Внутригосударственные механизмы и реализация мер общего характера: обобщение опыта 38 национальных систем



Скачать 248.99 Kb.
Дата25.10.2016
Размер248.99 Kb.
Внутригосударственные механизмы и реализация мер общего характера: обобщение опыта 38 национальных систем

Элизабет Ламбер Абдельгавад, Национальный центр научных исследований (CNRS), научный сотрудник (исследовательская группа SAGE, Страсбургский университет)

В течение последних пятнадцати лет исследователи изучали факторы, влияющие на эффективность исполнения разными государствами постановлений Суда. Они отметили, что критерии, связанные со способом имплементации Конвенции и её статусом в правовой системе не имеют большого значения1; страны с сильными демократическими традициями, как правило, лучше справляются с исполнением постановлений, чем другие Государства2, «строгое соблюдение государством международного права и стандартов в области прав человека определяется как политической волей, так и управленческими способностями и инфраструктурой»3. Авторы одного серьёзного исследования, изучившие около тысячи ведущих дел, пришли к выводу о том, что «значение бюрократических возможностей существенно снижается, если исполнение постановления затягивается, а политическое противодействие возрастает. Напротив, внутригосударственные политические ограничения изначально замедляют исполнение постановлений (…) Кроме того, «молодые демократии» исполняют отдельные постановления быстрее. В тоже время, если дело проблемное и исполнение по нему затягивается, то с большей вероятностью подобную ситуацию быстрее разрешат страны с устойчивой демократией, а не молодые демократии или недемократические страны»4.

Настоящий доклад нацелен на то, чтобы представить обзор национальных механизмов и полезного опыта, не охваченных в других исследованиях по странам, включённых в настоящую публикацию. В значительной степени доклад построен на ответах, которые дали представители правительств государств-ответчиков при Суде при заполнении специальной анкеты, подготовленной Советом Европы5. Доклад состоит из трёх основных частей: механизмы взаимодействия аппарата представителя правительства, сотрудничество исполнительной и законодательной власти, роль национальных судов. Доклад отмечает некоторые идеи и предложения для обсуждения и заканчивается выводом о возможности принятия дальнейших мер на таком предварительном основании.

I/ Роль представителя правительства государства-ответчика при Суде

При назначении представителей правительств Государства используют различные модели, оказывающие влияние на процесс принятия мер общего характера (A). Формируемые аппаратом представителя правительства механизмы взаимодействия образуют более сложную структуру (B).



A/ Аппарат Представителя Правительства

Согласно Рекомендации 2008(2), все представители правительств были наделены полномочиями по осуществлению общей координации6, определении и приведении в действие мер общего характера. Существует две основных модели оформления статуса представителя правительства: либо он/она работает под руководством определённого министра (в рамках Министерства юстиции, иностранных дел или финансов), либо в составе отдельной ведомственной структуры. У обеих моделей есть свои достоинства и недостатки в зависимости от правовых и политических традиций самого Государства. Наглядным является пример Монако, где после издания приказа № 4.025 от 9 ноября 2012 года орган, который занимается правами человека, был выведен из состава Департамента по внешней политике и передан под юрисдикцию Департамента по правовым вопросам. Сделано это было для того, чтобы облегчить принятие общих мер7. В рамках второй модели представитель правительства может обладать бо́льшим авторитетом и находиться на более высоком политическом уровне (как, например, в Хорватии после вывода в 2012 году аппарата Представителя из состава Министерства юстиции и его преобразования в самостоятельную организацию по общим руководством Премьер-министра). В то же время, тот факт, что в Азербайджане представитель назначается Президентом страны8, является уникальным для европейской практики и может привести к бо́льшей зависимости представителя и излишней политизации процесса исполнения судебных постановлений.

Итак, значение имеют следующие факторы: уровень сотрудничества между представителем правительства, Постоянным представительством при Совете Европы в Страсбурге, Министерствами юстиции и иностранных дел; способность аппарата представителя «связывать широкий круг участников»9. В некоторых странах принятие меморандума о взаимопонимании могло бы способствовать прояснению взаимоотношений задействованных субъектов.10 Также могло бы быть полезным присутствие представителей правительств на профильных заседаниях Комитета министров в Страсбурге11 как возможность прояснить вопрос о требуемых мерах, обменяться опытом с представителями других государств, и пообщаться с Департаментом по исполнению постановлений Суда. К тому же, необходимо разрешить проблему недостаточности кадрового обеспечения аппаратов представителей12: в Польше, например, за последние 10 лет аппарат представителя значительно расширился, что объясняет, наряду с другими факторами, увеличение количества польских дел, которые могут быть закрыты в связи с исполнением13.

B/ Связи аппарата Представителя Правительства

Принципиально важно, чтобы представители правительства «постоянно были на связи со всеми соответствующими органами государственной власти, включая судебные органы, в целях получения информации о принятых или готовящихся мерах общего характера, направленных на исполнение постановлений Суда»14. Государства назначают контактных лиц (Люксембург15) или создают временные или постоянные межведомственные рабочие группы16. Во всех этих моделях лидирующая роль отводится органам исполнительной власти, и представить другую схему достаточно сложно17. На сегодняшний день пример Польши выглядит наиболее успешным. Там в июле 2007 «по инициативе Представителя Правительства» был создан межведомственный комитет при Премьер-министре, включающий представителей исполнительной, законодательной и судебной властей, а также, время от времени, представителей гражданского общества и Уполномоченного по правам человека18. В январе 2015 года Премьер-министр утвердил подробный график для представления планов действий и докладов, а также для перевода постановлений Суда и доведения их до сведения всех заинтересованных участников процесса. В 2012 году Хорватия предложила другой интересный пример создания постоянной межведомственной структуры с участием судебных органов19. Информация передается в Парламент. Похожий орган существует в Бывшей югославской Республике Македония. В его работе участвуют представители исполнительной и судебной власти20. Могут быть приглашены и другие участники (НПО, эксперты в области права и практикующие юристы)21. В Молдавии Представителю Правительства может помогать консультативный совет, состоящий из представителей государственных органов и гражданского общества, а также учёных22. Таким образом, важно провести оценку дополнительных преимуществ подобных структур, установления предельных сроков и привлечения к процессу других заинтересованных участников, не входящих в состав органов государственной власти.



II/ Взаимодействие исполнительной и законодательной власти в связи с принятием мер общего характера

В очень немногих Государствах (Польша, Украина и Испания) установлены специальные правила по работе с пилотными постановлениями. Ни один из экспертов не упомянул о какой-либо сложившейся особой процедуре их исполнения. Еще более проблематично выглядит ситуация, в которой, по словам некоторых экспертов, «отсутствует определённый орган, который был бы наделён полномочиями выступать инициатором процедуры принятия мер общего характера23. В некоторых странах (Чехия, Испания, Финляндия и, возможно, Люксембург) эта процедура применяется по аналогии с деятельностью других судебных, а иногда даже и внесудебных органов.

Порядок взаимодействия представителя правительства, исполнительной и законодательной власти в разных странах значительно различается. Тем не менее, можно чётко выделить два этапа такого взаимодействия: первый включает представителя правительства и исполнительную власть (A), второй касается парламентской работы (B).

A/ Первый этап: исполнительная власть на первом плане

В ряде Государств инициатива по принятию мер общего характера возложена на представителя правительства (в Португалии, Люксембурге, Румынии, Монако), однако, в большинстве случаев он действует совместно с исполнительной властью. В странах, где Аппарат представителя функционирует в качестве отдельного независимого органа, представитель правительства наделен бо́льшими полномочиями (Кипр24). Тем не менее, в большинстве Государств инициатива по принятию мер общего характера прямо возлагается на исполнительную власть. Процедура принятия мер может быть как централизованной, так и децентрализованной (как в Финляндии, Ирландии25, Эстонии, Лихтенштейне, Хорватии). Во втором случае обязанность по составлению проекта необходимых мер может быть возложена на каждое отдельное профильное ведомство.

Настоящий обобщающий документ выявил несколько важных вопросов: должен ли представитель правительства обладать более широкими полномочиями при подготовке мер общего характера; каковы плюсы и минусы централизованной и децентрализованной систем; в чем заключаются преимущества привлечения других участников, таких как представители гражданского общества, эксперты, национальные правозащитные институты или уполномоченный по правам человека (последний сыграл очень положительную роль в Испании26); какова предпочтительная частота и продолжительность консультаций с Департаментом по исполнению постановлений Суда. Эксперт от Бельгии отметил, что регулярные телефонные переговоры, переписка по электронной почте и личные встречи с представителями этого департамента по месту исполнения постановлений очень помогают оказать необходимое давление на различных участников процесса27. В Литве, например, в случае нежелания Парламента принимать меры содействие Департамента по исполнению постановлений оказало бы большее воздействие, нежели создание рабочих групп28.

B/ Второй этап: оставшаяся роль законодателя

В ходе исполнения постановлений возрастает роль правительств, но в некоторых случаях также расширяется и участие парламентов. Так, в большинстве случаев исполнительная власть готовит и предлагает проекты внесения изменений в законодательство, которые парламент должен затем принять (в Норвегии, Финляндии, Греции, Боснии и Герцеговине, Хорватии). Проведённое на местах исследование оставило впечатление о том, что некоторые эксперты разделяют мнение о целесообразности привлечения парламента к процессу исполнения на более ранних стадиях во избежание формирования оппозиции на стадии голосования. Предыдущие исследования показали, что чем большую роль играет парламент, тем эффективнее осуществляется исполнение постановлений Европейского суда по правам человека29.

Участие законодательного органа в процессе исполнения постановлений может принимать разные формы: может быть установлена процедура совместного выдвижения предложений; исполнительная власть (и представитель правительства) может быть обязана консультироваться с Парламентом и/или Парламент может быть представлен в межведомственных структурах в случае их наличия (подобный опыт есть в очень небольшом количестве европейских государств). Взаимодействие может быть усилено путём создания новых структур внутри парламентов (подкомитетов по вопросам прав человека); они могут быть использованы для введения регулярной проверки планов действий и докладов30. Предпосылкой для создания таких структур должна стать «необходимость наличия в составе парламента эффективной юридической службы, специализирующейся на правах человека» 31.

C/ Европейские инструменты, стимулирующие принятие мер общего характера

Как и следовало ожидать, эксперты сильно разошлись во мнениях по поводу целесообразности указания Судом конкретных мер, которые должны быть приняты в соответствии со статьёй 46. Некоторые из них выступают за конкретизацию мер при условии соблюдения принципа субсидиарности (Чехия, Бельгия, Греция, Босния и Герцеговина), или даже настаивают на том, чтобы необходимые меры указывались (Молдавия, Андорра, Венгрия, Бывшая югославская Республика Македония, Словакия, Румыния), в то время как другие выступают против подобной практики (Финляндия, Испания, Португалия, Монако, Хорватия и Украина) Представляется, что такое разнообразие мнений в большей степени обусловлено личным опытом. Размеры страны или особенности политической и/или правовой культуры при этом не имеют значения. Исследователи заметили, что постановления, в которых Суд дал указания по статье 46 (включая конкретные сроки для исполнения), исполняются быстрее и более качественно, чем другие постановления32. Представителям правительства было бы целесообразно указывать Суду на конкретные дела, по которым включение некоторых разъяснений в рамках статей 41 и 46 могло бы облегчить исполнение постановлений.

По поводу юридической силы промежуточных резолюций многие эксперты отметили, что эти резолюции возлагают, по меньшей мере, моральные обязательства. Научные исследования показали, что «если исполнение затягивается (особенно в важных с политической точки зрения делах), то органам исполнительной власти, к которым применяются более жесткие ограничения, труднее противостоять требованиям об исполнении, нежели органам исполнительной власти, ограниченным в меньшей степени. Мы можем найти, по крайней мере, слабые доказательства того, что международное давление тоже может ускорить процесс исполнения постановлений. Подтверждается выдвинутый в литературе тезис о том, что ключевую роль в соблюдении международных договоров о правах человека играет давление на внутригосударственном уровне». Таким образом, «если Государства не желают исполнять постановления, более успешно противостоять давлению сможет то государство, в котором сильна исполнительная власть». По этой причине «в странах, где законодательная власть способна оказывать существенное влияние на исполнительную, парламент мог бы заставить исполнительные органы обеспечить реализацию постановления Суда»33. Таким образом, предпочтительным является применение давления как на европейском, так и на внутригосударственном уровне.

III/ Ключевая роль национальных судов, сталкивающихся с необходимостью принятия мер общего характера

Общая картина, которая складывается из полученных ответов, свидетельствует об отсутствии единообразия не только в практике судов первой инстанции, но и судов высшей инстанции.

По всей видимости, в большинстве систем отсутствует возможность и не установлен порядок обращения судов первой инстанции в Верховный и/или Конституционный суд при возникновении проблемы соблюдения постановлений ЕСПЧ, которые обязывают принять меры общего характера (например, в Финляндии, Хорватии, Молдавии, Монако, Бывшей югославской Республике Македонии, Норвегии). В некоторых странах возможность такого обращения существует (Литва, Чехия, Люксембург, Греция, Испания). В некоторых странах верховные суды могут давать рекомендации нижестоящим судам (Украина, Азербайджан, Молдавия).

Представляется, что суды первой инстанции располагают достаточными средствами для разрешения проблемы применения нормы, несовместимой с ЕКПЧ. Возникает вопрос о том, могут ли Верховный и/или Конституционный суд принудить Государство принять общие меры. Такая возможность в большинстве стран отсутствует в силу принципа разделения властей. В отдельных системах есть свои особенности. Конституционный суд Боснии и Герцеговины может приказать внести изменения в нормы, признанные не соответствующими ЕКПЧ34. Верховный суд Азербайджана обладает правом законодательной инициативы35. Конституционный суд Чехии может предписать принятие мер общего характера. Он также может, наряду с Верховным судом, вести переговоры с представителем правительства о возможности альтернативного толкования «попавшей под санкции» нормы36. После того, как Конституционный суд Бельгии установит, что в законодательстве существует нарушающий Конституцию (а косвенно ЕКПЧ) пробел, возникает «юридическая обязанность законодателя устранить этот пробел»37.

Наряду с тем, что настоящий доклад предлагает различные решения, он может помочь выявить недостатки в использовании внутреннего организационного потенциала для реализации мер общего характера во многих Государствах. Один из наших выводов, который уже был отмечен38, состоит в том, что структура внутригосударственных механизмов отражает иерархически выстроенную, вертикальную модель процесса исполнения постановлений. Организационные схемы, главным образом, опираются на исполнительную власть, и в большинстве стран наблюдается высокий уровень централизации. Участие законодательных органов весьма ограничено, в то время как у судов, по всей видимости, появляется больше возможностей влиять на правовые нормы. Как ни странно, представители правительств не всегда играют ключевую роль, а заинтересованные лица, не входящие в состав государственных органов, не привлекаются к процессу в достаточной степени.

В заключение мы хотим отметить, что пришло время не только обмениваться полезным опытом, но и двигаться дальше. В развитие предписаний Рекомендации 2008(2) необходимо выработать более чёткие общие принципы, которые дадут Государствам возможность усилить потенциал своих внутригосударственных механизмов.

Уважаемый председатель Конституционного Суда, дамы и господа!

Вчера вечером мы могли получить удовольствие от труда музыкантов и танцоров, представивших нам одно из самых классических русских произведений – «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского. Премьера этого балета состоялась в 1877 году в Москве. Постановщиком был чешский балетмейстер Вацлав Рейзингер. В то время Россией правил царь Александр Второй, чей отец, Николай Первый, покидая этот мир, почему-то увещевал своего преемника ничего не менять в России, которая на тот момент проигрывала в войне.

Однако сын, который в юности, прибыв в Лондон, едва не женился на принцессе Виктории, поменял всё: отменил крепостную зависимость, провёл другие крупные реформы и в конце зимы 1881 года был почти готов даровать России Конституцию, что ознаменовало бы собой конец самодержавия, деспотизма и абсолютизма русских императоров. Увы, не успев дать окончательное добро подготовленному документу, император всея Руси был убит анархистами. Произошло это недалеко от того места, где мы сейчас находимся. Новый царь, Александр Третий, чьё имя носит один из самых красивых мостов Парижа, потрясённый ужасным преступлением, не решился дать ход проекту своего отца.

Хотя история и не имеет сослагательного наклонения, можно себе представить, что Россия могла бы стать тогда конституционной монархией и тем самым, вероятно, избежала бы потрясений мирового масштаба. И, кто знает, может быть этот город до сих пор оставался бы столицей империи, напоминания о которой мы видим повсюду, в том числе и в этом прекрасном зале.

Для чего сегодня утром этот исторический экскурс? Тем более, что многие из присутствующих знают русскую историю лучше меня? А для того, чтобы поблагодарить председателя Зорькина за приглашение на великолепный балет, который, к тому же, заканчивается на оптимистической ноте, в отличие от классической версии, в которой Лебедь умирает. А ещё для того, чтобы напомнить, что Россия, даже в формате «империи», всегда неуклонно и небезосновательно интересовалась Европой. Писаная конституция – это европейское изобретение, впрочем, как и Европейская конвенция по правам человека.

А сейчас, думаю, пришло время представить первую выступающую. Это судья Страсбургского суда и, одновременно, соотечественница практически всех русских цариц начиная с 18 века, включая Екатерину Великую. Она изучала славянскую культуру и языки, и я даже не знаю, на каком языке она будет выступать сегодня: на русском или на одном из официальных языков Суда. Доклад будет касаться немецкого опыта имплементации постановлений Европейского суда по правам человека. Каким бы ни был Ваш лингвистический выбор, госпожа Нуссбергер, я предоставляю Вам слово.



1 Диа Анагносту, «Введение; разъяснение процесса исполнения постановлений Европейского суда по правам человека на национальном уровне» (D. Anagnostou Introduction, Untangling the domestic implementation of the European Court of Human Rightsjudgments”), в издании: «Европейский Суд по правам человека; исполнение постановлений Суда по внутригосударственной политике» под ред. Д. Анагносту (The European Court of human rights, Implementing Strasbourg’s Judgments on Domestic Policy, ed. D. Anagnostou), с. 11-12.

2 Андреас фон Штаден, «Рациональный выбор в условиях нормативных ограничений: исполнение постановлений ЕСПЧ в странах либеральной демократии (A. von Staden, “Rational choice within normative constraints: compliance by liberal democracies with the judgments of the European Court of human rights”), электронная база данных SSRN, февраль 2012, 17ff.

3 Диа Анагносту и Алина Мунджиу-Пиппиди, «Исполнение на национальном уровне судебных решений по правам человека в Европе: вопрос юридической инфраструктуры и эффективности действий правительства» (D. Anagnostou& A. Mungiu-Pippidi, “Domestic implementation of human rights judgments in Europe: legal infrastructure and government effectiveness matter”), Европейский журнал международного права (EJIL), 2014 год, том 25, №1, с. 205-227, 226.

4 Шаранбир Гревал и Эрик Футен, «Политика исполнения постановлений ЕСПЧ» (S. Grewal & E. Voeten,The politics of implementing European Court of human rights judgments”), электронный журнал SSRN, январь 2012 г., 35.

5 Автор настоящего доклада выражает большую благодарность представителям правительств и/или экспертам Руководящего комитета по правам человека, содействовавшим подготовке доклада. 29 из 38 упомянутых в докладе Государств прислали ответы. Остальные Государства, несмотря на неоднократные напоминания, ответа не прислали. В некоторых случаях по получении первого ответа пришлось повторно запрашивать дополнительную информацию. Поэтому иногда я ссылаюсь на второй ответ от представителей правительств.

6 Филипп Буайя, «Заключительные замечания» в издании: «Роль представителей правительств в обеспечении эффективной защиты прав человека», Материалы конференции» (P. Boillat, Concluding remarks, in The role of government agents in ensuring effective human rights protection, Proceedings, Council of Europe), 2008 г., с. 115.

7 Сообщение по электронной почте от 11 сентября 2015 г.

8 «Исполнение постановлений ЕСПЧ в Азербайджане, Существующее положение на момент перехода председательства в Комитете министров к Азербайджану» (Status Quo upon Azerbaidjans chairmanship of the Committee of ministers of the Council of Europe), Обсерватория свободы слова, Институт прав СМИ (Free Expression Observatory, MRI), май 2014 г., с. 13, 14.

9 Элизабет Моттершоу и Рэйчел Мюррей, « Национальные ответы на постановления о правах человека: необходимость координации действий правительства и исполнение» (E. Mottershaw & R. Murray, « National Responses to Human Rights judgments: the need for government co-ordination and implementation ), Европейский юридический журнал по правам человека (EHRLR), 2012 год, №6, с. 639-652.

10Там же, с. 652.

11 Женевьев Мейер, «Тема III» в издании: «Роль представителей правительств в обеспечении ‘эффективной защиты прав человека» (G. Meyer, Theme III, in The role of government agents in ensuring (…)”), с. 92.

12 Диа Анагносту и Алина Мунджиу-Пиппиди (D. Anagnostou& A. Mungiu-Pippidi), Ук. соч., с. 222.

13Ответ на анкету, 16 февраля 2015 г.

14 Круглый стол по Рекомендации 2008 (2) Комитета министров Государствам-участникам об эффективных внутригосударственных механизмах быстрого исполнения постановлений Европейского суда по правам человека, «Обобщение ответов Государств-участников на анкеты по внутригосударственным механизмам быстрого исполнения постановлений Суда», подготовленное Секретариатом (Round-table on Recommendation 2008(2) of the Committee of Ministers to Member States on efficient domestic capacity for rapid execution of judgments of the European Court of Human Rights, “Synthesis of the replies by member States to the questionnaire on the domestic mechanisms for rapid execution of the Courts judgments”, prepared by the Secretariat), 15-16 декабря 2011 г., с. 5.

15 Ответ на анкету, 11 февраля 2015 г.

16 Руководство по составлению планов действий и докладов об исполнении постановлений ЕСПЧ (Guide for the drafting of actions plans and reports for the execution of the judgments of the European Court of human rights), серия «Карманный справочник» (Series Vade Mecum), №1, СЕ, Генеральный директорат по правам человека и верховенству права, август 2015 г., с. 13.

17 Элизабет Моттершоу и Рэйчел Мюррей (E. Mottershaw & R. Murray), Ук. соч., с. 644.

18Ответ на анкету, 16 февраля 2015 г.

19 Ответ на анкету, 4 марта 2015 г.

20 «Роль парламентов в реализации положений ЕКПЧ: обзор существующих структур и механизмов», Краткий меморандум, подготовленный Секретариатом (PPSD (2014)22, The role of parliaments in implementing ECHR standards: overview of existing structures and mechanisms”, Background memorandum prepared by the Secretariat), Отдел по сопровождению проектов Парламентской ассамблеи, (2014)22, 13 октября 2014 г., с.9.

21 Ответ на анкету, 15 июня 2015 г.

22Статья 9, глава 2, Приложение 3 нового закона (Закон No. 151 от 30.07.2015 «О Представителе Правительства»).

23 Ответ на анкету, 2 февраля 2015 г.

24Первый ответ на анкету, 5 февраля 2015 г.

25 Элизабет Моттершоу и Рэйчел Мюррей (E. Mottershaw & R. Murray), Ук. соч., с.651.

26 Мерседес Кандела Сориано, «Процесс рецепции в Испании и Италии» (M. Candela Soriano, « The Reception process in Spain and Italy »),в издании: «Европа прав» (A Europe of rights), с. 431-432.

27Второй ответ на анкету, 6 марта 2015 г.

28 Второй ответ на анкету, электронное письмо от 6 марта 2015 г.

29 Диа Анагносту и Алина Мунджиу-Пиппиди, «Почему государства неодинаково исполняют постановления ЕСПЧ?» Прецедентная практика по гражданским свободам и правам меньшинств (D. Anagnostou& A. Mungiu-Pippidi, “Why do States implement differently the European Court of human rights judgments? The case law on civil liberties and the rights of minorities), Проект ЮРИСТРАС (2009 год) 23. М. Хржановска в издании «Парламенты и Европейский суд по правам человека» (М. Chrzanowska, Parliaments and the European Court of human rights), 12 мая 2015 г., Сенат, Варшава, с. 9-10.

30 «Роль парламентов …», Краткий меморандум, подготовленный Секретариатом (PPSD (2014)22, “The role of Parliaments (…)”) Отдел по сопровождению проектов Парламентской ассамблеи (2014)22, п.22.

31 А. Држемчевский и Ю. Ловис, «Работа Парламентской ассамблеи Совета Европы», (A. Drzemczewski& J. Lowis, “The work of the Parliamentary Assembly of the Council of Europe”) в издании: Хант, Хупер и Йовелл, «Парламента и права человека» (Hunt, Hooper &Yowell, Parliaments and Human Rights), 2015 год, с. 323.

32 Ф. Лич, «Истощенному жаждой ребенку больше не предлагаются красивые байки? Развивающийся подход Европейского суда к средствам правовой защиты» (P. Leach,No Longer Offering Fine Mantras to a Parched Child ? The European Courts developing approach to remedies”), в издании: «Формируя Европу: Европейский суд по правам человека в национальном, европейском и всемирном контексте» под ред. А. Фоллесдал, Б. Петерс и Г. Ульфштайн (A. Follesdal, B. Peters and G. Ulfstein (eds), Constituting Europe: The European Court of human rights in a National, European and Global context), КАП, 2013 год, с. 160). Элизабет Ламбер Абдельгавад (E. Lambert Abdelgawad), «Исполнение постановлений Европейского суда по правам человека (2013) итоги и перспективы» (« L’exécution des arrêts de la Cour européenne des droits de l’homme (2013), bilan et perspectives d’avenir »), Ежеквартальный журнал по правам человека (RTDH), 2014 г., с. 599-600).

33 Шаранбир Гревал и Эрик Футен (S. Grewal & E. Voeten), Ук. соч., 4, 22 &8.

34 Ответ на анкету, 8 января 2015 г.

35 Ответ на анкету, 4 марта 2015 г.

36 «Примечательно, что закон «О Конституционном суде» предусматривает ещё один вариант. Если международный суд установит, что обязательство, возложенное на Чехию международным договором, было нарушено действиями государственного органа (…), и, если это нарушение основывалось на действующем нормативно-правовом акте, Правительство обращается в Конституционный суд с требованием об отмене этого акта (…), если нет других способов добиться его отмены или изменения. Эта процедура до сегодняшнего дня не применялась». Ответ на анкету от 12 февраля 2015 г.

37Яннеке Херардс и Жозеф Флёрен, Глава 9, Сравнительный анализ в издании: «Реализация ЕКПЧ и постановлений ЕСПЧ в национальной практике, сравнительный анализ» под ред. Я. Херардс и Ж. Флёрен (J. Gerards& J. Fleuren chap.9 Comparative analysis, in Implementation of the European Convention on Human rights and of the judgments of the European Court of Human Rights in national case-law, a comparative analysis, J. Gerards, J. Fleuren (eds.)), Интерсентиа, 2014 год, с. 333 и далее, с. 344-345.

38ЮРИСТРАС, http://www.eliamep.gr/old/eliamep/content/home/research/research_projects/juristras/en/index.html (11сентября 2015 г.), Диа Анагносту



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал