Выпуска: 35 благотворительность 35 центральная пресса 35


БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ ЦЕНТРАЛЬНАЯ ПРЕССА БРИТАНСКИЕ ПРИНЦЫ ПОМОГАЮТ РАНЕНЫМ СОЛДАТАМ



страница4/74
Дата24.08.2017
Размер3.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   74

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

ЦЕНТРАЛЬНАЯ ПРЕССА

БРИТАНСКИЕ ПРИНЦЫ ПОМОГАЮТ РАНЕНЫМ СОЛДАТАМ

Принцы Уильям и Гарри посетили Центр восстановления военнослужащих после ранений Тедворт Хаус. Центр финансируется благотворительным фондом «Помощь для героев».

«Метро» (Москва), № 60, 21.05.2013, c. 8


Принцы Уильям и Гарри посетили Центр восстановления военнослужащих после ранений Тедворт Хаус. Центр финансируется благотворительным фондом «Помощь для героев». Монаршьи особы встретились с ранеными солдатами, ветеранами и членами их семей и узнали, с чем им пришлось столкнуться в военных конфликтах. Позже братья должны открыть еще четыре подобных центра для раненых.

ХРАМ СТРОЯТ НА ПОДАЯНИЕ

Около двух миллионов рублей собрала воронежская пенсионерка Вера Глазьева, стоя на паперти. Не корысти ради, а по велению сердца просит старушка подаяние - хочет полностью восстановить храм Успения Пресвятой Богородицы в селе Красный Лог в Каширском районе. Храм построен еще в 1871 году, и его ремонт требует немалых денежных вложений. Спонсировать работы оказалось некому, вот и подменяет собой старушка и государство, и меценатство.

Александр Костин,

«Метро» (Москва), № 60, 21.05.2013, c. 6


Пенсионерка финансирует восстановление храма. Деньги она «зарабатывает», собирая милостыню

Около двух миллионов рублей собрала воронежская пенсионерка Вера Глазьева, стоя на паперти. Не корысти ради, а по велению сердца просит старушка подаяние - хочет полностью восстановить храм Успения Пресвятой Богородицы в селе Красный Лог в Каширском районе. Храм построен еще в 1871 году, и его ремонт требует немалых денежных вложений. Спонсировать работы оказалось некому, вот и подменяет собой старушка и государство, и меценатство.

- Мы обращаемся к разным организациям, и другие жители села жертвуют, но Вера, действительно, жертвует постоянно, - рассказывает Metro настоятель храма иерей Дионисий.

Совсем недавно 86-летняя Вера Глазьева стала героиней программы «Пусть говорят», где рассказала, как вышла на паперть. Себе не надо, она для людей старается. Стоит у торговых центров, скверов, церквей - там, где народу всегда много проходит. В час собирает около 500 рублей, а «выручку» за день (выходит от полутора до четырех тысяч рублей) складывает в копилку.

Когда собирается круглая сумма, везет ее настоятелю храма.

По словам отца Дионисия, он знает, откуда берет деньги пенсионерка, но ее на этот «подвиг» благословил не он, а предыдущий настоятель - отец Николай.

- А вы бы не стали благословлять? - спросил репортер Metro.

- Наверное, благословил бы на такое дело, - ответил настоятель после долгого смущенного раздумья. - Но сначала посоветовался бы с благочинным.

Сколько именно передала денег храму пенсионерка, отец Дионисий не знает, но уверен, что ее помощь очень весома.

На эти деньги начато восстановление практически полностью разрушенной церкви, перекрыта крыша храма.

Как оказалось, Вера Митрофановна обращалась за помощью и к воронежским областным властям, самому губернатору писала трижды.

Но ответ получила вполне определенный: ищи, бабушка, спонсоров. «Власти не дали ни копейки», - пожаловалась пенсионерка. Все ее надежды связаны только с людьми, которые будут дальше подавать ей милостыню, таким образом принимая посильное участие в восстановлении храма. В планах старушки отлить колокола и поставить кресты, пока еще есть силы и желание.

***

Цитата


«В храме еще очень много работы - и внутри, и снаружи. Колокольню надо построить, а там и колокола. А потом купола и кресты на купола...»

Иерей Дионисий, настоятель храма Успения Пресвятой Богороицы


ОТ РЕДАКЦИИ: ГОСУДАРСТВО ПРОТИВ НАУКИ

Предостережение прокуратуры «Левада-центру» о том, что он должен зарегистрироваться как иностранный агент, так как получал гранты из-за рубежа и публиковал результаты своих исследований, знаменует новый уровень запретительной активности власти. Предыдущие массовые проверки некоммерческих организаций на предмет соответствия закону об НКО - иностранных агентах поставили под сомнение любую благотворительность и правозащиту.

«Ведомости» (Москва), № 87, 22.05.2013


Предостережение прокуратуры «Левада-центру» о том, что он должен зарегистрироваться как иностранный агент, так как получал гранты из-за рубежа и публиковал результаты своих исследований (именно это приравнено к политической деятельности), знаменует новый уровень запретительной активности власти. Предыдущие массовые проверки некоммерческих организаций на предмет соответствия закону об НКО - иностранных агентах поставили под сомнение любую благотворительность и правозащиту: ассоциация «Агора» насчитала более 50 видов деятельности, которые прокуратура определяет как политические. Теперь политической названа научная деятельность, ведь социология все-таки еще сохраняет статус науки. Без публикации результатов исследований наука невозможна, влияние научных публикаций на общественное мнение (в котором обвиняют социологов) заключается вообще-то в умножении знаний и в поддержке общественной дискуссии.

Клеймо «иностранный агент» считывается в российском обществе однозначно - и даже предупреждения достаточно, чтобы повлиять на доверие к организации. Это уже затрудняет работу социологов. Отказ от иностранных заказов на исследования естественным образом ограничивает материальные возможности для работы. Но не только: современная наука не имеет границ, многие исследования ведутся интернациональными группами. Бюрократический запрет «иностранного финансирования» ограничивает и возможность общения, обмена информацией и участия в совместных проектах.

Легче всего признать «политическими» публикации представителей социальных наук.

Но ограничения грозят всем: мы уже писали о постановлении правительства, которое вводит лицензирование иностранных грантов для российских научных исследований.

Политические ограничения приведут к лояльному мракобесию. Надо отметить, что псевдопатриоты, придумывающие идиотские способы отделения зерен от плевел, совершенно не видят оборотной стороны бесконечного расширения понятия «политическая деятельность». Ведь теперь придется признать, что, как и социологи «Левада-центра», политической деятельностью занимаются социологи ВЦИОМа и фонда «Общественное мнение». Не важно, что им платит государство, - важно, что это теперь не наука, а политика. То же самое можно сказать о любой благотворительной или правозащитной НКО - все они теперь занимаются политической деятельностью, у всех есть коммерческий интерес, и никому нельзя доверять, потому что они не просто так это делают, а по заказу. Расширение сферы политического было одной из новаций советской власти. Постепенно и работа ученого, и писателя, и артиста, и даже инженера стала политически окрашенной.

Публичная кампания проверок в НКО уже посеяла в обществе недоверие к любым некоммерческим организациям: гражданам некогда разбираться, кто откуда деньги получает, но раз государство недовольно, то значит, что все НКО подозрительны. Российское общество и без того на протяжении всех постсоветских лет характеризуется низким уровнем взаимного доверия; сейчас власть делает специальные шаги, чтобы уронить доверие до нуля. А низкое доверие выгодно власти, опирающейся только на силу. В ситуации нулевого социального капитала государство и его аппарат насилия остаются единственной опорой для людей, боящихся всего и всех вокруг.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   74


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал