантов говорит тот факт, что за 1942 г. во время учебных полетов произошла только одна авиакатастрофа и всего 6 аварий.

Помимо учебной и хозяйственной работы, в 1942 г личный состав школы оказал громадную помощь народному хозяйству на работах в совхозах Хакасской АО, выработав на уборке урожая и постройке сахарного завода 11064 человеко-дня.

Личный состав школы активно участвовал в различных социалистических соревнованиях, с воодушевлением поддержал Государственный займ на укрепление боевой мощи Советского государства и выдал нему с 1942 по 1945 г. 3 554 125 рублей, а также отчислил от своих личных сбережений в фонд обороны облигациями 1 180 678 рублей и наличными 163 546 рублей. Курсантами училища было собрано в фонд помощи детям фронтовиков 30719 рублей. В апреле 1944 г личный состав БВАШП воодушевленный победами Красной Армии, на своих митингах постановил отчислить свои личные сбережения на укрепление боевой мощи Красной Армии и просить Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина разрешения построить на средства личного состава БВАШП звено самолетов и укомплектовать его экипажи летчиками БВАШП и направить на фронт. Для этой цели личный состав собрал облигациями 770015 рублей и наличными 150185 рублей. 11 июня 1944 г. Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин прислал командованию и личному составу школы свой боевой привет и благодарность Красной Армии и удовлетворил просьбу личного состава о посылке звена самолетов на фронт.

За 1943 было подготовлено и выпущено уже 285 пилотов. Однако как и в любом учебном заведении были курсанты, которые, по разным причинам, не справлялись с программой обучения и их отчисляли, направляя в Ачинское пехотное и Мичуринское военно-инженерное училища (г.Иркутск).

В марте 1943 г штаб и УЛО были переведены в здание средней школы, освобожденное госпиталем. Кроме штаба и УЛО в школе удалось разместить лазарет, телефонную и радио станции, столовую для офицерского состава. Также были оборудованы классы по специальностям, стрелковые тренажеры летчика с подвижной кабиной и движущейся мишенью, подобное оборудование было далеко не в каждой авиационной школе.

В апреле 1943 г школа перешла с двухэскадрильного штата на четырехэскадрильный и в июне 1943г. приняла в свой состав две эскадрильи из Сталинградской ВАШП. Три эскадрильи располагались на полевых аэродромах на удалении 4, 18 и 24 км от Черногорска. В школе эксплуатировали самолеты следующих типов: У-2, УТ-2, УТИ-4, И-16, Як-7, УТ-1, Р-5, Як-9, Як-6. К 5 мая 1945 г в составе школы было уже 166 самолетов: По-2 –1, УТ-2 – 18, УТИ-4 – 39, Як-7 и Як-9 – 106, УТ-1 – 1, Як-6 – 1.

16 сентября 1943 г. стало исторической датой для Бирмской ВАШП – в этот день школе было вручено Красное Знамя.

С целью передачи курсантам опыта реальных боевых действий современной войны, летчики-инструкторы школы неоднократно направлялись на боевые стажировки на фронт, где проявили себя умелыми воздушными бойцами, в частности, при ликвидации Восточно-Прусской группировки немцев в октябре-декабре 1944 г. С боями стажеры прошли всю Восточную Пруссию от Литовской границы до берегов Балтийского моря. За отличное выполнение боевых заданий стажеры были награждены правительственными наградами: орденом Красного Знамени – лейтенант Евсиков Г.Н., орденом Отечественной войны 2 степени – лейтенанты Рыльников В.Н. и Федорович И.А., орденом Красной Звезды – старший лейтенант Маташев, лейтенанты Лобанов и Меленченко. Начальник УЛО подполковник Тарасевич, преподаватели майор Андреев, капитан Стрелецкий, старший техник-лейтенант Исаев, лейтенант Тришевский на боевой стажировке отдавали все силы и умения. Лейтенант ТришевскийА.П. стажировку проходил в качестве помощника начальника оперативного отделения штаба 240 ИАД по разведке. За грамотное наведение штурмовиков на цели в боевых порядках наземных войск он был представлен к ордену Красной Звезды.

74 офицера и сержанта постоянного состава БВАШП принимали активное участие в боях на фронтах Великой Отечественной войны, из них 15 человек были награждены правительственными наградами.

В итоге школа с начала своей организации (1940 г.) подготовила для ВВС 1062 летчика-истребителя, не считая 153 пилота, оставленных в школе инструкторами. Всего по данным на 1 мая 1945 г. из школы было выпущено– 1215 пилотов. Качество подготовки было высоким, о чем свидетельствует тот факт, что за 5 лет не было возвращено ни одного человека на доучивание9.

Однако самым лучшим свидетельством качества выпускаемых Бирмской школой специалистов являются отзывы командиров частей, куда были направлены служить ее выпускники. Так, командир 1 авиационной эскадрильи 20 запасного авиационного полка капитан Дрожжинов указывал в отзыве, что пилоты, окончившие Бирмскую ВАШП, прошедшие через 20 ЗАП, отличались от выпускников Одесской и Сталинградской ВАШП в лучшую сторону по качеству подготовки, по технике пилотирования, они лучше знали арматуру и оборудование Як-7, у них лучше были отработаны самостоятельность в выполнении полета, они были наиболее подвижны в самолете, хорошо натренированы в выполнении фигур высшего пилотажа. Особенно велика разница была в выполнении расчета посадки. Пилоты владели самолетом более уверенно и смело, были более выносливы при интенсивных полетах10.

Командир 168 истребительного авиаполка полковник Когрушев также хорошо отзывался о выпускниках школы, прибывших в его полк в июне 1944 г. В частности, он выделил лейтенанта Головко М.В., который с рядового летчика вырос до командира звена. За время нахождения на фронте произвел 108 успешных боевых вылетов на сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков, а также самостоятельную бомбардировку и штурмовку. Сбил один ФВ-190 и был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Также лейтенант Шифрин М.Н. исполнявший должность старшего летчика, как ведущий пары умело водил своего ведомого на выполнение боевых заданий, произвел 95 успешных боевых вылетов и был награжден орденом Красной Звезды. Не отставали от своих боевых товарищей и лейтенанты Хальченко и Галицкий, показав себя выносливыми летчиками, совершавшими по 10 боевых вылетов в день. Каждый из них провел по 5 воздушных боев сбив по одному ФВ-190. Николай Александрович Галицкий был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а Иван Архипович Хальченко – орденами Красного Знамени и Отечественной войны 2 степени.

Размах Великой Отечественной войны и огромные людские потери Советского Союза в первый год ее ведения вызвали к жизни необходимость мобилизации женского контингента в ряды вооруженных сил, а, следовательно, и его военную подготовку.

В годы войны был выработан ряд критериев отбора женщин для обучения военным специальностям. Поскольку государству необходимы были обученные военному делу женщины, готовые в любой момент встать в ряды Красной Армии, к военной подготовке, прежде всего, привлекались физически здоровые девушки, годные к строевой службе. Исходя из этого, возрастной ценз составлял от 18 до 29 лет. Хотя в истории Отечественной войны встречались и исключения. Так, снайпер Петрова ушла на фронт в возрасте 48 лет11.

Только физически здоровые девушки могли приспособиться к условиям армейской жизни. Поэтому в первую очередь к военному обучению привлекались молодые деревенские девушки, закаленные физическим трудом.

Кроме того, устанавливался специальный критерий отбора: зачислению на курсы не подлежали женщины, обремененные семьей.

Учитывая, что большинство женщин уже после двадцати лет имели детей, к военному обучению привлекались в основном девушки от 18 до 20 лет.

Ради выполнения плана военкоматы порой шли на нарушение правил комплектования курсов женским контингентом. Так, Абаканский горвоенкомат в октябре 1942 г. призвал и отправил в училище связи гражданку Антонину Ульчугашеву, которая имела на своем иждивении 67 летнюю мать, не имеющую других родственников12.

Но отмеченному выше противоречил еще один фактор. В годы войны женщины привлекались к обучению ряду специальностей, требующих достаточно высокого образовательного уровня. Поэтому одним из главных требований было наличие семилетнего образования. Учитывая, что в городе уровень образования среди женщин был в целом выше, чем в деревне, в первую очередь привлекали на курсы городских девушек. Тем более, что в деревне женщины полностью заменили мужчин, и отрыв их от производства (учебные пункты были расположены только в городах) существенно влиял на производительность труда. В городе же бронь имели только женщины, работавшие в оборонной промышленности от 3-го разряда и выше13.

Итак, принципы комплектования военизированных учебных подразделений были противоречивы. С одной стороны, были нужны сильные, выносливые и здоровые девушки, а с другой стороны – образованные. По первому критерию более подходили деревенские девушки, по второму – городские.

Учитывая особенности политического развития страны в те годы, естественным было предъявление еще одного важного критерия – политической сознательности. В первую очередь привлекались к военной подготовке члены партийных и комсомольских организаций. ЦК ВЛКСМ предписывал райкомам и горкомам ВЛКСМ иметь в числе мобилизованных не более 40% несоюзной молодежи. Заметим: массовое привлечение комсомольцев к обучению военным специальностям использовалось, прежде всего, в пропагандистских целях. Они должны были стать образцом для остальной молодежи.

Старались не принимать на курсы, в военные учебные заведения политически «неблагонадежных» лиц. В частности, было запрещено мобилизовать женщин и девушек национальностей воевавших с Советским Союзом стран, уроженок Западной Украины и Белоруссии, женщин, бывших на территории, оккупированной немцами14. Так, после плановой проверки с курсов снайперов была отчислена девушка с «мало известным прошлым» по фамилии Бляйвейвес15.

При наборах на курсы учитывались также производственные и бытовые условия поступающих, чтобы предупредить в дальнейшем отсев, связанный с трудностями учебы без отрыва от производства16.

Таким образом, требования, предъявляемые к женщинам, привлекаемым к военной подготовке, были логически обоснованы. Они составлялись на основе учета физиологических возможностей женщин, а также специфики военных специальностей. Встречавшиеся нарушения ряда требований при комплектовании курсов военной подготовки приводили к отягчению военно-обученного резерва контингентом, который невозможно было призвать в войска в случае необходимости.

Обучение среднего и старшего медицинского персонала (фельдшеров и врачей) требует более глубокого изучения медицинского дела. Поэтому их подготовка осуществлялась только в специализированных медицинских образовательных учреждениях.

Медицинский персонал среднего звена для армии готовили Красноярская, Ачинская и Абаканская фельдшерско-акушерские школы. С начала 1941-1942 учебного года они переключились на работу по новому учебному плану: срок обучения вместо 3-х лет был снижен до 1,5 лет, увеличился рабочий день до семи часов вместо шести, были сокращены зимние и летние каникулы, исключены из плана общеобразовательные дисциплины17.

Сокращение длительности обучения, а также тяжелые бытовые условия учащихся негативно сказались на качестве их подготовки. Так, в Красноярской фельдшерской акушерской школе весеннюю экзаменационную сессию 1941-1942 учебного года 62% учащихся сдали удовлетворительно, 26% – неудовлетворительно18.

По неполным данным, за годы войны было подготовлено 477 медицинских работников среднего звена19. Основной контингент учащихся составляли девушки. В связи с ограниченным количеством специалистов в крае, большая часть из них после окончания обучения была направлена в районные медицинские учреждения. Поэтому, несмотря на то, что женщины-медики находились на положении военнообязанных, призыв их осуществлялся в основном на добровольной основе.

В годы войны край начал готовить медицинских работников старшего состава – военврачей. Осенью 1942 г. на базе эвакуированных в г. Красноярск Воронежского Стоматологического института, части 1-го и 2-го Ленинградских медицинских институтов, Ленинградского Педиатрического института был создан Красноярский медицинский институт с двумя факультетами: лечебным и стоматологическим20.

Основное место в программе подготовки врачей отводилось изучению общеобразовательных и специальных дисциплин: биологии, общей химии, физики, гистологии, патологической анатомии, общей хирургии, патологической анатомии, пропедевтики внутренних болезней, терапевтической стоматологии и др.

Большое внимание уделялось военной подготовке студентов. На I, II, IV и V курсах велось преподавание общевойсковой подготовки, организации тактики медицинской службы (ОТМС), военной токсикологии и физической подготовки. Учитывая, что на фронте военврачи служили в составе тыловых частей и не участвовали непосредственно в боевых действиях, требования к уровню их общевойсковой подготовки были ниже, чем к военнослужащим других воинских специальностей.

В соответствии с этим главным критерием отбора в Красноярский медицинский институт являлся образовательный ценз: не ниже 10 классов.

Профессиональный уровень выпускников института был достаточно высоким. Это было обусловлено, прежде всего, наличием во вновь организованном институте сильного профессорско-преподавательского состава, основное ядро которого составили преподаватели 1-го Ленинградского медицинского института (этот институт в течение ряда лет занимал одно из ведущих мест среди мединститутов страны, пользуясь широкой известностью и за рубежом). Среди них: лауреат Сталинской премии профессор А.А. Заварзин, создавший свою школу гистологов; профессор П.С. Купалов, продолживший после академика И.П. Павлова разработку теории условных рефлексов; заслуженный врач РСФСР и многие другие. Уже в первые годы организации института они активно развернули научную деятельность.

Но с другой стороны, в период эвакуации и обустройства медицинских учебных заведений процесс обучения несколько затормозился. Студенты и преподаватели нуждались в аудиториях, клинических базах, учебных пособиях, а также жилплощади, питании, одежде и др. Все эти проблемы они были вынуждены решать собственными силами, нередко в ущерб учебным занятиям. Так, в октябре 1942 г. для обеспечения топливом института и коллектива каждый студент должен был заготовить один кубометр дров.

Кроме того, неудовлетворительное питание, бытовые условия студентов и преподавателей негативно сказывались на их работоспособности. Студенты вынуждены были уделять учебе меньше времени, чем было необходимо.

Однако возникшие трудности в целом не отразились негативно на качестве обучения. Первая зимняя экзаменационная сессия закончилась с хорошими академическими показателями: 66% хороших и отличных отметок. Второй учебный год прошел еще более успешно. По итогам 1943-1944 учебного года институт занял 3-е место по Союзу21.

За первые два учебных года институт выпустил 122 врача, большую часть из которых составили девушки22.

Среди его первых выпускниц – Зинаида Николаевна Шепелевич. Во время войны она на третьем курсе перевелась из Томского Медицинского Института в г. Красноярск. Пятый курс она закончила в 1944 г.23
Итак, основной упор в деле обучения женщин военному делу в крае был сделан на подготовку медицинского персонала. Медицинские кадры направлялись в военные госпитали, учебные и запасные воинские части, гражданские медицинские учреждения. Значительная часть из этого числа, по некоторым данным, была направлена в действующую армию. Таким образом, в годы Великой Отечественной войны продолжилась тенденция прошлых войн - монопольное право женщин на уход за ранеными.

В годы войны привлечение женщин для обучения стрелковым специальностям достигло наибольшего размаха. В крае обучение женщин стрелковому делу осуществлялось в основном в подразделениях Осоавиахима и Всевобуча, в меньшей мере в военных учебных заведениях (Ачинском военно-пехотном училище и Первом Киевском военно-пехотном училище, эвакуированном в начале войны в г. Ачинск), поскольку эти училища комплектовались преимущественно за счет юношей.

Дальнейшее образование красноярские женщины получали в военных училищах других регионов. Например, женщин-снайперов готовила Центральная женская школа снайперской подготовки (ЦЖШСП), образованная в соответствии с приказом НКО № 0367 от 21 мая 1943 г. на базе женских курсов отличных стрелков снайперской подготовки24.

Более 1800 девушек-снайперов подготовила в годы войны эта школа. Свыше ста из них на фронте удостоились высшего знака солдатской доблести – Ордена Славы. Так, Орденом Славы III степени были награждены красноярки гвардии сержанты Анна Яковлевна Федченко и Зинаида Михайловна Руднева25.

Отмобилизованный контингент проходил обучение в военных училищах и запасных частях. В августе 1941 г. в Красноярск было эвакуировано Киевское военное училище связи. Уже в мае 1942 г. 800 девушек в возрасте 18-19 лет начали обучение в нем. Именно здесь в течение нескольких месяцев проходили обучение Серафима Елизарьевна Петухова, Татьяна Афанасьевна Биркина, Мария Родионовна Бондаренко, Лидия Евгеньевна Иванова и др.

Для подготовки связистов в первую очередь привлекались женщины, которые уже имели навыки этой профессии, в том числе радиолюбители. Одним из главных критериев при комплектовании учебных курсов связи являлся сравнительно высокий образовательный уровень девушек – не ниже 7 классов26.

Обучение проводилось по программам Наркомата связи. Большая часть времени отводилась на спецподготовку, которая включала в себя теоретическую и практическую части. В программу входили такие дисциплины, как телефония, линейное дело, телеграфия, «прием на слух» и работа на аппарате ОЗС. Будущие связисты занимались изучением материальной части аппаратов связи, способов работы на них. На практических занятиях эти знания закреплялись. Помимо перечисленных выше дисциплин, программа включала, естественно, курс военной подготовки (огневая, тактическая, строевая подготовка, рукопашный бой, стрельбы).

Обучение проходило по системе ускоренной подготовки (в три-четыре раза короче нормального курса обучения). Особенно это было характерно для первого периода войны. Обучение допризывного контингента проводилось без отрыва от производства по 6-9 часов в неделю27. В Киевском военном училище операторов связи готовили два-три месяца, офицеров-связистов – год. В запасных частях рядовой состав обучался также в течение двух-трех месяцев.

Сжатые сроки и сокращенный объем курса обучения не могли обеспечить соответствующего уровня подготовки. «В училище мы получили только самые азы, – отмечает Лидия Евгеньевна Иванова. – Доучиваться пришлось уже на фронте»28.

На низкое качество подготовки влияла и слабая материальная база. Вспоминает бывшая выпускница Киевского училища связи Мария Родионовна Бондаренко: «Обучались мы на деревянных аппаратах-макетах, да и тех было недостаточно»29.

Несмотря на то, что работа не требовала физических нагрузок, обучение проходило в тяжелых условиях. «Мы жили в казарме, которая не отапливалась, – продолжает Мария Родионовна Бондаренко. – Единственную печь-голландку, которая обогревала комнату с умывальниками, топить было нечем. Нам приходилось вылавливать плывущие по Енисею бревна, таскать их на себе, пилить, колоть и тем топились».

В связи с сокращением сроков подготовки женщин-связисток интенсивность обучения резко возросла. «Учиться приходилось по 12 часов в сутки, – вспоминает Т.А. Биркина. – Мы настолько уставали, что к концу занятий уже ничего не соображали. У некоторых девушек доходило до истерик. В голове у меня был сплошной свист морзянки. Я покупала себе серу и жевала ее, чтобы не заснуть»30.

Понятно, что качество подготовки таких кадров оставляло желать лучшего.

Так, в августе 1942 г. в г. Минусинске разместилось Военное Ордженикидзеградское авто-мотоциклетное училище31.

За короткий срок в них было организовано обучение специалистов. Авиационные школы комплектовались в основном за счет юношей. Однако обучение в них проходили и женщины. Так, в 1944 г. Надежда Андреевна Кондомова и Нина Ивановна Шумилина были направлены в Харьковскую авиационную школу32. Также женщины участвовали в качестве инструкторов в подготовке летчиков.

Кроме того, в Красноярске действовала школа младших авиаспециалистов, эвакуированная в Красноярск из Киева. Она выпускала мотористов, механиков-оружейников, укладчиков парашютов и др. Среди ее выпускниц – мотористки Пелагея Мироновна Ковригина, Вера Александровна Дардаева, Нина Крючкова, Тоня Киселева, укладчица парашютов Евгения Андреевна Камардина.33

Красноярский край в годы Великой Отечественной войны осуществлял военную подготовку женщин по широкому кругу специальностей. В первую очередь обучали специальностям медсестра, сандружинница (они составляли 42,3% от всего количества обученных военным специальностям). Кроме того, была организована подготовка специалистов стрелковых войск, авиации, связистов, водителей автомашин, регулировщиков движения.

Объяснением этому могут служить два обстоятельства. Во-первых, Красная Армия нуждалась в пополнении новыми боевыми резервами. Во-вторых, в крае были созданы соответствующие условия для организации обучения перечисленным выше специальностям (наличие военных учебных заведений, преподавательского состава, опыта подготовки).

За годы войны на территории Красноярского края военным специальностям было обучено 14% женского населения призывного возраста. Однако значительная часть красноярских женщин, получивших военную подготовку, так и не была отправлена на фронт34. Возможно, рассчитывая, что война могла еще продлиться не один год, краевые власти готовили дополнительный запас военно-обученных женщин. В результате на фронт систематически поступали новые пополнения женского контингента. Однако качество их подготовки оставалось на недостаточно высоком уровне, что отражало и общее состояние обученных резервов.

Самой большой проблемой всех военных учебных заведений в годы Великой Отечественной войны оставалась проблема преподавательских кадров. С одной стороны, опытные командиры горели желанием добровольно уйти на фронт, считая, что там их образование и опыт позволят переломить ситуацию на фронте в лучшую для советского государства сторону и искренне мечтая исполнить свой офицерский долг. С другой стороны, сталкиваясь с непривычными для себя задачами, офицеры стремились на фронт, чтобы заниматься любимым и понятным делом.

Часть преподавателей призывалась в ряды Красной Армии. Так, из состава Ростовской-на-Дону артспецшколы в 1943 г. было призвано 5 преподавателей, выпускник января 1941 г. Бирмской ВАШСБ оставленный в школе инструктором старший сержант Евстигнеев в третий раз в 1942 г явился к командиру эскадрильи капитану Чумичкину с докладной запиской, в которой снова настаивал на отправке его на фронт, чтобы отомстить за гибель друга бывшего командира звена Николая Малыша, любимца курсантов. В ноябре 1942 г. его просьба была удовлетворена и с группой выпускников Евстигнеев уехал на фронт.



Однако, несмотря на все сложности военного времени, эвакуацию, неустроенность бытовых условий, отсутствие достаточной материально-технической базы для обучения будущих офицеров и другие проблемы, в Красноярском крае была продолжена важнейшая работа – подготовка квалифицированных кадров на фронт. В годы Великой Отечественной войны наш край стал настоящей кузницей офицерских кадров по многим специальностям.

1 ГАКК.Ф.П-26.Оп.3.Д.551.Л.91.

2 ГАКК. Ф.П-26. Оп.4. Д.16. Л.163 – 163 об.

3 Сумское высшее артиллерийское командное дважды Краснознаменное училище им. М.В.Фрунзе (1918 - 1988). Краткий исторический очерк. Сумы. 1988. С.64.

4 Там же. С. 76.

5 ГАКК.Ф.П-26.Оп.3.Д.325к.Л.204-205; Оп.4.Д.16.Л.125.; Д.44.Л.76-77.; Оп.14.Д.613.Л.11; Ф.1383.Оп1.Д.621.Л.49-50.

6 ГАКК,Ф.П-26.Оп.3.Д.325к.Л.204-205.

7 ГАКК. Ф.1383. Оп.1.Д.621.Л.43-47.

8 ГАКК. Ф.1383.Оп.1.Д.621.Л.34-35об.

9 Исторический формуляр. ЦАМО. Ф.60332. Оп.35737. Д.3. (из личного архива В.Филиппова)

10 Там же.

11 Иванова Ю.Н. Указ. соч. С. 446.



12 ЦХИДНИКК. Ф. 26. Оп. 13. Д. 518. Л. 141.

13 ЦХИДНИКК. Ф. 26. Оп. 14. Д. 615. Л. 73.



14 ЦХИДНИКК. Ф. 1474. Оп. 3. Д. 433. Л. 164.

15 ЦХИДНИКК. Ф. 26. Оп. 3. Д. 549. Л. 12.

16 ЦХИДНИКК. Ф. 1474. Оп. 3. Д. 431. Л. 206-207.


17 ГАКК. Ф. р-1384. Оп.1. Д. 952. Л. 16.

18 ГАКК. Ф. 1384. Оп. 1. Д. 800. Л. 34.

19 ГАКК. Ф. р-1384. Оп. 1. Д. 800. Л. 3, 10 об, 28, 29, 34; Ф. р-1446. Оп. 1. Д. 11. Л. 11; Д. 12. Л. 10 об, 41 об.

20 ЦХИДНИКК. Ф. 3107. Оп. 1. Д. 2. Л. 62.


21 ЦХИДНИКК. Ф. 3107. Оп. 1. Д. 2. Л. 64.

22 ЦХИДНИКК. Ф. 3107. Оп. 1. Д. 2. Л. 63; Д. 3. Л. 4 об.

23 Из интервью с Шепелевич З.Н. от 21.01.2001 г. // Барсукова Н.В. Указ.соч. Приложение.

24 Женщины на фронтах Великой Отечественной войны (документы и материалы). - М., 1991. С. 28-29.

25 Боевые подруги: Женщины Красноярского края на фронтах Великой Отечественной войны. - Красноярск, 1989. С. 65.

26 ЦХИДНИКК. Ф. 1474. Оп. 3. Д. 421. Л. 147-148; Д. 432. Л. 10.

27 ЦХИДНИКК. Ф. 1474. Оп. 3. Д. 514. Л. 186.

28 Из интервью с Ивановой Л.Е. от 26.08.2000 г. // Барсукова Н.В. Указ.соч. Приложение.

29 Из интервью с Бондаренко М.Р. от 6.09.2000 г. // Барсукова Н.В. Указ.соч. Приложение.

30 Из интервью с Биркиной Т.А. от 26.08.2000 г. // Барсукова Н.В. Указ.соч. Приложение.

31 ЦХИДНИКК. Ф. 26. Оп. 3. Д. 545. Л. 90.

32 Алфавитная книга призванных в ряды Красной Армии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. по Ленинскому району г.Красноярска // Архив Ленинского райвоенкомата г. Красноярска.

33 Пчелина И. Когда сбываются сны // По зову Родины: очерки о женщинах Красноярска – ветеранах Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. - Красноярск, 2001. С. 106.

34 Всего за годы Великой Отечественной войны на территории Красноярского края было призвано 14 918 женщин, а обучено военным специальностям – 41 074.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал